Татьяна Антропова и Александр Дадченко — о производстве кровельных материалов в России

Гости
Татьяна Антропова
руководитель подразделения ПГС направления «Битумные мембраны и гранулы» корпорации «Технониколь»
Александр Дадченко
президент «Национального кровельного союза», генеральный директор строительной компании «Алтес»

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». В ней мы рассказываем об успешных российских предприятиях, которые производят в нашей стране вполне достойную и конкурентоспособную продукцию. Сегодня речь пойдет о производстве стройматериалов. Мы будем говорить о производстве различных кровельных материалов, гидроизоляции и так далее. Много очень именований у компании, которая производит эту продукцию. Завод называется «Технофлекс». Находится он в Рязани. Входит в группу компаний «Технониколь». Мой коллега Денис Демешин снял репортаж об этом заводе. Сейчас мы его посмотрим. Но прежде я представлю своих гостей. Это Татьяна Викторовна Антропова, руководитель подразделения ПГС направления «битумные мембраны и гранулы» корпорации «Технониколь». Здравствуйте.

Татьяна Антропова: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Александр Юрьевич Дадченко, президент Национального кровельного союза, генеральный директор строительной компании «Алтес». Здравствуйте.

Александр Дадченко: Добрый вечер.

Марина Калинина: Давайте смотреть сюжет. Потом будем его обсуждать и обсуждать достижения и проблемы в этой отрасли.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такое производство. Татьяна Викторовна, расскажите вообще о корпорации «Технониколь». Я так поняла, что это не единственный ваш завод, который производит такую продукцию. Вот немного о том, что сейчас производится, вообще что на рынке.

Татьяна Антропова: Да, действительно, это один из наших заводов. Это флагман. Завод, который имеет наибольшее количество экспорта. На территории Российской Федерации у нас работает 9 заводов, на которых установлены 21 производственная линия ведущего в своей отрасли итальянского производителя. И несмотря на то, что…

Марина Калинина: То есть оборудование не наше?

Татьяна Антропова: Оборудование итальянское. И несмотря на то, что самое известное слово, пожалуй, в кровельном покрытии, которое скажет любой человек – это рубероид, производство кровельных гидроизоляционных материалов давно шагнуло далеко вперед. И современные производства производят продукцию, которая обеспечивает увеличенный срок межремонтного периода, позволяет снизить затраты на эксплуатацию, а главное – это более технологичные материалы, которые позволяют сделать производство и монтаж более безопасными по сравнению со старыми технологиями. Материалы сейчас монтируются уже в один слой спецмарки или в два слоя и обеспечивают надежную защиту, и выполняют самую главную свою функцию – это защита от протечек. То есть потребитель может быть спокоен, используя надежные и качественные материалы высокого премиального уровня, для того чтобы получить себе качественную кровлю и не беспокоиться о том, что у них будут какие-то протечки на верхнем этаже дома.

Марина Калинина: Александр Юрьевич, вы как президент кровельного союза расскажите, пожалуйста, наша продукция в принципе любого предприятия, которая в стране производится, она конкурентоспособна по отношению к импортным аналогам? Что сейчас, какая обстановка вообще? Мы в ногу идем с теми странами, с которыми мы обычно себя сравниваем?

Александр Дадченко: На самом деле вообще говорить о том, что неконкурентоспособна продукция, конкурентоспособная продукция – это некорректно. Дело в том, что любая кровельная продукция, будь то битумная изоляция, полимерные мембраны, композитные мембраны, металл, черепица, натуральный шифер, дранка и так далее вплоть до соломы – это некие продукты, соответствующие определенным техническим требованиям. Если они соответствуют этим техническим требованиям, а они в целом сейчас примерно одинаковы как у нас, так и за рубежом, то значит они абсолютно конкурентны. И конкурентность здесь в первую очередь связана с ценой. Условно говоря, если продукт, произведенный у нас, при вывозе за границу дешевле, он там конкурентен. А если мы говорим про качество, то качество – это предельно конкретный параметр на соответствие техническому регламенту, техническим условиям, по которым производится тот или иной продукт.

Марина Калинина: А как, кстати, с ценами на ваши материалы?

Татьяна Антропова: Один из основных параметров, который позволяет нам на рынке конкурировать – это, конечно, цена. В данном случае важно, чтобы производство материала было обеспечено нормативной документацией, чтобы все производители придерживались при своем производстве действительно заявляемых характеристик, потому что сейчас у нас сертификация на кровельные материалы исключительно добровольная.

Марина Калинина: То есть не обязательно проходить сертификацию?

Татьяна Антропова: Не обязательно.

Марина Калинина: А как же так тогда?

Татьяна Антропова: Но при этом действительно мы часто сталкиваемся с тем, что характеристики, заявляемые на рынке, не соответствуют действительности, и совершенно по цене никак не сопоставимы с теми характеристиками, которые они заявляют. Но при этом мы имеем широкую ассортиментную линейку. И вообще на российском рынке кровель есть очень широкая ассортиментная линейка. Материалы от эконом-класса до премиум-класса. Естественно, потребитель или заказчик своего строительства может выбрать те материалы, которые ему необходимы.

Марина Калинина: Но и эконом-класс, и премиум-класс должны соответствовать все равно определенным стандартам. Ведь правильно? Неважно, дорогой это сегмент или более дешевый.

Александр Дадченко: Совершенно верно. Любой материал должен соответствовать тем параметрам, какие о нем заявляет производитель. Но на сегодняшний момент, к сожалению (а, может, и к счастью) нет единого органа, который контролирует соответствие факта заявленным параметрам. То есть это на самом деле в первую очередь ответственность производителя. То есть декларация добровольная. И на сегодняшний момент основная проблема у потребителя, когда он покупает тот или иной материал, безотносительно к тому или иному бренду, под которым он его покупает – это определить, настоящий это материал, он может быть контрафактным.

Марина Калинина: А как это определить?

Александр Дадченко: Сейчас я это объясню. Это на самом деле сравнительно несложно. И, опять же, узнать, насколько тот материал, который он покупает, соответствует той декларации, тем техническим характеристикам, которые к ним прилагаются по сути дела в виде паспорта качества или тех или иных документов.

На самом деле ожидать от потребителя, что он сможет это определить сам, не приходится. Для этих целей существуют профессионалы: профессиональные строительные организации, профессиональные кровельщики, которые прекрасно разбираются в том спектре материалов, который сейчас представлен на рынке, и для двух абсолютно одинаковых по стоимости материалов разных производителей они уверенно скажут, что этот материал лучше покупать весной, а этот лучше покупать к осени, потому что характеристики могут меняться. И только очень серьезные производственные компании в состоянии выдерживать заданные характеристики. Они должны обладать лабораториями и должны бороться именно за чистоту бренда, выдерживать характеристики постоянно. То есть на практике строительные организации часто сталкиваются с браком и контрафактом среди кровельных материалов. Гораздо чаще, чем хотелось бы.

Марина Калинина: Расскажите, пожалуйста, о том, что вы принесли с собой. Просто образцы. Буквально в двух словах, что это за продукция.

Татьяна Антропова: Я очень хочу добавить, что все-таки кровельщик, несмотря на то, что, казалось бы, имеет опыт, хорошо знает материалы, иногда поставлен в такие условия вынужденно, когда его начинают по цене давить вниз, и происходит замена материалов. Ведущие производители отвечают за качество. У нас есть лаборатория при каждом заводе. У нас есть научный центр. И то, что мы производим, задекларировали и получили сертификат, соответствует этим характеристикам. Но когда включается режим экономии и нужно на чем-то экономить, зачастую это материалы. И здесь уже не смотрят. Нет никакого контроля за тем, какой материал все-таки применить.

А есть одна даже простая вещь. Если заказчик или кровельщик уходит в сегмент «эконом», то хотя бы сложные узлы примыкания к парапетам, выхода на кровлю выполните из материала премиум-класса. Это 10% от всех кровельных материалов, которые применяются. И кровля будет служить гораздо дольше.

Я сейчас покажу материалы все-таки, которые я принесла. Здесь непосредственно кровельные материалы показаны только в системе. Мы продаем не просто материалы. Мы продаем потребителям готовую кровлю. То есть это система, которая включает в себя утепления. Компания «Технониколь» производит полный спектр материалов для кровли: утеплители, пароизоляция и кровельное покрытие. А вот эти два материала, особенно эта пароизоляция – это своего рода уникальный продукт. Он производится у нас на заводе Воскресенск на линии самоклеек. Мы технологию производства привезли из Европы. И сейчас в России есть только такой продукт. Он поставляется уже на экспорт, причем, в разные страны, начиная от Восточной Европы до Новой Зеландии. Вот эта пароизоляция, паробарьер. Вот фольга. Она такая тоненькая, легкая. Самое главное – при монтаже профилированного настила обеспечивает свободное передвижение кровельщика и является временной кровлей. То есть он не проваливается в гофры профлиста и обеспечивает основную функцию пароизоляции.

Марина Калинина: Понятно. Александр Юрьевич, переходим к самому главному.

Александр Дадченко: Можно некий комментарий?

Марина Калинина: Можно.

Александр Дадченко: Татьяна допустила оговорку. Извините, пожалуйста. Производитель никогда не продает кровлю. Производитель продает в лучшем случае комплект материалов для строительства кровли. И это на самом деле очень важно. Потому что так или иначе в любой кровле существует еще значительная часть, значительный вклад тех людей, которые эту крышу делают.

Марина Калинина: Вот это был мой следующий вопрос, что есть материалы, есть производитель и есть следующий этап. И как вам как строителю об этом не знать? Тогда рассказывайте, какие там подводные камни.

Александр Дадченко: Татьяна зацепила на самом деле три сложнейших вопроса. Потому что мало произвести кровельный материал. Кровельный материал произвели. Он качественный, декларирован. Он привезен на объект. Вот он лежит стопкой. И тут появляются люди. Причем, две группы людей. Первая группа людей должна организовать работу кровельщиков, должна организовать работу на строительной площадке. Это, собственно, кровельные инженеры, строительные инженеры или руководители проектов.

И потом вторая, ключевая группа людей. Это те люди, которые из этих прекрасных материалов соберут не менее прекрасную кровлю. Это кровельщики. И мы можем уверенно сказать (и я практически уверен, что со мной никто не поспорит), что материалы могут быть сколь угодно качественные и прекрасные. Но в том случае, если группа людей, которая из них делает крышу, не умеет этого делать, к сожалению, к качеству материалов не имеет никакого значения.

Марина Калинина: Насколько это сейчас большая проблема у нас?

Александр Дадченко: Это всегда большая проблема. Причем, не только у нас в стране. Другое дело в том, что страны Европейского союза и страны, расположенные за океаном, во многом решили эту проблему за счет обязательной сертификации, обязательного обучения кровельщиков, допуска их к работе. У нас эта система еще только строится. И сколько времени она будет строиться и когда она будет отстроена, пока даже предположить…

Марина Калинина: Так у нас же дома строятся, а система не строится пока.

Александр Дадченко: Да, и мы в этой ситуации все заложники некого выбора. И мы не знаем, правильно ли выбрал генподрядчик тех людей, которые делают крыши. И судя по тому, что работа кровельщиков не переводится, ошибок они допускают много. Крыши перестраиваются. Гидроизоляция на стройке – это один из самых неприятных и тонких моментов, в котором допускают очень много ошибок. И вопрос, связанный с квалификацией кровельщиков, с их обучением, с допуском и самое главное – с определением этой квалификации – это вопрос №1. И, к сожалению, очень трудно определить, кто является интересантом. Кому интересно, чтобы кровельщики умели это делать.

Марина Калинина: Кому, кому? Прежде всего конечным потребителям.

Александр Дадченко: Правильно. А кто конечный потребитель?

Марина Калинина: Мы с вами.

Александр Дадченко: Да. Мы, жильцы этих самых домов. А как мы можем на это влиять?

Марина Калинина: Никак.

Александр Дадченко: Вот это на самом деле и главный вопрос. Потому что на сегодняшний день, если коснуться темы капремонта, заказчиком капремонта выступает фонд капремонта так или иначе управляющей организации. Управляющие организации внимают к кому? Общему собранию жильцов дома, и не иначе. И в тот момент времени, когда общее собрание жильцов дома будет задавать вопросы «а каким образом выбираются подрядчики», то оно получит очень интересный ответ: «По минимуму цены».

Марина Калинина: Что, в общем-то, естественно с их стороны.

Александр Дадченко: Как вы считаете, критерий минимума цены говорит что-нибудь о качестве тех людей, которые будут работать на крыше?

Марина Калинина: Скорее всего, нет.

Александр Дадченко: Скорее всего, это прямо обратный параметр. Потому что если кровельная организация, кровельная компания не может получить адекватную оплату за свою работу, а работать надо, то как следствие она будет нанимать низкооплачиваемый персонал, который не будет обладать соответствующей квалификацией, и, соответственно, мы как потребители будем получать крышу нехорошего качества.

Марина Калинина: А как эту проблему решить? Крышу-то хочется хорошую иметь, чтобы она не протекала. Мало того, что хороший материал, так еще и чтобы руки были нормальные и росли, откуда надо.

Александр Дадченко: Это гигантская проблема. До тех пор, пока система тендеров, система выбора подрядчиков на строительство многоквартирных домов, система выборов подрядчиков по госзаказу, определяющий критерий – это минимум цены, качественной стройки мы не получим. Это, к сожалению, неразрешимая проблема.

Марина Калинина: Как-то печально. Давайте послушаем, что думают по этому поводу наши зрители. Михаил нам дозвонился из Твери. Здравствуйте, Михаил. Слушаем вас.

Зритель: Алло. Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я пенсионер. Живу в частном доме. Мне нужно было перекрывать крышу в этом году. У меня крыша небольшая. Хотелось бы узнать, производители, которые выпускают рубероид…

Марина Калинина: К сожалению, Михаил, очень плохо вас слышно. Но основную мысль вашу я поняла. Это что дорого очень все. Что обычный рубероид выгоднее покупать. Человек не может себе позволить. Как в этой ситуации? Мы же говорили цена/качество.

Татьяна Антропова: Когда рассчитывается стоимость работы и стоимость материалов, нужно смотреть не только цену, которая в настоящий момент покупается, а срок, в который будет эксплуатироваться эта кровля. Потому что если покупается для какого-то временного ремонта на пару лет, наверное, очевидно, не имеет смысла покупать дорогие материалы. А если это для своего дома и рассчитывается, что кровля будет служить 10, 20 лет, наверное, нужно все-таки подходить и грамотно выбирать материал выше классом, и производство работ.

Совершенно соглашусь, что в большинстве случаев претензии, на которые мы выезжаем по качеству материалов, связаны с некачественно выполненной работой, с несоблюдением технологий. Хотя у нас, например, есть учебные центры по всей России. У нас есть служба качества, которая выезжает и контролирует. Понятно, что невозможно выехать и посмотреть на все кровли. Но есть документы, инструкции, которые мы по мере возможности как производитель популяризируем, пишем, для того чтобы человек имел возможность выйти на кровлю и посмотреть, как правильно поэтапно выполнить те или иные работы.

Марина Калинина: Но ведь это же в принципе несложно. Это же, наверное, не требует таких больших денежных затрат и несильно удорожает ремонт тех же жилых домов.

Александр Дадченко: Это несложно?

Марина Калинина: Несложно.

Александр Дадченко: Несложно сделать крышу?

Марина Калинина: Несложно пойти обучиться.

Александр Дадченко: Как сказать? Например, если мы возьмем наших соседей, европейские страны, для того чтобы кровельщик получил право работать самостоятельно, он должен только профессии обучаться 3 года, а потом еще около 3 лет работать не самостоятельно, а в составе звена с более квалифицированными людьми. И только после этого он получает право на работу. То есть 6 лет. 3 года учебы (это уже поверх среднего образования). И 3 года практики. Может быть, это и не так много, но, по-моему, это очень серьезный срок.

У нас на сегодняшний день есть два варианта образования, где учится кровельщик. Первый вариант – это курсы производителей. То есть каждый уважаемый себя производитель обязательно делает те или иные курсы, где обучает работе со своими комплектами материалов. Эти курсы, как правило, краткосрочные. То есть это 1-3 дня. Не более недели. Неделя и три года – существенная разница. Существуют учебные заведения. Учебные заведения, которые выпускают кровельщиков, к сожалению, существуют пока только в Москве и в Санкт-Петербурге, для которых разработаны программы. Это колледжи, где как раз учат 3 года. После этого получаются кровельщики. Представьте себе. Каждый колледж может в год выпустить 2 группы. Для России это не просто капля в море. Это почти молекулярный размер.

И получается, что на сегодняшний день квалифицированные люди – это только те, которые выбрали себе кровельную профессию как профессию. Не просто строитель, а кровельщик. И которые постигают эту науку самостоятельно в течение длительного периода времени (10-15 лет). И тогда они становятся профессионалами.

Но здесь есть очень существенный момент, о котором, наверное, имеет смысл сказать. Как только люди достигают значительного уровня, они хотят адекватно компенсировать свой труд, получать адекватную зарплату.

Марина Калинина: Опять же, получается, что растет цена.

Александр Дадченко: И, совершенно верно, растет цена. Как следствие, они не могут найти работу в крупных организациях, работающих на госзаказе либо работающих на подряде при строительстве массового жилья, и они в основном переходят в виде индивидуальных предпринимателей, либо маленьких бригад, либо маленьких компаний в частный сектор, там, где на такую работу спрос есть. Этот спрос невелик. Но есть люди, которые хотят качественный дом с качественной крышей. Но для этого маленького количества работы там непочатый край. И, к сожалению, мы становимся заложниками этого самого выбора по минимуму цены.

Марина Калинина: А выход какой-то есть? Минимум цены – это, конечно, прекрасно… Но крыши будут рушиться, протекать, портиться. Люди будут мучиться. Что и сейчас происходит зачастую.

Александр Дадченко: Выход – это осознанное решение собственника жилья либо застройщика потратить на эту работу больше денег и получить большее качество. Просто тогда он будет требовать качество, он будет иметь право это требовать. А так он даже морального права требовать качество не имеет.

Марина Калинина: Понятно.

Татьяна Антропова: Хотела добавить. Один из выходов. Я все-таки возвращаюсь к нашим материалам, к своим баранам. Сейчас постановлением правительства в 2016 году было выпущено изменение в системе сметного ценообразования в строительстве. Сейчас, к сожалению, оно приостановлено. Вернее, не приостановлено, а перенесено на 2019 год.

Марина Калинина: То есть надо ждать 2019 года?

Татьяна Антропова: Но, по-моему мнению, введение единой системы ценообразования в строительстве поможет нашим потребителям, в числе в системе ЖКХ, выбирать правильные материалы и главное – конкурировать в едином поле, где классификатор таким образом составлен, что можно сопоставлять с одинаковыми характеристиками материалы разных производителей.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. К сожалению, надо нам тогда еще встречаться. Тема неисчерпаема. Татьяна Антропова, руководитель подразделения ПГС направления «битумные мембраны». Александр Дадченко, президент Национального кровельного союза, генеральный директор строительной компании «Алтес». И производственный портрет по традиции.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Промышленная политика»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты