Таких берут в космонавты

Гости
Андрей Ионин
кандидат технических наук, главный аналитик Ассоциации «Цифровой транспорт и логистика»

Александр Денисов: «Таких берут в космонавты»: «Роскосмос» решил отправить на МКС актрису и режиссера ради съемок художественного фильма.

Ольга Арсланова: Годными в отряд кинокосмонавтов отборочная комиссия признала известную актрису Юлию Пересильд и режиссера Клима Шипенко. Подготовку к полету они начнут 1 июня: их ждут испытания на центрифуге и в вибростенде, тренировки на самолете в условиях невесомости и парашютная подготовка. Художественный фильм, ради которого все задумано, с рабочим названием «Вызов», станет частью просветительского проекта о космосе. Старт экспедиции запланирован на 5 октября.

Александр Денисов: Летчик-космонавт Михаил Корниенко, комментируя такие планы отправить Пересильд и Шипенко на МКС, сказал, что непрофессионалам делать на станции абсолютно нечего. Десять дней на орбите обойдутся в 2 миллиарда рублей, мол, все эти 10 дней киногруппа может просто тошнить, ничего они не снимут. Ну, не только их, заодно и Тома Круза, возможно, так как он будет сниматься в октябре в голливудской картине в американском сегменте МКС, так что пересекутся наши и американские съемочные группы.

Ну, саму идею мы обсуждаем вместе с вами, подключайтесь, звоните нам, рассказывайте, что думаете по этому поводу. И в студии у нас Андрей Геннадьевич Ионин, кандидат технических наук, главный аналитик ассоциации «Цифровой транспорт и логистика».

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Ионин: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вы знаете, что многих возмущает (в интернете сейчас, естественно, обсуждают эту новость, и на кухнях тоже обсуждают)? – то, что Том Круз, американский актер, и наши актеры, и вот достижения в космонавтике у нас разные.

Андрей Ионин: Ну, насколько я слышал, по-моему, экспедиция с Томом Крузом, Том Круз отказался лететь.

Александр Денисов: Уже отказался?

Ольга Арсланова: Но тем не менее.

Андрей Ионин: Вроде как была такая информация. Но я, во-первых, выражу...

Александр Денисов: И это достижение, Андрей Геннадьевич, ха-ха-ха, американское, Оля вот это имела в виду?

Ольга Арсланова: Ха-ха-ха!

Андрей Ионин: Да-да. Я выражу сначала коротко свое мнение, а потом попытаюсь его аргументировать. Первое: я противник происходящего. А теперь я объясню свою позицию. К сожалению, я не знаю развернутой аргументации той стороны, которая ратует именно вот за такой проект, как отправить и режиссера, и актрису, то есть двух человек непрофессиональных, в космос. Ни разу не слышал развернутой аргументации ни «Роскосмоса», ни продюсеров этого фильма...

Александр Денисов: А там эмоциональная аргументация, поднять престиж...

Андрей Ионин: Да. Ну давайте вот начнем тогда с этого, это я тоже слышал. Вот недавно, буквально чуть больше месяца назад прошло выдающееся событие и для нашей страны, и для, я считаю, всего человечества – это 60-летие полета...

Александр Денисов: ...Гагарина.

Андрей Ионин: ...Юрия Алексеевича Гагарина, да. Где были эти люди, которые говорят о каких-то новых креативных идеях в части популяризации российской и советской космонавтики? Ну простите, я лично, может, кто-то другой, не наблюдал ни одной такой идеи. Ну, казалось бы, вот событие, и не надо никого в космос отправлять, давайте отпразднуем это действительно выдающееся событие, где наша страна, весь наш народ внесли большой вклад и в то, что человечество шагнуло в космос, и в то, что мы в прошлый раз с вами обсуждали, и в то, что мы живем 70 лет, весь мир, все человечество живет в мире, нет большой войны, потому что не секрет, что второй стороной космической программы было создание абсолютного оружия, ракетных носителей ядерных зарядов, собственно, благодаря чему весь мир живет без войны большой. Но никаких идей не было, за исключением, мы тоже в прошлый раз с вами об этом, по-моему, говорили, прихода руководителя «Роскосмоса» на «Первый канал», вот это единственный такой сильный пиар-ход.

Александр Денисов: В шоу Ивана Урганта, да, вы тогда возмущались.

Андрей Ионин: То есть никаких идей нет. Поэтому если эти люди говорят о том, что действительно... А я считаю, действительно, и не только в нашей стране, во всем мире надо космонавтику, вести более активную пропаганду, я считаю, что больше всех здесь делает Илон Маск, «Роскосмос» здесь как раз не очень, на мой взгляд, кроме личного пиара руководства «Роскосмоса», чем-то отличается. Ну вот было событие, но ничего необычного...

Александр Денисов: А чем они отличаются?

Андрей Ионин: Но ни одной идеи, ни одной идеи мы не увидели.

Александр Денисов: Андрей Геннадьевич, вот вы говорите, что он ходит к Урганту, это, мол, не подобает. Илон Маск тут недавно тоже отметился, акции даже упали, какого-то ковбоя изображал на шоу, такой же какой-то Saturday Night Live, что у них там...

Андрей Ионин: Да-да. Но Илон Маск, мы тоже с вами уже говорили, у Илона Маска много ипостасей: он и бизнесмен, он действительно визионер, человек, который трансформировал несколько отраслей промышленных, новый взгляд, дал новый импульс развития этим отраслям. Ну да, есть у него, безусловно, эта составляющая. И мы понимаем на самом деле...

Александр Денисов: А в чем разница-то? Все то же самое.

Андрей Ионин: Да, вот тот образ Маска, который создается, во-первых, это, на мой взгляд, целенаправленная американская политика по созданию, чтобы привлечь молодежь на инженерные специальности. Не секрет, что в Соединенных Штатах образ Илона Маска соединили с образом Тони Старка, «Железного человека», то есть это уже две такие ипостаси неразрывные с такой американской мифологией комиксов, вот. В результате действительно конкурс в американские технические вузы при Илоне Маске за последние 10 лет вырос в разы.

Ольга Арсланова: Но вырастает-то, потому что есть результат у Илона Маска, как бы мы к нему ни относились. У нас...

Андрей Ионин: Абсолютно точно, да-да. То есть надо понимать, что для того, чтобы образ работал, должны быть реальные достижения. Когда... Это, кстати, американцы, они, люди, умеют копировать хорошие идеи, мы знаем, что то же самое делалось в нашей стране в 1930-е гг., когда надо было культ авиации развивать, чтобы молодежь шла в конструкторы самолетов и шла в летчики. Мы знаем, какой культ вокруг летчиков был в нашей стране, это была целенаправленная государственная политика, первые герои, все полеты, все знали...

Александр Денисов: Чкалов, Водопьянов...

Андрей Ионин: Да, героев-летчиков, да, вот, это была целенаправленная государственная политика. Сейчас мы это видим в Соединенных Штатах. И вот теперь вот этот пример. Ну, во-первых, нам никто не объясняет, откуда деньги, вот. Мы с вами опять-таки в прошлый раз говорили...

Александр Денисов: На съемки фильма вы имеете в виду?

Андрей Ионин: Да, если бы...

Ольга Арсланова: Откуда эти 2 миллиарда?

Андрей Ионин: Если бы «Роскосмос» был частной компанией, как SpaceX Илона Маска, или это был Том Круз, который является продюсером своих фильмов, и он нашел деньги на этот полет, ну, как говорится, его деньги, он может тратить как хочет и потом уже, так сказать, зарабатывать на фильме или, так сказать, терпеть финансовое фиаско. А здесь деньги бюджетные, ну и альтернативно можно оценить...

Ольга Арсланова: А это точно уже известно, что это бюджетные деньги, мы это знаем наверняка?

Андрей Ионин: А какие деньги? По крайней мере опять-таки нам не говорят, откуда эти деньги, а сумма, если альтернативно считать, вот потом у нас полетят уже, наверное, в 2022 году два японских туриста...

Александр Денисов: Миллиардера.

Андрей Ионин: Сумма, да, оценивается где-то в 80 миллиардов долларов. Ну вот сумма такая соразмерная, поэтому, если умножим на текущий курс, ну получим 4–5 миллиардов рублей. Ну то есть этот фильм получается одним из самых дорогих фильмов в истории страны. Но меня еще удивляет, что даже уже с начала эры кино использовали дублеров. В чем принципиальный такой вот цимус, идея, чтобы именно сам актер, сам актер, не дублер, а сам актер использовался в этих съемках? Мы же понимаем, что в принципе там есть вариант, там снимают со спины, немножко гримируют, там не отличишь...

Александр Денисов: Так на земле можно...

Андрей Ионин: Это первый вариант. Второй...

Ольга Арсланова: «Аполлон-13» на земле снимали, в самолете...

Андрей Ионин: Да нет, яркий тому пример, конечно, фильмы «Гравитация», «Интерстеллар». Ну, это, мы говорим, есть дублеры, а есть еще вообще спецэффекты, где вообще можно создать все что угодно. То есть для чего выбран такой самый дорогостоящий вариант? В чем... Наверное, может быть, что-то, я не знаю, может, какой-то гениальный ход, вот, но просто даже не могу, честно, представить... Может, я не очень креативный.

Александр Денисов: Но фильм же «Вызов», по какой-то причине их туда вызвали, там таинственное...

Андрей Ионин: Ну, вы знаете, мы с вами же наблюдали буквально за последние несколько лет, в том числе с участием этого режиссера, фильмы и «Время первых», и «Салют-7», ну прекрасные фильмы, на мой взгляд, действительно, которые и специалистов, наверное, и неспециалистов пробирают до глубины души. Может быть, там не все достоверно, но, как говорится, и бог с ним, но они действительно, так сказать, сняты и чувствуется такой настрой, напор. Но там же люди в космос-то не летали, правильно?

Ольга Арсланова: Это дорого.

Андрей Ионин: И как-то смогли. Почему, вот почему сейчас это надо сделать, я не очень понимаю.

Ольга Арсланова: Андрей Геннадьевич, но вы же сказали, что нашему космосу нужен пиар, а я помню еще со студенческих лет, у нас пиарщики учились, и у них была присказка: «Если нет реальных дел, не спасет пиар-отдел». Если нам нужен пиар космоса, каким он должен быть? Может быть, у нас есть реальные достижения, о которых массы не знают? Мы вот снимали опрос на улицах, спрашивали у людей для программы вспомнить, кто у нас сейчас на МКС из россиян, какие достижения за последние годы, – люди не знают, а наверняка есть.

Андрей Ионин: Поверьте, в Америке если это спросить, кто летает на МКС...

Александр Денисов: Я знаю, Сверчков был.

Ольга Арсланова: Двое.

Андрей Ионин: И этот вот я тоже хотел бы аспект затронуть такой морального плана. Вот сейчас заявили, что вот единственная женщина в российском отряде космонавтов Анна Кикина, ее поставили на полет, хотя она должна была лететь в этом году как раз первоначально по планам вместо актеров, ее поставили на полет в следующем году. Так вот человек готовится к полету 10 лет, 10 лет, причем мы понимаем, что это не просто подготовка, значит, человек занимается своими делами, живет обычной жизнью, семья, дом, работа, а это профессиональная подготовка, это полное практически самоотречение и действительно такое хождение по острию ножа, потому что, как мы понимаем, у космонавта малейшее какое-то заболевание, которое обычный человек даже не заметит, будет барьером на пути в космос. То есть в любой момент этот путь может быть остановлен просто какой-то там случайностью медицинской. И вот человек готовится 10 лет, а теперь кто-то вот просто из непонятных абсолютно соображений летит раньше.

Александр Денисов: За 2 месяца.

Андрей Ионин: Это, понимаете, какое отношение в отряде космонавтов и какое отношение к космонавтам? На мой взгляд, с моей точки зрения, это неправильно, это как раз понижает престиж и космонавтики, что это действительно тяжелый труд, что это самоотречение, что это очень ответственная работа, если можно вот так вот по мановению щелчка, по непонятным причинам это сделать.

Ольга Арсланова: То есть такие «Вызовы» не просто бессмысленны, но они еще и тормозят реальные достижения, получается так.

Андрей Ионин: На мой взгляд, они не тормозят, они просто снижают то, что делается, важность того и ценность того, что делается. Вот «Роскосмос» все время говорит, что им не хватает денег, что не хватает денег на проведение экспериментов, что сейчас надо новую станцию, на которую они вдруг тоже придумали какие-то неожиданные, неизвестные никому задачи, вот. А оказывается, что задач-то особых нет и можно отправить с непонятными целями, значит, и режиссера, и актрису, при том что никто ничего не объясняет, вот.

Ну и потом, мы знаем, сейчас же, вот летом, должен стартовать многострадальный модуль «Наука» к станции, которая там уже тоже готовится к полету больше 15 лет. Наверное, этот новый модуль – это непростая задача, его же запускают для того, чтобы его как можно быстрее ввести в эксплуатацию, чтобы он начал работать, это же колоссальные тоже деньги. Оказывается нет, оказывается, тоже можно подождать ради вот этого, повторю, никем не объясненного... Может быть, это там известно – ну скажите нам, что там такого интересного и такого секретного вы придумали. Или это действительно какая-то такая, просто вот решили два-три человека, что давайте вот так, и давайте, а то, что думает вся страна, то, что по этому поводу думают космонавты, видно, никого не интересует.

Александр Денисов: А практически это...

Андрей Ионин: Это очень странная позиция. Я просто приведу еще один пример. Вот недавно, на днях, буквально 14-го числа «примарсианился» китайский марсоход. Вот вы обратите внимание, как в Соединенных Штатах и в Китае выбирают названия для своих космических программ.

Александр Денисов: «Персеверанс» там...

Андрей Ионин: Да-да-да. Выбирают, ну в Америке это традиционно детские конкурсы, то есть вот названия для всех американских марсоходов выбирают дети на конкурсе всеамериканском. Победителя приглашают на запуск, вот это все... В Китае тоже названия всех, и этой программы, и самого марсохода, «Бог огня», это тоже было выбрано на всекитайском конкурсе. У нас, кстати, тоже такая практика была, правда, во времена предыдущего руководства, вот, тоже название нового корабля «Федерация» выбиралось на конкурсе всероссийском, подводились итоги, было выбрано название «Федерация». А вот при нынешнем руководстве названия выбираются без конкурса решением одного человека. Вот и отношение, понимаете?

Ольга Арсланова: Слушайте...

Андрей Ионин: Можно сколько угодно говорить высоких слов, а на самом деле, когда доходит до конкретных дел, получается-то все не так, и за этими словами ничего нет, кроме каких-то личных амбиций.

Александр Денисов: Андрей Геннадьевич, практическая сторона, вот мне интересно. На съемки когда ездишь, коллектив узкий обычно, корреспондент, оператор, ассистент, машина тесная. Если лишний человек появляется, ну какой-то там стажер, ну надо человеку учиться, это обуза. Во-первых, нет места, вы что-то в тесноте, уже толком не поговоришь; на съемках лезет к героям, то есть как-то атмосфера ломается...

Ольга Арсланова: Стажер, например.

Александр Денисов: Атмосфера ломается, какие-то вопросы нелепые, микроклимат нарушается. Я представляю, что твориться на орбите будет, если туда заявятся люди, во-первых, непрофессиональные, во-вторых, действительно они могут себя плохо почувствовать, в-третьих, они будут совать руки куда ни попадя. Андрей Геннадьевич, вы в теории это вообще себе представляете, как это будет все?

Андрей Ионин: Безусловно, это один из важных факторов, тем более сейчас, как мы понимаем, состояние станции уже не такое блестящее, как было в начале эры космического туризма 15 лет назад. То есть сейчас очень много нештатных ситуаций, они происходят уже практически на регулярной основе, вот, а это всегда стрессовая ситуация, надо всегда быть готовым. То есть профессиональные космонавты научены не только переносить невесомость, эти условия космического полета, долгий отрыв от Земли, но они... Самое главное умение – это быстро и профессионально действовать в нештатных ситуациях, их этому, именно этому, собственно, их и тренируют эти долгие годы. И тут появляются непрофессиональные люди, это всегда большой риск, на мой взгляд, я считаю. И потом, сама космическая станция предназначена все-таки для того, что там находятся профессиональные люди, то есть они знают, что можно, чего нельзя, их этому тренируют, их долго тренируют, чтобы они четко понимали, что можно...

Александр Денисов: Там же все стены упичканы аппаратурой, там живого места нет.

Андрей Ионин: Конечно, конечно, да. Понятно, что там есть, что называется, защита от дурака, чтобы каких-то случайных нажатий, чего-то не было, да, но все равно это опасность. И я считаю, что вот это и с точки зрения безопасности это неправильно, ну и с точки зрения отношения к партнерам на станции... Я вообще не сторонник такого вот... Это же все-таки такая большая коммунальная квартира, МКС, надо договариваться с партнерами, согласны ли они на то, что вот на станции будут находиться какие-то посторонние люди, которые на самом деле несут риск...

Александр Денисов: Как будто их будут спрашивать.

Андрей Ионин: Да. Ну, есть же всякие теории, вы, наверное, слышали по поводу того, откуда появилось отверстие на МКС...

Александр Денисов: Какая?

Андрей Ионин: Ну, там есть, недавно, так сказать, стали, что вот люди, может быть, не совсем кто-то был здоров в этот момент психически, вот как раз до меня тут обсуждалось, психолог обсуждал, вот. То есть всякие ситуации могут быть, и поэтому...

Александр Денисов: А что же нам про это не рассказали? То есть кто-то сделал дырку... ?

Андрей Ионин: Ну, я не буду, это, так сказать, никто не подтвердил, просто слухи, можно в интернете найти, не буду никого компрометировать, тем более сам, как говорят, свечку не держал. То есть да, безусловно, это опасная ситуация, и наличие непрофессионального человека, тем более, как мы понимаем, люди творческих специальностей...

Ольга Арсланова: Их психика может не выдержать.

Андрей Ионин: У них особая психология, она просто так настроена.

Александр Денисов: Это же экстраверты.

Андрей Ионин: Да-да-да, они просто вот именно поэтому и хорошие артисты, что у них немножко психика по-другому работает.

Александр Денисов: Раздолбанная, говоря по-русски.

Андрей Ионин: Да, и не всегда, может быть, с точки зрения нормальных людей они выглядят нормально, и вот именно таких людей и не подготовленных физически, и не подготовленных психологически, значит, используют... Потом они должны там выполнять еще и профессиональную работу в очень короткие, сжатые сроки... При том что, повторю, я не очень понимаю, что такого, какие такие художественные задачи или креативные задачи надо решать, чтобы не использовать дублеров или не использовать спецэффекты, вот для чего... Ну, нам не объясняют, у нас принято, видно, так считать, что можно не объяснять, типа и так сойдет.

Ольга Арсланова: Но вообще-то выглядит как попытка закамуфлировать отсутствие реальных достижений.

Андрей Ионин: Я думаю, да.

Ольга Арсланова: Это так?

Андрей Ионин: Я думаю, да. Вот в то время, когда наши партнеры, коллеги из Соединенных Штатов, из Китая действительно много достижений, действительно реальные достижения. И главное, понимаете, даже дело не в том, что вот достижения сейчас, а когда эти достижения... Это очень длинная цепочка, то есть одно за другим, step by step, и ты понимаешь, что вот это сегодняшнее достижение у Китая – это не случайность, это продолжение цепочки: сначала полеты на Луну, теперь полеты на Марс. И это есть команда, следовательно, если было это, сегодня вот это, то завтра будет следующее.

Александр Денисов: Андрей Геннадьевич, у нас минута остается. Я смотрел внимательно сюжеты, где выступали и актеры, и режиссер, и я обратил внимание на режиссера, у него была абсолютно, ну вот на мой взгляд, равнодушная мимика. То есть уже по этому можно было судить, скорее всего, никто никуда не полетит. У меня внутреннее ощущение, что цель уже была достигнута, ну как-то вот объявив, полетят люди, у него как-то не было ни испуга... Все-таки вот мне бы сказали: «Ты полетишь», – да я бы перепугался вусмерть, я бы не вылезал с этих тренировочных, куда там, что они там делают, чтобы понять, выживу я там или нет. Люди абсолютно как мамонты.

Ольга Арсланова: Есть шанс, что все-таки останутся на земле.

Александр Денисов: Есть у вас ощущение, что это просто пшик?

Андрей Ионин: А, вот это есть такая конспирологическая теория, что на самом деле американцы не были на Луне, а все снималось в павильоне в Голливуде, ха-ха-ха? Ну, я думаю, что нет, не так, конечно, это легко будет отследить, кто реально...

Александр Денисов: Нет, я не в этом, что в принципе этим все и закончится.

Ольга Арсланова: Реклама.

Александр Денисов: Какой-то повод найдут, скажут, что вот там... ?

Андрей Ионин: Ну, конечно, такую конспирологию можно разводить, но я думаю, что, понимаете... Да, там есть, безусловно, но там же в дублирующий экипаж тоже назначены, по-моему, оператор фильма и актриса-дублер, вот.

Александр Денисов: Да...

Андрей Ионин: Поэтому...

Александр Денисов: А еще один дублер уже профессионал какой-то назначен.

Андрей Ионин: Ну, это мы узнаем, да. Ну, эта ваша теория интересна, что на самом деле это все ради такого пиара, чтобы сначала громко объявить, а потом как бы тихо...

Александр Денисов: Как-то тихо и сойдет.

Андрей Ионин: ...с этой истории уйти.

Ольга Арсланова: Если это позволит 2 миллиарда сэкономить, уже хорошо.

Александр Денисов: И к фильму привлекли внимание...

Андрей Ионин: Там больше на самом деле.

Александр Денисов: ...чтобы все пошли и посмотрели, что получилось на земле.

Андрей Ионин: Да, что получилось. Ну может быть, может быть, но это вряд ли, потому что на самом деле ведь Центр управления полетами расписывает полностью программу, как это будет, что будут люди делать, и поэтому... Может быть и такой дублирующий вариант, что полет вообще отменится для съемок кинофильма, наверное, такой вариант есть. Я бы на самом деле предпочел, чтобы было именно так.

Александр Денисов: Спасибо, Андрей Геннадьевич, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Андрей Ионин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему МКС превращают в кинодекорацию?