Свободных денег у россиян стало меньше на четверть

Свободных денег у россиян стало меньше на четверть | Программы | ОТР

Что подкосило наши финансы?

2020-10-21T22:33:00+03:00
Свободных денег у россиян стало меньше на четверть
Люди и вирусы: правила сосуществования. Опять пора экономить. Жизнь с удобствами на улице. Новые санкции против России. Дорожные реагенты
Как долго нам еще придётся экономить?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Новые санкции: удар под крылья?
Льготная ипотека на дома для молодёжи. Что это за программа?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании
Игорь Строганов
кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова

Ольга Арсланова: Давайте поговорим теперь о личных финансах. Россияне стали беднее, реальные доходы снова снизились, об этом отчитался Росстат, в III квартале этого года примерно на 5%. Кажется, что это немного, но смотрите, именно на столько снизился уровень жизни в России. В среднем 145 миллионов человек, как подсчитал Росстат, в этот период жили на 35 тысяч рублей в месяц, это примерно 14 долларов в день.

Александр Денисов: Ну и подсчитали, «Ромир» подсчитал, что свободных денег у россиян стало меньше, сейчас вот мы вам покажем на графике. В российских семьях стало на 25% меньше свободных денег. Поясним, что это такое, – это средства, оставшиеся после всех обязательных платежей, взносов по ипотеке, счетов за квартиру и прочее. Свободными деньгами экономисты считают те, которые тратятся на развлечения, ну свободно так, легко.

Ольга Арсланова: Тринадцать процентов опрошенных рассказали о том, что делают накопления несколько раз в год, то есть имеют на это возможность, средства, когда получают, например, премии на работе. Столько же участников исследования ответили, что могут копить на конкретную цель, например на отпуск или крупную покупку. Пятьдесят четыре процента опрошенных деньги пока не откладывают.

Мы хотим вас спросить: после необходимых трат у вас что-то остается? «Да» или «нет» на короткий номер, позвоните и расскажите, если остается, то сколько.

Александр Денисов: Да. И наш первый собеседник – Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании. Эдуард Валерьевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Эдуард Савуляк: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Скажите, с чем может быть связано вот такое снижение на четверть объема свободных денег у россиян? Может быть, это какой-то сезонный фактор? Может быть, это пандемия? То есть вот что повлияло?

Эдуард Савуляк: С одной стороны, первоисточник – это, конечно, пандемия. Но чтобы было еще понятнее, надо понимать, что мы имеем дело со статистикой. То есть да, из-за пандемии, соответственно, вот сегодня была как раз очередная статистическая выкладка, в Московской области в 6 раз больше за последний квартал зарегистрировали безработных. Естественно, если люди потеряли источник дохода, видимо, у них не на 5%, не на 25% снизились доходы, а, наверное, на 50–70%. И вот в общей структуре с учетом того, что бюджетники не потеряли доходы, может быть, даже что-то получали, выплаты какие-то были, вот, соответственно, в среднем по России получилась ситуация именно такая.

Ольга Арсланова: Эдуард Валерьевич, я прошу прощения, вот про безработных очень интересно. В 6 раз больше – вообще насколько это репрезентативно? Это, может быть, люди, которые просто за выплатами пошли и встали на биржу? Или мы можем говорить о том, что действительно безработица такими темпами растет реальная?

Эдуард Савуляк: Нет, учитывая, что это заявил сегодня чиновник из Московской области, непосредственно ответственный за эту проблему, я думаю, что выборка эта взята не с потолка, а все-таки репрезентативная. Более того, она заявила о том, что чуть ли не половина этих людей, ну там конкретно речь шла про то, что 60 тысяч, 10 тысяч, 40 тысяч, еще что-то, – так вот чуть ли не половина этих людей как раз не смогли получить пособие, потому что они не смогли собрать документы, им было отказано, соответственно, еще какая-то часть значительная сами отказались непонятно почему, устроились на работу за это время или по каким-то другим причинам. Поэтому скрытая безработица, возможно, и больше, но вот еще раз, сколько безработных, посчитать, возможно, сложно, то есть кто-то безработный, а на самом деле работает в каком-нибудь там теневом секторе экономики.

Но как раз то, что мы сейчас обсуждаем, по факту в среднем денег стало меньше от 5% до 25% по стране, но мы понимаем, здесь учтены и супербогатые люди, которые, как мы знаем, за время пандемии еще богаче стали, так здесь учтены и супербедные. Поэтому в целом тренд, естественно, такой, что да, денег стало меньше в среднем по стране, причем у подавляющего большинства людей, и самое плохое, что, видимо, это будет продолжаться, потому что ни вторая волна, ни кризис, связанный с этим, ни потенциальное опять падение цен на энергоносители и меньшие поставки валюты в страну – это от нас никуда не ушло, а, к сожалению, это нас опять поджидает.

Ольга Арсланова: Ага. А скажите, с чем это связано? То есть мы видим, что сейчас все, в общем-то, работают, карантин отсутствует, предприятия работают, сервисная экономика вся работает. Да, 30% сидят на удаленке сотрудников, но они же продолжают что-то производить. Почему тогда деньги убывают?

Эдуард Савуляк: Ну вот опять же я не совсем согласен с тем, что вы говорите, все уже работают, вроде бы все относительно неплохо.

Ольга Арсланова: Ну, может, просто я чего-то не знаю.

Эдуард Савуляк: Если вы походите даже элементарно по торговым центрам и видите, что в том числе появляются абсолютно вообще в торговых центрах, а особенно в далеких от центра города, свободные площади, не заполненные никем. Если мы видим, что в ресторанах практически шаром покати, то есть вроде бы ресторан открыт, вроде бы есть сотрудники, только, видимо, им получать деньги не с чего, потому что нет заказов; все рестораторы говорят о том, что у них от 30% до 50% снижение трафика даже сейчас. Естественно, разговоры про безработицу – это не какие-то пугалки, это на самом деле так.

И к сожалению, еще раз, из-за того, что мы видим, что сейчас по-прежнему магазины, рестораны и прочий малый бизнес фактически исчерпал свои запасы, свой оптимизм... То есть все же думали, что 2 недели займет пандемия, 2 месяца, лето, зима, все будет хорошо, а вот сейчас видим, что неопределенность есть по-прежнему.

Александр Денисов: Эдуард Валерьевич, вы знаете, а я вот в описанной вами картине вижу только сплошь позитив. Вы знаете, вы так черные краски, а я только одни радужные: и хорошо, что не сидят по кафе и не ходят по магазинам. У меня вот коллега есть, норвежский журналист у нас на корпункте НРК работает, такой уже в возрасте дядька, и он мне говорит: «Что вы шляетесь по этим торговым центрам и тратите свои зарплаты, сидите в пробках в этих BMW дорогущих? Зачем вы тратите на это деньги? Деньги нужно откладывать на образование детей, не дай бог на здоровье, на будущее». Вот, пожалуйста, пример разумного потребления.

Ольга Арсланова: Шастают... Подожди, а может, шастают как раз те, у которых и на то и на другое хватает?

Александр Денисов: Да, Эдуард Сергеевич, может быть, пример здравого потребления?

Эдуард Савуляк: Смотрите, пример здравого потребления, возможно, тоже присутствует, но еще раз, у той малой части, у которой на это деньги есть, и они, я уверен, как раз и шастают и по магазинам, и по ресторанам, и на BMW могут прокатиться, постоять в пробке. Но если мы видим, что, еще раз, объективно безработица выросла, то это и значит только одно, что этих людей выгнали, им сейчас не на что жить, и еще раз, их выгнали даже из «серой» экономики. У нас же «серая» экономика очень живучая, да, чуть ли не 40% всех зарплат получаются там, и мы видим, что даже там все плохо. Практически ведь нет ни одной отрасли, где бы у нас был рост продаж, везде абсолютно спад.

Вот единственное, где сейчас надувается пузырь, вот это уже второй вопрос, – это на рынке недвижимости: мы видим, и цены растут по стране, и вроде бы объемы сделок растут. Но опять же это может быть косвенным признаком того, что полгода просто все стояло и продавались тогда не могли, все-таки онлайн недвижимость купить немножко страшновато, не глядя на подъезд, квартиру и все остальное. И опять же есть такое подозрение, что и этот рост стимулируется просто льготной ипотекой, и он, видимо, тоже может, к сожалению, закончиться.

Ольга Арсланова: А вы согласны с мнением, что карантинные меры, ограничительные меры из-за пандемии оказались опаснее, страшнее по последствиям, чем сама пандемия?

Эдуард Савуляк: Абсолютно согласен. К сожалению, с одной стороны, это было ясно с самого начала, и вот сейчас это не принято вспоминать шведский опыт, то есть периодически про него вспоминаем, что вроде бы Швеция плохая, у нее там что-то выросло, где-то больше, соответственно, людей заболело и все остальное, но фактически-то мы сейчас идем по шведскому пути.

Александр Денисов: Что же вам эта все Швеция, Эдуард Валерьевич? Ольга про Швецию, вы все про Швецию... Одни шведы у нас прямо вокруг России живут.

Ольга Арсланова: Потому что они одни такие, они единственные ничего не стали ограничивать, и нам интересно, заповедник просто.

Александр Денисов: Да-да-да. Извините, вот просто не мог не поразиться.

Эдуард Савуляк: Нет, на самом деле опять же кроме Швеции есть и Белоруссия, гораздо ближе к нам и территориально, и по менталитету, там теоретически тоже можно сомневаться, всех людей учитывают или нет, но объективно они и парад проводили, и, соответственно, предприятия не закрывали. То, что у них сейчас происходит, уж точно с пандемией никак не связано. Поэтому абсолютно согласен с тем, что, видимо, да, может быть, сейчас и тяжело, но опять локдаун новый делать не стоит.

Ольга Арсланова: Ага. Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо большое, Эдуард Валерьевич.

Да, вот интересная мысль, что из «серого» сектора выгнали, я-то вот думал наоборот, что в «серый» сектор будут уходить. Ну вот узнаем у нашего следующего собеседника, так это или нет, согласен ли он. Игорь Строганов, кандидат экономических наук из Университета имени Г. В. Плеханова. Игорь, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Игорь Строганов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вот про «серый» сектор мысль была высказана Эдуардом Савуляком, что как раз и там-то все накрылось. Я-то вот предполагал, да и многие говорят, что бизнес в случае чего в «серую» уходит, зарплаты в конвертиках и прочее.

Ольга Арсланова: Ну и потом людей из «белого» сектора уволили, а куда они пойдут? – в «серый».

Александр Денисов: Да-да-да. Согласны, что даже с «серым» сектором что-то такое, тряхануло его?

Игорь Строганов: Мы привыкли в общем-то жить, и нас учат в бизнес-школах, нас учат везде на уроках экономики, что экономика должна расти, и мы постоянно говорим, что вот экономика растет, 1% ВВП в год, соответственно, растут бизнес, коммерция и все остальное, остальное. На самом деле мы сейчас с вами уже даже не на пороге, а внутри новой комнаты стоим, внутри новой нормальности, когда экономика будет сдуваться, причем она будет сдуваться по всем основным секторам. Да, может быть, выживут и будут себя неплохо чувствовать основные потребности плюс нефть, плюс какое-то производство, плюс высокое техническое, особенно когда сейчас налоги на них понизили. Но основные сектора будут падать, фирмы к этому готовятся уже заранее.

Посмотрите на все ведущие экономики мира, что делают крупные компании? Они все сбрасывают непрофильные активы, они все повышают цены, они все зарезают все лишние проекты, которые у них были, и они все максимально готовятся к тому, что они будут проседать. И это делают абсолютно все страны мира, абсолютно все экономики мира, потому что все прекрасно понимают, что сколько ни раздувай биржевой пузырь, сколько ни раздувай экономический пузырь, мы все время придем к тому, что он лопнет, и лопнет он на этот раз очень жестко и очень неприятно. И поэтому совершенно нормальная ситуация, что экономика сдувается.

И да, это частично связано с COVID, но не только. Конечно, люди сейчас напуганы очень сильно, люди в меньшей степени ходят и в торговые центры, как совершенно справедливо заметил предыдущий оратор, и меньше тратят. Но это, в общем-то, совершенно нормально для осени, потому что осенью денег объективно меньше, потому что все пришли, потратили деньги с лета за лето, все, соответственно, реализовали отложенный спрос, купили все, что хотели, плюс дети в школу, плюс начало кружков, за сентябрь как минимум все заплатили, а дальше денег как обычно до Нового года нет. Но в этом-то году, соответственно, и покупок под Новый год, скорее всего, не будет.

И посмотрите на цены. Да, у нас инфляция стоит, но цены-то растут потихоньку, особенно на импорт, особенно на высокотехнологическую продукцию, поднимаются на все... И все понимают, что будет падать и надо каким-то образом к этому готовиться. Поэтому надо привыкать к тому, что денег просто будет меньше.

Ольга Арсланова: Игорь Алексеевич, все-таки у нас действительно у подавляющего большинства россиян нет денег, для того чтобы откладывать, или у нас нет культуры откладывать? Мы живем как последний раз, то есть что там будет через пару месяцев, давайте-ка купим что-нибудь лучше.

Игорь Строганов: У нас культуры нет, у нас нет той культуры сбережения, которая есть, например, у Японии. Кстати, да, по определенным причинам, по определенному мнению, скажем так, это частично причина их системного кризиса, что они слишком много сберегали...

Ольга Арсланова: Ага, не тратили.

Игорь Строганов: Но с другой стороны, у них и в банке как раз деньги лежат, пускай инфляция, но они есть. У нас, скажем, скорее народ тратит по максимуму, тратит на все, что нужно сейчас, не задумываясь о будущем. Ну, во-первых, да, частично у очень многих нет денег, чтобы откладывать, потому что уходит на базовые траты, вот, у вас даже SMS-опрос показывает, что только 8% говорят, что что-то остается. Да, как в том анекдоте: если вам пришла зарплата, вы заплатили все нужные платежи и остались деньги, значит, вы что-то не оплатили. С другой стороны, даже у тех, у кого деньги есть, я думаю, что они скорее тратят, нежели сберегают, либо инвестируют. А инвестировать сейчас достаточно опасно, потому что это приводит к тому, что вы можете потерять деньги.

Александр Денисов: Да, Игорь, спасибо.

Игорь Строганов: Поэтому действительно...

Александр Денисов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Интересная теория, что реальность так поменялась, что не стоит ждать темпов роста экономики, как и прежде во всем мире, интересная теория.

Подведем итоги опроса. Спросили мы вас, после необходимых трат что-то остается? Вы ответили нам в процентах: «да» 8%, да?

Ольга Арсланова: Да, у 92% ничего не остается.

Александр Денисов: Девяносто два процента «нет».

Ольга Арсланова: То ли много тратят, то ли мало получают, но это уже тема другого нашего разговора.

Александр Денисов: Да. Мы передвигаемся на следующую тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)