Такой футбол нам не нужен

Гости
Сергей Шавло
футболист, ветеран ФК «Спартак-Москва», заслуженный мастер спорта России
Николай Яременко
спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт»
Андрей Созин
член комитета по этике Российского футбольного союза

Оксана Галькевич: А первая тема у нас, действительно, – Станислав Черчесов, друзья, уволен, контракт с главным тренером сборной России разорван, Российский футбольный союз теперь ищет нового главного тренера.

Константин Чуриков: Кстати, была информация, что нового тренера будут искать не у нас, но посмотрим.

Вот новость эта появилась буквально за 3 дня до окончания Чемпионата Европы по футболу, который мы вот тоже у себя принимаем, и за себя, и, по-моему, за ирландцев принимаем и на котором мы, ну я не языком Артема Дзюбы, я скажу интеллигентно, бесславно выступили, всухую проиграли, я скажу, бельгийцам и не в сухую, но тоже с разгромным счетом проиграли датчанам. Выиграли только один раз у финнов со счетом 1:0.

Оксана Галькевич: Ох... Видимо, у нас и у финнов, может, у нас хоккей лучше получается, я не знаю...

В финале этого Евро у нас будет теперь Англия встречаться и Италия, ждем, друзья, красивой игры. Но есть вопрос – а что нашим футболистам мешает играть красиво? Ведь кажется, что государство на самом деле бросило немало ресурсов на развитие именно этого вида спорта. По крайней мере про наших футболистов уже давно знаете, как шутят? – говорят, что по полю бегают миллионеры.

Константин Чуриков: Это не шутки.

Оксана Галькевич: Они, кстати, не всегда еще и бегают, вот.

Константин Чуриков: Да, и это не шутка, это действительно так.

Ну а что касается зарплат тренерского штаба, вот уволенный Станислав Черчесов получал в 2 раза больше тренера бельгийской сборной, в 2,5 раза больше датского тренера. Собственно, этим командам мы как раз-таки, их командам, где тренер меньше получает, мы и проиграли.

Оксана Галькевич: Да. Но мы в итоге вылетели все-таки с чемпионата, друзья, как-то вот обидно, правда, стараются-стараются, платят-платят людям, такие ресурсы, а...

Константин Чуриков: Вы знаете, самое интересное в том, что вот в студии сидят два человека, которые мало что понимают в футболе, я знаю, что самое главное – это в свои ворота не забить. Но вот, знаете, то, что мы видели на этом чемпионате, так вот смотря телевизор, вот даже нам как-то сложно содержаться.

Оксана Галькевич: Костя, ну скажи, за державу обидно, вот.

Константин Чуриков: Точно.

Оксана Галькевич: За державу обидно.

У нас на связи сейчас Андрей Созин, член Комитета по этике Российского футбольного союза. Андрей Вячеславович, здравствуйте, добрый вечер.

Андрей Созин: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Андрей Вячеславович, меня вот все Артем Дзюба не отпускает, я помню, в первые минуты какое он там сделал заявление, ну ладно, это тоже, кстати, касается этики, но ладно, об этом после.

Ну что, как вы можете прокомментировать эту отставку, вернее это увольнение, это важно?

Андрей Созин: Ну, это какая-то сакральная жертва сейчас, на мой взгляд. Вы знаете, я вообще сейчас ничего не слышу, только сколько получал Черчесов. Это такая модная тема. Кто про это знает? Откуда эти цифры взялись? Он что, эти деньги украл, или что он сделал? С ним был договор…

Вот смотрите, сейчас все говорят, его уволили. Но я знаю четко, что у него в контракте было прописано несколько реперных точек. Во-первых, выйти на Чемпионат мира и выйти из группы, – он это сделал в Москве. Выйти на Чемпионат Европы – он вышел, удачно сыграл, не удачно, но он вышел. И выйти на Чемпионат мира. Он задачи свои поставленные выполнил. У нас есть какой-то критерий отбора, вот почему его уволили? Потому, что он плохо сыграл, или... ? Кто решил, это хорошо или плохо? Сильнейшие команды Европы, может быть, не все получилось. Ребят, ну мы вообще не говорим про футбол, у нас страна говорит только про деньги, только про деньги. Почему...

Оксана Галькевич: Нет, подождите, Андрей Вячеславович, вот вы говорите, по каким критериям кто там решил, что он плохо или хорошо сработал или сыграл. Простите, а понятие коэффициента полезного действия или вот такой KPI модный – оно ведь тоже существует. «Вы говорите только о деньгах» – а как об этом не говорить, когда есть цена, а есть качество? И так во всем, и в работе, и в товаре, который мы берем в магазине.

Андрей Созин: Абсолютно с вами согласен, абсолютно. Я просто хочу сказать, что, когда сборная Уэльса вылетела с Чемпионата Европы, ее встречали очень тепло. Ну почему у нас сразу, сразу надо сделать что-то такое, что бы всем не понравилось? Ну вот скажите мне, пожалуйста, лучшие команды играют на Чемпионате Европы, лучшие команды Европы, но кто-то же все равно должен проиграть. Наша команда проиграла первой команде мира, первой, это первая команда, Бельгия, и девятая команда – это Дания. Ну мы не можем у них выиграть. Ребят, мы что-то все вот ждем такого, что мы должны всех обыграть. Мы были на Чемпионате мира и выступили удачно, всех наградили, никто слова не сказал; сейчас чуть сыграли неудачно – Черчесова казнить.

Константин Чуриков: Нет, понимаете...

Андрей Созин: ...сказал президент: «Всех поменять». У нас, вы посмотрите, футбол не очень хорошего качества, хоккей – практически его нет, биатлон – закрытый вид спорта, легкую атлетику мы не помним, как это выглядит уже. Баскетбола нет...

Оксана Галькевич: Слушайте, у нас дорог нет! Может, мы на эти деньги, на тренерскую зарплату дороги в стране построим? Ну правда, толку будет больше, простите, но так, я навскидку.

Андрей Созин: Я за дороги.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Кстати, я тоже.

Константин Чуриков: Ха-ха-ха. Давайте, кстати, это учтем и запомним на будущее.

Андрей Вячеславович, вы сказали: ну что все обсуждают тренера, давайте говорить о футболе. А давайте говорить о футболе.

Андрей Созин: Давайте, давайте.

Константин Чуриков: Я в футболе чайник, но когда я смотрел, как португальцы друг другу передают мяч, понимаете, они обманывают, один обходит другого... Потом, понимаете, они сыгранная команда, это красота, ребята! Почему я приезжаю когда, вот приезжал до пандемии в Португалию, вы знаете, там любой мальчишка, подросток играет лучше, извините, пожалуйста, нашего футболиста, на любом абсолютно, не знаю, на пляже они могут играть, понимаете? Ну что вот у нас не так устроено?

Андрей Созин: Вот мне очень нравится ваш подход. Вот вы смотрите, вот лично вы, как вы говорите, вы не понимаете, вы для меня смотрите в корень. У нас системная проблема, системная ошибка, и я хочу вам донести и людям, которые слушают вас, огромное количество людей, что смена тренера – это не панацея от того, что завтра будет лучше. Завтра придет какой-нибудь иностранец, вы думаете, что он скажет: «Я буду работать бесплатно»? Да нет, конечно! Каждый человек борется за свое личное пространство. Поэтому мой посыл в вашу программу: смена тренера не даст кардинальных изменений. Не будут лучше пасовать, потому что вопрос нужно и футболистам тоже задавать, а мы считаем, что у нас виноват тренер. Только поэтому.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, у нас вопросов много, кстати, и к нашим футболистам тоже.

Константин Чуриков: К футболистам достаточно, да.

Оксана Галькевич: Да, и тоже вот эти вот миллионеры, которые бегают по полю или ходят по полю, мы же об этом тоже вспомнили.

Андрей Вячеславович, давайте выслушаем Аллу из Ростовской области. Алла, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я не хочу никого обидеть, конечно, в таком вопросе, что серьезный футбол, все это серьезно...

Константин Чуриков: Но?

Оксана Галькевич: Так?

Зритель: Добрый день еще раз.

Значит, конечно, во всех всегда виноват тренер, это все понятно. Может быть, немножко команду можно было бы поменять? Я не хочу никого обидеть, конечно, я не хочу обидеть болельщиков, но, может быть, все-таки поменять в команде кого-то, как-то, почему-то? Потому что придет другой тренер, он будет по-своему вести эту команду, и все равно они где-то будут выигрывать и так же будут проигрывать, это игра.

Константин Чуриков: Ну да, но это будут те же самые, скажем так, неудачливые футболисты.

Зритель: Можно взять каких-нибудь мальчишек, которые более начинают молодые, которым не надо такие баснословные деньги платить, но они будут играть? Как раньше был футбол? – за идею, они были для... Старались.

Оксана Галькевич: Да, Алла, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо за ваше мнение.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, труд должен быть оплачиваем. Давайте просто, хорошо, деньги, деньги, еще что-то... Давайте о сути: что мешает нам иметь классный футбол, хорошую команду с классными игроками? Давайте, вот вы сказали, что системная история, хорошо, давайте системно.

Андрей Созин: Можно я вам встречный вопрос задам?

Константин Чуриков: Давайте.

Андрей Созин: Можно это будет в диалоге?

Оксана Галькевич: Да, конечно.

Константин Чуриков: Давайте.

Андрей Созин: Вот скажите мне, пожалуйста, когда мы будем иметь хорошие автомобили? Или хорошие космические корабли? Или, может, у нас есть много телефонов своих? Ну почему мы считаем, что...

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите, допустим, нам обязательно делать свои телефоны, ну вот космические корабли и самолеты у нас все-таки лучше, чем автомобили, получаются, правда? И лучше, чем футбол, кстати.

Андрей Созин: Ну, тогда я вам хочу сказать такую вещь, что вот поэтому футбол и смотрят миллионы людей, потому что обсуждают только футбол, это самый популярный вид спорта. Сейчас, сейчас я считаю, что футбольная индустрия в кризисе, и я жду от руководства РФС не смены тренера, как я сказал, сакральную такую жертву, а что-то делать, понимаете?

Оксана Галькевич: Так.

Андрей Созин: Что делать, понимаете? Что делать?

Оксана Галькевич: Что делать?

Андрей Созин: Правильно звонила женщина, ваш слушатель, сказала: может быть, правда молодых? И я за это говорю, что есть такое понятие, как потолок зарплат. Это... Ну это напрашивается, понимаете.

Константин Чуриков: Да, да!

Андрей Созин: Это должно быть. Ну нельзя молодому парню за то, что у него российский паспорт, сразу платить такие деньги. Он выкручивает руки тренерам и руководству, потому что у него русский паспорт.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, извините, пожалуйста, вас на секунду перебью: понимаете, он не просто выкручивает руки тренеру, понимаете, он начинает там в кафе кого-то дубасить. Они как бы теряют какие-то берега, они забывают вообще, кто они и что они. А по поводу телефонов, которых у нас там нет, вы говорите, действительно их нет, к сожалению, и машин хороших нам больше бы хотелось, но, может, их никогда и не будет, пока столько, извините, внимания, времени и денег, самое главное, будет приковано, я понимаю, что это обидно, но действительно к такому низкокачественному футболу.

Андрей Созин: Вот смотрите, я вам отвечу про футбол. Вот откуда появляется столько денег? Вы говорите, много денег. Команда показала очень хороший футбол на Чемпионате мира в России, выступили хорошо, спонсоры пошли и стали сами предлагать, понимаете? Они были заинтересованы в этом продукте. Но вот то, что показала сейчас сборная, общая сборная, я сейчас не разделяю, тренеры, футболисты, они задачу поставленную выполнили, но результат не показали. У меня поэтому и вопрос, за что уволили тренера. За зарплату? Нет. За то, что мы плохо играем? Но мы в европейских кубках последние 2 года вообще никуда не выходим, ну клубы тоже должны за это отвечать. Вы же смотрите футбол: как только… начинается, ни одной команды у нас не выходит, и как будто так и надо. Поэтому я говорю, господа, системный кризис, смена тренера не панацея.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, так, может, там, знаете, удобрить не только главный тренерский штаб финансово, так скажем, но и где-то еще? Ну давайте просто развивать, я все-таки хочу добиться от вас какого-то ответа на вопрос, что в системе-то надо менять. Так, вот ограничения, допустим, финансового вознаграждения вы уже сказали, что еще?

Андрей Созин: Я бы еще отменил лимит на легионеров. Русский паспорт для российского футболиста – это как красная тряпка: есть паспорт – он может выкручивать руки столько, сколько надо, это второй момент. Третий момент – это сокращение команд в Премьер-лиге. У нас нет конкурентоспособной среды. Я вам сейчас говорю очень узкоспецифические вещи, вас смотрит вся страна, они сейчас скажут: «О чем он говорит? Почему надо меньше команд?» У нас нет того количества игроков, которые могли бы выступать на высоком уровне, и чем команд будет меньше, тем уровень футбола будет расти. Появятся еще футболисты, можно делать до бесконечности, но 16 команд, у нас не хватает игроков на эти 16, не хватает просто. И каждый год то «Тамбов», то «Ротор», то еще, всегда что-то закрывается. Вот это... Я вам предлагаю просто на пальцах, но это очень большая наука, это как учить английский, ну нельзя выучить только неправильные глаголы, понимаете, это комплексная программа. Вы спросили меня конкретно, я вам конкретно предложил свое видение.

Константин Чуриков: Да.

Андрей Созин: Уверен, что у кого-то будут другие.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, а может быть, учить не английский, а учить португальский, как в Португалии, как в Бразилии? Мне рассказывали в этих странах: понимаете, там специально, не знаю, на каждом пляже, где играют этот футволейбол, закреплен тренер, он смотрит, он высматривает, понимаете? Они приглашают к себе в футбольные школы этих мальчишек, у них футбол – это действительно реальный социальный лифт. Может быть, у нас там где-то что-то засорилось и те, кто умеют, хотят играть, не могут себя проявить и быть замеченными?

Андрей Созин: Безусловно, безусловно вы правы, у нас что-то засорилось, и у нас отбор идет некачественный. Вы понимаете, в чем дело, я сейчас не защищаю российский футбол, но поверьте, я знаю его изнутри, у нас нет свободных мест в академиях, у нас на всех уровнях полные группы. Значит, что-то другое, значит, не так показывают.

Константин Чуриков: Значит, деньги несет кто-то, нет?

Андрей Созин: Такое тоже есть, к сожалению, коррупция в детском футболе и в детском спорте... Ну, я не скажу, что вы ничего не знаете, вы достаточно глубоко знаете наш российский спорт.

Константин Чуриков: Мы достаточно глубоко вместе со зрителями просто все вместе знаем нашу страну.

Давайте сейчас послушаем Игоря из Архангельской области. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Игорь.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Вот зачем вы так плохо говорите о нашем хорошем тренере Черчесове?

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Вот вы в натуре вот плохо говорите. Вот вы можете исходить из того, допустим, вы поймите одно, у нас нет таких футболистов, у нас нет таких денег, чтобы так платили им, как Аргентина, еще какие-то футбольные клубы, понимаете?

Оксана Галькевич: Так нет, деньги-то как раз есть, Игорь.

Константин Чуриков: Деньги-то как раз есть, Игорь.

Оксана Галькевич: Игроков нет.

Константин Чуриков: И платят.

Зритель: Я думаю, что как раз нету.

Оксана Галькевич: Да?

Зритель: Вот возьмите у нас... Вот, допустим, мне раньше нравился Аршавин, понимаете? В 2012 году он прос*****, извиняюсь за выражение...

Оксана Галькевич: Так...

Константин Чуриков: Держите себя в руках, пожалуйста, не повторяйте успехи Дзюбы, я имею в виду вербальные, вербальные.

Оксана Галькевич: Все поняли давно, футбол обсуждаем. Спасибо большое, Игорь.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо. Ну, от души.

Оксана Галькевич: Видите, какая тема, люди прямо вот что думают, то и говорят, Андрей Вячеславович.

Константин Чуриков: Можно я сейчас процитирую? Нет, на самом деле это опять-таки футболисты подают пример. Я сейчас просто переведу на гражданский язык, вот как раз в день вот этого матча, значит, Дзюба сказал в эфире одного телеканала, в общем, «Матч ТВ»: любим себе приключения на... в общем, одно место, поэтому сегодня, ну как сказать, обделались, да, он так сказал? Вот, ну вот.

Андрей Созин: А вы знаете, что предыдущий Чемпионат Европы, который проходил со Слуцким, они так же сказали, только жестче? И у меня был вопрос: что не так с едой у наших футболистов? Что с врачами? Почему понос постоянно на Европе? Почему они выходят после трех матчей и все хотят сходить в туалет? И как-то так хотят сходить уж очень громко и про это всем рассказывают? Ну вот я вот просто по себе сужу, ну если у меня какая-то проблема, я не выхожу в эфир и не говорю: «Ребят, у меня вот тут, я не знаю, что мне делать», – я беру таблетки и лечусь. Но это каждый раз и одни и те же фразы. Ну не говорите вы эти... Ну все поняли, как вы сыграли, мы видели, как это было хорошо или плохо. Я за то, чтобы они держали себя в руках.

Константин Чуриков: Конечно.

Андрей Созин: Они хотят показать, что они это чувствуют? Вы нам двумя голами покажите, как вы чувствуете, и все.

Константин Чуриков: Ну да.

Андрей Созин: А вот то, чтобы сказать, что у вас проблема со стулом, мне неинтересно.

Константин Чуриков: Там много других проблем, они себя держат в руках, другой вопрос, как они себя держат в руках, это опять вспоминается одна недавняя футбольная история.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Андрей Вячеславович! С вами интересно. Андрей Созин, член Комитета по этике Российского футбольного союза, был у нас в эфире.

Значит, смотрите, что пишут. Пермь: «Всех футболистов надо уволить вслед за своим тренером». Самара...

Оксана Галькевич: «Большие деньги в футболе испортили футбол», – Калининград пишет.

Константин Чуриков: «Стыдно все это на фоне такого количества бедных людей в стране». «Надо развивать массовый спорт, а не финансировать клубы с бездарными игроками, где в основном играют иностранцы», – ну вот тут я не знаю, тут, наверное, экспертам все-таки виднее, у нас, может быть, и не так много их играет, этих иностранцев.

Оксана Галькевич: Вот насчет наших разговоров по поводу дорог – может, дороги лучше на эти деньги отремонтировать? Ленинградская область пишет, что «на годовую зарплату нашей сборной можно отремонтировать 400 километров сельских дорог», это по крайней мере будет ощутимо и заметно, особенно для какого-то региона отдельно взятого.

Константин Чуриков: Многие зрители соглашаются с Андреем Созиным, который у нас был в эфире, многие не соглашаются. Вообще, на самом деле мнения разделились, в любом случае я понимаю, что вот футбол точно все смотрели, потому что действительно это было красиво.

Оксана Галькевич: Про детский футбол мы мало поговорили, Ханты-Мансийский автономный округ пишет нам, что надо его развивать, как это было в советское время, «Кожаный мяч» и так далее, престижные соревнования, престижные игры, в общем, для детей это должно быть интересно, они должны к чему-то стремиться. Рональду твоего вспоминают, пример для российских футболистов. Еще один у нас...

Константин Чуриков: Еще один у нас спикер.

Оксана Галькевич: ...собеседник. Сергей Дмитриевич Шавло, футболист, ветеран футбольного клуба «Спартак-Москва», заслуженный мастер спорта России. Сергей Дмитриевич?

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Сергей Шавло: Да, добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Чуриков: Сергей Дмитриевич, давайте вот с вашей помощью так вот спокойно, сейчас интеллигентно разберемся в проблеме. Проблема есть, это всем очевидно, да?

Сергей Шавло: Ну, проблемы когда? – когда не решаются задачи. Конечно, они всегда есть.

Константин Чуриков: А задачи какие-то у нас есть вообще? Или просто главное, чтобы в Петербурге прошел чемпионат, чтобы мы показали, что мы умеем, что мы и правда гостеприимная страна, у нас прекрасный город Петербург, замечательно, только коронавирус, но ладно?

Сергей Шавло: Нет, если мы этот чемпионат, как говорится, были задействованы, то здесь, конечно, хотелось бы, чтобы команда выступила хорошо. Но, к сожалению, задачи, которые поставлены, выход из группы, команда не решила, поэтому здесь, конечно, негатив сейчас идет, разговоры, что надо многое менять, в первую очередь тренерский состав.

Оксана Галькевич: Сергей Дмитриевич...

Константин Чуриков: Сергей Дмитриевич... (Можно, Оксана?)

Оксана Галькевич: Да, давай.

Константин Чуриков: Коротко вопрос. Вот сколько зарабатывал, вообще что мог себе позволить советский футболист, когда мы там многих рвали и много чего выигрывали, вот, и что может сейчас себе позволить футболист? Вот как это сочетается?

Сергей Шавло: Сейчас, я думаю, футболист себе может все позволить.

Константин Чуриков: Почему тогда играли лучше?

Сергей Шавло: Ну, извините, тогда была не Россия, а был Советский Союз.

Константин Чуриков: Так, это я знаю.

Сергей Шавло: И каждая республика имела свою команду, которая отличалась определенным своим стилем. И из 16 клубов, которые были в первенстве СССР в то время, можно было собрать три-четыре сборных, которые могли спокойно конкурировать с другими сборными, поэтому здесь и были такие успехи. Что касается России, то...

Оксана Галькевич: Но собирали ведь их из детей, из спортивных школ, система обучения, подготовки футболистов ведь была, она выглядела иначе, намного отличалась от нынешней?

Сергей Шавло: Ну, я думаю, что, конечно, намного отличалась, потому что в первую очередь инфраструктура. В советское время не было такой инфраструктуры, которая есть сейчас в наших академиях, особенно московских. То, что касается атрибутики, то, что касается человека, тоже не было, потому и, наверное, характер был другой совсем у молодежи. Молодежь стремилась достичь, заработать, потому что играли игроки, которые играли в молодежных командах, юношеских командах, они за 50 долларов готовы были на поле умирать, когда платили за победы.

Константин Чуриков: Ну так в том-то и дело, Сергей Дмитриевич, ну смотрите, вот налицо, да, просто отличие вообще в разы, в десятки раз в плане инфраструктуры, в плане того, в плане сего, в плане зарплат. Ну как вы это видите, что изменилось, не знаю, в людях, в тренерах, в профессионалах этой области, я не знаю?

Сергей Шавло: Ну, многое изменилось. Я думаю, первое – это отношение к футболу. Сейчас у нас отношение такое, что, когда игрок молодой выходит с академии, он начинает уже, даже не выходя из академии у него появляется агент, агент, который им руководит, куда идти, что надо, какой заработок для себя выбить, еще другие нюансы. Поэтому молодой игрок, который только выходит с академии или который еще в академии, он себе не принадлежит, уже над ним начинают работать уже менеджеры.

Константин Чуриков: Слушайте, Сергей Дмитриевич, мне кажется, это просто корона на голове раньше времени вырастает. Это, знаете, как вот блогеры: там еще, как говорится, молоко на губах не обсохло и еще, так сказать, извините, мозги не выросли, но он уже все, он там уже, так сказать, постит, его там уже приглашают на Петербургский форум, все нормально, да...

Оксана Галькевич: На Петербургский экономический форум международный, между прочим.

Константин Чуриков: Нам еще рассказывает, как нам жить.

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Шавло: Ну, поэтому, конечно, это совершенно правильно вы говорите, что раньше времени оценивает свои возможности, по большому счету, которые пока что не доросли до высшего качества. Поэтому игроки считают, что они все могут, еще когда менеджеры выбивают им определенные финансовые условия, они уже считают, что в основном достигли.

Но есть и другие примеры, есть игроки, которые действительно хотят, и мы видели, что в академиях Москвы, Краснодара появляются игроки, которые действительно талантливые, которые хотят играть. Я думаю, что в будущем это будет перестройка нашей сборной команды и в первую очередь молодежи. Сейчас РФС создал первенство ЮФЛ, в котором играют ребята талантливые со всех команд, которые участвуют в первенстве России, которые отличаются определенным мастерством ребята. Я думаю, из них должны получиться ребята, которые могут играть и в молодежных командах, в юношеских командах, быть кандидатами в первую сборную. Надеемся, что этот проект...

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Что когда-нибудь мы до этого доживем, да. Спасибо большое, Сергей Дмитриевич.

Оксана Галькевич: Спасибо. Сергей Шавло, футболист, ветеран футбольного клуба «Спартак-Москва», заслуженный мастер спорта России.

Еще у нас звонок сейчас есть, давайте Сергея из Челябинска выслушаем, пока подключается к нашей беседе еще один эксперт...

Константин Чуриков: Что нам скажет суровый Челябинск?

Оксана Галькевич: Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вы знаете, я услышал товарища, который был предыдущий у вас эксперт с Российского футбольного союза, – но это же просто диву даешься! Какой же у нас будет футбол, если он говорит: а мы, знаете, заключили такой договор, что никто ни за что не отвечает в принципе, в том числе Российский футбольный союз? А безусловно, после Черчесова надо браться-то именно за них, потому что ни министр спорта, ни Российский футбольный союз, они вне этого.

Второе. Конечно, вы правильно совершенно говорите, из них просто делают каких-то звезд, которые наглеют, поэтому они ведут себя неподобающим образом. А для болельщика очень важно, как мы воспринимаем как человека и тренера, и самих спортсменов.

Константин Чуриков: Ну да. А может быть, еще, знаете, они наглеют еще не просто потому, что они наглеют, а просто потому, что им все это позволили? Мы как-то смотрим, а, ну это звезды, да.

Зритель: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Нет, ну они как поп-звезды просто стали, смотрите, ведут свои Instagram, там все показывают, как они куда ездят, как отдыхают, с детьми общаются. А толку-то?

Зритель: Да-да-да, безответственность – это один из самых главных критериев, который сейчас есть.

Оксана Галькевич: Слушайте... Да, спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Сергей.

Оксана Галькевич: А мне вот еще, вот сейчас я спрошу об этом Николая Николаевича. Следующий наш собеседник – Николай Яременко, спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт». Николай, здравствуйте, добрый вечер.

Николай Яременко: Да, добрый вечер, коллеги.

Оксана Галькевич: Николай, слушайте, можно я вам такой, может быть, дурацкий вопрос задам? Я вот смотрю, слушайте, что у нас сборная, что у бельгийцев сборная, что там в других сборных молодые, красивые мужики, спортивные, спортом занимаются. Может, они как-то где-то недорабатывают, не знаю, на тренировках, на тренажерах? Почему так, одни бегают, другие не бегают?

Николай Яременко: Нет, понимаете, если оценивать так вот с женской точки зрения...

Оксана Галькевич: А давайте.

Константин Чуриков: Ха-ха-ха.

Николай Яременко: ...как вы сейчас это делаете, молодые и красивые, то, наверное, да. Потому что Станислав Черчесов, он точно так же все вот эти 2,5 недели после матчей переживал, он мне присылал каждый раз выкладки: «Смотрите, стартовая скорость у Дзюбы 30 километров в час, а у Бензема 29», «У Головина лучший пробег по Европе», «У этого лучшее количество единоборств», – понимаете, это же автоматически не превращается в результат, потому что Дзюба бежит с этой скоростью 2 метра, а Бензема 60, поэтому Дзюба, может быть, и выигрывает единоборство за счет того, что он большой просто и высокий, к голове ему все прилетает...

Оксана Галькевич: ...пока Лукаку навстречу на прибежит, да?

Николай Яременко: ...не туда. Понимаете, автоматом все эти цифры и все эти наши эмоции в результат не превращаются. Сейчас нет слабых соперников, сейчас мы видим, как за последние 15–20 лет система подготовки детско-юношеского футбола, система в целом профессионального футбола в самых разных странах, которые к топ-странам никогда не относились, она шагнула вперед. Мы не деградируем, просто мы не растем и не развиваемся, вот в этом проблема.

Константин Чуриков: Николай, ну почему мы не растем, почему?

Николай Яременко: Потому что, Константин, у нас до сих пор власть лимита, а там, где есть в экономике любое квотирование, это всегда извращение. Не может быть никаких искусственных преференций, когда люди получают доплату за свой паспорт, что это русский паспорт, значит, я буду получать не единичку, а три или четыре миллиона. Это извращение, когда ты в своей честной, конкурентной борьбе не доказываешь раз за разом право выйти на поле, в борьбе неважно с кем, с россиянами, иностранцами, то, соответственно, грош тебе цена, рано или поздно ты начинаешь деградировать.

Оксана Галькевич: Слушайте, Николай, почему для них это непрестижно, простите? Ну это же круто, выступить на Евро-2020, это же круто на Олимпиаде? Почему для них-то это не так?

Николай Яременко: Друг мой, вот если вы красивая, приятная женщина...

Оксана Галькевич: Я еще умная.

Николай Яременко: Да. Вот представьте, что вдруг, в отличие от ваших умений, вы вообще не умели бы говорить нормально. Но при всем том, что мы бы все вас любили и уважали, мы бы не смогли вас видеть в эфире, потому что вы не умеете говорить.

Константин Чуриков: В случае с Оксаной такое даже себе представить невозможно, да, но тем не менее.

Николай Яременко: Вот, вот, то же самое. Константин, не может быть футболист одноногий. Я знал одного звукорежиссера, который был глуховат, – не может быть на концерте звукорежиссер глуховат на одно ухо, понимаете? Хотя очень хороший был, порядочный человек, поверьте. Вот наши футболисты немного одноноги, немного глуховаты и в принципе еще и бегать не умеют.

Оксана Галькевич: Николай, это очень образно, ну а все-таки, если переводить на профессиональный язык, это что означает? У них вот та самая стартовая скорость ниже, еще что-то? Что не так?

Николай Яременко: Неконкурентоспособность наших футболистов, Оксана, неконкурентоспособность это называется. Они не могут соответствовать сегодняшним стандартам: сегодняшним стандартам футбола, сегодняшним стандартам выносливости. Любая топ-звезда играет сколько у нас матчей? – 50, 60, а то и 70 в сезоне. Сколько играет наш футболист? – 30 и говорит, что устал.

Оксана Галькевич: Слушайте...

Константин Чуриков: А чего это? Подождите...

Оксана Галькевич: Я смотрела, как Роналду бегал по полю, а он уже пенсионер по футбольным меркам.

Константин Чуриков: Порхал, да-да-да.

Оксана Галькевич: Летал, как этот...

Николай Яременко: Вы можете мне показать хотя бы одного человека, который относится к своему телу и к своему футболу так, как Роналду, который после тренировки идет еще 3 часа в тренажерке занимается? После изнуряющей тренировки он занимается в тренажерке только для того, чтобы продолжать быть Роналду, вот этот пенс 35-летний.

Оксана Галькевич: А вот, вы знаете, вы смеялись, по-женски посмотрим – а не зря я вопрос тела-то все-таки затронула, да, физической формы.

Константин Чуриков: Оксана Глебовна, 12+, не уводите нас от основного разговора.

Ирина из Москвы звонит, вот тоже откликнулась на наши женские разговорчики.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте, Ирина.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я вот хотела вам сказать по поводу того, что вот сейчас все винят тренера. Я думаю, что глобально вот эта причина нашего поражения лежит не в этом, а в том, что у нас прежде всего ни площадок, ничего нет на сегодняшний момент, связанного с прогрессом в футболе, да, вот так вот если посудить. Где нашим детям развиваться, если на сегодняшний момент все перешло на платную оплату? И детишки, к сожалению, наши детишки кроме как интернета больше ничего не видят.

Константин Чуриков: Зато, Ирина, по Москве едем, «ВТБ Арена», что там, «РЖД Арена», ну «Лужники» понятно... Сколько там, Николай? У нас же очень много всяких площадок в Москве.

Оксана Галькевич: У «Спартака» сейчас появилась своя арена.

Зритель: Да что вы говорите! А вот, например, возьмите стадион «Юных пионеров», он взял и так вот резко, «Динамо» тоже – все же ведь уничтожено! Вот я живу в центре, все уничтожено. Посмотрите, взяли, помимо стадиона «Юных пионеров» у нас теперь «Царская площадь», кто там живет, непонятно. Ну да, цари, хорошо, ради бога, но была шикарнейшая площадка, там было все: там была и легкая атлетика, там были, господи, как эти, велосипедисты, кого там только не было! Ну согласитесь.

Константин Чуриков: Да. Ирина, но вы звоните из Москвы и говорите, что все уничтожено, лучше еще по городам поездить, там по-другому немножко будет.

Зритель: Да, из Москвы, да, я прямо рядышком живу.

Константин Чуриков: Спасибо большое, спасибо.

Еще звонок, давайте Ивана из Ставрополя послушаем.

Оксана Галькевич: Да, давайте.

Константин Чуриков: Иван, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Только прилично, пожалуйста. Да, здравствуйте.

Зритель: Да, конечно, само собой, все цивилизованные люди как бы, все понимаю.

Я бы хотел сказать по поводу сборной России. Знаете, вот в любом дворе России, в любом дворе России есть ребята, которые играют в дворовый футбол, они отдаются больше этому футболу, любя и страдая за это, за все потери, падения и все взлеты. А у нас в сборных за последнее время нет никакого такого выигранного матча, от которого дрожь бы по телу шла. Они играют за свои высоченные зарплаты, просто приходят как на окладе на работу, понимаете, неважно, выиграют они, не выиграют...

Константин Чуриков: Да они даже за эти зарплаты не играют, непонятно вот как, да.

Зритель: И мое лично мнение, я сам любитель, сам в футбол я играл в молодежной команде Армении очень много лет и потом переехал в Россию, но это не суть. Я вообще предлагаю, чтобы распустить от и до, как говорится, рыба гниет с головы, понимаете, я считаю так, это мое личное. Набрать молодых ребят и от ихней зарплаты просто буквально 2% этим ребятам предложить, они будут играть не за деньги, они будут играть за любовь к футболу.

Константин Чуриков: Отличное предложение, отличное предложение. Иван, спасибо большое. Николай, а что, если правда...

Оксана Галькевич: Сработает или нет, вопрос.

Константин Чуриков: Стоп, вот как вы считаете, предложение дельное не дельное? Что если нам, я не знаю, ну не знаю, реалити-шоу сделать на всю страну, давайте их выберем вообще, вот всей страной проголосуем за них, сделаем команду мечты такую, dream team, а? Нет?

Николай Яременко: Костя, друг мой, понимаешь, это все хорошо, когда идут популистские шоу. Понимаете, здесь история ведь какая? Сейчас сняли Черчесова исключительно ради популизма, ради угоды общественному мнению, ну и потому, что первое лицо на прошлой неделе сказало о необходимости тех или иных кадровых выводов. Мы сейчас не решаем глобально вопрос. Когда вся страна начинает определять, кто должен играть, это тоже шоу, понимаете? Это матч всех звезд НХЛ, когда вся страна, Восток, Запад, определяют первые пятерки, выбирают тренера, это элемент шоу, элемент выставочного матча.

Если мы хотим, чтобы был результат... Мне очень не понравилось, как сейчас потребовал вице-премьер от Минспорта, там куча была странных инициатив, в том числе давайте прозрачную систему подбора игроков сборных. Какая может быть прозрачная система? Доверие тренера. Вы с тренера спрашивайте, значит, кого тренер вызывает, тот прозрачно и подошел для сборной.

Поэтому я очень многих вещей абсолютно не понимаю, когда мы начинаем со всех концов сейчас бросаться, а давайте это, а давайте денег, потолок зарплат... Какой может быть, извините, в нашей стране потолок зарплат, если у нас вообще непрозрачны зарплаты в футболе? Вы сделайте нам сначала прозрачные бюджеты клубов, они не публикуются, мы только по домыслам знаем, какой у какого клуба бюджет. Какой может быть потолок зарплат?

Или нам начинают приводить пример хоккея, где есть базовый клуб и уже последние 7 лет любой тренер – это одновременно тренер ХК СКА и сборной России по хоккею? Мы в итоге такими темпами хоккей до уровня футбола опустим, а не наоборот, футбол до уровня хоккея будем поднимать, ну тех мест, которые мы занимаем на международной арене. Понимаете, вот сейчас все начинают делать такое количество советов, из которых дельных 1% будет дай бог.

Оксана Галькевич: Слушайте, Николай, вот нам тут пишут люди о том, что российский футбол – это отражение нашей жизни. Ну все-таки мы часто говорим о каких-то там искривлениях, сложностях, о проблемах и обсуждаем, как это исправлять. Вот в футболе все-таки, давайте, вы сейчас критиковали так впроброс высказывания предыдущих наших экспертов, собеседников в прямом эфире, – а вы считаете, что нужно сделать, чтобы у нас не было такого результата за такие деньжищи? «Баблищи» можно еще сказать, я не знаю.

Николай Яременко: ...и взять за правило. Возьмите, пожалуйста, не нравится немецкий – возьмите нидерландский; не нравится нидерландский – возьмите исландский. Любой пример, как существует система подготовки юных футболистов.

Я как один маленький пример, 30 секунд. В Исландии когда посмотрели 20 лет назад на ужасающие цифры детской наркомании, детского подросткового алкоголизма и так далее, и был дальше вопрос, что делать, маленькая страна, 300 тысяч, но она задыхалась в негативных явлениях. Можно было, как наши, пойти по пути, какой-нибудь ура-патриотизм придумать, кричать «Исландия! Исландия!», бить себя в грудь. Но они придумали другое: каждый школьник имеет маленькую карточку, похожую на банковскую, но там не деньги, там копятся баллы за любые его активности спортивные и за любые хорошие отметки. Получаешь пятерку (ну десятку по исландской системе, неважно), тебе копятся баллы, и эти баллы ты можешь в любом спортивном магазине менять только на спортинвентарь, только на все, что связано со спортом: мячик, шайба, клюшки, лыжи. И что получила Исландия? Посмотрите, какой скачок Исландия сделала за 20 лет в самых разных видах спорта! Страна вся живет спортом, и это стало одной из тех самых национальных идей, которую мы с вами так долго и безуспешно ищем.

Оксана Галькевич: Николай, но, если я не ошибаюсь, Исландия были просто таким, знаете, фаворитом в 2018 году, все обсуждали...

Константин Чуриков: Все смеялись, да-да-да, посмеивались.

Оксана Галькевич: У них ведь в сборной были ребята, которые на самом деле не профессиональные футболисты, кто-то там, я не знаю, моряк, кто-то там еще чего-то, какие-то простые рабочие профессии. Может, нам тоже по этому пути пойти, а?

Николай Яременко: Ну это сейчас мы иронизируем и язвим, понимаете...

Оксана Галькевич: Нет, ну они выступили, кстати, тогда для такого состава неплохо.

Константин Чуриков: Так.

Николай Яременко: В 2016-м хорошо, в 2018-м они не вышли из группы...

Оксана Галькевич: А, в 2016-м?

Николай Яременко: На основе Евро-2016, когда они пошли в плей-офф, многие в 2018-м ждали от них повторения чуда, но чудеса по заказу не повторяются. Но тем не менее они тоже были достойны, и посмотрите, как к исландским болельщикам относились в России, как их там чуть ли не на руках носили. Более того, там из всей страны, где 300 тысяч человек живет, 30 тысяч приехало в Россию, представляете? – в далекой Исландии теперь будет каждый 10-й человек, который побывал, страшно сказать, в Саранске, вот. Но на самом деле...

Оксана Галькевич: Почему же страшно-то? С гордостью надо сказать, в Саранске.

Константин Чуриков: Так.

Николай Яременко: Да, в Саранске, в самом Саранске. Мы не знаем, чем теперь футбольную инфраструктуру в Саранске занять, но тем не менее был такой эпизод.

Понимаете, или Германию взять, там свою систему придумали в 2002–2004-х гг., берите ее, не глядя просто повторите, нет времени сейчас рассказать ее нюансы в эфире, но там просто волшебно люди придумали то, что будет за очень небольшие деньги работать. Репетиторы сидели по всем предметам в футбольных школах у талантливых детей, и очень быстро поняли, что это даже не нужно, потому что это мы привыкли: а, он дурачок, с тройкой по математике, но зато, знаете, он футболом занимается. Там, наоборот, очень быстро пришли к тому, что, если ты занимаешься спортом, значит, ты ответственен за свою жизнь, значит, ты умеешь структурировать свой рабочий день, значит, ты умеешь делать абсолютно все и в других сферах и тебе даже репетиторы не нужны. Те, кто занимаются спортом, через 15 лет выбились на первые места в своих классах.

Константин Чуриков: Ага.

Николай Яременко: И когда сборная Германия, у них проблема... Мы не знаем, как до 25 человек расширенный состав сборной добрать, а у Йоахима Лева проблема, как из 40–44 человек, кого откинуть, если из 40 первых людей Германии футбольных каждый может играть в основе национальной сборной. Вот к чему мы должны стремиться.

Константин Чуриков: То есть еще не только профессионалы в футболе, еще и умные, с каждым можно о Канте, о Шопенгауэре, о Спинозе поговорить, да?

Оксана Галькевич: Ну, по крайней мере как Дзюба он не будет высказываться после матча...

Константин Чуриков: Ну да, я надеюсь. Так.

Николай Яременко: Ну... Хотя Дзюбу люблю... Понимаете, мне всех жалко. Ну Дзюба же не виноват, что он в такое время, в такой футбольной стране третьего мира играет. Человек, может быть, и был бы совсем другой, лучших морально-нравственных качеств, чем есть.

А Саламычу я хочу сказать: Саламыч, спасибо огромное! Вот все улюлюкают, все посылают тебя сейчас по известному адресу, но я благодарен тренеру нашей национальной сборной, что был домашний Чемпионат мира 2018. И я благодарен... Да, можно говорить, левая группа, где-то помогли, но за четвертьфинал Чемпионата мира, а последний раз в четвертьфинале мы были, страшно сказать, в 1982 году, 39 лет назад мы были в четвертьфинале Чемпионата мира, – вот за это я Станиславу Саламовичу хочу сказать большое спасибо. И пусть весь этот негатив, пусть то, что Стас улетел в космос, это все забудется. Как у меня на майке написано «VAR следит за тобой», как видеоассистент рефери всегда готов подсказать сверху, так и здесь VAR на небесах видит правду – Саламыч молодец, чемпион наших сердец!

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо, Николай!

Оксана Галькевич: Спасибо. Это был наш друг Николай Яременко, спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт».

Константин Чуриков: Ну что...

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Значит, 40 минут мы обсуждали футбол сегодня, да...

Оксана Галькевич: А ты говоришь, чайники, – кипели как могли!

Константин Чуриков: ...полчаса будем обсуждать проблемы вакцинации. Через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)