• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Овчаренко: Ответственность управляющей компании заканчивается на первом кране трубы отвода в квартиру

Татьяна Овчаренко: Ответственность управляющей компании заканчивается на первом кране трубы отвода в квартиру

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Продолжаем. Смотрите, просто навскидку: «600 семей остались без холодной воды в ЖК «Красная поляна в Нижнем Новгороде». «На Парашютной улице в Петербурге прорвало трубу с холодной водой». «В Череповце сотрудники «Водоканала» вскрыли только что положенный асфальт для ремонта труб». И, обратите внимание, это только за сегодня, вот только сейчас, по лентам новостей.

Ольга Арсланова: Мы к таким новостям привыкли, мы их получаем, мне кажется, каждую неделю, из разных городов. Чем ближе к зиме, тем больше проблем бывает, поэтому, самое время поговорить о протечках, о прорывах, о неправильных установках батарей в нашей рубрике «ЖКХ по-нашему» прямо сейчас. И мы приветствуем в студии Татьяну Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ и ведущую этой рубрики.

Петр Кузнецов: Здравствуйте! Телезрители, готовьте ваши вопросы.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Что делать, почему происходят аварии, прорывы, как этого избежать, что вы можете требовать бесплатно, а за что придется заплатить?

Петр Кузнецов: Ну, что, начнем с чего? Что у нас прорывает чаще всего? Трубу в квартире.

Татьяна Овчаренко: Ну, у нас трубу в квартире, вообще в квартире. Да, больше. У нас вообще 10% домовладельцев ежегодно страдают от этого.

Ольга Арсланова: Кто виноват чаще всего в этом?

Татьяна Овчаренко: По-разному. Первая причина - это то, что заезжают, если в новую квартиру, или купленную, немедленно начинают ремонт. Проекта нет, проектных сведений тоже нет. И делают, как сантехник приглашенный, это, значит первое. Второе это некачественное оборудование, которое ставят. Особенно подрядчики, они это обожают. Значит, они снижают за счет этого свои затраты, покупают что-то, внешне совершенно неотличимое от хорошо работающих приборов там, переходников, там же все достаточно сложно устроено. Вот это вторая одна из таких, серьезных, в общем-то, причин. Еще причина залива то, что обычно никто не знает, где запорная арматура, то есть, куда бежать и перекрывать. Важнейшая причина - в подвал не попасть. То есть, пока не прибудет аварийная бригада и не перекроет стояк, потому, что в очень многих системах, особенно теплоснабжения, отсутствуют запорные краны перед батареей. Следовательно, пока вот все не перекроют, до тех пор будет бить. Вот.

Петр Кузнецов: Присутствует замок на подвальном помещении, это к вопросу о том, что туда не попасть.

Татьяна Овчаренко: Да, это обязательно.

Петр Кузнецов: Никто не знает, где ключи.

Татьяна Овчаренко: Никто не знает, или аварийная заявляет, мы городская, а ваши нам не дали, ну, в общем, это очень такая распространенная такая вот. Ну, еще нет доступа к аварийной арматуре в квартире, а именно, все кафелем облицовываем, люк специальный, смотровой, у нас этого нет. Это ужасно, отвратительно, ни за что! В результате, вот этот самый, то, чем можно перекрыть, он вне нас. Ну, и вообще не устанавливаем краны, как выражаются. Вот это запорное устройство не устанавливаем, просто не устанавливаем.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, что имеет право менять владелец в своей квартире сам, а что лучше не трогать? Вот, например, батареи установлены в советском доме, старые, чугунные. Может он поменять, ну, потому, что слишком горячие, не нравятся там визуально? Хочется поменять.

Петр Кузнецов: Да, да, да, да, да. Вы как раз сказали о приглашенных специалистах, которые экономят. А должны то быть, какие? Приглашенные, но откуда?

Татьяна Овчаренко: Понимаете, этот вопрос, так сказать, сегодняшними эксплуатационными правилами не разрешен. В ряде вы найдете правоустанавливающих, вообще правовых документов, что ни в коем случае, только управляющая организация, ни какие жильцы, ни с помощью никаких приглашенных, даже супербригад. А в других написано, что устанавливай батареи отопления самостоятельно, но вся ответственность падет на тебя. Вот такая история. Но ответственность и в другом случае тоже может, ну, тут, там три варианта, на тебя, на «управляйку», на тебя и «управляйку».

Петр Кузнецов: Ну, «управляйка», конечно всеми способами будет делать так, что виноват…

Татьяна Овчаренко: И вообще и дом не ее!

Ольга Арсланова: Что получается? Все равно практически все всё делают сами. Меняют батареи сами, и меняют батареи в ванной, вот этот вот полотенцесушитель.

Татьяна Овчаренко: Полотенцесушитель.

Ольга Арсланова: Который, кстати, тоже очень часто с ним проблемы бывают и батареи в комнатах. К какой ответственности тогда люди должны быть готовы? То есть, если происходит авария, что они будут обязаны сделать, оплатить и так далее?

Татьяна Овчаренко: Ну, вообще в правилах, эксплуатационных правилах написано, что ответственность управляющей организации заканчивается на первом кране, который отводится в квартиру, если этот кран там есть. Вот его обычно устанавливают или вот на нем экономят и тогда прорыв полотенцесушителя, если это не перепад давления, которые не зависит вот, давление – это полная ответственность управляющей и эксплуатирующей организации. Вот. Если только тепловики не подняли, с ними все бывает, давление, тогда выбивает все, что угодно. Вот тогда ответственность собственника квартиры, если у него потек полотенцесушитель, потому, что он некачественно установлен.

Петр Кузнецов: А если жилье сдано?

Татьяна Овчаренко: Сдано, то, в принципе, только собственник отвечает. Но, если, конечно, квартирант вооружился топором…

Петр Кузнецов: Тогда доказывать, что квартирант там что-то стучал молотком.

Татьяна Овчаренко: Можно предъявить, в принципе, иск, если вы уже до суда добрались, то и владельцу и квартиранту, если будет установлено, что это действия квартиранта. Но собственник все равно отвечает.

Ольга Арсланова: А отвечает, это понятное дело, за замену собственного оборудования. И он должен оплатить ущерб, который он нанес своим соседям.

Татьяна Овчаренко: Да. Вот как это происходит? Как этот ущерб можно оценить, сколько имеет право человек оплатить? Потому, что если провести аналогию с ОСАГО, страховщик оплачивает какой-то там минимум, да, а не то, что хочет автомобилист. То же самое и с соседями. Они говорят, да вот наше все это стоило дорого. Ну, понятное дело, что оплачивать мы обязаны далеко не все их, как говорится, «хотелки».

Ну, вот повреждения конструкций, это по специальной ремонтной смете. Для этого надо приглашать настоящего оценщика, которые вообще, гнездятся они, во-первых, в обществе защиты прав потребителей, у которых есть строительные отделы. Не всегда, вообще, это довольно редкое явление. Есть независимые экспертные организации, они тоже дают оценку. Это по конструкциям. По мебели. Тоже оценщики, или товароведы комиссионных магазинов. Если бытовая техника, сервисные центры, или опять товароведы. Если электроника, аналогичный случай. Причем гарантия не имеет значения. Сколько лет этому самому комбайну, не имеет значения. Важно, что он, как сейчас пишется, ремонтопригоден или нет. Если он стал в результате залива, погиб, значит, то увеличивается ущерб все равно.

Петр Кузнецов: Давайте пошагово, закрепим. Если мы понимаем, что началось. Что мы делаем? Мы понимаем, что мы этот вентиль не находим.

Татьяна Овчаренко: Ну, мы вызываем «аварийку» в первую очередь.

Петр Кузнецов: Вызываем.

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: Фиксируем фото, видео все это? Это тоже обязательно?

Татьяна Овчаренко: Акт, составляем акт. С актами сразу проблема. Значит, эти товарищи, которые управляют, это отдельно от аварийной, должны прибыть немедленно. Чего они обычно не делают. А прибывает аварийная.

Петр Кузнецов: Готовиться к тому, что тазики, да?

Татьяна Овчаренко: Да, это само собой. Марля, бинтами все, значит.

Петр Кузнецов: Белье, которое, значит, будет впитывать.

Татьяна Овчаренко: Впитывать все это, да.

Петр Кузнецов: Чтоб не залить соседей, например.

Татьяна Овчаренко: Значит, потом акт. Акт вообще должна составлять управляющая организация, но пострадавший должен за каждой строчкой следить. Потому, что они все имеют обыкновение не описывать в подробностях, и ни в коем случае не перечислять то ,что было повреждено.

Петр Кузнецов: Долго потому что.

Татьяна Овчаренко: И вообще, это возрастает размер ущерба.

Петр Кузнецов: Может быть, писать не умеют даже.

Татьяна Овчаренко: И писать, возможно, не умеют. А так, вот это там, что-то такое, пятно уменьшается до 30-ти раз, бывает, что 20 сантиметров пишут вместо 6 метров повреждения потолка квадратных, такое тоже бывает. Вот после этого оценивается ущерб вот оценщиками. И, в принципе, предъявляется претензия виновнику. Для чего, вообще говоря, актируется явление? Для того, чтобы определить виновное лицо. Если виновное лицо найдено, ему пишут претензию. И говорят, мы вот так то, и вот копии, ни в коем случае оригиналы не отдавать, копии заключений экспертизы, там, оценщиков и так далее. И вот столько это стоит. И пожалуйста. Если есть страховщик, он присылает собственного эксперта, который радостно, в два раза обычно, это любимое их занятие, занижает ущерб.

Петр Кузнецов: Конечно.

Татьяна Овчаренко: Но можно в суд. Кстати, суды благосклонны, они знают фокусы. Но одно другого не исключает. Страховщик сам по себе, вы застраховали, а управляющая, допустим, организация сама. Если это соседи сверху, сбоку, потому, что бывают заливы сбоку, как ни странно, то они должны заплатить. Если они не согласны, они должны идти в суд и оспаривать эту сумму.

Ольга Арсланова: Несколько опросов от наших зрителей. Кстати, мы напоминаем, что вы можете и звонить в прямой эфир, и задавать Татьяне вопросы. Сейчас смс. «Кто должен менять трубу, которая проходит под ванной и раковиной и выходит на кухню»?

Татьяна Овчаренко: Собственник.

Ольга Арсланова: То есть, эта труба тоже ваша труба.

Татьяна Овчаренко: Это труба его. Все, что в квартире, вот идет стояк ,у нас стояковая система водоснабжения.

Ольга Арсланова: Все, что над полом, все ваше.

Татьяна Овчаренко: Все, и вот тут до крана, там это может быть сего несколько сантиметров, чуть дольше. Это относится к общему имуществу. С этого момента, как только начались разводки вот, в смысле переход уже, разводка еще общественная, это все ваше.

Ольга Арсланова: «Пахнет в парадной канализацией, около 33 лет. ЖЭК не реагирует»

Петр Кузнецов: В парадной?

Ольга Арсланова: В парадной.

Петр Кузнецов: Из Петербурга?

Ольга Арсланова: Нет, как ни странно, из Москвы. Ну, в подъезде давайте будем говорить.

Петр Кузнецов: Переехали что ли недавно?

Ольга Арсланова: «Прочистки стояков не было. Как нам быть? Спасибо». У меня, кстати, в доме такая же проблема. Старый советский дом, вот что-то там с трубами, очевидно. Ничего не меняется.

Татьяна Овчаренко: Ну, это вообще безобразие! Значит, во-первых, у них есть специальные наверху фановые трубы. Это те, которые должны вот миазмы, потому, что они тяжелее воздуха, это только для канализации, удалять. Это система должна ежегодно прочищаться. И ежегодно осмотр должен быть. Это входит в стоимость содержания и ремонта дома. Можно на этом основании, например, прекратить платежи. Потом, СанПиН-ы наши требуют этого в обязательном порядке. Но вообще, это явление микротрещин еще. Потому, что очень-очень старые канализационные трубы. Сами по себе чугунные трубы они вечные, если они чугунные, но места соединений рано или поздно там все выкрашивается и так далее. Чинится это просто, но для этого же надо купить дорогую пасту! А все нюхают 33 года, и счастливы.

Ольга Арсланова: Что можно сделать, ну, вот например, в случае с Москвой? Ведь можно же на каком-то на сайте, наверное, да? На сайте мэра пожаловаться?

Татьяна Овчаренко: Да, надо писать, обязательно писать заявление. Нет, в управляющую, все равно же спустят первый раз обязательно в управляющую компанию. Что так и так, такие-то запахи, и я требую немедленного устранения, потому, что, кстати, это вредно для здоровья. Это вам не просто. И потом, на них свои собственные бактерии в таком воздухе гнездятся, это все очень непросто. Нельзя жить рядом с канализацией.

Ольга Арсланова: Особенно людям, которые вот живут на первом этаже, наверное.

Татьяна Овчаренко: Да, вообще это безобразие.

Петр Кузнецов: О. это про меня, но пока бог миловал.

Ольга Арсланова: Еще одна жалоба. Из Новосибирской области – «Ничего не прорывает, но сутки без отопления, и не впервые за последние 3 недели. Все дело в соседней стройке. Сколько раз они еще будут подсоединяться, никто не говорит, а мороз наступает». Не очень понимаю, как это может быть связано со стройкой, но нет отопления. Просто отключают время от времени отопление и горячую воду. Не объясняя, видимо, причины.

Татьяна Овчаренко: Ну, это оригинальный способ ведения строительства. Из серии, почему б не подключиться среди «лохов». Перво-наперво надо вызвать аварийную, и получить акт, в чем дело. Во вторых надо писать жалобу, потребовать перерасчета отопления. Лучше подождать месяц и потом еще предъявить еще штрафные санкции к завышению, потому, что точно, пока не напишешь, не пересчитают и 50% штрафа за этот месяц твои, 700, 800, 1000, 2000 рублей, мне нравятся эти деньги, как-то вот. А больше никаких. Какие средства? Только деньгами и протестами.

Петр Кузнецов: Хорошо. Еще такая история. Ну, допустим, там, многоквартирный дом, стояк там, на 12 квартир. Холодной воды нет 3 суток. Выясняют, в ЖЭКе, например, говорят – прорыв на втором этаже в квартире, а в квартиру не попасть, никто не открывает. Не дозвониться. Вот что делать в такой ситуации?

Татьяна Овчаренко: Боже мой! Есть специальные методички в ЖЭКе. Прежде всего, потребовать увольнения должностных лиц ЖЭКа, которые не знают постановления правительства Москвы, в которых пошагово расписано, что делать, когда владелец живет в Гваделупе. Значит, все известно. Есть участковый, есть представитель, вот это должностное лицо, у них обычно юрисконсульт, вот. Вскрывается квартира, безжалостно абсолютно, и делается вот этот подробный акт, что произошло, что залито, кто виноват.

Петр Кузнецов: Без боязни всякой уголовки, да?

Татьяна Овчаренко: Да. Рассказы про бриллианты, которые лежат в этом самом, если уезжаешь, и до тебя не дозвониться, значит, ответственность твоя.

Петр Кузнецов: Все забрал с собой.

Татьяна Овчаренко: Все, да, да, да.

Ольга Арсланова: Итак, еще история от нашего зрителя, необычная. Из Саратовской области. «На 1-м этаже 6-ти этажного дома филиал поликлиники. В выходные сверху пролили с 4-го этажа, вплоть до того, что облезли стены и потолки в режимных кабинетах поликлиники. Работать невозможно, управляющая компания ничего не может сделать. Судебные процедуры, издержки длительные, а поликлинике нужно работать. Что делать»?

Татьяна Овчаренко: Не знаю. Что значит, судебные издержки дело длительное? Ну, соглашайтесь с тем, что есть.

Ольга Арсланова: А по-другому никак?

Татьяна Овчаренко: Нет, пожалуйста, пока за свой страх и риск или в департаменте вызывайте бригаду маляров. Это что за департамент, у которой нет собственной ремонтно-строительной бригады? Это как? И вот они должны пока под чеки, под отчетность сделать быстро срочный ремонт, иначе закрываете поликлинику, потому, что это недопустимо. Плесень, вонь, ну понятно, да? Промокание стен, в этих условиях медицинские действия не проводятся. И это я должна им объяснять?

Петр Кузнецов: Давайте Галине объясним из Москвы. Что-то у вас с канализацией? Отсюда просто из студии чувствуется, что у вас что-то с канализацией! Слушаем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте, добрый вечер. Меня зовут Галина, я живу по улице Флотской 34, корпус 2, это город Москва. У нас такая проблема, у нас каждую неделю прорывает внизу трубы канализационные. Приезжают, откачивают и засыпают хлоркой до такой степени, что до 5-го этажа аж глаза режет. Я звонила в мэрию, префектуру, писали. И одно и то же каждую неделю. У нас в подъезде многодетная мама с детьми, у нас дети инвалиды. Они даже гулять не выходят потому, что там дышать нечем. Ну, и куда обращаться, что делать, мы не знаем. Все соседи у нас просто в шоке. Потому, что вот не знаю, вот я, взрослая женщина, я выхожу, я выхожу с марлечкой, потому, что нечем дышать.

Петр Кузнецов: Галина, вы, куда обращались вот до этого вашего звонка?

Зрительница: Ну, я звонила в префектуру, мне говорят, пишите письмо. Мы пишем письма уже два года, только толку от этого нету.

Петр Кузнецов: Ага, в префектуру.

Татьяна Овчаренко: Префектуру конечно.

Зрительница: Да, мы куда только, мы писали, у нас меняются каждый раз новые эти самые, домовые устройства вот эти вот, что, у нас каждый год новая фирма. Мы обращаемся, - да, мы сделали, да, мы это самое. Где? Что? Вот с префектуры мне вчера позвонили – мы устранили у вас запахи. Я говорю, подождите, вы устранили запахи, да, до 5-го ко мне не доходит, но простите в подъезд войти вообще нельзя. У нас открыты окна, мы отапливаем улицу, просто напросто. Открыты двери, потому, что отапливаем улицу. И открыты в квартирах окна, потому, что через двери несет.

Ольга Арсланова: Все понятно.

Петр Кузнецов: Да, спасибо. Можем назвать наибольшее количество инстанций, куда можно написать, позвонить?

Татьяна Овчаренко: Зачем инстанции? Послушайте.

Петр Кузнецов: Ну, не знаю!

Татьяна Овчаренко: Вот у меня, например, когда что-то такое произошло, у нас хлоркой забыли посыпать. И все миазмы, то есть, они вычистили, и оставили в подвале все. И это все наверх пошло. Я позвонила, сказала, с каких пор у нас хлорку отменили? Ай-ай-ай! И тут же присыпали.

Петр Кузнецов: Это не лучший вариант, чем избыток.

Татьяна Овчаренко: Так избыток – другое дело. Это от излишнего старания или план не выполняют, надо купить новые объемы хлорки. Значит, мне, очень странно, простите, вас слушать. Вместо того ,чтоб вскрыть подвал, купить марлевую повязку, и вытащить эту хлорку самостоятельно, после чего предъявить материальные претензии. Есть специальные службы, которые занимаются запахами. То есть, они их фиксируют для судов. «Одоро», но забыла, как точно.

Ольга Арсланова: «Одоро» эксперты какие-то.

Татьяна Овчаренко: Да. И спасаться собственными силами и потом предъявить денежные претензии своей «управляйке», потребовать у правительства Москвы уволить перфекта, или хотя бы зама по ЖКХ, вы 2 года это нюхаете, и ваши многодетные матери так любят своих детей, что ничего не делают. Извините, но мне странно вас слушать. Существуют десятки способов избавиться от этого.

Петр Кузнецов: Прежде всего, попасть в подвал и зафиксировать количество этого.

Татьяна Овчаренко: Зафиксировать и вынести. Да. Вынести собственными силами.

Ольга Арсланова: Еще несколько вопросов давайте, у нас есть время.

Татьяна Овчаренко: Да. Можно принести к порогу управляющей организации, рекомендую.

Петр Кузнецов: Хлорку, да.

Татьяна Овчаренко: Хлорку, да. Наглядно и зафиксировать. Предложить им в действии.

Ольга Арсланова: Давайте еще про запах вопросы. Саратовская область, - «В квартире на 9-м этаже, последнем, возникают запахи готовящейся пищи со всех нижних этажей. Связано ли это с дымоходами, и куда жаловаться»?

Татьяна Овчаренко: Да. Учитывая, что вентиляционные стояки и там специальные устройства, у них каждая квартира имеет собственный выход. Но между ними образуются микротрещины. Бывает, что они забиты, бывает, что птицы поселились и, в общем, запахи начинают гулять. Опять это недоработка управляющей организации. Это вот такие запахи, связанные с тем, что просто не следят за вентиляцией.

Петр Кузнецов: Череповец, Надежда. Слушаем вас, надежда.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Если можно покороче, у нас минута осталась.

Зрительница: С 9 часов утра и по сею, час у нас отключена вся вода. Трубы лежат с утра ничего еще не сделано. И я хочу спросить про сточную трубу в ванной комнате. 3-го числа ноября месяца я вызывала управляющую компанию. Дыра на трубе 3 пальца, дому 32 года. Пришли, верх заменили на пластик, а нижняя труба осталась. Она, вот понимаете, сыплется, как песок. И если я буду менять те трубы, которые присоединяются, то есть, которые ко мне относятся, каким образом я буду менять? И у нас, значит, стояк горячей, стояк холодной в середине труба, как бы циркулирующая горячую воду. Эта труба, как сказал слесарь, в подвале отрезана. И мы воду, то есть, горячую, дожидаемся там 10-15 литров надо слить, чтобы получилась горячая вода. А слесаря, которые приходят к нам, которых мы вызываем, они говорят, мы можем вам сделать эту трубу.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо, у нас просто остается полминуты на ответ.

Петр Кузнецов: Сам источник выявлен, да.

Татьяна Овчаренко: Ну, что я могу сказать. Конечно, это галстуки с валенками и говорить, что ты одет. Это вот система, понимаете?

Ольга Арсланова: Одет, но лишь частично.

Татьяна Овчаренко: Вот раз. Во-вторых, продаются на рынке водогазовые трубы. Заменяйте. Сами. Вы видите, что они делают? И потом выставляйте чеки, претензии, моральный вред. Сразу или с помощью общества защиты прав потребителей. Потому, что вам шашечки или ехать? Значит, сначала ехать, а потом наказывать. Вот у нас, у юристов, простите, так принято. Вот делайте.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо. Не успели про крышу поговорить, но это больше весенняя проблема.

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: Весной и вернемся. Спасибо! Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ. Встреча через неделю.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты