Связан со взрывами в метро. Путин назвал застреленного в Берлине Хангошвили причастным к терактам

Связан со взрывами в метро. Путин назвал застреленного в Берлине Хангошвили причастным к терактам | Программа: ОТРажение | ОТР

Комментарии ветеранов спецслужб

2019-12-10T11:37:00+03:00
Связан со взрывами в метро. Путин назвал застреленного в Берлине Хангошвили причастным к терактам
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски
Смените климат. С какой повесткой выступил Владимир Путин на климатическом саммите?
Президент нажал на газ
Жителям Кыштыма выставили счёт в 25 млн рублей за подключение домовладений к газу. СЮЖЕТ
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Гости
Владимир Луценко
полковник запаса ФСБ, экс-руководитель подразделения по борьбе с терроризмом
Валерий Кисилев
ветеран группы специального назначения «Вымпел»

Александр Денисов: Тут вот у нас «Причастен к взрывам?» со знаком вопроса, но уже не вопрос: прокуратура, президент, все высказались, что…

Анастасия Сорокина: …«Убитый был причастен».

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Застреленный в августе этого года в Берлине гражданин Грузии являлся одним из организаторов взрывов в московском метро. Об этом заявил Владимир Путин на пресс-конференции по итогам саммита в «нормандском формате».

Александр Денисов: Да, вот как раз вы видите фотографию Зелимхана Хангошвили. Он был застрелен в Берлине в парке неким велосипедистом, как утверждают, русским. И сейчас обсудим, почему мы с Западом не можем найти общего языка по поводу террористов, совершивших кровавые преступления, почему они не прислушиваются к нашим доводам, не выдают, вот чем заканчивается.

Анастасия Сорокина: Спросим экспертов. На связи Владимир Луценко, полковник запаса ФСБ, экс-руководитель подразделения по борьбе с терроризмом. Владимир Васильевич, здравствуйте.

Владимир Луценко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Владимир Васильевич, почему нам не выдали Хангошвили, хотя мы и просили, и приводили наверняка документы все нужные, показывали?

Анастасия Сорокина: Какие-то оправдания, что это была другая фамилия, другая паспорт, не догадались?

Владимир Луценко: Да нет, ну это, наверное, лицемерие просто зашкаливающее. Они отлично знали, кто такой Хангошвили, что это, так сказать, подельник Басаева. Они знали, из какой банды, из какой звериной, так сказать, он происходит. Но это все игра опять продолжается, она уже давно, делят террористов на своих и чужих. Ну что? Я уже опять, это банально, про бен Ладена: бен Ладен был агентом ЦРУ в свое время, против Советского Союза выступал, а потом обернул оружие против своих хозяев.

Ну а с Хангошвили вообще очень интересная история, конечно. Значит, Басаев кто, наверное, на Западе забыли уже, что во время буденновского захвата роддома он подкладывал противотанковые мины под кроватки новорожденных детей. А Хангошвили такая же сволочь, как и Басаев. Но вот интересно просто по аналогии. Знаете, в прошлом году, перед Новым годом в Германии, значит, один подонок на грузовике просто смел граждан, которые в это время занимались покупками, с новогодней улицы, просто раздавил там, вот. И представьте себе на минуточку, если бы этот, значит, «зверек» сбежал и потом немцы бы обнаружили, что он прогуливается каждый день…

Александр Денисов: …по Москве.

Владимир Луценко: …у кремлевской стены, не в Москве, а у кремлевской стены. И что бы сказали эти, так сказать, «цивилизаторы» с Запада? Как бы они лаяли, как бы они кричали, рвали на себе волосы о том, что Россия, значит, пособник террористов и прочее, прочее. А тут спокойно, значит. Ну что?

Александр Денисов: Владимир Васильевич, могу вас попросить еще, как говорится, пленку назад отмотать в прошлое? Давайте вспомним, кто содействовал, кто помогал чеченским террористам во время Второй Чеченской, – Владимир Путин лично передавал Бушу-младшему документы, что ЦРУ финансирует, помогает с переброской, с информацией сепаратистам. Буш тогда взял документы, и из ЦРУ пришел официальный ответ, что мы поддерживаем, мы считаем, что это борьба за демократию, помните, вот эта была история?

Владимир Луценко: Я помню все эти истории, это ведь ужас какой. Ведь потом это все… Я говорю, Запад наступает на одни и те же грабли. Ну вот когда, так сказать, вот эти вот небоскребы в Нью-Йорке взорвали, мы же все подумали, что вот, наконец-то, сейчас дойдет до этих господ, мы сейчас все вместе объединимся и все вместе, так сказать, свернем голову «зверькам», которые в своей борьбе используют убийство ни в чем не повинных людей на улицах мирных городов. Вот они не воюют, пускай они воюют с армией, с полицией, это ради бога, но они же избрали другой путь, они женщин, детей и стариков убивают на улицах мирных городов. Так вот с этим надо было бороться всем миром. Больше 250, по-моему, резолюций в ООН на эту тему принято, знаете, просто кот Леопольд какой-то, а не ООН у нас, «давайте жить дружно».

Александр Денисов: Почему нужно чеченского террориста, условно чеченского, там у него грузинские корни и так далее, в Чечне воевал, – почему его нужно обелять, называть его политэмигрантом и так далее? Зачем нужно это делать? Почему кровавого человека таким образом прикрывать? Для чего?

Владимир Луценко: Ну, я думаю, что, так сказать, здесь много намешано. С одной стороны, глупость и недальновидность, с другой стороны, просто непрофессионализм, а с третьей просто, так сказать, звериная злоба ко всему, связанному с Россией. Вот это все, эта вот гремучая смесь и не дает в мире побороть вот этот терроризм, который как пил кровь… Ведь в Европе только за последние годы 2 тысячи человек убито вот этими зверьками, точно этими же, на улицах мирных городов.

Александр Денисов: Кстати, я вспомнил, Владимир Васильевич, извините, что прерываю, Ахмеда Закаева ведь тоже не выдают, тоже мы приводим доказательства.

Владимир Луценко: Закаев, да, Удугув, этот «Геббельс чеченских бандитов», так сказать, басаевских где-то бегает. Их прикрывают, их воспитывают. Может быть, наверное, на особый период какой-то их приберегли, чтобы опять, так сказать, разжечь огонь на нашей земле, ну может быть, не знаю. В общем, некрасиво это, это подло, это просто ни в какие ворота не лезет.

Александр Денисов: Спасибо большое, Владимир Васильевич. На связи был Владимир Луценко, полковник запаса ФСБ, экс-руководитель подразделения по борьбе с терроризмом.

Анастасия Сорокина: Поговорим с еще одним экспертом: Валерий Киселев, ветеран группы специального назначения «Вымпел». Валерий Юрьевич, здравствуйте.

Валерий Киселев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Валерий Юрьевич?

Валерий Киселев: Да-да-да, слушаю вас.

Александр Денисов: Скажите, вот сейчас обсуждаем как раз историю с Хангошвили. Что могло там произойти? Ведь, говоря по-русски, такие люди своей смертью не умирают. Если ты причастен к преступлениям, связан с криминальными кругами, очевидно, что оттуда выйти нельзя, ты вовлечен в дела. Чем можно объяснить вот эту смерть? Почему приписывают это нам, не глядя на очевидное окружение, чем человек жил, с кем общался, как деньги зарабатывал, в конце концов?

Валерий Киселев: Ну, смерть его объяснить можно только тем, что он занимался преступлениями, а сколько веревочке ни виться, все равно будет ее конец, это понятно. Проблема в другом, что пытаются приписать это все нашему государству и нашим спецслужбам, на что я имею… Естественно, жизнь будет показывать, как, что, чего происходит, но можно логически попробовать порассуждать по поводу случившегося и сказать определенные вещи, которые говорят только об одном – о том, что наше государство здесь не причастно.

Значит, почему? Когда-то в нашей стране, еще в Советском Союзе, было такое бюро диверсионной работы за границей, которое ОГПУ, НКВД и так далее, это время войны и сразу же после войны нашей 1941–1945-х гг. Тогда решались задачи устранения ключевых фигур противника и достаточно успешно решались. Но это происходило после стратегических решений руководства, решения советского суда по приговору, который в исполнение приводился, так скажем, специальными людьми.

Александр Денисов: А кого мы устраняли, Валерий Юрьевич? Кого устраняли? Нацистских преступников?

Валерий Киселев: Тот же самый Троцкий, те же самые, так сказать, оуновцы, те враги государства, которые, так сказать, пособники были фашистской Германии и так далее, и так далее.

Александр Денисов: Чем, кстати, занимались и израильтяне, «Моссад», например, такие же операции проворачивал.

Валерий Киселев: И израильтяне, да. Израильтяне вообще, так сказать, свой Судный день, что называется, применяют всегда, если просто государства преступник совершил какое-то преступление, то его достанут, что называется, в самой теплой кровати.

Александр Денисов: Тепленького из постели достанут, да.

Валерий Киселев: Да, но это их, так сказать, задача. А у нас наше государство, наше правительство в 1950-х гг., так скажем, стратегическое руководство отказалось от разрешения таких методик. У нас это не является средством для реализации международной политики, так было записано тогда в постановлении Центрального комитета партии. Я, кстати, все это рассказываю, писал в своей книге «Легенды «Вымпела», можете полюбопытствовать, на странице 33 это все рассказывается, так что ЦК КПСС запретил проведение таких акций.

Как известно, Россия сегодня правопреемница всех и многих законов и программ, которые в том числе, особенно в спецслужбах, что называется, существуют. И поэтому все то же самое, наше государство не имеет стратегической задачи решать свои какие-то вот эти проблемы такими методами, не существует даже такого подразделения сегодня. Они были, как известно, в 1991 году, но, что называется, приказали долго жить. Поэтому в данном случае у нас нет подразделения, которое этим занимается.

Вы помните, говорят о том, что вот якобы сотрудники в прошлом «Вымпела» или управления ЦСН ФСБ России к этому отношение имеют, – они не могут иметь к этому отношения, я могу сказать причину, потому что в функциональных обязанностях этого управления не существует таких… А это очень много вокруг этого должно быть связано, то есть…

Александр Денисов: Валерий Юрьевич, простите, что прерываю. Самый главный аргумент, если бы этим занимались сотрудники, о которых вы говорите, они бы это делали чисто и никто бы про это ничего не узнал, не догадался, даже речи не было бы, вот главный аргумент, скорее всего.

Валерий Киселев: Ну это гипотетическое рассуждение.

Александр Денисов: Да.

Валерий Киселев: Эти сотрудники уже 50 лет, больше 50 лет не только не занимаются этим, даже те, которые когда-то были офицеры такие, им по 100 с лишним лет сегодня, то есть это уже тоже нонсенс, не может быть. Поэтому чисто они делал, не чисто, они просто этого не делали и никогда не делают, поэтому это все рассказы для книжек.

Александр Денисов: Да, сказки для взрослых, как говорится, страшные сказки.

Валерий Киселев: Да.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи с нами был Валерий Киселев, ветеран группы специального назначения «Вымпел».

Послушаем зрителей. Из Белгородской области на связи Иван. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну я вот смотрю передачу. Я, конечно… Вот сейчас рассказал Валерий Киселев, о чем он говорил. Конечно, понятно он говорит, что сейчас это не… Но почему? Это же было когда-то, почему мы… Допустим, тот же Израиль, он за своих футболистов, нашел всех, кто уничтожил команду футболистов, всех нашел преступников и уничтожил. Я считаю, что это неправильно все-таки.

Александр Денисов: Вы имеете в виду за Мюнхен отомстили, вы это имеете в виду?

Зритель: Да-да-да. Это неправильно. Я считаю, что это… Мы же не убиваем, не собираемся мстить английским шпионам, бог с ними, мы мстим предателям, понимаете? А предателей нужно уничтожать в любом уголке мира, где бы они ни находились. Как, я не помню, кто это сказал, еще при Сталине, «мы найдем вас везде, для вас всегда найдется ледоруб».

Александр Денисов: Да-да, мы помним, кто это сказал. «Если найдем в сортире, будем мочить и в сортире», – безусловно, помним.

Зритель: Да, будем…

Александр Денисов: Но, конечно, это не тот случай, это мы с вами так, иронизируем, вспоминая знаменитые высказывания.

Еще звонок у нас есть?

Анастасия Сорокина: Да, на связи Москва, Игорь дозвонился до нас. Добрый день.

Зритель: Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Рад, что дозвонился.

Я постараюсь коротко. Мое мнение такое, что либерально нашей власти нужно относиться к законопослушным гражданам, а вот бандитов, киллеров, наркоманов, просто должна быть смертная казнь. Почему? Потому что, по-моему, в нашей стране настолько уже вот эти вот бандиты распоясались, терроризм, бандиты, это все равно то же самое бандит. Но почему мы все смотрим, оглядываемся на Запад? Сколько же можно?

Александр Денисов: Спасибо. Ну если бы на Запад оглядывались, там как раз смертные казни есть на Западе, в некоторых штатах США, например, в Техасе, где еще, точно уж не припомним. Спасибо вам большое за мнение.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Ну что же, идем дальше.

Александр Денисов: Да, про торг поговорим, который уместен.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Комментарии ветеранов спецслужб