Своих не бросаем? Минфин поможет деньгами россиянам за рубежом

Своих не бросаем? Минфин поможет деньгами россиянам за рубежом
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Александр Железняк
эксперт ОНФ в сфере туризма
Елена Захарова
жительница Екатеринбурга

Тамара Шорникова: Минфин России поможет деньгами россиянам за рубежом, но тем, кто по разным причинам не может вернуться на родину. Это поручение премьер-министра Михаила Мишустина. По оценке Минтранса, уже более 155 тыс. наших соотечественников вернулись домой. Но многих сейчас нельзя вернуть чисто технически. Они застряли в городах, куда не дают приземлиться самолетам. У людей закончились деньги. Им негде жить. И кроме того, ограничения связаны еще и с тем, что не пускают все самолеты сейчас в Россию, есть определенная квота на вывоз туристов из-за границы.

Иван Князев: Да-да. В общем, сколько у нас таких людей осталось за границей, как им будут выделяться средства, когда они до них дойдут, – узнаем у наших экспертов. У нас сейчас есть возможность выйти на связь со Шри-Ланкой. Там, например, застряла жительница Екатеринбурга Елена Захарова. Елена, здравствуйте. Вы нас слышите?

Елена Захарова: Да, слышу. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, расскажите. Видим, что вы не в аэропорту, да? Где это? Это отель?

Елена Захарова: Это гестхаус. Мы живем тут с подругой, с которой прилетели из Екатеринбурга. Мы летали в Индию не так давно. И уже оттуда у нас начались приключения. Мы не могли попасть на рейсы нашими авиалиниями, которые у нас были куплены. И в результате мы покупали дополнительно самостоятельно новые билеты. Авиакомпания нам еще не вернула утраченные средства. И сейчас мы на Шри-Ланке здесь, полностью в карантине. В полицию отметились, что мы были в Индии, так нужно по закону. Если мы были в Италии, Испании, Индии, нужно было бы отметиться в полиции. Вот. И…

Иван Князев: Что с питанием?

Елена Захарова: …нас полностью посадили под карантин. Нас полностью…

Тамара Шорникова: Так, сейчас видео отключилось, но звук – мы вас слышим, да.

Елена Захарова: Да. Полиция приходит проверяет нас, узнает, как у нас дела, завтракали мы или нет. И в течение 28 дней мы должны сидеть, не покидая территорию нашего гестхауса.

Тамара Шорникова: А вам разрешают оставаться в гестхаусе? И от владельцев нет ли каких-то сообщений о выселении и т. д.?

Елена Захарова: … Мы вчера как раз узнали, что мы должны будем выселиться 8 апреля. И нам пока негде жить. И мы должны в условиях карантина найти себе жилье сейчас.

Иван Князев: Так, а вот это уже интересно. Все усложняется, и очень резко. Елена, скажите, пожалуйста…

Тамара Шорникова: Как планируете искать?

Иван Князев: …Я хотел спросить, что люди вообще едят. С продуктами перебои есть, нет? На что живете?

Елена Захарова: Нам можно покупать еду раз в 4 дня, выходить на улицы. Здесь в принципе это разрешено. С 6 утра до 2 часов.

Тамара Шорникова: А деньги-то у вас есть на это?

Елена Захарова: Пока есть. А вот на билеты домой нет. Потому что… да…

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Дальше какой алгоритм? Вы написали в МИД просьбу о вывозе…

Елена Захарова: Мы написали в МИД обращение, проверили, что мы сейчас есть в списках…

Тамара Шорникова: Так.

Елена Захарова: И теперь мы в режиме ожидания. Потому что больше никакой информации не было.

Тамара Шорникова: Как выстраивается связь? Вы можете общаться с кем-то из консульства? Или в соцсетях? МИД анонсировал, что можно будет какие-то вопросы обсудить.

Елена Захарова: Да, у нас сразу же все какие-то новости, здесь есть в Телеграме чат на Шри-Ланке, вся информация актуальная, свежая, она сразу же выставляется в виде новостей. И так мы узнали о возможной эвакуации. Вот. Теперь просто ждем, сидим, пока последующие новости поступят.

Тамара Шорникова: Пока информации о возможном рейсе обратно нет? Когда он будет?

Елена Захарова: Пока нет.

Тамара Шорникова: И как собираетесь…

Елена Захарова: На данный момент такой информации нет и обратного билета. Мы дальше просто планировали путешествовать на Бали, и у нас билеты-то есть, но они замороженные на Бали. И мы тут застряли совсем, получается.

Тамара Шорникова: Т. е. вы не собираетесь домой, вы хотите дальше на Бали?

Иван Князев: Ну, мне кажется…

Елена Захарова: Ну как мы хотели, мы уже не можем. Мы уже не можем. Мы никуда уже пока не можем. Да. Потому что билеты заморожены на Бали, а в Россию как бы цены очень большие на самолет.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Елена. Мы пожелаем вам удачи, вернуться на родину.

Елена Захарова: Спасибо.

Иван Князев: Сейчас, наверное, им точно не до Бали. Это была Елена Захарова. Они в Шри-Ланке застряли.

Тамара Шорникова: Да, и пообщаемся с экспертом. К нам в прямой эфир выходит Александр Железняк, эксперт ОНФ в сфере туризма.

Иван Князев: Александр Георгиевич, здравствуйте.

Александр Железняк: Здравствуйте.

Иван Князев: Александр Георгиевич, вот смотрите, Мишустин поручил Минфину помочь деньгами, что называется, тем людям, которые застряли у нас там за границей. Как это будет выглядеть? Как будет работать эта схема? На карты им будут перечислять через посольство и т. д.?

Александр Железняк: Ну, я не знаю, я же не Мишустин и я не сотрудник правительства, чтобы сказать, какая будет принята схема для того, чтобы помочь таким людям. Но, наверное…

Иван Князев: Но а как она может выглядеть хотя бы?

Александр Железняк: …какую-то модель придумают. И сегодняшние технологии позволяют перечислить и на карту, и т. д. Я думаю, что здесь правильнее говорить про целевое использование этих денег. Чтобы люди конкретно купили конкретный билет домой и улетели, вернулись домой. А не просто некая сумма, которой они будут правильно распоряжаться. Но я думаю, что правительство придумает правильный алгоритм, механизм.

Тамара Шорникова: Есть понимание в общем, сколько сейчас туристов за рубежом ждут, когда их вывезут?

Иван Князев: Какие у вас данные?

Тамара Шорникова: Либо ждут возможности вылететь.

Александр Железняк: Честно говоря, я не видел такой статистики, не знаю. Но знаю, что по всему миру раскидано много людей, группы… По всем странам мира, наверное, есть такие люди зависшие. Причем есть люди, которые уехали туда накануне, например, уже зная, что уже будут введены меры ограничения, уже полмира ввели ограничения, и наши некоторые туркомпании предлагали горячий перелет. Можно на Кубу было улететь, например, за $500 на 10 дней. Я абсолютно уверен, что кто-то наверняка соблазнится такой ценой, не очень понимая, к чему это приведет. И люди могли… Т. е. есть разные люди, которые попали в сложные ситуации. Есть люди, которые там были, и они действительно попали в сложную ситуацию. Есть люди, которые в момент риска и уже в момент ограничений полетели, соблазнившись по дешевой цене. Вот я, честно говоря, не уверен, есть ли какая-то моральная граница, кому нужно помогать и кому не нужно. Вот. И наверняка…

Иван Князев: А вот, кстати, действительно: есть ли эта граница-то на самом деле? Как вы считаете?

Тамара Шорникова: Но это в любом случае российские граждане, которые оказались в сложной ситуации где-то.

Иван Князев: Но, может, теперь тогда туркомпании, это их проблема? Пусть они их возвращают. Коль они им продавали билеты, а те люди купили, пусть с ними тогда и связываются. Как вы считаете?

Александр Железняк: Я думаю, что нужно оценивать, во-первых, момент, когда человек улетел туда. Т. е. нужно как-то определить несколько категорий людей. Которые оказались действительно в сложной ситуации. Люди, которые туда улетели, уже понимая, что будут введены ограничения. И есть часть людей, которые улетели осознанно пережидать там карантин. У меня есть такие друзья и знакомые. Они как бы не нуждаются в этой помощи, но они прямо улетели туда, и они там находятся, как бы вот пережидают в каком-то месте. Поэтому есть разные группы людей. И я думаю, здесь нельзя всех под одну гребенку как бы косить. И поэтому нужно здраво подойти. Я думаю, что механизмы, конечно, будут придуманы и отработаны.

Тамара Шорникова: Будем оперировать цифрами, которые дает МИД. Вот говорят примерно о 35 тыс. иностранных… российских туристов, которые сейчас находятся за рубежом и в списках находятся на вывоз. При этом мы знаем, что с 31 марта есть ограничения, установлен официальный лимит 500 пассажиров в сутки в Москву в Шереметьево и по 200 в любой регион. Если сравнить эти цифры, понятно, что кампания по вывозу может растянуться на месяцы. При этом у людей за рубежом могут возникнуть сложные ситуации: действительно, болезнь и т. д. Как в таких экстренных случаях все-таки, несмотря на квоты, помогать людям?

Александр Железняк: Я думаю, что здесь, конечно, наши власти должны проявить определенную гибкость и принять людей, я не знаю, где-то 500 человек. Если будут экстренные вывозы бортов, значит, где-то больше нужно. У нас есть еще другие аэропорты. Значит, создать там какие-то условия для вывоза этих людей, для приема их здесь. Конечно, это нужно сделать. Это очень важный момент. И вообще эта ситуация с коронавирусом – это экстремальная ситуация для всех властей, для всех стран и для всех ветвей власти. Например, есть этот случай, когда застряли люди, прилетевшие из Филиппин, немцы застряли в аэропорту Внуково. Т. е. их авиакомпания вывезла, а наши пограничники оказались не готовы, чтобы переправить их в Шереметьево, потому что у них нет визы, нет транзитной визы. И люди оказались, насколько несколько дней назад писали социальные сети моих друзей, они зависли на несколько дней вот в этой зоне прилета. Т. е. они не могут даже пройти никуда. Они не могут получить визу. Они не могут попасть в аэропорт, который увезет их в Германию. И это вопрос, конечно, к власти, к службам, чтобы они гибко смогли подойти к этой проблеме и решить проблемы таких людей. Конечно, нужно принимать людей и организовать эти встречи.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо большое. Александр Железняк был с нами на связи, эксперт ОНФ в сфере туризма. Нижегородская область спрашивает: «Почему правительство лояльно к дуракам?» Дорогие друзья, правительство ко всем лояльно. Давай послушаем еще одно мнение. У нас Пенза на связи. Андрей дозвонился. Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, слушаем. Ваше мнение или вопрос?

Зритель: Ну, вопрос у меня по самоизоляции. А мнение относительно возвращения наших граждан, которые оказались за рубежом, положительное. Т. е., ну, и как они сами к этому относятся, надо узнавать. Может, им и эвакуироваться…

Иван Князев: Может, они и не хотят, да?

Зритель: Да, т. е. если есть люди, которые хотят там пересидеть карантин и дальше свободно отдыхать, ну почему нет? А тем, кому нужна помощь, действительно нужно помогать, я к этому положительно отношусь.

Иван Князев: Коль вы дозвонились, Андрей, что у вас по самоизоляции, какой вопрос? Давайте только коротко.

Зритель: Да почему не вводится режим более жесткий карантин или ЧС по стране? Т. е. вводится режим повышенной готовности, как вот у нас в Пензенской области в гололед, он дополнил этот режим повышенной готовности, призвал граждан самоизолироваться и запрещает им выходить из квартиры. Но в этом режиме не может он ограничивать свободу граждан. Режим ЧС надо вводить.

Иван Князев: Да. Спасибо.

Тамара Шорникова: А поможет ли здесь сознательность граждан? Вот вы, например, вы можете, во-первых, позволить себе в связи с вашей работой оставаться дома? Или вынуждены ходить на нее?

Зритель: Нет, я изолировался, могу себе позволить сидеть дома.

Тамара Шорникова: Так. А почему, по-вашему, нужны такие жесткие меры? Если есть опасность, если люди понимают, что нужно беречь себя и близких…

Зритель: Потому что режим чрезвычайной ситуации позволит многим предпринимателям и людям списать эти обстоятельства в форс-мажор и не выполнять договора.

Тамара Шорникова: Это другой вопрос, да, да.

Зритель: А в настоящий момент без ЧС они вынуждены просто работать.

Тамара Шорникова: Все, понятно, да. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Андрей. Дальше у нас Киров на связи. Если я не ошибаюсь, Сергей нам дозвонился. Сергей, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас, Сергей.

Зритель: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Слышно меня?

Тамара Шорникова: Да, отлично слышно, говорите.

Зритель: Вот их, туристов-то, зачем возвращать нам?

Тамара Шорникова: Потому что соотечественники ваши, Кирилл… Сергей, простите.

Зритель: Не-не-не, вот пусть отдыхают там еще раз.

Тамара Шорникова: Понятно мнение. Да, спасибо вам за него тоже.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)