«Сюрпризные деньги для пенсионеров» - это сыр в мышеловке или реальная помощь людям?

Гости
Михаил Беляев
кандидат экономических наук
Константин Ордов
заведующий кафедрой финансовых рынков РЭУ им. Г.В. Плеханова

Ольга Арсланова: Как говорится, «мелочь, а приятно». А в данном случае – даже и не мелочь. Инфляция «подъедает». Президент посчитал, что доплаты в тысячу рублей в год пенсионерам недостаточны, и предложил ввести дополнительные выплаты для российских пенсионеров и военных. С такой идеей он обратился к представителям партии «Единая Россия». Военнослужащим – по пятнадцать тысяч рублей, пенсионерам – по десять. И вот на каких условиях.

Владимир Путин, президент РФ: Причем, на мой взгляд, эта выплата в 10 тысяч рублей должна коснуться всех категорий пенсионеров – и работающих, и неработающих, и военных пенсионеров, которые получают пенсии по соответствующим ведомствам: Минобороны, МВД, МЧС и так далее.

Ольга Арсланова: Общую сумму выплат уже посчитали экономисты. Большая часть придется на пенсионеров – их примерно 45 миллионов человек. На порядок меньше – на военных. Получается примерно 500 миллиардов рублей. Это полпроцента ВВП. Поддержать именно деньгами пенсионеров – хорошая идея, никто не спорит, экономисты согласны. Но есть и проблемы, потому что в реальном выражении пенсии у нас на 2% ниже пика – 2014 года – сейчас. А еще и снижаются. Заодно и ухудшается соотношение пенсий к зарплатам. Выплаты – это еще и знак внимания: государство о тебе помнит.

Александр Денисов: Оля неспроста приводила все эти цифры. 500 миллиардов?

Ольга Арсланова: 500 миллиардов.

Александр Денисов: Да. Все тоже посчитали внимательно (ну, не все, конечно, а особо въедливые экономисты) и стали комментировать: мол, наверняка это приведет к повышению налогового бремени. Вот как прокомментировал это пресс-секретарь президента Дмитрий Сергеевич Песков.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ: Разовые выплаты пенсионерам и военным, предложенные президентом Владимиром Путиным, не приведут к увеличению налогов. Идея выплат принадлежит «Единой России». Конечно, были проработки со стороны президента. Разумеется, подобным объявлениям предшествует очень серьезная работа. Поэтому в данном случае сбалансированность бюджета, сбалансированность всех расходов – это очень важно, это абсолютная константна для кабинета министров.

Ольга Арсланова: А также въедливые экономисты вспомнили, что вот эта прибавка к пенсии в тысячу рублей в год, которую теперь президент признал недостаточной, была главным обоснованием для повышения пенсионного возраста и НДС. Получается, что вроде как и зря. Или не зря? Давайте разбираться.

Александр Денисов: Въедливым экономистам противопоставим въедливых журналистов и таких же экспертов. На связи со студией Михаил Кимович Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук. Михаил Кимович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Вы в модной такой джинсовой куртке, Михаил Кимович, свежо смотрите на жизнь тоже. Вот обратил внимание, что во время выступления президента на встрече с представителями «Единой России» об инфляции зашла речь – в новом ключе. Президент растолковал, что инфляция для одних слоев населения действительно такая, невысокая – ну, в пределах 4–6%, а вот для малоимущих слоев она значительно выше, потому что у них потребление определенных товаров, и эти товары как раз и скачут в цене. Для вас это тоже новым оказалось – вот такой подход к инфляции, к уровню жизни?

Михаил Беляев: Да нет, он новый только в том плане, что его президент озвучил. А так-то это экономистам было давно понятно, что этот узкий спектр товаров, который пользуется наиболее повышенным спросом, повседневным спросом и у которого практически нет субститутов, то есть заменителей – то, что мы называем ученым словом «с низкой эластичностью по спросу, то есть их заменить ничем нельзя, – вот на них цены растут всегда быстрее. То есть индивидуальная инфляция по этой узкой группе товаров, которые потребляются каждый день и незаменимы, она растет быстрее.

Вот президент вспоминал, приводил в пример, в противовес лимузины какие-то дорогие. Они дорожают медленнее, поэтому для тех, кто покупает эти лимузины часто, у того, конечно, с инфляцией дела обстоят в относительном плане получше.

Ольга Арсланова: Михаил Кимович, а неужели не было понятно с самого начала, когда шла речь об этой тысяче в год, что ее инфляция «подъест»? Ну согласитесь, сумма не бог весть какая.

Михаил Беляев: Ну конечно, сумма не бог весть какая. Но определение экономики – это политика как бы возможного. Ресурсы всегда ограничены. И потом, вы же знаете позицию нашего Минфина. В общем-то, там особо не разгуляешься с нашим Минфином, да? Не говоря о том, что у нас ограниченные ресурсы.

Но вообще, когда об этом говорили… Ну, вообще сама идея повышения пенсионного возраста, если не вдаваться в подробности, она более чем сомнительная, а вся аргументация более чем искусственная, придуманная. И она проходила только просто потому, что она подкреплена административным ресурсом, и ничем более. Смысла там было очень мало. Но тем не менее какая-то аргументация была придумана. И теперь мы видим, что она рушится у нас просто на глазах. Но тем не менее вот эта прибавка в одну тысячу…

Конечно, трудно было себе представить, что инфляция все-таки разгонится. Правда, она не такая большая. Ну, целевой показатель – 4%. Она вышла на уровень 6,5% (это то, что озвучил президент). Ну, в общем-то, она пока еще не катастрофическая. Но вместе с тем для тех, кто находится на самой стремнине этой самой инфляции, для них, конечно, каждая тысяча рубля на счету. И вот эта дополнительная помощь, конечно, абсолютно не лишняя.

Александр Денисов: Михаил Кимович, справедливости ради отметить нужно, что правила игры-то государство соблюдает. Так и говорили: индексация по уровню инфляции. Конечно, тысячи маловато, спору нет, это совершенно не деньги, но так и прописано ведь в законах, в актах: по уровню инфляции.

Михаил Беляев: Ну, по уровню инфляции. Видите, если мы возьмем среднюю пенсию… Ну какая? Мне трудно сказать. В Москве, в регионах… Вот когда вам звонят люди, они называют цифры – и десять, и двенадцать тыщ. Вот эта тысяча к десяти или к двенадцати как раз и составляет вполне себе приличную добавку, то есть если мы говорим не об абсолютной цифре, а о цифре относительной. А инфляция – это относительный показатель. Там как раз статистика себе позволяет вот такие трюки совершать.

Ольга Арсланова: А почему многие так взволнованы этими выплатами? Я что-то не помню разговоров о росте налогового бремени или о подъеме ключевой ставки Центробанка, когда платили по 10 тысяч рублей семьям. Причем неоднократно же платили, да? И на то, чтобы собрать ребенка в школу, и просто были эти выплаты. А как только речь зашла о пенсионерах, всем мерещится где-то какой-то подвох. А он мерещится. Вот мы пытаемся понять: он зря мерещится или не зря?

Михаил Беляев: Ну, на мой взгляд, он зря мерещится. Тут никакого подвоха нет. И мне как не только ехидному… Или как вы назвали?

Александр Денисов: Въедливому, да.

Михаил Беляев: …как въедливому эксперту, но еще и въедливому эксперту, который имеет определенную склонность к конному спорту в течение длительно-длительного времени, хочется вспомнить русскую поговорку: дареному коню в зубы не смотрят. А зубы определяют возраст лошади. На мой взгляд, любая помощь должна восприниматься просто с пониманием того, что это помощь, это дополнительные деньги. При том, что у нас есть очень много тех моментов, которые можно критиковать.

Понимаете, «армия» пенсионеров – 45 миллионов, как вы правильно сказали. Это люди с обостренными чувствами и взглядами на жизнь, которые, в общем-то, все время жалуются (и они обоснованно, наверное, жалуются) на то, что они получают мало, что их забыли, что они… И тут наконец вспомнили и дали вот эти 10 тысяч. Ну, естественно, такое бурчание, на мой взгляд. Ну уж простите, вырвалось.

Александр Денисов: Михаил Кимович, опять же отметим, что пока еще не дали. Это обсуждается как идея.

Михаил Беляев: Ну, дадут, дадут.

Александр Денисов: Да, безусловно, дадут. Когда президент говорит, обычно все четко. Михаил Кимович, ощутим был социальный запрос на единовременную выплату после выплат, как Ольга упомянула, выплат детям. Школьникам дали «подъемные», точнее – родителям школьников, чтобы собраться к 1 сентября. И ощутимо был вопрос у пенсионеров. Все так же сталкивались с трудностями в период пандемии, а их обходили. Вот это четкий ответ на этот социальный запрос.

Михаил Беляев: Да, это совершенно правильно. Понимаете, тут еще обостряется тем, что вроде считается, что это какая-то предвыборная такая акция. Хотя, на мой взгляд, всегда надо смотреть на результат – независимо от того, до выборов это тебе дали, после выборов. Ну, дали – спасибо.

А потом – август, все у нас в напряженном состоянии, переживают. Ну, слава богу, осталась неделя до конца августа. Я думаю, ничего не произойдет с этим самым августом. Ну и так далее, и так далее. То есть оснований для волнений нет.

Александр Денисов: Михаил Кимович, вы знаете, вы упомянули про выборы. А у нас все время либо выборы, либо еще что-то. Вот когда платили детям, был у нас один политолог такой, смотрящий вглубь любой проблемы, и он говорил: «А это чтобы люди пошли и за Конституцию проголосовали. Вот поэтому им дали подачку». Я говорю: «Так ради этого? В этом вы усматриваете? Что, людей так легко купить, чтобы они прошли и проголосовали за Конституцию?» Мне кажется, это тоже оскорбление своего народа, когда так говорят: ради выборов. Я не вас имею в виду, а в принципе сам подход.

Михаил Беляев: Ну, на мой взгляд, конечно, конечно. Потому что я склонен смотреть на результат. Вот я сегодня комментировал тот же самый вопрос «Комсомольской правде», радио. И там нашелся человек, который выступил, и он тоже был недоволен тем, что… Он загнул пальцы и сказал: «Школьникам помогли. Пенсионерам помогли. А я рабочий на каком-то государственном предприятии. Почему меня забыли? Почему мне никто деньги не дал?» Ну, пришлось напомнить, что экономические решения… Ну никогда такого не бывает, чтобы экономическим решением были довольны абсолютно все. Всегда найдется тот, кто будет его критиковать.

Но, на мой взгляд, надо смотреть на усилия, на результаты и все-таки на то… Вот как Ольга совершенно правильно сказала. В течение года ну сколько было этих выплат? То по такому случаю, то по сякому случаю, то школьникам, то просто пенсионерам и так далее, и так далее. То есть очень много таких. И если посчитать… Другое дело, что на них нельзя как-то рассчитывать, их нельзя предвидеть, но в любом случае они приходят. И я даже придумал для себя термин – «сюрпризные деньги». На мой взгляд, они даже еще более интересные, чем какие-то другие. Вот «сюрпризные деньги» – как здорово!

Ольга Арсланова: Михаил Кимович, отлично! К вашему коню еще можно вспомнить народную мудрость: дают – бери, бьют – беги. Вот дают – хорошо. Но «сюрпризные деньги» не компенсируют системных проблем с российскими пенсиями.

Михаил Беляев: Ну, это да, это да.

Ольга Арсланова: Вот у нас тут зритель въедливый посчитал, что из-за отсутствия индексации он теряет в год 50 тысяч рублей, а 10 тысяч для него – подачка. То есть вопрос о том, что индексация якобы ему уже гарантирована должна быть по закону, а ее нет.

Михаил Беляев: Ну да, системность. Конечно, как я говорю, это трудно предвидеть, будет или нет, в каких объемах. А когда индексация, то это ты ежемесячно понимаешь, что что-то капает на счет. И это, конечно, так сказать, приятнее может быть. То есть ты можешь рассчитывать и более уверенно себя чувствовать. Тем не менее… Но это, видимо, тоже работающий пенсионер, раз у него нет индексации, да? Вот как только он уволится, ему сразу все это проиндексируют задним числом. Как говорят, в те месяцы, в которые он будет ждать эту выплату индексации, месяца два-три, ему все равно эта индексация будет.

Конечно, хотелось бы все это видеть в больших объемах и более регулярно, выйти на этот пресловутый уровень – 40%, которые рекомендует Международная организация труда, 40% от прежнего заработка. Но, понимаете, тут… То есть надо относиться к этому с пониманием. Я думаю так. Будет и легче, и спокойнее жить, и оптимистичнее. И тогда, кстати, плохое настроение не будет «подъедать» вас изнутри, раз у нас уже есть такой термин теперь.

Александр Денисов: Спасибо большое. Михаил Кимович Беляев. Подарили нам новый термин – «сюрпризные деньги». Да деньги, честно говоря, никогда плохими не бывают. Только со стороны «дурные деньги», это про других.

Спасибо, Михаил Кимович. Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, был у нас на связи.

И наш следующий собеседник – Константин Ордов.

Ольга Арсланова: Да, Константин Ордов, заведующий кафедрой финансовых рынков РЭУ имени Плеханова. Константин Васильевич, добрый вечер.

Константин Ордов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: «Сюрпризные деньги». Плохих денег не бывает. А бывает еще сыр в мышеловке. То есть у нас же как народ рассуждает? «Вот сейчас 500 миллиардов рублей (приблизительно) выделяют – полпроцента ВВП. А откуда возьмут?» И не приведет ли это действительно к каким-то дисбалансам дальнейшим в экономике?

Александр Денисов: Вот прямо иллюстрация за вашей спиной к Ольгиному вопросу, Константин. Дорога в пропасть у вас куда-то там ведет за спиной, в туман, в неизвестность. Оля, уж прости.

Константин Ордов: Я думаю, что это, наоборот, некий спасительный путь. И когда мы с вами говорим о таких «сюрпризных деньгах», они никогда не бывают сюрпризными. Финансы – это очень прагматичная сфера деятельности и науки. И в этой связи мы с вами точно понимаем, что все, что будет выплачено, прежде было где-то изъято. Поэтому здесь мы с вами давайте не будем играть в эти «кошки-мышки» со словами, что кому-то это все вдруг неожиданно, как снег на голову…

Ольга Арсланова: Простите, перебью вас. Изъято? Вот источник в Госдуме сообщает, что эти деньги возьмут из дополнительных доходов бюджета. Что это за доходы? Давайте прямо скажем, откуда изъяты эти деньги. Может быть, страна их заработала.

Константин Ордов: Нет, так и есть, так и есть. То есть, с точки зрения проекта бюджета на 2021 год, мы с вами абсолютно точно можем сказать, что для нас мировая конъюнктура была более чем благоприятная в этом году. У нас цены на нефть, в общем-то, были очень приятные. Больше того, цены на другие…

Александр Денисов: Они еще приятнее становятся, Константин Васильевич. Вы же видите, что цены на нефть еще приятнее растут, уже за 70 шагает баррель.

Константин Ордов: Нет, подождите. Вы отстаете, мне кажется, от современных трендов. Уже день-два как мы начинаем пребывать в унынии.

Александр Денисов: А, в унынии? Я понял.

Константин Ордов: Да, мировые рынки, к сожалению, вот с точки зрения нефти, нам перестают сулить манну небесную. А вот с точки зрения как раз именно продукции агрохолдинга, действительно, нам сулят что-то хорошее. Но при этом мы, естественно, понимаем, что есть необходимость прежде всего обеспечить наш внутренний рынок по вполне вменяемым ценам, а не по мировым. К сожалению, за мировыми ценами наши доходы никак не успевают.

И мне кажется, надо говорить именно о необходимости. Президент принимает решения в рамках той необходимости для определенных категорий граждан, которые действительно нуждаются либо в обещанных индексациях, либо в индексациях на уровне инфляции, либо просто в прямой финансовой помощи, для того чтобы сохранить свой уровень и качество жизни.

Александр Денисов: Константин Васильевич, а что же вы тогда говорите: «Значит, где-то изымут», – вроде с подозрением? Да пусть изымают! И слава богу. Что, вам жалко, что ли? Мне не жалко. Пусть забирают доходы, наши налоги – выплатят пенсионерам.

Константин Ордов: Ну, тут надо быть социально ответственным. Но мне бы хотелось, конечно же, чтобы социально ответственными были не наименее обеспеченные слои, а бизнес, а-ля металлурги, которые сегодня действительно имеют возможность получить сверхдоходы. Вполне возможно, на сегодняшний день их очередь, их черед.

Александр Денисов: Белоусова на них, Константин Васильевич, Белоусова на них! Вот он «химиками» занимался, помните? Андрей Рэмович. Вот теперь на металлургов его направить.

Константин Ордов: Ну, не только их. То есть мы с вами понимаем, что на сегодняшний день, если мы пустим все на самотек, то… Даже цены на пшеницу выросли настолько, что мы рискуем, так сказать, остаться либо без хлеба, либо с существенно подорожавшим хлебом. И здесь превентивные меры, связанные с ограничением экспортных поставок, тоже правительством осуществлены.

Ольга Арсланова: Константин Васильевич, а вот какой момент. Международная организация труда рекомендует, что называется, для «поддержания штанов» пенсионеров как минимум, чтобы соотношение зарплаты к пенсии было 40%. Когда Россия дойдет хотя бы до 35%?

Константин Ордов: Ну, тут мне обрадовать вас нечем. Я, будучи экономистов, я же не определяю политику, я всего лишь констатирую те процессы, которые происходят. И они, к сожалению, совершенно обратные. Мы с вами говорим о том, что у нас вместо 40% мы добрались до 29% и стремимся ниже. И вполне вероятно, что как форма перехода к некой дополнительной доплате к базовому доходу, до вот этого соотношения. Это не такой уж и плохой опыт.

Мы говорим о том, что базовый доход для нас с вами в перспективе является, скорее всего, безальтернативным. И сегодня мы говорим о том, что мы каждому гражданину до его минимального социального уровня доходов, обеспечивающего проживание, должны доплатить. Вполне возможно, вот эти эксперименты, может быть, не всегда уклюжими кажутся, они вполне могут казаться безадресными, хотя при всем при этом они вроде бы имеют абсолютно точную адресную помощь. Но поймите: бюджет не безграничен.

Александр Денисов: Константин Васильевич, вы сказали, что они могут казаться безадресными. Не кажутся ли вам вот эти социальные выплаты, социальные безальтернативными? Потому что любое капиталистическое общество (а мы являемся капиталистическим обществом) избегает упорно ответа на вопрос о несправедливом распределении благ и средств в этом обществе, упорно, отделываясь отговорками: рынок так распорядился, поэтому вам не дал, кому-то не додал, а кому-то дал. Избегать ответа на этот вопрос насколько опасно?

Вот мы смотрим на Америку – чрезвычайно расслоенное общество, агрессия невероятная! Каждый день погибают на улицах в перестрелках по 150 человек, каждую ночь. Безусловно, можно сказать, что там выше уровень жизни. Выше, но не для всех. И проблемы у них нарастают. Вот если мы будем брать в пример и Европу тоже, мы можем себе позволить роскошь, отворачиваться от этого вопроса, не отвечать на него? К чему мы придем?

Константин Ордов: Нет конечно. Нет конечно. Нет, безусловно, пропасть между богатыми и бедными не может расширяться бесконечно. И мы с вами понимаем… Еще Ленин нам объяснял, что является причинами и некими драйверами для социальной несправедливости. И ровно здесь мы с вами понимаем, что некое отсутствие, может быть, сегодня продвижения либо очень медленное продвижение… Мы говорим, что налоги на богатых, в общем-то, начинают расти. Да, мы отказались даже от плоской шкалы от налога на подоходный доход… от подоходного налога, простите.

И вот тут мы с вами говорим, что сегодня, в общем-то, эти изменения не могут происходить бесконечно быстро. И здесь мы вынуждены с вами говорить о том, что сегодня есть определенные группы людей, которым была обещана некая индексация. Пускай, вполне вероятно, мы с вами не до конца осознаем и, может быть, объективно сформировали группы лиц, которые в этом особо остро нуждаются. Но об адресной финансовой прямой помощи мы не только говорим, но и продвигаемся…

Александр Денисов: Константин Васильевич, подведем итог. То есть мы созрели к тому, что отворачиваться от этого вопроса нельзя? Так или иначе или иначе людям нужно будет ответ дать четкий, с теми или иными социальными мерами?

Константин Ордов: Да конечно.

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Константин Ордов, заведующий кафедрой финансовых рынков университета имени Плеханова, был у нас на связи.

А у нас следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (18)
наталия
почему ЕдРо предложили эти выплаты только перед выборами? Это покупка голосов?
konsuella наталия
Естесссственно!!
Марина
В России умерли 2 млн. пенсионеров за последнее время. Какая прибыль-то! Подачка в 10 тыс. выжившим - это суперцинично.
Евгений
Это унижение и оскорбление русского народа, очередная подачка перед приближающимися выборами. Все понятно .
Людмила
1000- это усреднённая сумма. Есть прожиточный минимум для пенсионеров по регионам. Вот эта сумма ещё далека от повышения на 1000. А большинство прожиточным мин. располагают
Саша
Покупка голосов избирателей !
Александр Безуглов
Военнослужащим – по пятнадцать тысяч рублей, пенсионерам – по десять и депутатам ЕдРо сто тысяч руб. Депутаты одобрили. Они одобрят всё от чего их карманы оттопыриваются.
ХА-ха
А причем здесь сыр в мышеловке? Включайте мозги! Деньги всем пенсионерам пригодятся но идти голосовать надо за КПРФ.
Любовь
Выборы надо подмазать потом сполна заберут назад пенсионеров в России не считают за людей отработанный материал обидно но факт
Евгений
сыр в мышеловке
Dmitriy
Понты предвыборные...
Александр
Это просто подкуп избирателей.
Александр
Кинули обглоданную кость, как собакам.
Валерий Солопов
Господа, раздающие наши деньги нам же, запомните на всю оставшеюся свою жизнь и передайте своему поколению, что сыр в мышеловке самый дорогой -- это жизнь.
Любовь
Не знаю, как там « экономисты»- двоечники считают, а я не считаю, что по сравнению с 2014 годом моя пенсия меня устраивает. Ни в чем себе не отказываю. Живу по средствам без всяких льгот. И 10000 тыс р не помешают. Вот так.
Ольга
Унижение это!...
Инна
Это где какую тысячу прибавили ? Нам ничего не прибавили. Очередная ложь.
Инна
Это подкуп, печеньки, как в Украине было.