Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами

Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Капитализм в России. Народное судилище. Коммуналка всё съедает. Продукция из конопли. Вытрезвители. Уроки злословия. Скучная работа
Взять всё, да и поделить. Почему Запад сегодня клеймит рыночный капитализм, а мы защищаем?
Далеки крабы от народа. Когда и почему они стали деликатесом?
Психолог Игорь Романов: Про что мы сплетничаем, в чём разница слухов и сплетен и есть ли от них польза?
Александр Михайлов – о народных сходах после громких убийств: В толпе есть не только те, кто искренне негодуют, но и большое количество провокаторов
Капитализм по-русски
Возрождение коноплеводства и производство изделий из конопли
Павел Салин: Каналы обратной связи закупорены. Любой начальник на месте понимает, что наверх он должен передать информацию, которую от него ждут
Назад к крепостному праву!
«Спим и видим, когда закончится отопительный сезон!»
Гости
Татьяна Кулакова
директор центра экономики транспорта Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ

Триллионы на вагоны. Автобусы, троллейбусы, трамваи, электробусы... В правительстве решили взяться за городской транспорт - и инвестировать в замену парка 340 млрд рублей. На чем мы ездим сейчас и на что пересядем?

Оксана Галькевич: Не нацпроект, но тоже, вы знаете, масштабный фронт работ. В Правительстве у нас обсуждают большую программу обновления общественного транспорта в регионах. Кстати, города, которые попадут в первую такую волну замены автобусов, троллейбусов, трамваев, запуска электробусов где-то (не везде же они у нас есть), они уже есть и отобраны. Это десять городов.

Александр Денисов: Это Екатеринбург, Пермь, Нижний Новгород, Саратов, Тверь, Воронеж и другие города. Общий объем инвестиций составит 340 миллиардов рублей, из них 196 миллиардов пойдут на обновление подвижного состава, а еще 112 – на инфраструктуру.

Оксана Галькевич: Ты правильно сказал, Саша, что эти десять городов – это только начало. Всего до 2035 года больше тысячи населенных пунктов, кроме Москвы и Петербурга, получат новый транспорт. Ну, наконец-то получат. А то ведь сейчас у нас люди ездят как? Да кто на чем горазд, что называется.

Александр Денисов: Ну, не так уж, что кто на чем горазд. Ездят, Оксана, на московских трамваях.

Оксана Галькевич: Да!

Александр Денисов: Вот есть такая программа: Москва безвозмездно передает в регионы технику, которую постепенно убирает с маршрутов, меняя на новую.

Оксана Галькевич: С барского плеча, да? Вот так вот можно сказать.

Александр Денисов: Оксана, ты знаешь, если под плечом иметь в виду расстояние от одной точки до другой, то с плеча, да.

Оксана Галькевич: С плеча, с барского плеча.

Александр Денисов: С московского плеча.

Оксана Галькевич: С московского, да.

Александр Денисов: Ну, одними из первых столичные трамваи получили Новосибирск и Томск – еще в 2016 году. Затем наши московские трамваи побежали по улицам Тулы, Липецка, Череповца, Саратова и других городов. Регионы получают трамваи бесплатно по специальному соглашению со столичным правительством, а оплачивают лишь транспортировку техники.

Оксана Галькевич: «Ваши московские трамваи бегают по разным улицам городов». Региональные чиновники за вашими московскими трамваями и троллейбусами приезжают в столицу сами и отбирают эти составы. Например, кемеровские власти так делают. Они признались, что подержанные столичные трамваи находятся в лучшем состоянии, чем те, которые в городах Кузбасса работают на маршрутах. Но сами жители некоторых городов, не только Кузбасса, вы знаете, зачастую к подобным подаркам относятся с неким недоверием. Почему?

Александр Денисов: Оксана имеет в виду тот случай в Череповце как раз, где во время маршрута загорелся переданный Москвой наш трамвай.

Оксана Галькевич: Ваш московский трамвай. Но, к счастью, все закончилось благополучно, все живы, никто не пострадал. Выяснилось в итоге, что у этого б/у трамвая были проблемы с тормозной системой.

Ну, так или иначе, друзья, можно сказать, что эта идея нашего Правительства инвестировать сейчас солидные средства в обновление транспорта по всей стране выглядит вполне себе своевременной. Да, Саша? А что думаете вы, уважаемые телезрители? Позвоните нам, пожалуйста (мы в прямом эфире работаем) и расскажите, какие автобусы, трамваи, троллейбусы ходят по улицам ваших городов. Есть ли у вас, кстати, электробусы? Это тоже интересно. Не страшно ли в эти автобусы, троллейбусы и электробусы каждое утро садиться и ехать на работу, а вечером возвращаться этим же маршрутом? Телефон у нас бесплатный. Есть еще SMS-портал. Все для вас. Выходите на связь.

Александр Денисов: Оксана уже всех запугала: «Не страшно ли?» А в студии у нас сегодня – директор Центра экономики транспорта Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики Татьяна Владимировна Кулакова. С ней мы обсудим тему.

Татьяна Владимировна, когда мы читали этот проект (ВЭБ продвигает эту программу), там планируется, чтобы бизнес, транспортный бизнес передать крупным операторам в этих городах, ввести госрегулирование тарифов. Я сразу вспомнил историю с реформированием электроэнергетики. Помните, у нас зарубежным инвесторам пообещали: «Вы выкупаете эти станции, генерирующие компании. Потом вернете деньги, у нас будут повышаться тарифы». И вот у нас каждый год идет лоббирование этими зарубежными инвесторами. Мы отбиваемся, чтобы тарифы не повышались. Они требуют их уравнять с промышленностью, говорят: «Что это жители в квартирах платят так мало, а заводы – много?» А разница – громадная. Там зарабатывают деньги, а мы просто живем.

Не получится ли у нас то же самое в сфере транспорта, что у нас он будет дорожать с каждым годом, потому что, видите ли, они вложили туда деньги?

Татьяна Кулакова: Надо сказать, что, скорее всего, так оно и будет – по той простой причине, что в настоящее время тарифы устанавливаются не исходя из экономических соображений, а исходя из поддержки и выполнения социальной функции. И поэтому тарифы, которые у нас сейчас установлены на трамваях и троллейбусах, они значительно ниже экономически обоснованного тарифа, потому что не вложены туда расходы, связанные с инфраструктурой. А трамваи и троллейбусы требуют огромного количества капитальных вложений на содержание инфраструктуры.

И в результате получается очень интересная история. Мы платим мало, но эти расходы, связанные с содержанием инфраструктуры, берет на себя бюджет. А деньги из бюджета – что это за деньги? Это наши с вами налоги. В результате получается интересная вещь. Компании недополучают деньги на свою деятельность, они убыточные. Им компенсируют эти убытки из бюджета. В бюджете денег нет на содержание. И, например, в Челябинске вообще думают, что делать с трамваями и троллейбусами, потому что уже денег на их содержание нет.

Оксана Галькевич: Нет денег на содержание. Соответственно, нет денег на обновление этого парка, понятное дело.

Татьяна Кулакова: А уж на обновление подвижного состава вообще…

Оксана Галькевич: Москва бесплатно что-то отдала… Саша, ты сказал, что я напугала: «Не страшно ли садиться в автобус?» А ты своим вопросом сейчас успокоил нашу аудиторию, да?

Давайте выслушаем Нелли из Таганрога, нашу телезрительницу. Нелли, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Расскажите нам, что у вас за общественный транспорт в вашем замечательном городе. Какие прекрасные автобусы, новейшие трамваи, троллейбусы, электробусы?

Зритель: Я хочу сказать, что у нас замечательный город на Азовском море.

Оксана Галькевич: Это правда.

Зритель: Но он, конечно, в плачевном состоянии, особенно транспорт. Троллейбусы уничтожаются совсем. Говорят, что на их ремонт нет совершенно денег. А я являюсь льготным, так сказать…

Оксана Галькевич: …пассажиром.

Зритель: …да, пассажиром. Поэтому 22 рубля – очень большая сумма с таких маленьких доходов, с пенсии в 11 тысяч. И поэтому Москва, уважаемая и богатая, подарите нам хоть два троллейбуса с барского плеча бедным регионам! Вот и все. Все очень просто.

Оксана Галькевич: Спасибо, Нелли.

Вы знаете, я предлагаю сейчас, Татьяна Владимировна, если вы не против, посмотреть небольшой опрос, который наши корреспонденты провели на улицах разных городов. Там люди рассказывают, собственно говоря, на чем они ездят, на что у городских властей, у местных властей, как вы сами сказали, средств нет.

ОПРОС

Александр Денисов: Пишут зрители, про маршрутки многие жалуются, что рынок поделили. Помните, в неблагополучные годы они перехватили инициативу, и теперь транспортные компании с автобусами, с троллейбусами, с трамваями – просто пассажир ушел от них, поэтому, естественно, у них нет прибыли, не на что им жить. Может быть, в этом проблема? Навести порядок на маршрутах. Вот из Чувашии пишут: «Маршрутки пускают вместо муниципального транспорта, поэтому тот и убыточным становится». Может быть, тут регионам подумать все-таки, как им налаживать? Убрать эти ржавые «Газели»…

Татьяна Кулакова: Надо сказать, что у нас в соответствии с 220-м федеральным законом существует несколько возможностей для маршрутов – это по регулируемым тарифам и по нерегулируемым тарифам. И на местах что сделали? Они нерегулируемые тарифы (а это как раз коммерческая история, как у нас называют) пустили практически по тем же маршрутам, что и муниципальные.

Поэтому здесь решение – это, конечно, правильное транспортное планирование. То есть если мы изменим эту систему, не будет дублирования действительно муниципальных маршрутов, которые по регулируемым тарифам как раз возят льготников, то это решит вопрос. Аналогично касается вопрос функционирования трамваем и троллейбусов, потому что здесь тоже идет дублирование с автобусами. Опять же поэтому у них и небольшой пассажиропоток, и недостаточно средств для их нормального функционирования.

Оксана Галькевич: Татьяна Владимировна, а что мешает, собственно говоря, регионам решить эту проблему с дублированием?

Татьяна Кулакова: Нужны специалисты, компетенции соответствующие, администрации, которые бы владели этими технологиями.

Оксана Галькевич: Ну, у нас есть НИИ транспорта, насколько я знаю, есть ваш институт.

Татьяна Кулакова: Это же ученые, это же ученые, а здесь другое. Эти решения принимаются, должны приниматься местными органами власти. Им переданы эти полномочия по планированию маршрутной сети и, соответственно, по созданию условий для пассажирских перевозок. К сожалению, за рубежом для этих целей создаются специальные администрации, в которых по 100, по 300, по 400 человек работают, для того чтобы эту проблему решить. У нас это обычно один-два человека. Как они могут принимать такие решения? Естественно, что это невозможно сделать.

Александр Денисов: А вот это разумно – пускать одновременно и муниципальный транспорт, и по коммерческим расценкам частные маршрутки и так далее, чтобы пассажиры сами выбирали? Это здравый подход или все-таки не совсем логично?

Татьяна Кулакова: Нет, здесь в данном случае идет речь о возможностях самого города, потому что эти системы очень сильно различаются. Если по нерегулируемому маршруту, то это мы даем только разрешение, и компания, которая выиграла конкурс, она осуществляет перевозки. Мы ей только задаем требования по количеству подвижного состава, экологический класс, и все. И она осуществляет эти перевозки, и мы их не касаемся больше.

Если идет речь о регулируемых тарифах, то здесь совершенно другая система. Здесь либо они нам всю выручку отдают, а мы дальше им компенсируем все расходы, либо они оставляют часть выручки себе, а мы им компенсируем уже часть расходов, которые они перенесли на перевозку пассажиров. И здесь, как мы понимаем, совершенно другая, сложная система для того, чтобы организовать электронный аукцион, создать конкурсную документацию, в которой прописать все требования к перевозчику. Этот документ займет где-то около тысячи страниц. Понятно, что опять это все упирается в компетенции и финансовые возможности.

Александр Денисов: А нет ощущения, что районные, муниципальные администрации просто снимают с себя ответственность? «Ну бог с ними! Мало автобусов? Ну доедут они на этих маршрутках, не расклеятся, заплатят, если нужно». То есть чтобы не ломать голову, не продумывать, как тебе окупать этот подвижной состав, как амортизацию рассчитывать, просто решить: «Ну ладно! Пусть коммерческие ходят. Перекроют».

Татьяна Кулакова: В последнее время ситуация меняется. То есть до недавнего времени это действительно наблюдалось очень явно, потому что никто не занимался общественным транспортом. Сейчас начали появляться интересные проекты. В связи с национальным проектом «Безопасные и качественные автомобильные дороги» начала разрабатываться вся документация транспортного планирования. И сейчас уже… Ну, не во всех городах, конечно. Все зависит от численности населения. По крайней мере, в агломерациях уже появилось видение того, как должен работать общественный транспорт.

Оксана Галькевич: Интересное дело, что в таких крупных агломерациях тоже есть проблемы. Нам пишут много из Петербурга на самом деле. Давайте я зачитаю несколько сообщений, прежде чем мы выведем звонок.

Калининград ездит на списанных немецких и польских автобусах. Вся Россия – на московских, а Калининград – на польских и немецких. Чувашия: «Троллейбусы в ужасном состоянии, ржавые и дырявые». Курган: «У нас в Кургане вообще убрали троллейбусы». Ярославская область: «Это унизительно! Старая плитка, старый транспорт. Опробуют на регионах пилотные проекты, отдельные зарплаты. Нате вам, боже, что нам негоже». Кемеровская область: «У нас в области людей возят трухлявые «пазики». Особенно маршрутки – это просто какой-то кошмар!» И таких сообщений, к сожалению, очень много. Но я нашла одно положительное, Братск: «Транспорт хороший, много новых автобусов. Жалко, только ступеньки высокие».

Мне кажется, звонок из Тюмени тоже должен как-то добавить позитивных красок. Говорят, что в этом городе, в общем, с инфраструктурой неплохо.

Александр Денисов: Самый комфортный город России.

Оксана Галькевич: Может быть, с общественным транспортом тоже. Виктор, здравствуйте. Так ли это?

Зритель: Да, у нас в городе отказались от троллейбусов и вместо них закупили автобусы. У нас автобусы все новые. Сейчас последние автобусы пошли вообще с кондиционерами. И стоимость что в маршрутках, что в автобусах. Пенсионеры ездят и в маршрутках бесплатно, и в автобусах бесплатно.

Оксана Галькевич: Прямо коммунизм у вас там, все прекрасно, замечательно.

Зритель: Да, у нас здорово. На остановке больше двух минут не стоишь.

Оксана Галькевич: Красота! Я думаю, что у вас зимой особо больше двух минут и не постоишь, когда морозы-то. Правда?

Зритель: Ну, сейчас не такие уж сильные морозы.

Александр Денисов: Спасибо, Виктор.

Оксана Галькевич: Ну понятно. Спасибо.

Александр Денисов: Эдуард из Челябинской области.

Оксана Галькевич: Давайте сразу, да, Челябинск послушаем.

Александр Денисов: Эдуард, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Как у вас в Челябинске?

Зритель: У нас? У нас очень-очень сильно все плохо, все в плачевном состоянии, вообще все – и автобусы, и троллейбусы, и трамваи.

Оксана Галькевич: А с электробусами как у вас обстоят дела? Есть у вас такая мудреная птица?

Зритель: Они есть.

Оксана Галькевич: А, есть, да?

Зритель: Они есть, но их очень мало. В основном, естественно, маршрутные такси, «пазики».

Александр Денисов: Эдуард, а конкретно? Плохо – это сколько вам приходится стоять и ждать автобуса? Десять минут? Двадцать минут? Тридцать? Как это проявляется?

Зритель: Вы знаете, автобусы ходят в течение, допустим, 10 минут, но внутреннее состояние у них – это начало 70-х, наверное, 75-й год. Все ужасно!

Александр Денисов: Что, ЛиАЗы старые у вас ездят, что ли?

Зритель: Все старое, да. Полотно на трамваях старое. Такое ощущение, что когда он едет, он может упасть влево или вправо. Там такая тряска, невозможно!

Оксана Галькевич: Да, Эдуард…

Зритель: И вообще состояние… Город огромный, город-миллионник, а внимания этим вопросам уделяется очень мало. Сейчас в регион пришел новый губернатор, он обещает. Ну, мы пока ждем, надеемся и верим.

Оксана Галькевич: Спасибо, Эдуард.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Вот еще несколько сообщений. Нижний Новгород тоже жалуется: «Троллейбусы отвратительные!» Смоленская область: «Может, нам Москва что-то передаст, передарит?» Саратовская область пишет: «По городу в обращении пещерные динозавры времен Хонеккера, – ну, какие-то, видимо, немецкие старые машины, в переносном смысле. – А рядом город Энгельс, и там загибается крупнейший троллейбусный завод».

Собственно, почему бы не обеспечить загрузкой, заказами такие предприятия, как этот завод в Энгельсе?

Татьяна Кулакова: Как раз эта программа, которая сейчас продвигается ВЭБом, она рассчитана именно на это.

Александр Денисов: На отечественного производителя?

Татьяна Кулакова: На отечественного производителя исключительно, чтобы загрузить всех отечественных производителей подвижного состава, то есть это и производители автобусов, и производители трамваем. И это даст сразу несколько эффектов по всей…

Александр Денисов: Как говорится, мультипликационный эффект.

Татьяна Кулакова: Совершенно верно. Во-первых, мы решим проблему с загрузкой нашего машиностроения. А во-вторых, мы решим проблему городов с таким плачевным положением с подвижным составом.

Александр Денисов: А мощностей хватит у этих заводов, учитывая, что в последнее время простаивали?

Оксана Галькевич: Квалификация, людей-то растеряли.

Татьяна Кулакова: Вы знаете, интересно то, что, например, трамваи у нас очень качественного производства, мы их даже по экспорту за рубеж продаем. У нас ПК «Транспортные системы» заключили контракты с поставкой трамваев за рубеж.

Александр Денисов: Вот эти трамваи, которые у нас на экранах, – это наши, отечественные, которые по Москве бегают, да?

Татьяна Кулакова: Да, у нас отечественного производства.

Александр Денисов: Отечественные.

Татьяна Кулакова: Как раз купленные по контракту жизненного цикла. И по лизингу мы покупаем. У Москвы как раз есть финансовые возможности для того, чтобы приобретать такие трамваи отечественного производства, но хорошего качества. Но – дорогие они. Для других городов невозможно…

Александр Денисов: Татьяна Владимировна, вы знаете…

Оксана Галькевич: Саша, прости, пожалуйста. Дорогие они. Москва – понятно, самодостаточный регион. И мы поняли, что в Тюмени тоже неплохо обстоят дела, хорошо зарабатывает регион. Но у других-то регионов есть возможность брать кредиты. Почему бы этим не пользоваться?

Татьяна Кулакова: Минпромторг организовал несколько программ, по которым предоставляется скидка покупателям отечественного транспорта. Например, по трамваям там скидка 8 миллионов дается. Также у нас есть программа БКАД, где тоже предоставляется с очень неплохой процентной ставкой, то есть около 6%, для городов.

Сейчас я как раз с собой даже захватила порядок определения субъектов, кому предоставляться будет этот подвижной состав. Это уже утвержденные программы. Там, конечно, небольшие объемы денежных средств, но это все равно улучшит ситуацию в городах. Они подадут заявки, опять же тоже кроме Москвы и Санкт-Петербурга, и это позволит им закупить трамваи, троллейбусы и, соответственно, автобусы.

Оксана Галькевич: То есть это, по сути дела, не прямое финансирование всех необходимостей регионов, а некий такой дискаунт на приобретение?

Татьяна Кулакова: Да, не приобретение. И естественно, есть и возможности с точки зрения… Ну, с инфраструктурой, конечно, сложнее, потому что по БКАД можно модернизировать дороги, но трамвайные пути, к сожалению, нельзя, потому что они не входят в элементы улично-дорожной сети. То есть здесь, конечно, есть проблема.

Оксана Галькевич: Поэтому многие и отказываются от трамваев, потому что трудно содержать эту трамвайную дорожную сеть.

Татьяна Кулакова: Да, к сожалению, инфраструктура трамвайная очень дорогая.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас какая-то…

Татьяна Кулакова: Но дешевле, чем метро.

Оксана Галькевич: Да, это правда. Но метро, как мы знаем, тоже не во всех городах у нас активно строят.

Александр Денисов: Метро бывает легкое, наземное.

Татьяна Кулакова: У нас семь городов, где есть метро.

Оксана Галькевич: У нас какой-то просто невероятный стон из Челябинской области раздается, нам уже несколько звонков оттуда поступило, давайте их всех примем. Светлана из Челябинской области теперь. Светлана, здравствуйте. Что у вас? Из какого города?

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Вы меня слышите, да?

Оксана Галькевич: Слышим прекрасно.

Зритель: Вот сейчас передо мной позвонил Эдуард из Челябинской области. Я тоже из Челябинской области, только из города Магнитогорска. Вы знаете, прекрасный город, прекраснейший! И трамваи у нас нашего производства, новые, красивые, низкопольные, вай-фай есть в трамваях. Я не знаю, почему люди жалуются, особенно Челябинск жалуется. Нас обеспечивают хорошо, а остальных на Урале обеспечить не могут?

Оксана Галькевич: Ой, не знаем, Светлана. Это надо Эдуарда, наверное, спросить, что там у них не так.

Зритель: Я не знаю.

Оксана Галькевич: Видимо, как-то отличается ситуация.

Татьяна Кулакова: Банкроты.

Зритель: Он молодец, вот выбрали мы этого губернатора, он часто приезжает в наш город. У нас сейчас новую трамвайную ветку делают, маршрутки у нас прекрасные, обновляются маршрутки. Есть и старенькие, но в основном все новые. А трамваи… Вот я пенсионерка, у меня проезд бесплатный. А так у нас проезд стоит для детей 10 рублей, для взрослых 20 рублей. И вы знаете, вот я читаю бегущую строку и думаю: господи, да что же такое?! Вот сейчас показали – Рязань говорит, еще кто-то говорит. Да это же ужас! Это какая-то свалка металлолома.

Оксана Галькевич: Ну да, Светлана, к сожалению, не везде все так замечательно, как у вас в Магнитогорске. Но мы за вас искренне рады на самом деле. Татьяна Владимировна…

Александр Денисов: Татьяна Владимировна… Оксана, прости. Вот вопрос: а не ставим ли телегу поперек лошади? Закупаем новый транспорт, заказываем, заводы загрузим, а инфраструктуру – только потом. На нее даже меньше денег выделяется, чем на закупку транспорта. Сколько там? Почти 200 на транспорт, а 100 на инфраструктуру. Она у нас прекрасная?

Оксана Галькевич: Ты имеешь в виду дороги прежде всего, да?

Александр Денисов: Естественно.

Татьяна Кулакова: Нет-нет-нет. Улично-дорожная сеть – это у нас отдельный проект. Это БКАД, «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Туда вкладываются очень неплохие средства. И все дороги…

Александр Денисов: То есть не только 112 миллиардов, которые предусмотрены программой ВЭБ, да?

Татьяна Кулакова: Нет абсолютно. Здесь как раз другие, здесь не касается автомобильных дорог. То есть для автобусов у нас инфраструктура создается. Единственное – неплохо было бы, если бы еще выделенные полосы делали, чтобы они в пробках вместе с личным автомобилем не стояли. А здесь идет речь именно об инфраструктуре. Это касается трамваем, полотна, электрооборудования. То же самое касается троллейбусов. То есть – на модернизацию. И это будет идти одновременно.

В этом и прелесть этой программы, что она комплексный характер носит. То есть мы не просто купим трамваи, троллейбусы и поставим их на старую инфраструктуру, а мы совместим и модернизированный, улучшенный подвижной состав, и уже инфраструктуру, которая будет способна эксплуатироваться этим подвижным составом. Потому что были случаи, когда покупали трамваи и ставили их в депо – не могут они ездить.

Оксана Галькевич: Да вы знаете, сколько таких случаев. Приходит новый автобус, например, выезжает на старый маршрут по раздолбанным дорогам – и нет уже ни дороги, ни автобуса. И какой смысл?

Александр Денисов: Ну, со скоростным железнодорожным транспортом была же история. Потом выяснилось, что полотно не соответствует, трясет их там, скорость они не могут развивать, потому что не то.

Татьяна Кулакова: Я надеюсь очень, что в этой программе это все как раз предусмотрено, потому что существует же несколько вариантов. Вот сейчас у нас все время поддержка была исключительно производителей. И была эта проблема с инфраструктурой: подвижной состав производим, а инфраструктуру – нет. А здесь именно комплексный характер.

Оксана Галькевич: Вы знаете, там нет Москвы и Петербурга, в этой программе, но у меня большие вопросы по Петербургу на самом деле. Даже по темпам ввода метро вторая столица очень сильно отстает от Москвы. Справится ли Северная столица, Город на Неве? Ну, это мы не успеваем с вами обсудить на самом деле.

Спасибо большое. Татьяна Владимировна Кулакова, директор Центра экономики транспорта Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики (вот так сложно, но емко), была у нас в студии. Спасибо вам большое. Спасибо всем телезрителям.

Александр Денисов: Не прощаемся, возвращаемся через пару минут в эфир, продолжим обсуждение.

Оксана Галькевич: Нет, не через пару минут, Саша.

Александр Денисов: После новостей.

Оксана Галькевич: Минут через сорок вернемся, да, после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски