• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Овчаренко: Процедура получения субсидий отвратительная. Каждые полгода ты с зажатым в кулаке пакетом бумаг снова бегаешь и доказываешь

Татьяна Овчаренко: Процедура получения субсидий отвратительная. Каждые полгода ты с зажатым в кулаке пакетом бумаг снова бегаешь и доказываешь

Гости
Артем Кирьянов
первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты РФ
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Хотел сказать: с тебя миллион за спасибо. Ну что же, давайте сейчас поговорим о ЖКХ.

Ольга Арсланова: О сфере, в которой зарабатывают не миллионы, а миллиарды…

Петр Кузнецов: Наша рубрика «ЖКХ по-нашему».

Ольга Арсланова: …благодаря нам с вами!

Петр Кузнецов: И благодаря нашим «реальным цифрам», которые мы выясняем.

Итак, новость: россияне, состоящие официально в неоформленных отношениях, смогут (еще и они) получать государственные субсидии на оплату ЖКХ, то есть наравне с теми, чей брак зарегистрирован. Но это, естественно, опять-таки, если сумма в квитанции превысит 22% их совокупного дохода. Соответствующий законопроект размещен в базе данных Госдумы.

Ольга Арсланова: Надо сказать, что по этому законопроекту получить господдержку смогут не только супруги в гражданском браке, но и, например, тети и дяди, которые по закону членами семьи не считаются.

Петр Кузнецов: А ранее еще стало известно, что новой категории – предпенсионерам – все пенсионерские льготы, в том числе, конечно, по ЖКХ, оставят. По данным «РБК», сейчас субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг получают около 30 миллионов россиян.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об этих субсидиях, о льготах. Если вы их получаете – звоните и рассказывайте, какой кровью вообще вам это все удается. Если вы лишь претендуете – тоже позвоните. И задавайте вопросы нашему эксперту и ведущей этой рубрики – руководителю «Школы активного горожанина», эксперту в сфере ЖКХ Татьяне Овчаренко. Татьяна Иосифовна, добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Вот я, честно говоря, с удивлением узнала о том, что и супруги в гражданском… точнее, в так называемом официальном браке могут получать какие-то льготы.

Татьяна Овчаренко: Я с изумлением читаю это. Я вот как-то…

Ольга Арсланова: Да, серьезно?

Петр Кузнецов: Вы от нас узнали о существовании законопроекта?

Татьяна Овчаренко: Да, я первый раз слышу. Ну, мне представляется…

Ольга Арсланова: Расскажите, а кто до этого законопроекта имел право на льготы? Ну, мы знаем о пенсионерах одиноких.

Татьяна Овчаренко: Значит, у нас я насчитала… Это сложный вопрос. 33 категории у нас, так слегка.

Ольга Арсланова: Кто это?

Татьяна Овчаренко: Ой, это прежде всего участники Великой Отечественной войны, это их семьи, даже после смерти, это ветераны боевых действий, это ветераны труда, это пенсионеры, инвалиды. Это такие крупные категории. А внутри них еще. И не считая того, что есть еще региональные дополнения к этим группам. Так что все серьезно.

Петр Кузнецов: А в чем сложность? В том, что все эти льготы по разным законам разбросаны, их найти сложно?

Татьяна Овчаренко: Сложность в том, что есть федеральный уровень льготного обеспечения, а есть региональный. Федеральный распространяется, естественно, на всех. А вот регионы обязали (раньше это было по их возможности, ну, собственно, и сейчас это по их возможности) какие-то свои льготы добавлять. Например, пострадавшим при взрыве на объединении «Маяк», кажется, в Челябинской области – вот это региональная, как ни странно, льгота. А чернобыльцы – это федеральная. И в одной и той же области… Если человек переехал, который был в Чернобыле, или он вообще покинул Чернобыль, или, допустим, был спасателем, он переезжает в Челябинскую область, а там две льготы: у этого федеральная, а рядом с ним живет…

Петр Кузнецов: В регионе свои льготы, свои «пряники» существуют?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: А расскажите о размерах этих льгот. Какие они бывают – максимальные, минимальные?

Татьяна Овчаренко: Ну, сложно сказать. Вот Герои Советского Союза, если таковые еще имеются, и Герои России – они получают ежемесячную доплату, и она весьма значительная. Но льготы могут получать, только если они от нее откажутся. Вот такая странная история. Льготы бывают…

Ольга Арсланова: А зачем?

Татьяна Овчаренко: Ну как? Бывают по 500 рублей, по 700 рублей, по 15 тысяч. Это очень зависит от… Понимаете, когда на 100% человек освобожден от жилищных… от ЖКУ, есть такая категория… Потому что льгота относится к категориям, а субсидия – к домохозяйствам. То есть там граждане льготники, персонально гражданин, он инвалид… Ну, то есть он имеет статус льготники или нет. А вот как субсидия – так на домохозяйство, то есть на квартиру. Вот так вот. Во-первых, это нормальному, извините, человеку даже это сложно…

Ольга Арсланова: Почему вот такие различия?

Татьяна Овчаренко: Ну, вот так пишутся законы и мыслятся таким образом. И получается, что если человек занимает квартиру 110 метров, потому что он Герой России, у него там родня и прочее, то квартплата… и живет у него трое детей и так далее, то он стопроцентно освобожден, а стоит содержание этой квартиры очень больших денег. И он для себя решает, что ему выгоднее – отказаться от ежемесячного вознаграждения, ну, от этих самых «геройских», или стопроцентно не платить. А еще есть к этому региональная добавка, некоторые регионы еще дополнительные льготы дают. В общем…

Петр Кузнецов: Это зависит от местных властей, да?

Татьяна Овчаренко: Часть – да. По закону их обязали увеличивать по возможности местные льготы.

Петр Кузнецов: О том, как законно сэкономить на ЖКХ, продолжим говорить с Артемом Кирьяновым – это первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации, он с нами на прямой связи. Здравствуйте.

Артем Кирьянов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Давайте обсудим законопроект по новой льготе для совместно проживающих в одной квартире, но не являющихся родственниками. Как вы относитесь к появлению, к возможному появлению новой льготной категории? Ну, по-нашему, это как-то необоснованно совсем расширяет круг лиц. Наверное, это получаются все.

Ольга Арсланова: И этим можно всегда… Да, получается, что это любой состав.

Петр Кузнецов: Не приведет ли это…

Артем Кирьянов: Вы знаете, ситуация заключается вот в чем, на мой взгляд. Сегодня мы говорим о совместно проживающих людях как бы в гражданском браке… Ну, точнее не «как бы», мы это называем «гражданский брак». Ну, люди, совершенно не зарегистрировавшие этот брак. В общем-то, не так давно обсуждался вопрос приравнивания гражданского брака к браку, заключенному с помощью органов записи актов гражданского состояния как раз для целей Гражданского кодекса, для того, чтобы людям было понятно, какие права имущественные они имеют, в случае если они расходятся. Это не развод, а просто расходятся, перестают образовывать семью де-факто.

Но, к сожалению, такая идея не поддержала себя. Хотя я считаю, что она вполне справедливая, если учесть то количество людей, которые сегодня живут в гражданском браке, воспитывают детей, де-факто являются семьей, но де-юре имеют определенные ограничения.

Поэтому вот эта инициатива – это на самом деле не льгота, с моей точки зрения, а просто перевод людей, формально являющихся чужими друг другу, на уровень домохозяйства. Соответственно, для чего это? Чтобы попросить субсидию, надо сказать: «Да, домохозяйство у нас, например, получает денег меньше, чем…» Ну, если в Москве 10% уходит на жилищно-коммунальную оплату, свыше уже положена субсидия.

Ольга Арсланова: Ну, то есть, условно говоря, если люди…

Артем Кирьянов: Если человек работает, а второй человек не является членом вот этого домохозяйства, то получается, что вроде как этот человек больше зарабатывает. Ну и так далее.

Петр Кузнецов: Да-да-да. И плюс ко всему непонятно, как будет подтверждаться факт вообще существования этих людей в одном помещении, на одной территории.

Ольга Арсланова: Нет, подожди. Ну, в принципе, люди живут на одной территории. И на самом деле ведь для ЖКХ не так важно, женаты они или нет. Важно то, что эти люди вместе пользуются услугами жилищно-коммунального хозяйства, и при этом их доходов не хватает, очевидно, на то, чтобы себе позволить это в полной мере. А вот давайте по суммам разберемся. Предположим, в этом домохозяйстве совокупный доход составляет 60 тысяч рублей. Предположим. С какой суммы за услуги ЖКХ они имеют право на субсидию?

Артем Кирьянов: В Москве, например, с 6 тысяч. Если мы говорим о других регионах, ну, по практике максимально – это 22%. Самые такие бюджетно слабо обеспеченные регионы – это 22%.

Ольга Арсланова: Все понятно.

Артем Кирьянов: То есть, грубо говоря, 12 400. Ну, сразу не посчитать. 12 с чем-то тысяч.

Петр Кузнецов: Артем Юрьевич, а инициатива по понижению до 15%, если не ошибаюсь? Есть какие-то перспективы – с 22% до 15%?

Артем Кирьянов: Это все зависит на самом деле от регионов. Почему надо с осторожностью принимать, например, такие решения, если их принимать в федеральном законодательстве? Это может привести к дисбалансу, за который придется платить федеральному бюджету, а эти деньги не заложены и не рассчитаны. А деньги получаются достаточно серьезные.

Поэтому в той «вилке», которая на сегодняшний день существует, скажем так, насколько я помню, по-моему, в Смоленской области вообще, если 5% вы платите, то уже имеете право как бы на субсидию. Вот та «вилка», которая есть, она все-таки ориентируется на региональные условия и на межбюджетные трансферты между региональным и федеральным бюджетом.

Петр Кузнецов: Хорошо. А если мы все-таки сейчас говорим о возможных новых льготных категориях… О предпенсионерах поговорили – понятно, за ними совершенно логично остается право получать пенсионерские льготы. По-вашему, Артем Юрьевич, сейчас есть какая-то категория, которая нуждается в льготах?

Артем Кирьянов: Да, вы знаете, у нас на самом деле для очень разных вещей много льготных категорий. Вот если взять тот же Налоговый кодекс, там по определенным видам имущественных налогов 15 категорий льготных, причем достаточно обширные категории. Пенсионер, например. Пенсионер имеет льготу по транспортному налогу, если у него, скажем так, машина, по-моему, до 150 лошадиных сил. То есть какие-то вещи мы льготируем иногда по привычке, иногда даже потому, что нам кажется (я имею в виду – экспертному сообществу, правительству, законодателю), нам кажется, что это нужно. А де-факто вот такими льготами пользуется иногда не так много людей. Поэтому здесь есть нюансы.

Нужно ли расширять список льготных категорий – не очень понятно. Но вот то, что надо, может быть, пересмотреть подход к социальному обеспечению, скажем так, может быть, более мягкие рамки, потому что при видимом доходе, например, одном и том же могут быть расходы в одной семье гораздо больше, чем в другой. Ну, что называется, начинаю с простого – вот на лекарства. Хотя инвалидности вроде как нет ни у кого, но люди системно болеют. А с точки зрения государства, они находятся в одинаковых условиях, и помогать ни тем, ни другим не надо.

Вот если бы мы посмотрели на обращения людей – как бы сказать-то? – в более широких рамках, с более человеческим выражением лица, то, может быть, это и не увеличивало категории льгот, но помогало бы действительно нуждающимся.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации, был с нами на прямой связи.

Ольга Арсланова: Вопрос от многих наших зрителей, вот несколько сразу прислали: «Куда можно обратиться, в какой орган конкретно, чтобы узнать про льготы, которые, возможно, нам полагаются?»

Петр Кузнецов: Да, вот господин Кирьянов говорит, что многие не пользуются. Интересно, все-таки не знают, или бумажная волокита, и себе дороже?

Татьяна Овчаренко: Вообще в органы соцзащиты. Но я хочу господину Кирьянову сказать как эксперт эксперту: я очень ясно представляю ситуацию, когда молодая женщина сдает квартиру № 2, где в двух комнатах или в одной живет молодой человек, и деньги эти она… А у нас налоговики за этим не бегают. Это ее скрытый доход. Она быстро объявляет вместе с этим молодым человеком себя такой семьей. Кстати, у нас нет понятия «гражданский брак». Браком у нас считается только зарегистрированный в органах загса. Есть еще церковный брак.

Итак, они себя объявляют супружеской парой, ведущей совместно домохозяйство. А мне непонятно, как и вам, как это будет доказываться, что они именно совместное хозяйство ведут. И она благополучно, получая доход от этой квартиры, будет сидеть на льготе. Ну, это будет иметь массовый характер. Это мое твердое убеждение. Я эту комбинацию, пока слушала, придумала. Как вы думаете? Я ведь не умнее, так сказать…

Петр Кузнецов: А если мы пойдем дальше? То есть это новые льготные категории, новые расходы государства. Соответственно, можно предположить, что платежки будут расти.

Татьяна Овчаренко: Если люди не отправляются в загс при полной свободе развода… Кончились времена, когда надо было ждать, или когда он был запрещен, или когда он стоил сумасшедших денег. Я не понимаю, почему им надо идти навстречу. В связи с чем? А потом, огромное количество (как в юридическом смысле их ужасно некрасиво называют) сожителей. Молодежь начинает сожительствовать у нас в раннем возрасте.

Ольга Арсланова: То есть вы считаете, что не надо их таким образом поощрять?

Татьяна Овчаренко: Нет, это – пожалуйста. Это личное дело каждого. Но почему, я не понимаю, здесь должна быть льгота? За что? Нет, это просто какая-то совершенно безумная идея, на мой взгляд.

Петр Кузнецов: Хорошо. Насколько оформление субсидии – это вязкая и долгая процедура? Раз мы коснулись этого.

Татьяна Овчаренко: Субсидия? Отвратительное. Оформление простое: каждые полгода, зажав в потном кулаке снова пакет бумаг, ты бегаешь и доказываешь, что ты не можешь оплатить, то есть твои эти самые… И вообще это возмутительная система, при которой, если вас невзлюбил председатель ТСЖ и написал ложный акт, что у вас кто-то проживает, то вы имеете шанс платить огромные деньги. И вы будете должником, а субсидии вас лишат. Так что система совершенно не приведена в порядок.

Петр Кузнецов: Понятно. Еще и доносов будет дольше.

Михаил, Ярославль, здравствуйте!

Ольга Арсланова: Добрый вечер. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста. У меня мама пенсионер, она ушла на пенсию по старости. Она имеет какие-то льготы? Ей 59 лет. Мы с ней проживаем как бы вместе в однокомнатной квартире, 29,5 квадратных метров. Соответственно, платим мы почти 6 тысяч без отопления. А с отоплением это практически 8–9 тысяч.

Ольга Арсланова: Сколько-сколько? Восемь?

Петр Кузнецов: Восемь.

Зритель: Ну, восемь с половиной. Это в том году было, когда топили.

Ольга Арсланова: И вам интересно что узнать? Положены ли вашей маме льготы?

Зритель: Ну, в данном случае, да, хотел узнать.

Татьяна Овчаренко: Если она не инвалид, то – нет. А я не знаю… Пенсионеры у нас просто так здоровые? Вот тут перед вами сидит, никаких льгот не имеет. Поэтому…

Ольга Арсланова: Понятно.

Татьяна Овчаренко: А что касается потрясающей цены за обслуживание вашей однокомнатной квартиры, то это вопрос более сложный. И сейчас, так сказать, напрямую сказать ничего не могу.

Петр Кузнецов: Давайте попробуем помочь Светлана из Хабаровска.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Доброй ночи, наверное. Да?

Ольга Арсланова: Светлана, вы в эфире.

Зритель: Подскажите, пожалуйста. Вот у меня ребенок-инвалид. Я пошла в 60 лет на пенсию. Мы живем фактически вдвоем с сыном, третий ребенок с нами не проживает. Платим очень большие деньги, даже пенсии моей не хватает, которую именно я получаю. Имеем ли мы какие-то льготы?

Татьяна Овчаренко: Ну как? Ваш сын-инвалид имеет 50-процентную льготу на площадь, на которой он проживает. То есть наше государство, которое заботится о сожителях, немножко забыло. Тут не на всю квартиру, а только на его условную часть, то есть пополам.

Ольга Арсланова: То есть берем и делим на то, сколько людей живет в квартире.

Татьяна Овчаренко: И точно так же, 50% – на жилищные услуги. То есть воду пьют одновременно, но делится. Это получается, в общем-то, если два человека, то четверть.

Петр Кузнецов: Четверть?

Татьяна Овчаренко: От общей суммы четверть, да. Вот две льготы есть при инвалиде.

Петр Кузнецов: Продолжим на практике разминаться. Краснодарский край, многодетная семья (ну, случай, я так понимаю, несколько похожий), трое детей, построили дом… Нет, не очень похоже. Прописаны по другому адресу, живут в этом доме… Следите за руками, как говорится.

Татьяна Овчаренко: Пытаюсь, да.

Петр Кузнецов: Дом в эксплуатацию не введен. Могут ли они пользоваться льготами ЖКХ в этом доме?

Татьяна Овчаренко: Дом в эксплуатацию не введен?

Петр Кузнецов: Нет.

Татьяна Овчаренко: Какие льготы? Вы знаете, у нас…

Ольга Арсланова: Только по адресу прописки?

Татьяна Овчаренко: Нет, не в этом дело. Он вообще не существует в природе. Каким образом они получают эти самые?.. Это вообще вопрос серьезной проверки. Я вам могу сказать, что это очень распространенное было явление, когда на Рублевке и в прочих очень красивых местах строили дворцы, а дверь последняя была картонная, временна, и дома не вступали в эксплуатацию в соответствии… И годами ничего не платили, потому что таков закон.

Петр Кузнецов: То есть, если дом в эксплуатацию не введен, они за услуги ЖКХ не платят?

Татьяна Овчаренко: Я со слов, конечно…

Петр Кузнецов: Да-да-да. Ну, все, что есть, исходные данные.

Татьяна Овчаренко: Не зарегистрирован? Вообще для жилых домов иные условия совершенно.

Петр Кузнецов: Интересный случай все-таки.

Ольга Арсланова: Значит, спрашивают: «Почему мы должны платить на первом этаже за лифт? Можем ли мы не платить, ведь мы им не пользуемся?» Ну, это, конечно, не совсем льготы, но тоже важно.

Татьяна Овчаренко: Дело в том, что лифт – составная часть общего имущества. До недавнего времени, действительно, жителям вообще первого этажа (неважно – был лифт или нет) регионально была снижена оплата за метр квадратный жилой площади, вот для тех, кто живет на первом. Но потом юристы сказали, что это все – общее имущество. Платим мы на самом деле за обслуживание общего имущества, а первый это этаж или двести первый – значения не имеет. И поэтому распределено на всех жителей, на всех совладельцев общего имущества.

Петр Кузнецов: Ну и потом, 31 декабря все-таки с оливье же они как-то в гости ездят на нем.

Татьяна Овчаренко: Да. И вообще первый этаж – это здорово.

Ольга Арсланова: Спрашивает из Марий Эл зритель: «Имеет ли какие-то льготы по ЖКХ отец шестерых детей?»

Татьяна Овчаренко: Да. А где мама? Я не понимаю таких вопросов. Да, имеет, если он «многодетный мать». Ну, это семья.

Ольга Арсланова: Может, отец с ними не живет, а льготы хочет. Кто знает?

Татьяна Овчаренко: Понимаете, тут с вопросом сложно. Если это семья, то – да.

Петр Кузнецов: Марий Эл, напишите, где мать.

Ольга Арсланова: Да. «Со мной прописан сын, но он не платит за ЖКУ, ему 27. А я пенсионер. Как быть?»

Татьяна Овчаренко: Вообще оплата ЖКУ – результат соглашения сторон, даже мамочки с ребенком. Так что пусть соглашение заключают. Либо дело будет разрешаться в судебном порядке.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: У нас время, к сожалению, закончилось. Вопросы еще не закончились, но мы напоминаем, что эта рубрика у нас каждую неделю в прямом эфире происходит. Ждем вас снова.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо большое, спасибо.

Ольга Арсланова: Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина» и эксперт в сфере ЖКХ.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Рубрика «ЖКХ по-нашему».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты