• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Овчаренко: Если ваш дом идет под снос, все деньги, которые вы заплатили в фонд капремонта, должны вернуть

Татьяна Овчаренко: Если ваш дом идет под снос, все деньги, которые вы заплатили в фонд капремонта, должны вернуть

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Ну а сейчас время нашей постоянной рубрики «ЖКХ по-нашему». В России изменились правила капремонта и появились новые основания для возврата взносов за капитальный ремонт. Мы, конечно же, не могли не обратить внимания на эти изменения и не обсудить их.

Петр Кузнецов: Например, собственники, как сообщается, смогут вернуть свои взносы за капремонт, если в доме менее пяти квартир. Еще ремонт лифтов теперь полностью будет выполняться за счет средств Фонда капремонта. Ну и еще, еще, еще несколько пунктов.

Узнаем, что же такого глобального и кардинального произошло в новых правилах, у ведущей рубрики «ЖКХ по-нашему». У нас в гостях – Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Самые главные изменения?

Ольга Арсланова: Расскажите нам, пожалуйста.

Татьяна Овчаренко: Да я, собственно, кроме этих возвратов… Во-первых, можно выйти из капремонта маленьким домикам, у которых квартир меньше пяти.

Петр Кузнецов: Ну, это прямо такая проблема-проблема была? Их очень много?

Татьяна Овчаренко: Вы знаете, у нас есть регионы, где у нас такие четырехквартирные дома в достаточно большом количестве. Особенно это касается бывших рабочих поселков, совхозов-гигантов. Ну, не сказала бы, что их было какое-то большое количество, но тем не менее есть такое.

Петр Кузнецов: Что теперь они могут?

Татьяна Овчаренко: Они могут выйти из капремонта, и их можно не вставлять в капремонт.

Петр Кузнецов: А ремонтировать как их?

Татьяна Овчаренко: Это осталось их проблемой полностью.

Петр Кузнецов: А, то есть они могут не платить на свой страх и риск?

Татьяна Овчаренко: Да. И они могут получить деньги назад. Если им там что-то подмазали, подкрасили, то за вычетом этих сумм.

Петр Кузнецов: А что должно быть отремонтировано в рамках капитального ремонта? Произошли ли здесь какие-то изменения? Может быть, что-то внесли, очередность какую-то изменили?

Татьяна Овчаренко: О, с очередностью – да. Во-первых, появилось понятие «краткосрочные программы капремонта», но это зависит от субъектов федерации, выражаясь языком…

Петр Кузнецов: Если течет крыша, то чинят только крышу, а не красят фасад.

Татьяна Овчаренко: Да. В принципе, можно собрать общее собрание, быстренько-быстренько постановить и перенести на ближайший год, например. Если в этом году еще успеешь общее собрание провести, то прямо с 1 января 2019 года. А если в 2019 году, то в 2020-м. Но если течет, то это, конечно, проблема и без этого. Это, да, изменилось.

Вот лифты целиком за счет Фонда капитального ремонта, замена.

Ольга Арсланова: А раньше как было? Расскажите.

Петр Кузнецов: Нужно обязательно сравнить.

Татьяна Овчаренко: Раньше платили жители. И весь фокус в том, какой лифт вы хотите установить. И это зависит от дома, в котором он стоит.

Петр Кузнецов: Дом собирается и решает: «Мы хотим самый современный лифт. Для этого нам нужно…» Да?

Татьяна Овчаренко: «Для этого нам надо много миллион».

Петр Кузнецов: «Мы не набираем, поэтому давайте ставить старый».

Татьяна Овчаренко: Да. Начинаем ставить отечественный. Потом мы в очереди стоим и ждем, когда они этот ящик изготовят. Сама же цена лифтов совершенно не соответствует (обычных, без особой суперэлектроники, как в каких-нибудь офисных центрах сумасшедших), не соответствует сложности механизма. В принципе, это очень простой механизм. Вот мы вынуждены… Но есть жалобы (и многочисленные) на качество новых лифтов, да.

Петр Кузнецов: Ну, раз особо ничего не произошло, давайте тогда к вопросам общим, касающимся вообще самого процесса капитального ремонта. Мы уже этот вопрос задавали в качестве анонса рубрики «ЖКХ по-нашему». Пенсионер подписался из Ростовской области: «Могу ли я отказаться от платы за капремонт». Давайте как раз определим категории, которые могут не платить. И давайте сразу же определим, что будет тем, кто не платил. Есть люди, которые принципиально не платят за капитальный ремонт.

Татьяна Овчаренко: Да, это целое движение есть такое людей, которые не платят за капитальный ремонт. Отказаться нельзя. Ну, то есть можно. Любой плательщик может не исполнять свои обязательства. Но тогда ты становишься должником перед фондом, перед региональным, местным фондом капитального ремонта. А так после 70 лет – 50%, а в 80 лет перестаешь вообще платить за капремонт. Вот так история. Наследники принимают долги по капремонту, как и все имущество. То есть долги наследуются, и эти тоже.

Петр Кузнецов: И эти тоже.

Ольга Арсланова: И пени?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: У нас спрашивают: «Почему не наказывают неплательщиков по капремонту сразу?» А как можно?

Татьяна Овчаренко: Вообще странный вопрос. Допустим, человек должен за четыре месяца 1 800 рублей – это могучая кучка денег. А выход юриста в суд – от 5 до 7 тысяч. Пока не накопит серьезный долг, до тех пор просто управляющим организациям или Фонду капитального ремонта совершенно невозможно отправлять это в суд и выпускать юриста.

Ольга Арсланова: У нас скептически настроены многие зрители. «Для вида всего лишь несколько улучшений, а цель – оправдать повышение оброка на капремонт», – пишут нам. Спрашивают… Согласны?

Татьяна Овчаренко: Ну, в общем, да. Я должна вам сказать, что дискутировала серьезно во время обсуждения самого закона. Вопрос в том, что часть юристов считала это скрытой формой налога. То есть дело в том, что у нас есть только три взноса, которые мы обязаны платить: в Пенсионный фонд, в Фонд обязательного медицинского страхования и социальные платежи. А вот этот фонд не относится к числу таких фондов, и поэтому это очень странно. Но Конституционный Суд и Верховный Суд опровергли рассуждения такого рода и постановили, что ничего подобного, это не скрытая форма налога, а просто взнос. Вот.

Петр Кузнецов: Идите и платите.

Татьяна Овчаренко: Идите и платите.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, вот провели, значит, капремонт. Дальше все равно будут, в счет следующего сразу собирать? Или какая-то пауза будет? Не знаю, год теперь можно не вносить на капремонт хотя бы. Или уже, условно говоря, в следующем месяце ты платишь за капремонт, который, не знаю, через 50 лет будет?

Татьяна Овчаренко: Вообще с этим очень странная, если не сказать… я не хочу обидеть законодателей, но почти анекдотическая ситуация. Во-первых, новые дома через пять лет начинают… совершенно новые дома…

Петр Кузнецов: Да, новые дома, когда капремонт…

Татьяна Овчаренко: Через пять лет, как вы строили. Это первый вопрос. И это когда у нас конструкции, фундаменты – 80 лет, первые серьезные проверки; конструкции несущие – 25–50 лет. Это совершенно другие сроки. Но вот дома, которые уже были построены в предшествующие годы, по ним все бы ничего, если бы этот капитальный ремонт проводился сразу, то есть в течение, допустим, года совершались все виды необходимых работ. Но этого нет, он растянут в графике.

И получается, как в известном романе Диккенса: там был такой печальный товарищ, он собирал деньги на цилиндр, и за это время у него сносился жилет; когда он собирал деньги на жилет, надо было покупать фрак. И вот так вот. Здесь та же картина. Получается, что за загрузку капремонтных строк вы должны постоянно собирать.

Петр Кузнецов: Ох!..

Ольга Арсланова: Вот еще вопрос от нашего зрителя. Кстати, много такого типа вопросов. «Дом 1952 года постройки, – это из Петербурга пишут, – коммуникации изжили себя не один раз. Каждый раз срок капремонта переносят, и все. За что платить? И как заставить сделать капремонт пораньше?»

Татьяна Овчаренко: Вообще это очень справедливое возмущение. Ну, прежде всего общим собранием надо решить этот вопрос и установить тот срок, который их устраивает – например, на будущий год. Я еще раз повторяю: перевести в раздел «краткосрочное исполнение».

Петр Кузнецов: Но все зависит от собранной суммы.

Татьяна Овчаренко: А вот остаток…

Петр Кузнецов: Как они могут срок сократить?

Татьяна Овчаренко: Зависит от того, как они собирают деньги. Если они кидают их в общий котел, то Фонд капремонта пусть досыплет из чужих денег (само по себе это несправедливо, но вот вам конкретный случай, где нужно и необходимо помочь) до необходимой суммы по замене сетей, например.

Петр Кузнецов: Он обязан докинуть, да?

Татьяна Овчаренко: Ну, так написано.

Петр Кузнецов: Хорошо.

Татьяна Овчаренко: А вот если они на спецсчет собирают, то есть узко в банке складывают только…

Петр Кузнецов: Только свое.

Татьяна Овчаренко: Да, только свое. То это надо управляющую организацию серьезно просить взять кредит.

Петр Кузнецов: Первый случай эффективнее.

Татьяна Овчаренко: Получается, что в этом случае – конечно да.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем Марину из Нижегородской области. Здравствуйте, Марина.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. У нас 18-квартирные дома, у нас свое ТСЖ, но почему-то капитальный ремонт нам в квитанциях начисляют. Должны ли мы его платить или нет?

Петр Кузнецов: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Это зависит от того, какой у вас договор управления. Кто у вас управляет? Если само товарищество, то вы, конечно, должны сами на себя собирать. Если через управляющую организацию, то каков договор товарищества с управляющей организацией? Это в условиях договора должно быть оговорено.

Петр Кузнецов: Что-то тут было про приватизацию. Ну, я так понимаю: кто должен платить взносы, если квартира не приватизирована?

Татьяна Овчаренко: Собственник – правительство, местные органы или федеральные, какое-нибудь Министерство обороны. Собственник квартиры обязан платить. Не наниматель, а собственник.

Петр Кузнецов: Не наниматель, а собственник?

Татьяна Овчаренко: Да. Но он сплошь и рядом этого не делает. Либо он заключает договор с нанимателем, в котором написано: «Ты, дружок, будешь платить за капитальный ремонт». И тот подписывает.

Ольга Арсланова: Еще вопрос…

Петр Кузнецов: Да. Просто следующий год… По тарифам тут были вопросы и опасения. Следующий год у нас такой необычный – там и НДС повышается, и… Что там еще у нас грядет? Страшно даже представить. С тарифами ничего не поменяется? И давайте еще раз поясним, кто определяет эти тарифы. И почему такой разброс по регионам?

Татьяна Овчаренко: Ну, тарифы… В Москве уже сегодня объявили повышение с 1 января.

Петр Кузнецов: Было 15 рублей за квадрат, правильно?

Татьяна Овчаренко: Нет. Это вы капремонт имеете в виду?

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Татьяна Овчаренко: Да, там уменьшили. Но на сколько – я не успела посмотреть, потому что это в 3 часа дня объявили, поэтому я не уложилась. А в целом подрастают разные строки по разным ценам. А так тарифы… Снова я повторяю. На самом деле реально тот, кто изготавливает воду и тепло, сам устанавливает цену и подает ее на утверждение в соответствующую региональную комиссию или комитет по тарифам, который это просматривает. Там пишется обоснование экономическое, потом экспертизу это проходит. И вот эта цена возвращается потребителю.

Петр Кузнецов: Просто на примере той же Москвы. 15 рублей за квадрат. Мы берем все дома в Москве. И мы понимаем (наверное, для этого не нужно обладать каким-то математическим умом), что на эти деньги мы не отремонтируем все дома, деньги очень быстро закончатся.

Татьяна Овчаренко: Так ведь идея никуда не годится, с точки зрения профессионала. Так не делается. Писать в законе, что капитальный ремонт закончится тогда, когда будут отремонтированы все дома в стране или в субъекте – это замечательная идея сама по себе, но дело в том, что «солнце всходит и заходит, а в душе моей темно», дома вводятся в строй и выводятся из строя в силу естественных, ну, вообще эксплуатационных причин. Поэтому это бесконечный какой-то процесс. И в то же время он должен быть индивидуализирован (не могу выговорить), а этого не делается. То, что мы видим по субъектам – это весь гигантский перечень этих домов, просто механически разбитый на какие-то промежутки. И в результате денег всегда при такой системе будет не хватать.

Ольга Арсланова: Вот еще вопрос по поводу новых домов, их очень много: «Дом новый, принят в 2017 году. Должны ли мы платить?» «Новый дом, но берут деньги на капремонт. Правильно ли это?» Тут из разных областей одинаковые вопросы. С какого года уже начинают платить?

Татьяна Овчаренко: Тут даже стоял вопрос перед Верховным Судом – с момента ввода в эксплуатацию дома (специальный акт ввода, государственный, который подписывается) или с момента, когда ты получил ключи и начал реальную эксплуатацию. Ну, Верховный Суд разрешил этот вопрос. Но вообще, грубо, там разница всегда в несколько месяцев, а иногда недель. Так что сейчас просто не будем тратить на это время. Вот отсчитайте пять лет со следующего дня от дня ввода… Ну, у нас календарно все со следующего дня.

Петр Кузнецов: Плюс пять лет?

Татьяна Овчаренко: Плюс пять лет. И вот со следующего дня после окончания пяти лет…

Петр Кузнецов: По-вашему, справедливо это – пятерочку отсчитать?

Татьяна Овчаренко: Да нет, это смешно. Первоначально насчитывалось восемь лет, но наше строительное лобби не дремало. Нет конечно. У нас нет ни одного элемента внутри дома, который бы сходил на нет за пять лет или за восемь. Ну просто нет. Разве что ручки на входной двери, да и то…

Петр Кузнецов: Серия звонков, начнем с Нины, точнее, продолжим Ниной из Красноярского края.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Нина.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня такой вопрос. Нам пришел… Короче говоря, мы живем в городе Красноярске. Нам пришел… Ну, капитальный ремонт, двухэтажные дома уже как бы под снос, у нас уже три дома снесли. Пришло письмо: «Регионфонд», улица Ады Лебедевой, 101а, туда обратиться, что у нас переплата за капремонт 9 712, 11 рублей. Что как бы мы не должны платить, у нас под снос уже дома скоро будут. Пришла я, обратилась к ним. Они мне сказали – идти в БТИ, квартира долевая или общественная. Потом она говорит: «Ой, перезвоните мне в понедельник». В понедельник не позвонила, во вторник я сама дозвонилась. Короче, говорят: «Ошибка, сбой был. Идите в администрацию и возьмите справку, чтобы дали справку, что земля как бы переходит…» Пусть я не так говорю, но смысл тот же.

Ольга Арсланова: Куда?

Петр Кузнецов: Мы следим за цепочкой.

Зритель: Что муниципальная земля. А как она может муниципальной быть, если мы собственники?

Татьяна Овчаренко: Ну, это вообще главный вопрос современности. Согласно статье 36-й Жилищного кодекса, нам всем принадлежат придомовые участки на правах собственности, ну, в долевом выражении, естественно. А согласно субъектным законам и подзаконным актам, некоторым обрезают под фундамент и объявляют землю муниципальной, у некоторых проводят межевание, как будто у нас тут хлопковые поля, как в городе Москве.

У вас два вопроса. Вы переплатили за капремонт. Если идете под снос и официально есть постановление, вам эти средства должны вернуть. Вот сейчас это изменение в законодательстве. Вернее, старые правила, но еще туда добавили. Если дом все-таки подкрашивали, подмазывали, то немножко деньги вычтут.

Что касается земельного участка – вы должны получить компенсацию за этот земельный участок, за свою долю, если вы собственники. Неважно – долевые собственники, совместные собственники. Если ваша квартира принадлежит городу Красноярску, то он сам себе и выплатит – ну, за исключением, как написано в законе.

Петр Кузнецов: Много сообщений в формате: «Капитальный ремонт – это только на бумаге». Скажите, пожалуйста, какие есть права и возможности у жителей? И как можно вести контроль за выполнением работ по капремонту?

Татьяна Овчаренко: Это самый болезненный вопрос. С одной стороны, это чрезвычайно разработанная отрасль – ремонтная. Количество внятно написанных на товарищей-строителей инструкций очень невелико, но понятно просто любому человеку, даже с гуманитарным образованием, потому что строитель – человек простой, ему там все четко написано. Это инструктивный материал, его очень легко читать. Но есть и закон «О защите прав потребителей».

В принципе, к сожалению, в нашей стране, в абсолютном большинстве регионов депутаты не возложили на себя обязанности (ну, я имею в виду – областные, местные) по контролю за качеством работ. Следовательно, они не подписывают акты приема-передачи, акты сдачи и так далее. Жители имеют право принимать в этом участие, но добиться этого достаточно сложно. Советы домов, где они есть, должны просто напрямую сопоставлять то, что сделано, с первичными документами, которые им обязаны представить. Это 1090-е постановление, последнее, об этом говорит. Но, в принципе, конечно, хорошо бы иметь приятеля-строителя, который… Или скинутся на такого, который будет ходить, иметь от вас доверенность, все перепроверять. И вы будете иметь право приостанавливать работы, и так далее.

Ольга Арсланова: Немножко не о капитальном ремонте, но все-таки давайте все равно спросим. «Дом признан аварийным в 2012-м, ждем расселения. Администрация делает отписки: «Ваша очередь не подошла». Дом – семейное общежитие. Полы провалились, потолок подперли сваями посередине общей кухни, поставили столб. Железный туалет, стены, потолок обвалились, душевых нет. Предлагают вторичное жилье еще хуже, чем наш дом. А когда будет снос – неизвестно». Тут уже и капитальный ремонт не поможет.

Татьяна Овчаренко: Да. Я поражаюсь.

Ольга Арсланова: Что делать?

Татьяна Овчаренко: Ну, первое – застраховать жизнь свою и детей. Это я не шучу. А во-вторых, если в таком состоянии дом… Что такое аварийное состояние? Это в так называемое неопределенное время событие произойдет, то есть он может рухнуть, в отличие от ветхого дома. Ветхое – это состояние, которое просто визуально или определенными способами можно проверить. А вот аварийный… Причем четко установить, какая степень ветхости (там еще есть свои градации). А вот то, что касается аварийности – вот эта неопределенная ситуация мгновенного разрушения конструкций. И в этих условиях…

Петр Кузнецов: В любую секунду.

Татьяна Овчаренко: Да, в любую секунду. И в этих условиях люди живут с 2012 года.

Петр Кузнецов: А если независимую экспертизу какую-то сделать?

Татьяна Овчаренко: Это само собой. Но, в принципе, требовать…

Петр Кузнецов: Ускорить? Потому что если в любую секунду…

Татьяна Овчаренко: Это большая проблема – то, что нет жилищного фонда. Они должны немедленно требовать переселять их. Если им предоставляют хуже, чем у них есть, то актировать это и требовать возбуждения уголовного дела против такого рода власти. Это же то, что называется у юристов «действие/бездействие». То есть – преследовать за бездействие.

Петр Кузнецов: Нижний Новгород и Людмила у нас сейчас на связи, послушаем ваш вопрос. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Я слушаю.

Петр Кузнецов: Мы вас слушаем.

Зритель: В отношении капремонта. Мне 85 лет, я за капремонт плачу. Но это моя квартира, 40 лет уже как моя, я в ней прописана. Я полностью оплачиваю все – и за квартиру, и капремонт. Но квартиру я сейчас как бы переоформляю на дочь, но дочь здесь не проживает. Ну, потом умру, а ей потом как бы наследство… Вот должна я оплачивать капремонт или нет?

Татьяна Овчаренко: Ну, что я вам могу сказать?

Петр Кузнецов: Понятен вопрос, да?

Татьяна Овчаренко: Абсолютно понятен. За пять лет вам должны вернуть деньги полностью и произвести еще начисления по коммерческой ставке любого ближайшего приличного банка за пользование чужими заемными средствами. И надо возбуждать уголовное дело, потому что закон существует, и в нем четко сказано: с 80 лет не платят. Тот, кто посмел вам начислять эти деньги и пользовался без вашего согласия этими деньгами – этот человек должен быть наказан. Вы должны получить деньги.

Что касается того, что вы зарегистрированы или не зарегистрированы – не имеет никакого значения, ну просто никакого, потому что капитальный ремонт проводится на конструкцию, а обладать этой конструкцией будет ваша дочь. Вот теперь она будет платить.

Петр Кузнецов: Новосибирская область: «Неоказанная услуга оплате ведь не подлежит. Как капремонт в будущем?» Почему? Очень много вопросов. Почему деньги за капремонт берутся вперед, а не по факту?

Татьяна Овчаренко: Вот потому. Потому что, когда закон принимали, что-то я больших протестов не видела. Потому что. Да, за неоказанную услугу взиматься средства не должны. Но вы же платите. И когда эта странная конструкция составлялась, в общем-то, было немного протестующих, прямо скажем. К депутатам, которые приняли этот закон. В следующий раз не избирайте их.

Петр Кузнецов: На корню надо было, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: А сейчас поздно уже, получается? Или можно?

Татьяна Овчаренко: Нет, можно. Пытались, но…

Ольга Арсланова: «К депутатам», – говорит Татьяна Овчаренко, руководитель…

Татьяна Овчаренко: Да, к депутатам.

Петр Кузнецов: Руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ.

Ольга Арсланова: Руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ и руководитель нашей рубрики «ЖКХ по-нашему», каждую среду.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «ЖКХ по-нашему»

Комментарии

Тамара Викторовна
Рубрика ЖКХ с Татьяной Овчаренко от 05 декабря 2018 г
Тамара Викторовна
Добрый день Ведущие программы " ОТРАЖЕНИЕ" Ваш канал самый востребованный и очень интересный для многих граждан. Вы просто СУПЕР канал . Спасибо за ваши темы . Теперь я с просьбой к ВАМ 05 декабря 2018 г в рубрике ЖКХ с Татьяной Иосифовной Овчаренко обсуждалась тема - взносы на капремонт , Я не смогла дозвониться и у меня вопрос . У нас в Красноярском крае принят закон для всех льготников пенсионеров "ветераны труда " применяется социальная норма для одиноких пенсионеров 50% от социальной нормы, в 33 кв. м. общей площади жилья, для других по 22% Так вот при оплате за капремонт у нас в крае реально все платят за капремонт, не смотря на принятый федеральный закон , где предусмотрено, что с 70 лет платить должны 50% от всей суммы начисленной в квитанции по капремонту, а с 80 лет вообще не платить , но наши краевые власти действуют по своим правилам. ПРОШУ уточнить, в каком размере должны оплачивать граждане 70 и 80 лет и правомерно ли они взимают платежи практически полностью. Почему они привязали к должны ли они привязывать к социальной норме по капремонту..Тем более я слышала от федерального министра РФ, он тоже высказывался в цитатах " У нас в России по капремонту с 70 лет платят 50 % от начисления, а 80 летние вообще не платят" так где истина и законность ????? мой тел моб. 8 913 187 83 89 Спасибо. -- Т.В. Петрова
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты