Татьяна Овчаренко: Любимая забава тепловиков - заставлять жильцов платить, сколько они им назначат

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Ну что же, мы продолжаем, это наша рубрика «ЖКХ по-нашему». Мы все ждем тепла в наших квартирах, кто-то уже дождался, москвичи, например, а кто-то еще нет.

Константин Чуриков: Кто-то дождался на свою голову, мы сейчас скоро посмотрим сюжет. Давайте представим нашего постоянного эксперта в этой рубрике – Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот, собственно, теперь вместе с вами мы сможем поговорить о том, почему мы встретились. До 15 октября, если кто-то не помнит, во всей стране должен начаться отопительный сезон. В ряде регионов он уже действительно начался, стали приходить платежки с новыми суммами. Например, некоторые жители города Канска Красноярского края вынуждены платить по 8, а то и 9 тысяч рублей в месяц. Это история, которой, собственно, мы занимались, похожие сообщения мы получали регулярно от наших зрителей из разных российских регионов…

Константин Чуриков: И самое главное в этой истории, что вот эти 8 тысяч в месяц, львиная доля этой суммы приходится как раз-таки на отопление. Давайте скорее посмотрим сюжет, а потом будем его обсуждать вместе с Татьяной Иосифовной и с вами.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Я вот не понял, почему такой высокий тариф у людей. Я посмотрел город Канск, я подумал, может быть, они там нефть добывают, – нет там нефти, там переработка леса, был ликеро-водочный завод, и тот закрылся. Это вам не Норильск. Почему так дорого?

Ольга Арсланова: И странное объяснение, что мало абонентов, поэтому цены высокие.

Татьяна Овчаренко: Это безумие, все, что я выслушала. Значит, у них есть схема теплоснабжения города Канска 1913 года рождения. Делал ее как вы думаете, кто? Город Петербург, ближе никто не умеет считать в столбик и про Бойля-Мариотта ничего не слышал. В этой схеме честно написано следующее: «Сведения о структуре тарифов не представлены и отсутствуют в открытых источниках». Это про наше Гортепло. То есть если… На нет и суда нет, это первое, это по поводу главы города, который 3 года чего-то там. Я, честно говоря, потрясена.

Дальше. У них 13 котельных, у этих товарищей из Гортепла. Вы видели, какие там котельные с лужами, видели, как дядька как в XIX веке, еще Горький не родился, вот этим самым… Замечательно.

Константин Чуриков: «Вжаривал» туда, угля давал.

Татьяна Овчаренко: При таком уровне это, конечно… А при этом у них один из самых дешевых углей в стране, они на буром угле, он не зольный, у него миллион сто тысяч достоинств. Это рядом. Как у них это получается, загадка века.

Ольга Арсланова: Но получается, людям приходится платить.

Татьяна Овчаренко: Да. А очень просто, граждане… У нее ребенок-инвалид – а где льготы на ребенка-инвалида? А где субсидии на семью? Вы знаете, что у нас заявительный характер, пока сам не придешь…

Константин Чуриков: Знаем, это общероссийская проблема.

Татьяна Овчаренко: Да. В чем дело? Понимаете, здесь какая ситуация? Зачем этому Гортепло фантастическому, вот у них была котельная военного городка 12 котлов, с 7-го по 12-й, 6 штук не работало, и ничего. Естественно, нагрузка больше и так далее. То есть здесь вопрос… Счетчиков нет, можно любые вам вписывать… Учета нет. Да, у них еще поразительное явление: у них минус 42 градуса крайний, так что я насчет Норильска не очень бы стала говорить, но при этом у них нет температурного графика, он не утвержден. Куда смотрит глава города, опять же загадка века, то есть неизвестно, при минус 42 сколько должно быть, отопление сколько должно давать. И они честно пишут, что температурного графика нет и они устанавливают сколько надо так называемым качественным…

Константин Чуриков: Как это? Это в любом телефоне есть, это в Википедии есть, средняя температура по дням.

Татьяна Овчаренко: Еще чего, ужас вы говорите. Качественным путем – знаете, что это? Это вот так. Честно вам говорю, бесстыдно это написано у них. Чему удивляться? Это проблема граждан, которые это терпят.

Ольга Арсланова: Давайте чуть ближе к нам сейчас передвинемся, у нас Московская область на связи. Приветствуем Тамару. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Тамара Гершевна, я из города Можайска Московской области.

Константин Чуриков: Так, слушаем вас.

Зритель: У меня трехкомнатная квартира, 51.5 квадратных метров, но я плачу 8 тысяч. Пенсия 13 800. Объясните. Ко мне приехали, говорят, в Красногорске за такую квартиру платят ровно половину, 4 тысячи.

Константин Чуриков: Тамара, извините, а вы одна в квартире этой живете? Почему у вас такая сумма набегает?

Зритель: Я одна проживаю, квартира у меня на сына приватизирована, сын прописан не со мной, а плачу вот такие большие деньги. Очень тяжело, конечно.

Константин Чуриков: А вы вчитывались, на что конкретно приходится наибольшая доля расходов? На какую составляющую?

Зритель: Идет отопление 3 с лишним тысячи, горячая вода 3 тысячи с лишним получается.

Константин Чуриков: Все понятно.

Зритель: Разные там у нас надбавки. Просто у меня квитанций нет, я просто пришла к сыну, сейчас вашу передачу у него… Я и решила позвонить.

Константин Чуриков: Да, отопление и вода съедают основное. Спасибо.

Ольга Арсланова: Почему так дорого?

Татьяна Овчаренко: Ну в Московской области порядка никогда не было, люди платят, весь разговор. Вы не представляете, что там делается. В какой город ни приедешь Московской области, вы увидите…

Константин Чуриков: Как это?

Ольга Арсланова: Объясните, пожалуйста, что значит «люди платят»? Кто придумывает эту сумму?

Татьяна Овчаренко: Придумывают эти суммы те, о которых пишут, что сведения о структуре тарифа отсутствуют и никто за это не спрашивает.

Ольга Арсланова: Это кто?

Константин Чуриков: В расчете на то, что люди не будут интересоваться.

Татьяна Овчаренко: Это энергетики, теплоэнергетик идет в ресурсный комитет по тарифам Московской области и рисует вот эту цифру.

Константин Чуриков: Слушайте, ну это же преступно, должно быть какое-то экономическое обоснование. Извините, а кто должен этим интересоваться?

Татьяна Овчаренко: Граждане. Они имеют полное право присутствовать при заседании и требовать все документы, оспаривать. А отвечать в том числе, я подозреваю, не буду здесь настаивать, но больше, чем административно, должны те, кто утверждают.

Константин Чуриков: Секунду, мы буквально полчаса назад говорили о том, как кошмарят малый бизнес. Может быть, вот эти надзорные органы, прокуратура…

Ольга Арсланова: …кошмарят тепловиков?

Константин Чуриков: …по дороге в ларек зайдут на эту ТЭЦ?

Татьяна Овчаренко: Значит, как вам сказать? Эти крупняки, эти ТГК настолько крупнее местного прокурора, понимаете, это настолько… Это две совершенно не пересекающихся плоскости, потому у прокуратуры и отняли огромные полномочия, которые у них были по ЖКХ. Главное, что они выжимают, пока есть возможность.

Константин Чуриков: Я просто не понял, кого вызывать, пожарных, полицию.

Татьяна Овчаренко: Вообще граждане и депутаты, депутаты обязаны контролировать…

Ольга Арсланова: Муниципальные?

Татьяна Овчаренко: Муниципальные и городские обязаны контролировать вот этот вот тариф. Ничего не происходит, это притом что по закону это открытые заседания, сведения должны предоставляться, сейчас вот это постановление 1900-е по первому требованию, никаких секретов, никаких разговоров про коммерческие тайны и так далее.

Ольга Арсланова: То есть правильно мы вам понимаем, что сейчас речь идет о фактическом обмане, на который жильцы закрывают глаза? То есть вы это хотите сейчас сказать?

Татьяна Овчаренко: Практически да. Конечно, там есть свои проблемы, в смысле сети…

Ольга Арсланова: Но обман всегда можно каким-то образом оформить, это понятно.

Татьяна Овчаренко: Но в основном это прямое завышение без оснований.

Константин Чуриков: Тарифы любят тишину.

Давайте послушаем Ольгу из Ростовской области. Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Какие у вас тарифы?

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Что-то с телефоном.

Константин Чуриков: Ольга, у вас там трансформатор работает? К сожалению, вас очень плохо слышно. А, все, слышно.

Зритель: Слышно меня?

Ольга Арсланова: Отлично.

Зритель: Это город Красный Сулин Ростовской области. Мы оплачиваем отопление за целый месяц октября и апреля, а по российскому законодательству должно быть с 15-го числа. Субсидия нам оплачивает только с 15-го, ссылаясь на этот закон, что отопление с 15 числа. Компания говорит, что им там выгодно, им так легче.

Константин Чуриков: Конечно.

Зритель: Отопление включают нам в конце октября, а отключают 10 апреля. Куда обращаться? Это же неправомерно.

Константин Чуриков: Я правильно понимаю, что отопление включают раньше, а субсидии начисляют позже?

Зритель: Нет-нет, мы платим за отопление целый месяц октябрь и апрель, за целый месяц.

Константин Чуриков: А субсидия за полмесяца, понятно.

Зритель: А отопление включают нам в конце октября, в конце.

Константин Чуриков: Все понятно более-менее.

Татьяна Овчаренко: Ну это обычная история, потому что вы не протестуете, не подаете в органы МВД, не подаете в суды требования. Сначала в «управляйку», требуйте перерасчета и все. Только после отказа можно идти и разговаривать всерьез уже совершенно на другом уровне. А так… Что значит «они вам»? Много чего написано, что считают, особенно в Ростовской области.

Ольга Арсланова: Давайте еще немного о счетчиках поговорим. Вот нам из Саратовской области написали: «Установка общедомового счетчика отопления ничего не дает. Установили в доме, платили по 3 200 за счетчик с каждой квартиры, сломался, собирали деньги на его ремонт. При счетчике зимой платим за тепло 4 300 за квартиру в 50 метров и при этом не жарко». Стоит ли тратить деньги на установку этого счетчика? В каких случаях это оправдано?

Татьяна Овчаренко: Это оправдано во всех случаях, если есть на плечах голова, а не кочан капусты, простите за резкость.

Ольга Арсланова: Так.

Татьяна Овчаренко: Это просто смешно слушать. Счетчик должен принадлежать жителям, это мое твердое убеждение. Он сломался, нужно немедленно выяснить…

Ольга Арсланова: Он же помощник как раз.

Татьяна Овчаренко: У него есть гарантийный срок, причем гигантский. Установщик должен давать гарантию, за этим надо следить, раз они уже заплатили за этот счетчик. Есть рекомендованный обязательный срок ремонта, он незначителен буквально, все время, пока его ремонтируют, платится по среднему за прошедшие 2 месяца, то есть никаких накруток. Люди этим не занимаются. Он платит летом меньше, зимой больше, я не знаю, какая там система у гражданина, в смысле вот эта, называется «верблюжий горб», то есть в сентябре меньше всех и в апреле, или как мы в Москве, каждый месяц одинаково, очень неудачная система.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, но по идее абы какие счетчики ставить нельзя, они же все проходят лицензирование, предполагается, что это надежный аппарат, как наш русский танк, не ломается.

Татьяна Овчаренко: Да, сертифицированный только, никакие другие ставиться не могут.

Константин Чуриков: Вот.

Татьяна Овчаренко: Б/у, следите, могут поставить, надо следить, а то некоторые очень умные ставят и «Siemens».

Ольга Арсланова: В общем, самое главное – это учиться, самое главное – следить, проявлять активность, и это мало кто любит.

Константин Чуриков: И постоянно стоять на баррикадах.

Ольга Арсланова: Согласитесь, у людей работа, у людей семья, становиться экспертом по услугам ЖКХ так себе.

Татьяна Овчаренко: Если им нравится работать на чужого дядю, пожалуйста, тогда не надо, пусть сидят на диванах. Потом если вы наладите это, а это происходит достаточно быстро, то дальше вам не придется этим так упорно заниматься. Когда станет известно, что дом у вас «противный», жильцы въедливые и глаза бы вас не видали, к вам будут приходить…

Ольга Арсланова: Лучше с вами не связываться.

Татьяна Овчаренко: Да, будет все как следует.

Константин Чуриков: Нам в прошлый раз позвонили, рассказали, что в доме живет депутат и никаких проблем с домом нет. Может быть, в каждый дом по депутату подселить?

Давайте Зою из Калужской области послушаем. Зоя, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, живу в Калужской области, город Медынь. Там маленький городок на 500 тысяч, и платится теплоснабжение по-разному: где фабрика, там платится по государственной цене, а где зона (тюрьма), платится в 2 раза дороже. Рядом находятся дома с тюрьмой, эти дома платят в 2 раза дороже за тепло.

Константин Чуриков: То есть у вас два градообразующих предприятия, так.

Зритель: Рядом которые находятся дома жилые, они платят в 2 раза дороже, чем те дома, которые находятся рядом с фабрикой. В общем, в одном городе теплоснабжение платится по-разному.

Константин Чуриков: Тут кажется все логичным.

Татьяна Овчаренко: Это простейшая история, в городе Калуга 28 поставщиков тепла и 28 разных было тарифов. Все очень конкретно.

Ольга Арсланова: Зависит как-то от размера города? То есть чем меньше город, тем проще вот эти вещи списать?

Татьяна Овчаренко: Нет, не в этом дело. Дело в том, кто теплопроизводитель: если это теплоэлектроцентраль, у них всегда недорого (и в Москве), но при этом мы же платим МОЭК на 37% дороже.

Ольга Арсланова: Скажите, а это как-то логически можно объяснить? Потому что нам вот жалуются: «Минводы, южный город, а за 1 куб горячей воды 650 рублей».

Татьяна Овчаренко: Не могу вам ничего сказать, надо знать структуру платежа. Он должен записать…

Ольга Арсланова: От вашего климата, уважаемый зритель, ничего не зависит, нагреть воду в южном городе иногда может быть дороже, чем в северном.

Татьяна Овчаренко: Возможно, это все очень конкретно, 650 рублей – это сумасшедшие деньги.

Ольга Арсланова: Да.

Татьяна Овчаренко: Но тем не менее это он должен запросить структуру платежа у поставщика.

Константин Чуриков: И нам еще звонят с Алтая. Галина, мы даем вас слово, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Во-первых, хочу поблагодарить канал ОТР за то, что поднимаете важные, нужные темы для нас, простых людей.

Ольга Арсланова: Вам спасибо.

Зритель: И что я хочу сказать? В нашем городе, так же, как уже предыдущие говорили, разные поставщики и разная стоимость тепла. У нас, например, от 1 600 до 3 тысяч стоит в разных точках города… И вода горячая, я согласна полностью, от 130 до 600 рублей. Но ведь для нагрева 1 куба, согласно физике, 0.065 гигакалории, а у нас в квитанции проставляют в 3-4 раза больше. Мы считаем, что нужна проверка тарифов, эксперт правильно говорила, специалистами. Что мы можем, пенсионеры, сделать? Ничего.

Вы знаете, и еще есть такое предложение, что государство нас бросило по поводу ЖКХ. Например, проводить хотя бы раз в год аудиторские проверки, контроль государства за управляющими компаниями. Конечно, согласно 44-й статье ЖКХ, мы должны сами собрание проводить, но мы бессильны, мы ничего сами, пенсионеры, и собрание, прочее сделать не можем. Если бы государство взялось за деятельность управляющих компаний, то порядок навели бы, нам бы хватило и пенсии, и за тепло, и за все. И особенно проверка специалистами тарифов, вот это самое главное. Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо, Галина, за ваш звонок.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Константин Чуриков: Вы знаете, я подумал о том, что, смотрите, у нас есть Минстрой и ЖКХ, но по идее им же крайне невыгодно заявлять о проблемах, им нужно доложить, что все хорошо. Есть какие-то другие органы. А может быть, нам не хватает в стране, например, Уполномоченного по правам потребителя жилищно-коммунальных услуг при Президенте? Чтобы был такой.

Ольга Арсланова: Мы даже знаем кандидатуру.

Константин Чуриков: Да, чтобы был такой независимый человечек, который там всем бы бил по рукам.

Татьяна Овчаренко: Замечательно, идея замечательная, мне кажется. Что касается Минстроя, у них совершенно другой уровень вопросов, у них обрезано очень много того, что приближено к земле, что называется. А во-вторых, независимых экспертов… Я когда-то говорила, это абсолютно потерянная страта: нет у нас независимой экспертизы подлинной. Вот в этом же Канске, в котором живет 95 тысяч человек…

Ольга Арсланова: Она бы там не помешала, конечно.

Татьяна Овчаренко: Да, но этот человек живет на соседней улице, дочка ходит туда-то, внук туда-то, и вот эти вот отношения чрезвычайно влияют, могу вам сказать. В Москве, где 12.5 миллионов человек, найти независимого эксперта достаточно сложно, потому что потому.

Ольга Арсланова: У нас сообщение из Красноярского края, Железногорск: «Батареи пашут на всю катушку и осенью, и весной, будто за окном мороз минус 30. Раньше на весь отопительный сезон накрывали батареи покрывалами, иначе очень жарко, должно быть не больше 24 градусов при этом. Сантехник предложил открывать форточки почаще…»

Константин Чуриков: Конечно.

Ольга Арсланова: «Пришлось поставить отсечные вентили, стало полегче, но платим-то мы по полной». Тут, мне кажется, многие регионы присоединятся, я присоединюсь…

Константин Чуриков: Еще есть дома такого типа, которые сохраняют тепло, сталинки какие-то, вообще старые дома.

Ольга Арсланова: Огромные, старые, чугунные батареи, которые шпарят действительно невозможно сильно, и при этом приходится по 1.5 тысячи каждый месяц платить. Вопрос: в старых домах с этим невозможно ничего сделать?

Татьяна Овчаренко: Это почему же?

Ольга Арсланова: А что же?

Татьяна Овчаренко: Вы должны платить за 18 градусов, вычтите разницу. Вот вам выставили… Это любимая забава тепловиков: ты заплатишь за столько, сколько я тебе поставил.

Ольга Арсланова: Конечно. А как?

Татьяна Овчаренко: Нет, дорогой друг, за перетопы я не обязан платить.

Ольга Арсланова: То есть что вы мне предлагаете, не оплачивать?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: А как я высчитаю?

Татьяна Овчаренко: Очень просто. Вы возьмете сумму в 2 тысячи рублей за 30 градусов, сделаете простую дробь, 20 градусов – это Х. И у вас получится 20 помножить на 2 тысячи и поделить на 30 градусов.

Ольга Арсланова: А за мной, простите, не придут потом как за должником злостным?

Татьяна Овчаренко: Пока солнце взойдет, у тепловиков роса очи выест. Это сколько вы должны «нагулять», во-первых, во-вторых, вы сделаете официальные акты, в-третьих, есть решение Верховного суда по этому поводу…

Ольга Арсланова: Так, это очень интересно.

Татьяна Овчаренко: Я не плачу ни за один перетоп, боже упаси, зачем?

Константин Чуриков: Это была рубрика «ЖКХ по-нашему».

Ольга Арсланова: Отлично, спасибо за совет.

Константин Чуриков: В студии была постоянный эксперт Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Зрители нам пишут: «Страшно слушать, как мы живем», – подождите, еще впереди новости, и через полчаса мы вернемся, это «Отражение» на ОТР.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Но вы за «перетопы» платить не обязаны!

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты