Тариф семейный

Гости
Роман Гусаров
главный редактор сайта AVIA.RU
Александр Сафонов
доктор экономических наук, профессор Финансового университета

Тамара Шорникова: Тариф «Семейный». В августе родители с детьми смогут улететь в путешествие со скидкой. Правительство утвердило правила субсидирования семейных авиаперелетов по России. Стоимость билета составит от 4 600 рублей до почти 11 000 – в зависимости от направления. Разницу компенсирует государство.

Дмитрий Лысков: По оценкам Правительства, в этом году воспользоваться семейным спецтарифом смогут не менее 50 тысяч пассажиров. В перечень субсидируемых направлений попали популярные туристические города: Казань, Калининград, Нижний Новгород, Владивосток, Ярославль, Петрозаводск.

Куда еще можно будет улететь с семейной скидкой? Обсудим с экспертами. Куда вы в последний раз летали? Во сколько обошлись билеты?

Тамара Шорникова: Да, ждем ваших звонков и сообщений.

А сейчас подключаем экспертов. Роман Гусаров, главный редактор портала Avia.ru. Здравствуйте, Роман Владимирович.

Роман Гусаров: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Роман Владимирович, добрый день.

Тамара Шорникова: Изучили списки, направления и маршруты с Димой перед эфиром, куда можно будет улететь. Не нашли Москву, Санкт-Петербург и Сочи. То есть эти направления…

Дмитрий Лысков: Да и Симферополь тоже. То есть самые популярные туристические…

Тамара Шорникова: Курортные.

Дмитрий Лысков: …курортные направления оказались почему-то за бортом.

Тамара Шорникова: Почему, как вы думаете?

Роман Гусаров: Ну, я думаю, здесь все вполне объяснимо. Государство хочет поддержать и стимулировать развитие полетов на тех направлениях, которые действительно не являются популярными. Сочи, Симферополь, Москва – туда и так полетят люди, независимо от тарифов. И те, кто летают у нас на курорты, могут себе это во многом позволить.

Другой вопрос – наши огромные регионы и туристические центры внутри страны, на Дальнем Востоке, где действительно и заработки, и доходы населения пониже, и, наверное, как-то не очень развиты и не популяризируются настолько эти направления, чтобы туда путешествовать.

Я думаю, что это будет хорошим стимулом для того, чтобы хотя бы начать, слетать, посмотреть. А дальше, как говорится, людям понравится. И, может быть, мы доживем до тех времен, когда мы сможем и люди будут желать путешествовать в эти города, минуя Москву, без субсидий.

Дмитрий Лысков: Ну смотрите, какая получается ситуация. Про субсидии в сфере авиаперевозок мы слышим уже, наверное, лет десять, не меньше. Поправьте меня, если я ошибаюсь. И не только слышим, а субсидии действительно идут. Дальневосточное направление субсидируется, сибирские направления субсидируются. И все равно, я смотрел, летаем мы значительно меньше, чем в других странах. Вот как это объяснить? И поможет ли очередная субсидия все-таки увеличить авиасообщение?

Роман Гусаров: Да, действительно, это так. Но здесь, как говорится, всегда у каждой монеты две стороны. Действительно, мы летаем меньше, чем другие страны. И действительно, программа субсидирования уже у нас активно действует более десяти лет. В первую очередь они касаются Дальнего Востока, Сибири, того же Калининграда – то есть тех удаленных от центра России точек, куда полеты дороги и, в общем-то, не всем категориям граждан доступны.

Но если посмотреть все-таки на динамику развития и этих направлений, и вообще полетов в России в целом, то мы, действительно, начали с низкого старта, все-таки у нас в 90-е годы был глубокий кризис. Но с тех пор – и нулевые, и последующие, минувшие десятилетия – мы росли самыми быстрыми темпами в мире. Даже после кризиса 2015 года мы умудрились за 2017–2018 годы прибавить 40% объемов авиаперевозок. То есть такого роста не было нигде, ни в каком регионе мира, ни в какой стране. Мы здесь побили все рекорды.

Да, пандемия внесла свои коррективы. Ну и сейчас продолжает влиять, поскольку мы не можем путешествовать за рубеж в тех объемах, как это было раньше. Но полеты по России опять устанавливают новые исторические рекорды. И мы в этом, 2021 году будем летать по России значительно больше, чем это было во всю постсоветскую эпоху и даже в советский период. Мы даже уже побили рекорд советского периода.

Дмитрий Лысков: Ну, это обнадеживает.

Тамара Шорникова: Да. Нам присылают SMS. И вот одна из них, Москва: «А что будут считать семьей? Муж и жена – это семья? Если дети уже взрослые, то это семья?» Пока из того, что мы видели, из постановления Правительства и так далее: это семейная поездка, единое бронирование, как минимум один ребенок до восемнадцати и взрослый сопровождающий.

Дмитрий Лысков: И взрослый сопровождающий, да.

Тамара Шорникова: Это пока то, что известно. Возможно, как-то еще программа, может быть, будет корректироваться. Но вопрос все-таки про действительно льготные билеты. Дальневосточники не дадут соврать. Позвоните к нам в эфир, как раз время ваше, подходящее. Разлетаются как пирожки, конечно же, эти льготные билеты, моментально! И дальше – просто все, ты невыездной, потому что цена билета космическая на Большую землю, что называется. Вот здесь не получится ли так же? Потому что из того, что я видела, не менее 50 тысяч пассажиров за год обещают перевезти.

Дмитрий Лысков: За год обещают перевезти, да. Но я добавлю еще. Меня крайне смутила информация: стоимость билета, вот этого льготного, она составит от 4 тысяч до почти 11 тысяч рублей. Вообще-то, у нас, если верить опять же авиапорталам, средняя цена билета авиационного в России составила что-то, по-моему, 4,5 тысячи рублей, средняя цена вообще в целом по стране за прошлый год.

Роман Гусаров: Ну, действительно, как будет развиваться – мы посмотрим. По большому счету, как я понимаю, это некий такой «пробный шар» по стороны Правительства – запустить еще одну программу субсидирования, посмотреть, как она будет работать, и уже в последующем, может быть, вносить какие-то коррективы. Пока на сегодняшний день посчитаны конкретные тарифы, они в постановлении указаны, на каждую пару городов. И это максимальные тарифы указаны.

А дальше авиакомпании будут подавать заявки, как на аукцион, снижая свои тарифы. И будет выигрывать право получения субсидии та авиакомпания, которая предложит минимальный тариф. При этом понятно, что 50% будет субсидироваться, доплачиваться со стороны государства. Ну например, если человеку билет обойдется в 4 тысячи рублей, то государство авиакомпании еще такую же сумму за него доплачивает.

Думаю, что вилка тарифов вполне разумна. И вот этот конкурс, аукцион, соревнование между авиакомпаниями по заявкам, он даст еще снижение – и мы получим нормальную, адекватную и доступную для населения стоимость авиаперелетов.

Что же касается ограничений по бюджету. Да, действительно, на все программы действуют максимальные суммы, выделяемые на сезон, на год или на конкретно действующую краткосрочную программу. И зачастую, действительно, билеты быстро раскупаются, на всех не хватает. Но хорошо, что хотя бы эти программы уже есть и государство хотя бы через такой механизм возвращает сверхдоходы, добытые из других источников, в реальный сектор экономики и помогает населению.

Тамара Шорникова: Роман Владимирович, все-таки хорошо, что такой механизм существует. Мы сколько раз уже в этой студии обсуждали проблемы дорогих, недоступных авиаперелетов по стране. И каждый раз крутимся вокруг каких-то схем, механизмов и так далее. Если все упростить, государство может как-то контролировать сейчас стоимость внутренних перелетов, условно? Потому что мы начинаем обсуждать – и сразу начинается: «спрос», «высокий сезон», «воронки продаж», очень умные термины и так далее. И это абсолютно не понятно телезрителям, которые в советские годы… Если стоил билет, я не знаю, полтора рубля из пункта А в пункт Б, то он и летом стоил полтора, и зимой стоил полтора, в любой сезон и так далее. Почему…

Дмитрий Лысков: Может ли, я не знаю, верховная власть взять и сказать: «Билет будет стоить полтора рубля до Москвы! И все»?

Тамара Шорникова: Условно, да. По определенным направлениям, по как раз нужным нам региональным связкам, перевозкам.

Роман Гусаров: Ну, нет ничего невозможного. Конечно, может. Но для этого надо просто тогда воссоздать один-единственный государственный «Аэрофлот», который не будет коммерческой компанией, а будет субсидироваться весь полностью из бюджета, будет убыточным, планово убыточным. И государство будет устанавливать те тарифы, которые считает целесообразными или доступными для населения. То есть, таким образом, мы просто можем вернуться в Советский Союз. Ну, как вы понимаете, у нас было много в Советском Союзе таких отраслей. В конце концов, бюджет не выдержал – и экономика рухнула.

Дмитрий Лысков: Тамара, ты обратила внимание, что вот здесь-то собака и порылась. Вот недаром мы затронули именно схему, как все это будет работать. Хорошо, если в плановом порядке это невозможно – значит, наверное, возможно рыночным механизмом. Вы уже упомянули, что авиакомпании должны подавать заявки на эту дотацию, на конкурсной основе ее получать.

А в чем выгода, коммерческая выгода авиакомпании в данном случае? Это ведь дополнительные расходы, дополнительное администрирование (вот то, что я вижу), участие в аукционе, а потом перевозка, в принципе, за те же самые деньги, государство просто доплачивает. В чем выгода-то, маржа?

Роман Гусаров: Ну, выгода в том, что на сегодняшний день все равно сохраняется ситуация, когда наиболее доходные и возможные полеты – это из какого-то регионального центра в Москву. Задача же и государства, и желание авиакомпаний – попробовать за счет субсидий раскатать маршруты между парами городов, минуя Москву, то есть как-то стимулировать полеты граждан, чтобы обеспечить достаточный пассажиропоток, чтобы выполнять полеты на регулярной основе.

На сегодняшний день даже между крупными городами – например, между Казанью и Ульяновском – очень сложно летать на регулярной основе, потому что самолеты просто будут полупустые или совсем почти пустые. То есть нет достаточного пассажиропотока.

Если с помощью субсидий удастся реализовать, поднять население, сделать доступными билеты и как-то стимулировать внутренний туризм, то авиакомпании получат дополнительный пассажиропоток – дополнительный к Москве, дополнительный к зарубежным курортам – тот, которого сейчас нет. Поэтому им, конечно же, это очень интересно, а особенно в те времена, когда за рубеж летать невозможно.

Дмитрий Лысков: То есть государство фактически стимулирует увеличение пассажиропотока, в этом и есть выгода компаний.

Роман Владимирович, спасибо огромное.

Тамара Шорникова: Да, благодарим Романа Гусарова – это главный редактор портала Avia.ru.

Вот уже появляется скепсис в сообщениях. Есть и вопросы. Краснодарский край: «Как долго будет эта программа?» Пока информация о том, что это год как минимум.

Дмитрий Лысков: Ну, мы надеемся и на продление, и на расширение даже надеемся.

Тамара Шорникова: Да. «А не поднимется ли стоимость топлива? А билеты ли не вырастут в цене?» Да, подозрения такие, конечно, могут быть.

Дмитрий Лысков: Кто же сейчас готов ответить на эти вопросы?

Тамара Шорникова: Возможно, эксперт.

Дмитрий Лысков: Может быть, Александр Львович Сафонов, проректор Финансового университета при Правительстве России, который выходит с нами на прямую видеосвязь. Александр Львович, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, с экономической точки зрения подойдем. Любая льгота… Условно, вот у нас ввели льготную ипотеку – что далеко ходить? – и цены сразу взмыли вверх так, что президент начал говорить: «Это что такое? Почему такой рост бешеный в регионах? Давайте проследим за ситуацией». А вот здесь льготные перевозки. Не будет ли соблазна, знаете, как на распродажах в магазинах, сначала поднять цену билетов, чтобы потом ее скостить и продать со «скидкой» так называемой?

Александр Сафонов: Ну, если мы говорим о коммерческих компаниях, естественно, такой риск будет присутствовать в обязательном порядке, потому что любая коммерческая компания создается и призвана зарабатывать деньги. И если, соответственно, растет спрос на продукцию, и вы понимаете, что этот спрос постоянный, в ближайшее время не прекратится, то почему бы и не поднять цены на те услуги или товары, которые вы предлагаете.

Поэтому, к сожалению, всегда так было, так есть и так будет. Если все-таки не задаваться дополнительным регулированием, ограничениями, то сдержать желание заработать дополнительные деньги коммерческих структур невозможно. Ну, иначе они просто не будут коммерческими.

Дмитрий Лысков: Ну, тогда возникает логичный вопрос. Государство стимулирует как минимум спрос в данной конкретной сфере. Да что там стимулирует? Обеспечивает спрос! Компании, которые мы называем коммерческими, на этот спрос «садятся» и получают с него прибыль. Ну и насколько правомерно их в таком случае называть коммерческими именно?

Александр Сафонов: Нет, в любом случае они продолжают оставаться коммерческими – и по юридическому своему статусу, и по поведению.

Дмитрий Лысков: Но только ведь у них остается единственный, по сути, источник дохода, по крайней мере основной источник дохода – это именно эти государственные дотации.

Александр Сафонов: Ну, у нас, к сожалению, достаточно большой объем экономики, связанный исключительно с деньгами, которые приходят из бюджета. В том числе часть строительного сектора, о котором вы говорили, тоже вряд ли бы могла существовать, если бы не были как раз реализованы эти программы, связанные с дешевыми кредитами и дешевой ипотекой. Поэтому одно другому не противоречит.

Вопрос в другом – чтобы государство могло бы, понимая свою эксклюзивную роль в этом вопросе, диктовать определенные требования именно как участник этого рынка.

Дмитрий Лысков: Вот!

Александр Сафонов: Первое – совершенно спокойно потребовать от всех авиаперевозчиков, например, четких гарантий, что цена на авиаперевозки по тем направлениям, которые попали в список льготных, не превысит определенной суммы, по крайней мере на год. Ну, тогда задача уже самих коммерческих структур – организовывать бизнес таким образом, чтобы он при той цене, гарантированной государству, оставался для них коммерчески выгодным.

Ну а это уже другая сторона медали – организация бизнеса. Это повышение производительности, сокращение операционных расходов (тех, которые не нужны), в том числе нелогичное поведение, с точки зрения заработной платы менеджмента. Поэтому это как бы более правильный подход. На самом деле он таким и должен быть. С точки зрения логики, взаимодействие государства с компаниями за счет бюджета так и реализуется.

Тамара Шорникова: Телезрители пишут нам активно. Вот Чукотка пишет: «Для семьи из трех человек, чтобы слетать в отпуск из городов Чукотки в Сочи, нужно 330 тысяч рублей в среднем». Это, конечно, фантастические цифры. Я не знаю, охать, падать в обморок…

Дмитрий Лысков: Я не знаю, только уже какую-то грустную усмешку вызывают эти цифры, потому что… Ну о чем тут говорить, о каких перелетах при таких объемах средств, которые нужно затратить просто на элементарный перелет?

Тамара Шорникова: И в связи с этим тоже еще SMS, Дальний Восток пишет: «Может быть, нужно было, как и выплаты на детей, здесь так же – конкретные выплаты семье на перелет? А она уже по своему усмотрению потратить на авиа или железнодорожный билет».

Дмитрий Лысков: Тоже вполне. Адресная помощь.

Тамара Шорникова: Может быть, это было бы эффективнее, нежели снова и снова «подкармливать» те самые коммерческие компании?

Дмитрий Лысков: Условно коммерческие.

Александр Сафонов: Честно говоря, я всегда был сторонником того, чтобы предоставлять выбор потребителям. Собственно говоря, если бы мы предоставляли такого рода сертификаты на перелеты, на переезд железнодорожным транспортом, автомобильным… То есть семья должна выбирать, что для нее более выгодно, качественно, ну, с разных точек зрения.

Потому что иногда бывает так складывается, что есть субсидии на те же самые перелеты, но только прямых рейсов там не бывает. Или они устроены таким образом, если мы говорим о семьях с детьми, надо ребенка маленького поднимать ни свет ни заря. Ну, это то, что семьям тоже не очень нравится. То есть масса таких аспектов, которые семья учитывает, а вот организатор транспортной перевозки – не всегда.

Поэтому если мы хотим, чтобы все-таки компании жили нашими интересами и оказывали нам услуги так, как это нам надо, а не так, как им это удобно, конечно, более выгодно было бы применение этого сертификата. Тогда была бы конкуренция не только между отдельными авиаперевозчиками, но в том числе между видами транспорта. И это очень сильно бы подстегивало компании быть конкурентоспособными.

Ну возьмите пример того же самого направления Москва – Санкт-Петербург. Здесь есть из чего выбирать: можно на «Сапсане» поехать, а можно и полететь. Поэтому то, что тебе выгоднее, ты и выбираешь.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Дмитрий Лысков: Спасибо огромное.

Тамара, ты обратила внимание, что государство могло бы диктовать компаниям? Но пока, я так понимаю, все-таки не диктует. Есть различные варианты, и здесь можно персонально предоставлять такую субсидию гражданам, а можно авиакомпаниям. А это значит, что мы все еще находимся в стадии выбора модели.

Александр Львович, спасибо огромное за исчерпывающий комментарий. Ну а мы продолжаем.

Тамара Шорникова: Да. Несколько SMS. Сочи: «Почему только семьи? А пенсионеры? Им тоже нужны скидки на авиаперелеты, тоже хотят путешествовать». Ставропольский край: «В СССР цены на все, вне зависимости от сезона, были постоянные. Берите пример». Ну и вот Воронеж уверен: «Со своим дармовым керосином мы могли бы летать за те самые полтора рубля. Но на нефти сидят олигархи, вот и не летаем».

Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)