Свободу учителям! Как снизить внеурочную нагрузку педагогов?

Свободу учителям! Как снизить внеурочную нагрузку педагогов?
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Кирилл Семенов
директор Специализированного учебно-научного центра МГУ - Школы-интерната им. А.Н. Колмогорова
Леонид Перлов
учитель высшей категории, сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»
Татьяна Анисимова
учитель начальных классов Медведевской СОШ №2 (пгт Медведево, Республика Марий-Эл)

Свободу учителям! Продолжение дискуссии. До четырех часов в день педагоги тратят на заполнение бумаг. Как упростить жизнь учителя и сделать его профессиональнее... и добрее? Участники вечерней части обсуждения темы: учитель высшей категории, почетный работник общего образования России Леонид Перлов, директор Специализированного учебно-научного центра МГУ - школы-интерната имени А.Н. Колмогорова Кирилл Семенов.

Константин Чуриков: Ну а сейчас о бумажном рабстве учителей. Многие родители думают, что это они там в школе такие агрессивные, зверствуют, «двойки» ставят детям, кричат – а может, их среда заела, вот эта та самая бумажная волокита?

Оксана Галькевич: По словам педагогов, до 4 часов в день как минимум они тратят на заполнение самых разных отчетов, документов в бумажном, электронном виде, причем большая часть этой псевдоработы ни с учебным предметом, ни с классным руководством у них не связана.

Константин Чуриков: Ну и тут даже провели опрос: 49% учителей заявили, что количество бумаг, которые им надо заполнять, год от года увеличивается; еще 34% сказали, что бумаг столько же, сколько и было раньше; лишь 17% заметили, что бюрократии у них в школе стало меньше. Но вот почему все так? Ведь еще 3 года назад президент на Госсовете требовал избавить учителей от избыточного документооборота.

Оксана Галькевич: Сегодня днем в «Отражении» наши коллеги беседовали с педагогом из Химок, призером Всероссийского конкурса «Учитель года России» Григорием Назаровым, и вот что он сказал, давайте послушаем.

Григорий Назаров: По поводу влияния отчетности на детей – конечно, дети это чувствуют. Олег Николаевич Смолин, недавно с ним тоже были на передаче, он говорил об опыте учительском петербургской преподавательницы, которая говорила, что когда дети видят, что я для них, они по одному реагируют, а когда они видят, что я для бумаги, то, конечно, идет отторжение. Это прямое влияние отчетности. Значит, что касается того, что учитель конкретный может сделать? Я думаю, что в любой школе должно сложиться учительское сообщество. Это не про конфронтацию, не про войну не дай бог, конечно, внутри коллектива, но это про отстаивание своих прав и про четкое следование букве закона.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, уважаемые, кстати, учителя, я знаю, что нас смотрит активно педагогический корпус, позвоните, расскажите, как сегодня вы работаете, с какими трудностями именно в свете этой бюрократизации вы сталкиваетесь, внизу экрана указан наш телефон и SMS-портал.

Оксана Галькевич: И как справляетесь с этими трудностями.

А мы представим наших гостей. В студии «Отражения» сегодня Леонид Перлов, учитель высшей категории, почетный работник общего образования России, – Леонид Евгеньевич, добрый вечер.

Леонид Перлов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: И Кирилл Семенов, директор специализированного учебно-научного центра МГУ – школы-интерната имени А. Н. Колмогорова. Кирилл Владимирович, приветствуем вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Кирилл Семенов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Уважаемые гости, хочется понять сначала: мы главную проблему нашего среднего образования сегодня обсуждаем или неглавную? Можно ли сказать, что вот эта чрезмерная нагрузка бумажная (и уже электронная, кстати), которая ложится на учителя, – это вообще очень важная беда сегодня? Кто начнет?

Леонид Перлов: Ну я бы сказал, что одна из.

Константин Чуриков: Так.

Леонид Перлов: Насчет «главная»… Не взялся бы ранжировать: проблем столько, они настолько весомы в сегодняшнем образовании, что скорее всего их можно просто выстроить в рядок, ни одна из них не является определяющей.

Но боюсь, что вот эта является следствием общей образовательной политики сегодняшней и, на мой взгляд учительский, ошибочного расставления приоритетов для учителя со стороны вышестоящего руководства, которое эту политику определяет. Что от меня требуется как от учителя с точки зрения вашей как родителей, с точки зрения общества? – чтобы я учил и воспитывал в меру сил, возможностей, квалификации и таланта. Вот в принципе этим я должен заниматься. Все, что этому не способствует, не должно иметь места быть.

Оксана Галькевич: А расскажите нам, пожалуйста, как людям все-таки не из системы, не работающим в образовании, Кирилл Владимирович, может быть, вы расскажете, собственно, что за нагрузка такая бюрократическая сейчас на наших учителях? Какие отчеты, какие бумаги, какие формуляры им приходится заполнять, в чем отчитываться и в чем…

Константин Чуриков: И какой в них смысл еще, что важно.

Оксана Галькевич: Да, какой в них видит, например, Министерство образования.

Кирилл Семенов: Вообще говоря, это удивительно, но министр просвещения Российской Федерации, а она же была министром образования и науки еще совсем недавно, четко сказала, что с министерства было бы довольно, если бы учителя заполняли всего 3 вида документов: дневник, журнал (пусть хотя бы один, электронный, не бумажный) и календарно-тематический план, грубо говоря, они бы ему следовали, потому что разрабатывать программу должна школа. То есть, вообще говоря, с министерства достаточно.

Оксана Галькевич: Так.

Леонид Перлов: Но министр сказала, что программу-то как раз учитель должен делать.

Кирилл Семенов: Ну он ее может адаптировать, он ее может под себя менять, в этом его свобода, то есть он имеет право по закону выбирать себе учебник какой хочет, сам составлять программу в рамках того, что вывесил у себя на сайте образовательной организации.

Оксана Галькевич: Звучит прекрасно, намерения благие.

Константин Чуриков: Прозвучало удивительное слово «свобода».

Оксана Галькевич: Да, «свобода».

Кирилл Семенов: Но дальше все дело в том, что…

Оксана Галькевич: Куда в итоге эта дорога привела?

Кирилл Семенов: Школьный учитель не является подчиненным нашего министра. Школы образуют муниципалитеты, муниципалитеты в свою очередь подчиняются губернаторам, руководителям областей, дальше у них есть начальство в виде республиканских структур. У каждой этой структуры свое понимание того, чем еще должен заниматься учитель, и спускают им, как только возникает какой-то вопрос, связанный с детьми, значит, запрос по школам пошел: соберите информацию о том, как дети исполняют, о том, как дети соответствуют, как занимаются физкультурой, подготовьте планы воспитательной работы на 2 года вперед…

Леонид Перлов: …а потом отчет…

Кирилл Семенов: …а потом отчитайтесь по ним. То есть не существует обязательности слов нашего министра просвещения для конечного учителя на местах, он не может…

Константин Чуриков: Извините, я как в школе руку тяну…

Кирилл Семенов: Да-да, он не может сослаться, сказать: «А вот мне министр сказала, что я могу кроме дневника, журнала и календарно-тематического планирования больше ничего не делать».

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, а что такое план воспитательной работы?

Леонид Перлов: Хороший вопрос, Константин.

Кирилл Семенов: О-о-о… Это такая бумага мероприятий, какие должны быть проведены…

Леонид Перлов: …сколько человек они должны охватить…

Кирилл Семенов: Да.

Леонид Перлов: …что они должны быть…

Константин Чуриков: А какого рода мероприятия? Про что мероприятия?

Кирилл Семенов: Конкурс скворечников и патриотической песни. Все что угодно в зависимости от фантазии на местах.

Леонид Перлов: Да, или патриотических скворечников, тоже возможно.

Кирилл Семенов: Да, то есть как бы нельзя сказать, что министр говорит одно, а министерство делает совсем другое, нет. Это одеяло очень пестрое, только в некоторых школах, скажем, администрация соглашается на то, чтобы демпфировать этот вот поток того, что должен делать учитель, исполняет его отчасти сама или как-то еще, и поэтому в этих школах учителям лучше работается.

Оксана Галькевич: Кирилл Владимирович, вы сейчас сказали, на мой взгляд, такую парадоксальную вещь: вы сказали, что есть министр, но получается, что отдельно взятая школа в том или ином городе министру напрямую не подчиняется.

Леонид Перлов: Конечно.

Кирилл Семенов: Конечно. Это не парадоксальная вещь, это совершенно четкая вещь.

Оксана Галькевич: Над ней еще там… Это парадоксально, потому что, простите, казалось бы, это должна быть единая федеральная политика образовательная, концепция…

Леонид Перлов: Можно?

Кирилл Семенов: Вот, с этого давайте и начнем.

Леонид Перлов: Совершенно правильно.

Оксана Галькевич: А так получается, что какие-то региональные особенности, губернатор, царьки, князьки…

Кирилл Семенов: И единая федеральная зарплата у учителей на местах.

Константин Чуриков: Этого мы отдельно еще коснемся.

Леонид Перлов: Совсем недавно, года, по-моему, не прошло, как декларирована передача образовательных организаций на региональный уровень тем же самым министром, о котором уже упоминалось. Кстати, министр Васильева с неделю назад вдруг обнаружила и озвучила, что на самом деле учителя сами придумывают себе эту бумажную работу…

Константин Чуриков: Креативят.

Леонид Перлов: Да, поскольку, во-первых, им, видимо, нечего делать, а во-вторых, в полном соответствии с тем, что говорил Кирилл Владимирович, к министерству-то учителя непосредственного отношения не имеют и министерство лично с них это не требует, значит, они это делают сами. И третья мысль, что вот администрации в школе что-то стало многовато, необходимо ее еще и сократить, то есть вот тот самый демпфирующий уровень, который частично с учителей эту нагрузку может снять, его предлагается еще и убрать.

Константин Чуриков: Те, которые строчат вот эти бумаги нужные?

Леонид Перлов: Да-да, его предлагается еще и убрать, этот самый уровень.

Константин Чуриков: Понятно.

Леонид Перлов: Получается, что мы сами себя и сечем непрерывно.

Константин Чуриков: Видно, что вы не подчиняетесь министру, так рассуждаете.

Давайте Софию, Софью послушаем из Оренбургской области.

Леонид Перлов: Давайте послушаем.

Константин Чуриков: Софья, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Софья.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я учитель с 30-летним стажем. Слышите меня?

Константин Чуриков: Да-да, отлично.

Зритель: Учитель с 30-летним стажем, работаю в сельской школе. Конечно, отчетность нисколько не убавилась, хотя была выпущена рекомендация по упрощению отчетности, но они не действуют на… месте у нас.

Кирилл Семенов: Вот оно, здесь, 2016 года.

Зритель: Вот как требовали план, рабочую программу из нескольких пунктов (8, 10, 12), так и осталось. Как требуют излишнюю отчетность, так и осталось. Когда ссылаешься на документ этот, говорят: «Это рекомендации, это не приказ, не указ, мы не подчиняемся», – администрация школы так говорит. Вот меня интересует, знаете, вообще уже дошло до абсурда: мы занимаемся бухгалтерией. У нас есть платные обеды и завтраки, то есть родители доплачивают к бесплатному питанию.

Константин Чуриков: «Доплачивают к бесплатному питанию?»

Леонид Перлов: «К бесплатному питанию».

Зритель: Вот я сижу ежемесячно вечером, подключаю мужа, чтобы помог посчитать. Дети, которые платно питаются, за каждого считаю каждый день. Родители кто 300, кто 200, кто 500 рублей, остатки считаю, складываю, вычитаю, потом пишу, кто должен, у кого остатки. Вот это нормально или нет?

Константин Чуриков: Слушайте, я подумал, что муж учительницы – это вообще отдельная ставка в данном случае.

Леонид Перлов: Это отдельная тема для разговора, я бы сказал.

Константин Чуриков: Кошмар. А что еще, Софья, расскажите?

Зритель: Вы знаете, я не хочу обижать учителей, но я своим трем сыновьям сказала: «Хоть один попробуйте приведите мне учительницу в дом».

Оксана Галькевич: В смысле «только попробуйте», да?

Зритель: Это, наверное, смех сквозь слезы.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок, Софья. Все так наглядно.

Оксана Галькевич: Вот нам пишут, что без заполнения всех этих бумажек, всех этих отчетов не получишь стимулирующую надбавку некую, то есть это еще и к зарплате привязано.

Леонид Перлов: Да, безусловно.

Константин Чуриков: А насколько это привязано и насколько это важная составляющая?

Кирилл Семенов: Это вот, собственно, произвол в каком-то смысле администрации, потому что платить или не платить деньги учителю, решает директор…

Леонид Перлов: Директор.

Кирилл Семенов: И вот так вопрос ставит о том, что если ты не заполнишь всю эту бумагу, гору бумаг, ты не получишь денег, – это тоже ставит вопрос директор. Это даже не департамент образования.

Леонид Перлов: Причем имеет право.

Кирилл Семенов: Имеет право, формально имеет право.

Оксана Галькевич: Подождите…

Кирилл Семенов: И некоторые директора говорят: «Я так вас воспитываю». Вот здесь вот у меня есть бумага с обращением каких-то учителей куда-то там, говорят, ну как же так…

Леонид Перлов: …чтобы их вот так воспитывали.

Оксана Галькевич: Позвольте обострить, уважаемые коллеги, гости: платить или не платить надбавку принимает решение директор?

Кирилл Семенов: Директор школы.

Оксана Галькевич: Платить или не платить, так скажем, помогать или не помогать содержанием школы решает местная власть того или иного региона, правильно?

Леонид Перлов: Ага.

Оксана Галькевич: А вот нам пишут телезрители: на выборах же как-то нужна же поддержка местным властям, да? Поэтому это как бы взаимовыгодное, так скажем, сотрудничество?

Леонид Перлов: Между директором и администрацией региона.

Кирилл Семенов: Возможно.

Леонид Перлов: Возможно, но это отнюдь не взаимовыгодное сотрудничество между директором и учителем, разные отношения. Впрочем, учитель вполне может пострадать материально из-за того, что, например, неправильно повел себя на тех же выборах с точки зрения директора или вообще отказался в этом участвовать. Тем самым его зарплата, и без того крайне невеликая в регионах, станет еще меньше.

Константин Чуриков: Хорошо, подождите…

Оксана Галькевич: Слушайте, какая-то безвыходная ситуация на самом деле.

Константин Чуриков: Секунду, вот я хочу разобраться. То есть если я правильно понимаю, вот эти всякие премии, надбавки зависят от исполнения некоего плана воспитательной работы, скворечники, патриотизм и прочее, нет?

Леонид Перлов: Не совсем так. Это не премии и надбавки. Наша зарплата, согласно новой системе оплаты труда вот этой вот, НСОТ, состоит из двух частей: базовая и стимулирующая. Базовую часть зарплаты директор уменьшить не может, она зависит от твоего количества часов.

Кирилл Семенов: От часов.

Леонид Перлов: Да. А вот стимулирующая, – а иной раз это львиная доля оплаты, – определяется директором.

Кирилл Семенов: Он может заплатить какую хочет.

Леонид Перлов: И директор может ее увеличить, уменьшить, снять частично, но не полностью, большей частью, в зависимости от его точки зрения. Ты отказался заполнять бумагу, потому что она не бумага, а ересь? – ну что же, вот тебе минус, потому что за эту бумажку тебе балл положен.

Кирилл Семенов: Тут нужно осознать, что та школа, которую мы имеем сейчас, – это не та школа, которую мы имели когда-то давно. Просто сейчас у нас финансирование школы нормативно-подушевое, то есть фактически количество денег, которое в школу придет, зависит только от того, сколько в ней учеников. А дальше директор возглавляет юридическое лицо, эти деньги распределяет…

Леонид Перлов: …по своему усмотрению.

Кирилл Семенов: …по своему усмотрению сверх того, что он должен выплатить за часы. И вмешаться в его политику реально невозможно: захочет, в двух соседних школах будет совершенно разное количество отчетностей.

Леонид Перлов: Так оно и есть.

Кирилл Семенов: И это никак не регламентировано, понимаете? Будет директор самодур, он заставит учителей каждый день подавать какую-нибудь таблицу в Excel…

Леонид Перлов: Очередную бумагу.

Кирилл Семенов: Да, а в соседней школе директор будет считать, что нужно, чтобы учителя учили, а администрация как-то отбрехается перед вышестоящим начальством. Там учителям будет легче жить.

Оксана Галькевич: Я хочу, чтобы мы показали сейчас графику, на сколько ставок у нас работают учителя, это данные РАНХиГС…

Леонид Перлов: У-у-у…

Кирилл Семенов: Ну мы это знаем.

Константин Чуриков: Мы зрителям показываем.

Оксана Галькевич: Смотрите, у нас больше половины учителей работают на 1.5-2 ставки, минимум 6-7 уроков, я правильно понимаю?

Леонид Перлов: Правильно, в Москве 1.6 коэффициент.

Оксана Галькевич: И добавим сюда еще классное руководство, подготовку к занятиям…

Леонид Перлов: …работу с родителями…

Оксана Галькевич: …проверку тетрадей, работу с родителями, помогает мне Леонид Евгеньевич, разные отчеты, заполнение вот этого всего. Можно представить, сколько вообще времени, сил и нервов это все требует.

Кирилл Семенов: Давайте так: формализуем мы только классное руководство и проверку тетрадей, работу с родителями вы не формализуете, в часах не оцените, зафиксировано не…

Леонид Перлов: Классное руководство, в общем-то, тоже частично формализуемо, понимаете?

Кирилл Семенов: И на классное руководство еще нужно найти желающих, потому что далеко не всякий учитель согласится этим заниматься. Это сложно…

Леонид Перлов: Огромная работа за очень небольшую…

Кирилл Семенов: Это нудно, а надбавка за это совершенно…

Леонид Перлов: …копеечная.

Кирилл Семенов: Да.

Константин Чуриков: Сейчас давайте небольшой сюжет посмотрим: наши корреспонденты изучили жизнь сельских школ и городских и спросили как раз учителей из Самарской области и из Тамбова о дополнительной нагрузке.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну убейте меня, я не понимаю, как можно, в общем, преподавать одновременно и музыку, и физкультуру. Ладно, оставим это в скобках.

А все-таки, смотрите, значит, много было сказано о внеурочной деятельности. У меня вопрос: внеурочная деятельность, все-таки ответьте мне, откуда берется? Это что-то сверху спускается?

Леонид Перлов: Что-то сверху, а что-то непосредственно от администрации школы, а что-то придумывает и сам учитель, особенно если…

Оксана Галькевич: Потому что сказано придумывать, нет?

Леонид Перлов: Не всегда, особенно если это учитель инициативный и не бесталанный.

Кирилл Семенов: Кружок, поход в музей.

Леонид Перлов: Ребенка надо заинтересовать, ребенка надо мотивировать и класс тем более. Вот есть ряд инструментов, которые это позволяют.

Константин Чуриков: Кирилл Владимирович, а зачем нужна внеурочная деятельность? Ваша точка зрения и точка зрения, которая как-то официально где-то изложена, наверное.

Кирилл Семенов: Для чего нужна внеурочная деятельность учителю? Я вот могу только повторить, что для того чтобы заинтересовать, для того чтобы лучше работать. Но помимо этого есть какие-то мероприятия, которые спускаются сверху, например, где-нибудь в чем-нибудь поучаствовать, где-нибудь на каком-нибудь митинге…

Леонид Перлов: …помахать флажками.

Кирилл Семенов: Помахать флажками.

Константин Чуриков: На митинге постоять даже предлагают?

Леонид Перлов: Например.

Кирилл Семенов: На каком-нибудь там. Школьники всегда, во всяком случае с советских времен участвовали, например, в торжественных мероприятиях, посвященных Дню Победы, здесь не возразишь, это воспитательное мероприятие, пришли к памятнику, возложили цветы – это тоже внеурочная деятельность. Потом какой-нибудь смотр строя и песни, Масленица, я не знаю, празднование Нового года, не знаю, все что хотите.

Леонид Перлов: Все, что придумает местная администрация.

Оксана Галькевич: Фестивали дружбы народов…

Кирилл Семенов: Да, фестиваль дружбы… Это все внеурочная деятельность, но без нее тоже нельзя.

Леонид Перлов: Нельзя.

Кирилл Семенов: Школа ведь не только ты посадил его, рассказал ему что-то, опросил и отпустил, потому что им же скучно будет.

Константин Чуриков: Ну, знаете, им скучно, но им в принципе и так уже весело с количеством домашних заданий в принципе, и часто вот эта как бы внеурочная деятельность по сути урочная, потому что снимают с уроков…

Кирилл Семенов: Количество домашних заданий на совести учителя, правильно?

Леонид Перлов: Это верно.

Кирилл Семенов: И как он их тоже проверяет, тоже на самом деле…

Леонид Перлов: Константин, внеурочная деятельность – это мой рабочий инструмент как педагога, это просто один из инструментов. Ну вот у столяра большой ящик с инструментами, он оттуда вытаскивает по необходимости, я тоже вытащил внеурочный элемент, когда он мне потребовался.

Кирилл Семенов: Физика у меня уроком, а внеурочно я могу ракету запускать.

Леонид Перлов: Например.

Кирилл Семенов: Спутничек какой-нибудь…

Константин Чуриков: Кстати, хотелось бы.

Оксана Галькевич: Это, кстати, инструмент, как наладить зачастую отношения с классом, с ребятами…

Леонид Перлов: Контакт с детьми, заинтересовать их предметом, чтобы у них…

Кирилл Семенов: Это разумно, это реально, без этого жить нельзя.

Леонид Перлов: Это нормальная деятельность.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем Астрахань, Сергей добивается возможности высказаться у нас. Сергей, здравствуйте, мы вас ждем, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Я с удовольствием всегда смотрю вашу передачу, я бы сказал, единственная передача, где говорят о жизни в стране.

Вот перейдя на вопрос «Школа бюрократии», – да, действительно, огромное количество бумаг, которые учителя заполняют, отвлекаются, теряют время, не приносят никакой пользы ни учителю, ни ученикам, ни директору даже этой школы. Кому нужна эта работа? Вот я как общественник участвую в школьной жизни, поэтому не со стороны рассуждаю. Это прежде всего нужно вышестоящим бюрократам, инстанциям типа управления образования, департамента образования, на уровне района, на уровне области. А результат, КПД от всего этого – это минус только для школьного процесса. Мы живем в электронной жизни сегодняшней, казалось бы, бумаг должно быть меньше…

Константин Чуриков: Автоматизация процессов, да.

Зритель: А они все равно растут и растут.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: А вот вопрос: кто писатель, мы уже понимаем, а кто читатель? Вот эти люди, которых перечислил Сергей, разве это читают? Им это нужно?

Леонид Перлов: У меня такое впечатление иногда создается, что нет, что бумага сдана, галочка поставлена, что бумага сдана, и все, потому что и объем информации и сплошь и рядом ее содержание таково, что ее можно читать, можно не читать, результат будет один и тот же: выводов тех или иных либо не делается, либо они не афишируются. Возможно, кто-то где-то на каком-то руководящем уровне и прочтет, но я, честно говоря, сомневаюсь. Смысла в этом нет.

Оксана Галькевич: Вы знаете, много сообщений очень на нашем SMS-портале самых разных. Вот, например, пишет нам Башкирия, что по 30 часов в неделю работать невозможно, вести уроки на нормальном высоком уровне…

Кирилл Семенов: Невозможно.

Леонид Перлов: Да.

Оксана Галькевич: И вот, знаете, очень много по зарплатам каких-то рассуждений. Вот нам пишут, например: «Один депутат, получается, у нас получает зарплату как 50 учителей», – это опять же, я так понимаю, исходя из зарплаты какого региона. Вот нам Владимирская область пишет: «14 тысяч, учитель высшей категории». У меня вопрос: а почему такая разница грандиозная? Вот есть Владимирская область, нам пишет учитель высшей категории про 14 тысяч, у нас был сейчас сюжет из Тамбовской области, там 23, по-моему, тысячи рублей, 20 тысяч рублей, округлим. В Москве в среднем 50-60 тысяч рублей, в Дагестане, в наших кавказских республиках, просто какие-то мизерные деньги люди получают.

Леонид Перлов: Копейки.

Оксана Галькевич: Почему? Понимаете, это опять же говорит о том, что нет какой-то единой федеральной политики, федерального подхода государственного к этой важной работе.

Леонид Перлов: Есть майские указы нашего глубокоуважаемого президента: зарплата учителя должна быть не менее средней зарплаты по экономике района. И вот вынь да положь вот эту самую среднюю зарплату учителя, а в разных районах, регионах средняя зарплата по экономике разная. Одно дело Югра с нефтью, газом и лесом и совсем другое Пензенская область, где ни того, ни другого, ни третьего нет, а промышленные предприятия закрылись.

Оксана Галькевич: Знаете, тогда было бы логично, Леонид Евгеньевич, сделать, может быть, зарплату учителя не меньше средней по экономике в стране?

Леонид Перлов: Страны.

Оксана Галькевич: Да, страны. Тогда, понимаете, учитель, уважаемый человек, ты можешь с этой зарплатой…

Леонид Перлов: Конечно, было бы логично, но было бы для страны с точки зрения руководства страны слишком дорого.

Кирилл Семенов: Вы сейчас повторили буквально содержание указа номер 1 президента Российской Федерации…

Леонид Перлов: …Ельцина.

Кирилл Семенов: …Ельцина Бориса Николаевича.

Леонид Перлов: Так и…

Кирилл Семенов: Так этот указ и назывался «Об образовании», указ номер 1.

Оксана Галькевич: Так.

Кирилл Семенов: У нас когда-то существовала единая тарифная сетка оплаты труда, которая более-менее гарантировала нам, что учитель в Москве и учитель во Владивостоке получит по одному и тому же разряду сумму не менее вот такой фиксированной.

Леонид Перлов: За одну и ту же работу.

Кирилл Семенов: Да, за одну и ту же работу. Потом от этой тарифной сетки отказались, и теперь регионы кто во что горазд. И исправить это можно единственным способом…

Леонид Перлов: …вернуться.

Кирилл Семенов: …вернув единую тарифную систему оплаты труда педагогов и собственно говоря врачей, чем они хуже тех же военных или полицейских?

Леонид Перлов: У всех то же самое.

Константин Чуриков: О чем, кстати, недавно говорила Федерация независимых профсоюзов.

Леонид Перлов: Да.

Кирилл Семенов: Собственно, никто же не допускает мысли, что полковник ВВС в Москве и полковник ВВС в Хабаровске будет получать разный оклад за одну и ту же работу.

Леонид Перлов: В первую очередь эти полковники не допускают.

Кирилл Семенов: Ну и да, а учителя как-то… Причем голосуют ногами. На совещании осенью в Совете Федерации довелось соседствовать местами с представителем образования из Тверской области: у них на границе с Московской областью есть соседние школы, зарплаты отличаются в 2 раза.

Леонид Перлов: В разы.

Кирилл Семенов: Учителя, соответственно, из Тверской области перебежали через речку в соседнюю школу, в Московскую область.

Константин Чуриков: Педагогический туризм.

Леонид Перлов: Да.

Кирилл Семенов: Да, и дети тоже, соответственно, перебрались туда учиться.

Константин Чуриков: Ирина из Санкт-Петербурга у нас в эфире. Добрый вечер, Ирина.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте о вашей школе.

Зритель: Я мама ученицы 7 класса, и я недавно разговаривала с учительницей биологии. Она сказала такую вещь. Если несколько лет назад мы летом могли выехать с классом в сельскую школу для изучения флоры, фауны, состава почвы родного края, договориться со школой и жить там, питаться где-то в столовой сельской, то сейчас это сделать абсолютно невозможно.

Леонид Перлов: Невозможно.

Зритель: Потому что столько нужно бумаг, что провались оно все.

Леонид Перлов: Нереально.

Зритель: Поэтому…

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: А бумаг на что, простите?

Кирилл Семенов: Нет, это совсем отдельное…

Константин Чуриков: Согласований, переезд, понятно.

Леонид Перлов: Абсолютно на все, но это… Бумаг вот такая пачка, больше 30, но это отдельный разговор.

Кирилл Семенов: Для того чтобы отправить в поездку по городу Москва школьный автобус с детьми, нужно подготовить уведомление в ГИБДД, в котором будет среди прочего карта маршрута, по которой этот автобус поедет, и если там будет пробка…

Леонид Перлов: Расчасовка поминутная.

Кирилл Семенов: …то он не может с этого маршрута свернуть, пусть стоит, а иначе оштрафуют. Кроме того, в этом школьном автобусе должны быть номера на креслах, а в списке, который вы подаете в ГИБДД, напротив каждой фамилии должно быть указано место, на котором он сидит.

Леонид Перлов: На котором он сидит.

Константин Чуриков: Но с другой стороны, извините, вас перебью…

Леонид Перлов: Это только одна из бумаг.

Кирилл Семенов: Это только одна из бумаг, вот такая стопка, для того чтобы просто отправить школьный автобус.

Константин Чуриков: С другой стороны, аварии с участием автобусов не редкость в нашей стране…

Леонид Перлов: Да, конечно.

Кирилл Семенов: Но эти меры не могут их предотвратить, к сожалению.

Константин Чуриков: Хорошо.

Леонид Перлов: Не в бумаге дело.

Константин Чуриков: Давайте сейчас поговорим о таком частом сюжете, на который, собственно, жалуются ваши коллеги, – это вот изучение соцсетей, в каких соцсетях сидят дети. С какой целью требуется эта информация? И какую пользу она приносит?

Леонид Перлов: Этот вопрос лучше задать тем, кто нам вот эту самую штуку изучения соцсетей…

Кирилл Семенов: …подбрасывает.

Леонид Перлов: …подбрасывает. Потому что мне как учителю это не надо абсолютно. Более того, я считаю это педагогически вредным, особенно в том случае, если… Ну это как подглядывать в замочную скважину.

Кирилл Семенов: Шпионить за детьми.

Леонид Перлов: Да, тем более что реально это не даст абсолютно ничего, твоя регистрация в соцсетях зависит от того, кому эта страничка принадлежит, вы это знаете не хуже меня, он тебя без проблем вычислит при необходимости, да просто не впишет в ряде случаев. Зачем это нужно? Опять-таки якобы с целью профилактики угроз, терроризма, экстремизма, содомизма и прочего, прочего, прочего.

Константин Чуриков: То, что по идее должны мониторить родители.

Кирилл Семенов: Нет, по идее пусть это компетентные органы мониторят.

Леонид Перлов: По идее это мониторить должны те, кому за это деньги платят.

Кирилл Семенов: Кто как умеет, кто как может.

Леонид Перлов: И у кого есть соответствующая техника.

Кирилл Семенов: А школьный учитель не должен этим заниматься.

Леонид Перлов: Учитель не должен быть надсмотрщиком, учитель не должен быть шпионом, соглядатаем, ни в коем случае.

Константин Чуриков: С другой стороны, когда какое-то ЧП происходит, кто-то слетел с катушек из учеников, не первыми же родители нам звонят и говорят: «Слушайте, школа тоже должна вернуть воспитательную функцию, школа должна не просто учить…»

Леонид Перлов: Да кто бы спорил? Но для этого учитель в школе должен обладать соответствующей квалификацией. Для этого в школу должен прийти человек достаточно молодой и достаточно высококвалифицированный, чтобы все это увидеть.

Кирилл Семенов: Понимаете, то, что человек съезжает с катушек, нужно следить не в социальных сетях, а глядя ребенку в глаза, простите.

Леонид Перлов: Да, наблюдая за ним.

Кирилл Семенов: Да, собственно, девиантное поведение видно здесь и сейчас, а не по постам в соцсети.

Леонид Перлов: А не через посты, конечно.

Кирилл Семенов: Это видно гораздо раньше.

Леонид Перлов: Если опять-таки учитель обучен и умеет, в состоянии это увидеть, квалифицированный учитель это увидит.

Кирилл Семенов: Или хотя бы просто неравнодушный.

Оксана Галькевич: Ну вот по поводу квалификации на самом деле. Ведь нельзя, наверное, закончив ВУЗ после школы, оставаться в одном качестве в течение всей своей педагогической карьеры. Я так понимаю, что учитель тоже должен учиться.

Леонид Перлов: Обязан.

Оксана Галькевич: Так же, как и врач, постоянно повышать квалификацию. А где на это время и силы найти? Как в этом участвует администрация школы, в которой учитель работает? И участвует ли?

Леонид Перлов: Раз в 5 лет каждый учитель обязан пройти переобучение, для того чтобы подтвердить или повысить свою категорию.

Кирилл Семенов: Не только учитель, педагог высшей школы.

Леонид Перлов: Любой педагог. Администрация участвует, она обязана и обычно информирует учителя о том, какие курсы существуют, на которые он может пойти. Только вот когда ему туда ходить, если у него 30-40 часов нагрузки?

Константин Чуриков: И вы представляете московскую систему образования, скажем так. У нас сейчас есть возможность по Skype пообщаться с Татьяной Анисимовой – это учитель начальных классов медведевской средней общеобразовательной школы №29, это Республика Марий Эл, поселок городского типа Медведево. Татьяна Михайловна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна Михайловна.

Татьяна Анисимова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите нам, пожалуйста, что у вас с бумажной нагрузкой-загрузкой? Потому что я тут вот читал интервью одного учителя, он говорил, что он посчитал даже, не поленился, сколько страниц он заполнял. По данным на 2013 год их было 500, 500 листов. У вас сколько?

Татьяна Анисимова: Количество, подсчеты я, так скажем, не веду, но все-таки по поводу документации, которую мы заполняем… Тут стоит оговориться, что это все зависит от образовательного учреждения, в котором вы работаете. Например, я работаю в медведевской школе №2, у нас сравнительно не такой большой объем документации, которую нам необходимо сдавать: как правило, это только четвертные документации по завершению каждой четверти и посещаемость. То есть у нас, соответственно, такого большого объема нагрузки в плане заполнения документов не встречается.

Оксана Галькевич: А электронные журналы, электронные дневники – это вы заполняете, требует от вас администрация?

Татьяна Анисимова: Да, у нас параллельно ведется заполнение электронного журнала…

Леонид Перлов: И бумажного.

Татьяна Анисимова: …и заполнение бумажного журнала. То есть сравнительно недавно, в этом году нас обязали заполнять электронный журнал.

Кирилл Семенов: Сравнительно недавно.

Татьяна Анисимова: Следовательно, выставление текущих отметок и итоговых.

Оксана Галькевич: Татьяна Михайловна, это вам так повезло с учебным учреждением, как вы говорите, в котором именно вы работаете? Или, может быть, вы знаете о ситуации в других школах, у ваших коллег? Я думаю, что вы же общаетесь между собой, некое учительское сообщество есть в вашем городке. Что говорят коллеги?

Татьяна Анисимова: Да, мы общаемся, соответственно, с коллегами, с бывшими одногруппниками. Соответственно, не во всех школах такая ситуация, что документации, так скажем, по минимуму, которую необходимо заполнять еженедельно или каждую четверть. Встречаются и образовательные учреждения, в которых необходимо сдавать и те самые папки, предположим, отчеты по воспитательной работе в достаточно огромном, большом формате. Но опять же я не могу сказать 100%-ю информацию, поскольку в тех образовательных учреждениях я не работала, опять же только среди разговоров нашего педагогического сообщества.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Это была Татьяна Анисимова, учитель начальных классов средней школы №29 поселка Медведева из Марий Эл.

Знаете, у меня такой вопрос, предметный: давайте от бумаги пойдем, собственно, мы о бумаге говорим и бумагой будем прикрываться. В трудовом договоре учителя что прописано? Он вообще должен это все…

Леонид Перлов: Оформление школьной документации.

Константин Чуриков: Ведение школьной документации?

Оксана Галькевич: Все написано, Костя, а уж какой документации, в каком объеме…

Константин Чуриков: А в каком объеме, никого не волнует?

Леонид Перлов: А уж о том, как, объем, время – это все…

Оксана Галькевич: А у меня тоже вопрос о бумагах. Кирилл Владимирович, правда, это за кадром было, когда звонил нам телезритель, вы показали документ, рекомендации по упрощению… Как там, ну-ка процитируйте.

Кирилл Семенов: Да, вот есть. Они приняты, они изданы в 2016 году: «Рекомендации по сокращению и устранению избыточной отчетности учителей».

Оксана Галькевич: Сколько там страничек, расскажите, пожалуйста?

Кирилл Семенов: Да я могу точно сказать, их 7, они подписаны первым заместителем министра образования и науки (Третьяк) и председатель профсоюза работников народного образования…

Константин Чуриков: Вы можете дать подержать, полистать просто?

Кирилл Семенов: Пожалуйста.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: То есть это такой на самом деле серьезный, большой труд…

Кирилл Семенов: Но к ним есть еще, подождите…

Леонид Перлов: Еще не все.

Оксана Галькевич: А, это не все?

Кирилл Семенов: К ним есть еще разъяснения на 15 страницах.

Оксана Галькевич: 7 плюс 15 уже.

Кирилл Семенов: И там среди прочего указывается, что вообще говоря все, что не входит в введение журнала, дневника и работы с образовательной программой, все это не является нагрузкой в учебное время, все остальное может быть возложено в качестве обязанностей на педагогического работника только с его добровольного согласия письменного и за дополнительную оплату.

Леонид Перлов: И с оплатой.

Кирилл Семенов: Вот так здесь буквально черным по белому написано и большими начальниками подписано.

Оксана Галькевич: Но это же рекомендации.

Леонид Перлов: Да, это не приказ.

Оксана Галькевич: Это же не приказ.

Кирилл Семенов: Нет, они ссылаются на то, что это положение законодательства. В принципе если работник очень хочет конфликтовать со своей администрацией, он может поставить вопрос так: я ничего не делаю кроме того, что вы меня обяжете делать в моем трудовом соглашении. Ну а дальше все зависит от совести директора, может быть, ему будет проще найти другого работника.

Леонид Перлов: Другого работника.

Кирилл Семенов: Другого учителя, который подпишет все что угодно за свою прежнюю зарплату.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вопрос первый…

Кирилл Семенов: Худший произвол – это нечетко прописанные правила.

Оксана Галькевич: Такое ощущение… Почему многим администрациям, многим директорам совесть позволяет нарушать этот закон и давить каким-то образом на учителя?

Кирилл Семенов: Ну хочется же как-то выслужиться, понимаете, хочется сделать вид, что ты хорошо работаешь. Как это, порождая вал бумаги, можно сделать иллюзию бурной деятельности.

Леонид Перлов: Работы, да. Есть еще одно соображение…

Оксана Галькевич: Бурная деятельность ведь связана, получается, с нарушением закона, вы же понимаете.

Леонид Перлов: Оксана, нарушение закона об образовании или нарушение Трудового кодекса?

Кирилл Семенов: Если люди добровольно со всем согласились…

Леонид Перлов: …да ради бога. Более того, чаще всего учитель законов не читал.

Кирилл Семенов: Конечно.

Леонид Перлов: Поэтому с ним можно делать все что угодно.

Кирилл Семенов: И не знает, что имеет права этого не делать.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я хочу второй вопрос задать. Такое ощущение, что министерства вот эти все 7 страниц, плюс 15 разъяснений, плюс, наверное, еще что-нибудь есть…

Кирилл Семенов: Письмо есть, да: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич…»

Оксана Галькевич: Пишут, как вхолостую работает некий аппарат.

Константин Чуриков: Ты не читала эту бумажку, а я прочел.

Леонид Перлов: Наверное, нашли там что-то интересное?

Оксана Галькевич: Вопрос в том, что зачем нужна эта деятельность, если она не имеет никакой силы, никакого смысла, никакого значения, понимаете?

Леонид Перлов: Деятельность министерствам нужна, у меня такое впечатление, для того чтобы оправдать существование министерства. У школы другая задача, школа существует для того, чтобы образовывать и воспитывать детей. У нас просто разные цели в работе.

Кирилл Семенов: Министерство внесло законопроект, который превратит, если будет принят без выхолащивания, вот эти рекомендации в норму федерального законодательства. Но с другой стороны, будет требоваться, чтобы их соблюдали на местах, а проблема-то ровно в этом. Уже сейчас теоретически…

Леонид Перлов: Ну да, даже то, что есть, не соблюдают.

Кирилл Семенов: Да, теоретически администрация может сделать круглые глаза и сказать: «Мы не можем обязать наших сотрудников писать все эти безумные отчеты». Вот есть три бумаг, те самые три, о которых говорит министр, вот они. Пусть учителя этими бумагами занимаются, а дальше свобода педагогического творчества. Они же этого не делают.

Константин Чуриков: Слушайте, смотрите, по поводу этой прекрасной бумажки. Значит, здесь первая часть на полторы страницы, что в соответствии с федеральным законом что должна иметь школа: куча документов, программа развития, список учеников, учебников, ежегодный отчет, бла-бла-бла. Дальше тут говорится о том, что все…

Кирилл Семенов: Школа, не учитель.

Константин Чуриков: Да, школа. Дальше говорится, что все это как-то должно выкладываться, я так понимаю, в Интернет.

Кирилл Семенов: И выкладывается…

Леонид Перлов: …на официальном сайте.

Константин Чуриков: И должно актуализироваться.

Кирилл Семенов: Актуализируется, за этим следят, департамент за этим следует.

Константин Чуриков: А дальше смотрите, очень интересно: «Участие учителей в формировании отчетной документации школы определяется должностными обязанностями, предусмотренными трудовыми договорами», – о которых мы сами говорили, а там выяснилось, что должны…

Кирилл Семенов: Да, то есть администрация может это написать.

Леонид Перлов: Да, в которых записано: «Оформление школьной документации», – все.

Константин Чуриков: У меня вопрос, почему этот документ называется «Об уменьшении нагрузки учителей»?

Леонид Перлов: Не знаю.

Кирилл Семенов: Потому что теоретически администрация может взять и выделить отдельного, освобожденного работника под написание отчетов, а учитель этого может не делать. Может это сделать администрация, а может этого не сделать, еще раз, потому что объем того, что…

Леонид Перлов: Потому что администрации нужно экономить фонд зарплаты, например.

Кирилл Семенов: Объем того, что будет исполнять учитель, в основном зависит от его непосредственного начальника, директора. То есть ему даже, извините, руководитель департамента образования учителю, вообще говоря, фигура полумифическая, как какое-нибудь древнегреческое божество.

Леонид Перлов: Далеко.

Кирилл Семенов: Директор – это царь и бог над учителем.

Константин Чуриков: Тогда эту бумагу надо назвать по-другому: «Рекомендации по, может быть, уменьшению нагрузки учителей».

Леонид Перлов: Да, возможно.

Кирилл Семенов: А так и есть, там и разъяснения к ним.

Леонид Перлов: Но как только появляется слово «рекомендации» вместо слов «закон», «приказ», «положение»…

Кирилл Семенов: …их можно не исполнять.

Леонид Перлов: …их можно не исполнять.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений, интересные нюансы в этих сообщениях с мест нам поступают. Например, Тамбовская область: «Сестра работает в школе бухгалтером, говорит, что раньше относила отчеты в одно место, теперь носит в 4».

Кирилл Семенов: В разные места, конечно.

Оксана Галькевич: Ростовская область: «У нас в Ростовской области учителя еще раздают молоко детям и ведут всю документацию по раздаче этого молока. Работа, естественно, не оплачивается». Вот, кстати, о миграции учителей из региона в регион: «Учитель в Королеве, 18 часов, зарплата 20 тысяч рублей».

Константин Чуриков: Нам звонит Сергей из Краснодарского края, еще успеем его послушать. Сергей, добрый вечер. Расскажите, что у вас.

Зритель: Добрый вечер. Я работаю учителем, Краснодарский край. У нас практикуется такое мероприятие, как подомовые обходы, то есть 2 раза в год мы должны посещать частный сектор, посещать многоквартирные дома и выявлять детей до 18 лет, то есть кто где посещает садик, кто учится в какой школе, в каком классе…

Кирилл Семенов: Профилактика безнадзорности.

Зритель: Данные…

Константин Чуриков: Подождите, для этого же есть детская комната милиции, для этого есть какая-то опека, соцобеспечение, да?

Леонид Перлов: Есть, но возлагают, это не единственный пример.

Зритель: Территория населенного пункта делится на определенные так называемые кубики, и все учителя…

Константин Чуриков: …прочесывают местность.

Зритель: …получают каждый свой кубик…

Кирилл Семенов: Посещают тех детей, которые должны…

Зритель: Да, прочесывают местность, выявляют детей и потом создают своего рода базу данных, которую мы передаем…

Леонид Перлов: Которую надо написать еще к тому же.

Зритель: …в органы управления.

Константин Чуриков: Слушайте, я в первый раз об этом слышу.

Кирилл Семенов: Нет, подобного рода…

Константин Чуриков: Если бы ребенок жил в Краснодарском крае, я бы сказал: «Не надо общаться с незнакомыми дядями на улице, которые говорят…»

Леонид Перлов: Совершенно правильно. Аналогичная ситуация была в Нижегородской области, Дзержинск, учителя с большим трудом от этих подомовых обходов отбились, это было пару лет назад.

Кирилл Семенов: То есть администрация считает возможным и допустимым – местная администрация – нагрузить этим учителей.

Леонид Перлов: Учителей, да. Куда они денутся?

Кирилл Семенов: Понимаете, это не министр и не Медведев, а это местная администрация: вот у вас есть учителя, им заняться нечем, вот пусть обходят и смотрят.

Оксана Галькевич: Ох…

Леонид Перлов: Точно так же, как в Петербурге пару месяцев назад учителей выгнали на улицы сгребать снег в полиэтиленовые мешки, вот эта была знаменитая история. Их не министр отправил, их отправила районная администрация.

Константин Чуриков: Слушайте, мы вот все говорим об этих проблемах. Понятно, что они есть, некоторые из них просто удивляют, вызывают нервную улыбку и так далее. Но все-таки законопроект, который предложило Министерство просвещения, вы его видели, читали?

Кирилл Семенов: Я про него услышал…

Леонид Перлов: Я только слышал.

Кирилл Семенов: Посмотрим, что из этого выйдет, понимаете. Пока он только законопроект, это… А когда будет закон, тогда посмотрим.

Леонид Перлов: Константин, в любом случае все это не будет работать, не даст эффекта до тех пор, пока в главном законе, законе об образовании, написано, что…

Константин Чуриков: …услуга.

Леонид Перлов: Да, что я предоставляю услугу, все. Вот на этом все завязано. До тех пор, пока школа есть предприятие сферы услуг, до тех пор никакие законопроекты, никакие изменения эффекта не дадут, поскольку этим определяется социальный статус школы как таковой, системы школьного образования в целом по стране – запредельно низкий.

Оксана Галькевич: «Учитель должен учить, – пишет нам Москва и Московская область, – а он социальный работник, секретарь, техничка, методист, воспитатель, психолог, еще и должен проходить какую-то аттестацию. В общем, един во многих лицах».

Леонид Перлов: Это все учитель.

Оксана Галькевич: Леонид Евгеньевич, к вам все-таки вопрос еще и такой: вы как профсоюзный активист, так скажем, говорите, что не изменится до тех пор, пока не поменяются формулировки. Ну изменится формулировка, ну и что? А учитель все равно будет выступать вот в такой вот роли, знаете, человека, который подчиняется, человека, который всегда идет на компромиссы со своей администрацией…

Леонид Перлов: Оксана, вы правы.

Оксана Галькевич: …на все согласен: сказали взять метлу – взял метлу; сказали заполнить вот такую стопку – заполняет сидит, а потом анонимно звонит на телевидение и говорит, что такая тяжелая жизнь.

Леонид Перлов: Вы правы, но заметьте, что так было не всегда. Со времени появления вот этого статуса «предприятие сферы услуг» прошло 5 лет, 6-й, как действует у нас закон об образовании. За это время общество к этому статусу приучено, привыкло, учителя общество воспринимает именно так. Потребуется не один год, ряд ли на то, чтобы изменить это отношение. Но только после того, как первый шаг будет сделан, когда школа перестанет быть сферой услуг. После этого 5, 10 лет, может быть, само общество может быть переориентировано.

Оксана Галькевич: То есть все-таки от самого учителя, вы настаиваете, зависит гораздо меньше, правда?

Леонид Перлов: Мало что зависит. До тех пор, пока он в рабском положении…

Оксана Галькевич: Серьезно?

Леонид Перлов: До тех пор, пока он находится в рабском положении, до тех пор, пока он абсолютно не защищен…

Оксана Галькевич: Нужно ждать, когда кто-то придет и что-то для него сделает?

Леонид Перлов: Почему кто-то? Он сам.

Оксана Галькевич: Вот как-то так.

Леонид Перлов: Для этого существует профсоюз, между прочим.

Оксана Галькевич: Вот, надо как-то… Но профсоюз ведь для того, чтобы, собственно, свои права отстаивать, на этом настаивать.

Леонид Перлов: Не свои. Профсоюз – это не для учителей, профсоюз – это те самые учителя.

Константин Чуриков: Вот подытоживая все-таки нашу беседу, последний вопрос. Ленинградская область нам пишет: «Администрация школы не плодит документацию, дополнительные отчеты и бумаги плодят и требуют чиновники разного уровня». Кирилл Владимирович, у ваших учеников, у молодежи есть такое слово любимое «лайфхак». Вот лайфхак какой-то есть, как от них защититься и себя защитить от этой ненужной работы?

Кирилл Семенов: Администрация может ответить, что нет у нее такой информации.

Константин Чуриков: Итальянская забастовка?

Кирилл Семенов: Ну а почему? Мы не можем собрать, не имеем возможности опрашивать о вашем… Как тут вот учительница сообщала: «Не имеем возможности опрашивать родителей о том, как именно они живут у себя в доме, потому что эта информация содержит тайну личной жизни».

Леонид Перлов: Конфиденциальная информация.

Оксана Галькевич: Вы знаете, поражает меня все-таки как маму двоих детей, которые ходят в школу, то, что детям мы говорим о чем? О том, что надо быть честным, о том, что надо уважать других людей, о том, что нельзя идти на компромиссы со своей совестью в ситуации, где это делать нельзя и не нужно. А потом они вырастают и мы вырастаем…

Константин Чуриков: Оксана…

Оксана Галькевич: …становимся учителями и идем на компромиссы, говорим неправду.

Константин Чуриков: Оксана…

Леонид Перлов: Или не делаем этого.

Оксана Галькевич: Или не делаем.

Константин Чуриков: Но выживать-то как-то надо по существующим законам.

Оксана Галькевич: Жить надо по совести, Константин.

Спасибо нашим гостям и нашим зрителям. В студии сегодня были Леонид Перлов, учитель высшей категории, почетный работник общего образования России, и Кирилл Семенов, директор специализированного учебно-научного центра МГУ – школы-интерната имени А. Н. Колмогорова.

Константин Чуриков: У нас еще не все, впереди информационная погода в России и «Итоги дня» прямо сейчас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Ира
У 3чителей может быть только один - объективный отчёт- знания детей. Вот на это и надо 90% времени уделять и 10% на то чтобы узнать новинки преподавания со всего мира

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски