Татьяна Овчаренко: Специалисты называют ситуацию в газовом хозяйстве катастрофической

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Александр Денисов: В рубрике «ЖКХ по-нашему» поговорим о проблемах с газовым оборудованием. Почему бытовой газ разносит наши дома?

Оксана Галькевич: В последний день в 2018 году нас всех потрясла новость о взрыве газа в жилом многоэтажном доме в Магнитогорске. Под обломками подъезда погибли 38 человек, шестерых пострадавших, в том числе 11-месячного младенца, пролежавшего более суток под завалами, удалось спасти. Эту историю, я думаю, знают все сейчас.

Александр Денисов: Всего за прошедший год в стране было 29 взрывов бытового газа, в 2017 году 32 случая, в этом году уже зафиксировано одно происшествие в станице Ессентукской Ставропольского края, к счастью, все обошлось без жертв.

Оксана Галькевич: Ну вот наша рубрика «ЖКХ по-нашему», Татьяна Иосифовна Овчаренко, наш постоянный эксперт рубрики, с нами рядом в студии, руководитель «Школы активного горожанина». Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Логично, что мы решили обсудить в первый эфирный день именно эту тему.

Александр Денисов: Татьяна Иосифовна, я когда слышу об этих случаях, у меня одно объяснение: когда ты сталкиваешься с газовыми службами, там неуемные аппетиты чего бы ни касалось. Тебе нужно обрезать трубу (я недавно обрезал), 20 тысяч просят. Если у тебя что-то сломалось в газовой плите, ты вызываешь аварийную службу, тебе говорят: «Вызывайте коммерческую, а там минимум 3-5 тысяч». Вот не являются ли вот эти завышенные, дорогущие тарифы причиной вот этих аварий? Ну нет у человека денег, он решил сам трубу обрезать; нет, например, у бабули денег заплатить коммерческой службе, она будет выключать газ, а когда-то забудет, вот и утечка. Мне кажется, это спусковой крючок основной вот этих всех…

Татьяна Овчаренко: Ну это один из главных. Во-первых, самое поразительное, что управляющие организации обязаны заключать с газораспределительными сетями на техническое обслуживание договор, и это для нас должно быть бесплатно, потому что это входит в содержание общего имущества. Ведь трубы, вот эти разводки являются общим имуществом: до крана общее, после крана наше. И если у нас есть напрямую договора, если платные, есть бесплатные части. Вообще насчет цен вы меня потрясли.

Александр Денисов: Конечно, это реальные цены. И причем, знаете, на рынке, например, в Москве это монополист: если вы захотите найти другую компанию, кроме «Мосгаза», вы не найдете. Вот не было ли изначально ошибкой передавать это в руки бизнеса? Может быть, стоило завести газовую службу, как в советский период? Была одна газовая служба, которая решала все эти вопросы, теперь коммерческие, которые хотят только обобрать потребителя, и вот к чему это приводит.

Татьяна Овчаренко: Ну в условиях отсутствия страховок в принципе вообще вся система, любой специалист вам скажет, разваливается полностью как со стороны ремонта и технического обслуживания газораспределительных сетей, то, на что мы не особо обращаем внимание, в том числе магистральных: вы обратили внимание, снести 150 дач, потому что они не на том расстоянии от магистрального… Когда ее проводили, эту магистраль, их не интересовало, что там дачники, то есть вот такое отношение к людям.

А с другой стороны, управляющие организации, ТСЖ и ЖСК ничего не делают, не заключают договоры, и с третьей стороны действительно население (я никого не хочу обидеть), во-первых, само вмешивается в деятельность этих сетей, во-вторых, цены безумные, следовательно, человек себе говорит: «Да ничего со мной не будет». Его можно понять. В результате мы получаем ситуацию, при которой из 10 квартир там, где работает газовая служба, открывают 2 (это статистика), 8 квартир не открывают, то есть вы в этом доме не понимаете и не знаете, что происходит.

Оксана Галькевич: Общей ситуации вообще не видите.

Татьяна Овчаренко: Вот специалисты ее характеризуют как катастрофическую. И не 29, 29 это взрывов, а вообще чрезвычайных ситуаций и аварий в 2018 году в 3 раза больше, чем в 2017-м, 364 события.

Оксана Галькевич: Мы назвали 29 именно тех, где погибли люди, это очень важно, это очень много, 29 таких ситуаций.

Татьяна Овчаренко: Да. Но согласитесь, если каждый день происходит какая-нибудь ситуация, это ненормально, потому что это же работа в жилищно-коммунальном хозяйстве. Нет, газовщики совершенно выключены, их это совершенно не волнует, действительно только деньги.

Александр Денисов: Понимаете, они ходят по домам, я был очевидцем, у меня мама живет в Калужской области, под Новый год пришел товарищ с вот такой папкой, как у меня, все, у него не было ни датчика, ничего, он не проверил, он просто пришел и говорит: «Так, у вас вентиль перекрывается?» – «Перекрывается». – «Запах газа есть?» – «Нет». – «Отлично. Вытяжка работает? Прекрасно. Распишитесь». Я говорю: «Это что, проверка?»

Татьяна Овчаренко: И он ее не проинструктировал, у них инструктаж 4 минуты, то есть полностью…
Если вентиляция, – а у нас из-за модных кухонь, где вытяжки, перекрыта естественная вентиляция, – он обязан предписание оставить, предупредить, что вытяжка не работает таким образом. Тем самым, если у вас утечки, то у вас накапливается взрывная смесь, а при естественной тяге…

Александр Денисов: …будет выходить, конечно.

Татьяна Овчаренко: Да, вытягивает. Он этого не делает, на такого с папочкой я в свое время писала жалобу, ко мне тоже пришли. Ну и плюс, если раньше СНиП требовал трехкратного посещения в год, и это очень правильно, особенно где газовые котлы, начало отопления, водогазовые колонки, то теперь 1 раз в год, – ну это, извините…

Оксана Галькевич: Вообще ни о чем просто.

Татьяна Овчаренко: Это, как говорится, курям на смех, это невозможно.

Оксана Галькевич: Так получается, Татьяна Иосифовна… Вы знаете, просто звучали мнения о том, что проблема в изношенной инфраструктуре. Так получается по логике нашего рассуждения, не столько в этом проблема, а в том, что нормально люди свою работу, контролирующие структуры, не выполняют?

Татьяна Овчаренко: Они с себя ее сняли. А потом, простите, вы знаете, что мы покупаем по-прежнему плиты, в которых нет автоматического отключения течки газа? В мире никто не покупает, мы…

Оксана Галькевич: Стало быть, у нас их не производят, у нас в основном отечественного производства?

Татьяна Овчаренко: Нет, у нас производят и те, и эти, но мы импортные ввозим, у нас население не знает, что, оказывается, там есть такое устройство, которое, если у тебя залило молоком, водой, вообще не знаю чем, то оно через какое-то время отрубает этот газ и не включит до тех пор, пока горелка не будет очищена. Это как? Куда смотрят те самые Ростехнадзор, объясните мне? Как можно такое оборудование вообще разрешить к ввозу в страну, производить и так далее? Вот вам, пожалуйста.

И потом ничего ничем не оборудовано, анализаторов нет, ничего нет. А вот счетчики за бешеные деньги устанавливать – это да.

Оксана Галькевич: Это давайте.

Татьяна Овчаренко: Которые ничего не контролируют.

Оксана Галькевич: Причем за свои деньги, чтобы содрать еще одну шкуру с населения.

Татьяна Овчаренко: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, у нас есть звонок из Сочи, давайте послушаем Николая. Друзья, звоните, пишите нам на SMS-портал, мы в прямом эфире, все это совершенно бесплатно. Николай, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер. У меня есть квартира в центре города, есть дом. На то и то у меня существуют договора по обслуживанию газового оборудования. Так вот сколько за эти договора я уже оплатил, одному богу известно, но дело в том, что газовщики ни разу просто так ко мне не приходили на обслуживание, на просто осмотр того, как работает газовое оборудование.

Один раз у меня сломался котел, это было в отопительный период. Я поехал в «Горгаз», сделал заявку, и мне там сказали, что ко мне смогут приехать только через 2 недели. Значит, 2 недели я должен сидеть без горячей воды, без отопления; несмотря на то, что Сочи, у нас тоже не Африка, в общем-то, вода горячая нужна постоянно и отопление.

Александр Денисов: В итоге в течение этих 2-х недель вы все-таки пользовались газовым оборудованием, несмотря на это?

Зритель: Нет, ну как? Я пользовался, конечно, у меня договора все нормальные есть, то есть действующие, я плачу каждый год за обслуживание газового оборудования. Вот у меня в доме газ подключен с 2004 года, ко мне с 2004 года ни разу не приходили газовщики, для того чтобы проверить. Я говорю, у меня один раз котел сломался, я просто платил за ремонт, была плевая неисправность, трубка газа была просто забита мусором, грязью. Пока я не заплатил отдельно, для того чтобы ко мне приехали побыстрее, а не через 2 недели, как они хотели приехать, у меня ничего не получилось.

Александр Денисов: И сколько вы заплатили, Николай?

Зритель: Ну я платил не так много, потому что неисправности не было, надо было только прочистить газовый подвод. Я просто сам не могу это делать, потому что газ есть газ. И поэтому я не удивляюсь совершенно этим постоянным взрывам по стране, потому что газовщики работают безобразно, это несмотря на то, что для подключения газа, вы знаете, они берут от 300 до 500 тысяч, это средняя цена по Сочи.

Александр Денисов: Да еще это хорошо, миллионы берут.

Зритель: Да, знаю.

Оксана Галькевич: Спасибо, Николай.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, вы знаете, вот тут мысль все-таки такая, что не только, может быть, газовщики, это одна сторона этого процесса виновата, которая спустя рукава делает свою работу, но ведь и люди тоже несут ответственность. Был ты дома, не был, открыл ты дверь, не открыл, ты должен понимать, что ты делаешь.

Татьяна Овчаренко: Ну здесь странная ситуация. У человека на руках договор, похоже, что он его даже не открывал, он с ним не ознакомился. Какие 2 недели, вообще о чем разговор? Что значит, он им заплатил? Я не понимаю, почему люди не защищают свои права. Ему написали 2 недели? – пожалуйста, заявление, дайте объяснение, на каком основании, письменно. В этой же день подайте в суд спокойно за бездействие, за неисполнение условий договора потребуйте, чтобы вам возместили моральный вред (вы же сидите), физический (у вас холод собачий), опасность для жизни (он пользовался тем не менее, представляете)…

Александр Денисов: 2 недели.

Татьяна Овчаренко: 2 недели, не час!

Александр Денисов: Точнее он вызвал в итоге, заплатил, но мог пользоваться.

Татьяна Овчаренко: Да, в итоге он вызвал. Да что это такое? Это большая беда жилых домов, у нас же многоквартирные, а жилые – это вот эти вот частники. Люди их и ставят в такое положение, но они сами совершенно не защищают свои права, вынуждена вам сказать. Конечно, это ненормальная ситуация со всех сторон.

Александр Денисов: Майя дозвонилась из Ленинградской области. Майя, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Зритель: Я звоню по газовой колонке.

Александр Денисов: Что у вас?

Зритель: У меня колонка поставлена бесплатно несколько лет, точно вам не могу сказать. Но вы знаете, она бабахает у меня, даже оттуда пламя вылетает. Я четвертый раз вызываю газовщика, у меня 11-го числа будет опять газовщик, это уже четвертый раз. Я живу под страхом, понимаете? Мне до чего страшно теперь пользоваться газовой колонкой, что я не знаю, что делать. Они ссылаются на то, что мне бесплатно поставили эту колонку.

Татьяна Овчаренко: И что?

Зритель: Понимаете, как мне быть?

Александр Денисов: То есть бесплатная, поэтому и «бахает», как вы говорите?

Оксана Галькевич: Бери, боже, что нам не гоже, видимо, так, да? Спасибо, Майя.

Татьяна Овчаренко: Это, кстати, характерно для плохих колонок, вот эти всполохи газа, пламени.

Александр Денисов: При включении?

Татьяна Овчаренко: Да. Вообще этому названия нет, понимаете? Человек должен, я не знаю, обращаться в органы прокуратуры…

Оксана Галькевич: Сразу?

Татьяна Овчаренко: Это угроза жизни.

Оксана Галькевич: Не надо звонить друзьям…

Татьяна Овчаренко: Они ей говорят что-то вроде: «Тетка, ты же взяла бесплатно, а вот у нас есть итальянская 132 тысячи рублей, нет проблем, будешь жить как у бога за пазухой». Вы понимаете, я уже не в первый раз сталкиваюсь с этой ситуацией. Она неисправна, кроме первого момента, когда, вы знаете, легко вылетают, все остальное – не может быть никаких всполохов, боже упаси. Да, безобразие.

Оксана Галькевич: Звонки за звонками просто у нас идут, очень много сообщений. Татьяна из Ставропольского края теперь на связи. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, я считаю… Я очень сожалею, что произошло такое прямо перед Новым годом тяжелое событие для всей нашей страны, сочувствую всем. Но я скажу, что это в основном только газовые службы. Почему? Потому что вот у меня в подсобном помещении была печка, к нему был проведен газ. Я сама газовик, я закончила нефтяной институт именно по газу. Я почувствовала запах газа, естественно, я все перекрыла. Мне говорят соседи: «Не вызывай газовиков, вызови какого-нибудь Пупкина, он тебе сделает за один день и все будет нормально».

Я решила сделать по закону, я пошла к газовикам. Они приехали, опломбировали мне этот газ, все линии… и сказали, что это надо, это надо, это надо. В общем, создалась такая преграда, которую я никогда не перешагну, понимаете? Я не пойду делать что-то нехорошее, а другие люди сделают так, чтобы это помещение топилось. Поэтому у нас и взрывы, и пожары, гибнут люди. Я считаю, мы живем как-то по старинке, там менять надо все у них, все. Они непробиваемый щит, понимаете? Это не только я говорю, это столкнулась я со многим. Одну трубу врезать 11 тысяч – это откуда? Когда этот Пупкин придет и за 2 тысячи мне все как надо сделает? Это откуда они берут такие данные?

Оксана Галькевич: 11 тысяч – это, Татьяна, официальные цены официальных газовых организаций в вашем регионе, да?

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, а вы удивляетесь, в Калужской области, в Москве 23 тысячи.

Александр Денисов: В Москве 23 тысячи.

Зритель: …Я им говорю, сколько это стоит – 15 тысяч. Я чуть не упала. Какие 15, я не вмещаюсь даже в эти 15, сколько они мне преград поставили.

Оксана Галькевич: Да, Татьяна, спасибо большое.

Александр Денисов: Спасибо.

Татьяна Иосифовна, вот вопрос. В Магнитогорске, я уже не помню точно, миллионы рублей потратят на выделение жилья, не говоря уже о том, сколько людей погибло, это уже никакими деньгами не компенсируешь. Может быть, нам вместо того чтобы тратить деньги потом постфактум на устранение последствий, потратить один раз на нормальную газовую службу государственную и ее финансировать? Чтобы там были нормальные тарифы, внятные, понятные, разумные, по карману нам которые? Может быть, это единственный возможный выход?

Татьяна Овчаренко: Ну понимаете, эксперты пишут, что система целиком разрушена. Не существует сегодня и не работает никто над этими расценками, то есть нет независимой экспертной службы, чтобы сказать, что в 11 тысячах лишний нолик случай приписали. Никто не отвечает за эти суммы как за вымогательство, как использование того, что человек пожилой, конечно, не беспомощный, но можно…

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, это издевательство какое-то.

Татьяна Овчаренко: Да.

Оксана Галькевич: Мы все жалуемся на правительство, чиновников, еще что-то, а получается, что мы сами друг над другом издеваемся. Вот ты работаешь в газовой службе, делай свое дело нормально, честно, по-человечески, не издевайся над другими людьми, к которым ты приходишь в квартиру, не полоскай мозги вот этими…

Татьяна Овчаренко: Вы понимаете, когда я слышу об этих ценах и об их вот этих самых устройствах, бег с препятствиями, у меня создается впечатление, что это прямо таксопарк: в старых советских таксопарках, если ты не платил диспетчеру на входе, на выходе слесарю и так далее, ты на линию не выходил.

Александр Денисов: Постоянно лежал под этой «Волгой».

Татьяна Овчаренко: Под этой «Волгой», да, и вообще ее еще ставили куда-то. У меня полное впечатление, что она насквозь коррумпирована, вот эта вот система, и естественно там нет необходимости работы, деньги и так идут. Ведь уже столько совещаний по этому поводу было, и в Общественную палату специалисты с петициями обращались, и Комиссия по ЖКХ Государственной Думы не знаю что там делает, все читали, кивали головой, – никаких изменений ни в законодательстве, не выстроена система контроля. Так о чем вообще нам разговаривать?

С одной стороны контроль, с другой стороны граждане должны в конце концов что-то контролировать, потому что если у тебя сосед не открывает дверь перед официальной проверкой, он твою жизнь подвергает опасности. Ведь этот случай ужасный в Магнитогорске, но есть же сколько угодно случаев, когда вам говорят: «Ой, он алкоголик, ему отрезали газ, а он взял резиновый шланг с дыркой и так далее». Он же не в пустыне, мы сами себя не защищаем во всех смыслах. То есть система контроля за проживающими в этом смысле (я имею в виду как технику безопасности) полностью отсутствует, хоть костер разводи посреди…

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, я об этом и говорю: человек, вот этот самый проживающий тоже должен какую-то ответственность нести.

Татьяна Овчаренко: Да.

Оксана Галькевич: Если он в нужный день трижды в год, как вы говорите, или раз в год не прошел проверку, не пустил в свою квартиру…

Татьяна Овчаренко: Инструктаж.

Оксана Галькевич: Так пусть несут не только газовики ответственность, но и люди.

Татьяна Овчаренко: Ну вы знаете, что в ряде стран Европы, если вы не пустите специалиста газовой службы (а там же не только электричество), то безумный штраф? А в следующий раз в Швеции, например, коммуна потребует тебя выселить, собственник…

Оксана Галькевич: Конечно, потому что это опасно для коммуны.

Татьяна Овчаренко: Да, но коммуна берет над тобой опеку, тебя права собственности не лишает и самостоятельно заселяет нормальных шведов в твою квартиру, вот вам умение работать.

Оксана Галькевич: Пензенскую область давайте успеем выслушать. Анатолий, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: У меня вопрос к вам насчет бытовых счетчиков газа. Вот срок у нас выходит 10 лет, должен быть газовый счетчик, у нас приходит и говорит менять, уже срок выходит, нужна замена. Замена нужна, купить новый счетчик и заплатить опять за замену этого счетчика, зарегистрировать опять, опять мы должны платить деньги за все. А деньги немалые, где-то за установку мы платим, за регистрацию счетчика, это выходит, если купить счетчик, 5 тысяч денег.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Ну это простейшее мошенничество очень распространенное. Значит, когда гарантийный срок холодильника истекает, вы его выбрасываете или нет? Вот то же самое со счетчиками: вот паспорт откройте, там написано, что межповерочный интервал такой-то, срок службы столько-то лет. В случае, если при замерах те же показатели, продлевается на тот же период. То есть это настолько распространено… Вот вы говорите, граждане обирают граждан.

Александр Денисов: То есть проще пройти поверку, чем…

Татьяна Овчаренко: Да не проще, а ты обязан и все.

Александр Денисов: Конечно.

Татьяна Овчаренко: Ты должен их вызвать, они проводят поверку. Они начинают тебе рассказывать сказки, что они его снимут, – в таких случаях говорят: «Снимайте, только покажите мне стенд лабораторный, есть ли у вас, аттестован ли он», – и сразу выясняется, что есть приборы на месте, которые все…

Александр Денисов: Да, они хитрят, что, мол, они куда-то повезут…

Татьяна Овчаренко: Да, а ты здесь будешь сидеть, старушка…

Александр Денисов: …без газа, все перекроем.

Татьяна Овчаренко: Да, без газа, это просто Пушкин и няня, что вы, то есть это откровенное мошенничество, то, что предлагал, но связано оно с тем, что люди получают прибор и ни разу не открывают его паспорт, там все написано. Ну…

Оксана Галькевич: Читайте инструкцию.

Татьяна Овчаренко: Читайте инструкции.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, у нас времени уже остается совсем немного, давайте перейдем к каким-то рекомендациям. Хорошо, есть, предположим, у нас добропорядочные граждане, готовые пускать к себе. Какие меры, который паспорт, что нужно прочитать, чтобы уберечь хотя бы свою семью и своих соседей, с которыми мы на добрых основах проживаем, я надеюсь, от таких опасных ситуаций?

Татьяна Овчаренко: Не закрывать вентиляционные отверстия, кроме решеточки. Не ставить электрический вентилятор в эти отверстия и в окна, потому что у нас такая история, у нас рвет газ от электрической искры.

Александр Денисов: Искра.

Татьяна Овчаренко: Да, причем вот такое количество, вот что интересно. Иметь счетчики, хорошо бы иметь газоанализатор в квартире и дружить с соседями, выяснять, что и как, я это серьезно говорю. Дальше: требовать, если пришел газовый мастер, он должен быть в фирменной одежде, предъявить удостоверение, наряд прочитать и лекцию про то, что вот это газовая плита, а не столик. У него должны быть приборы (обычно один), при тебе он производит эти манипуляции, это так и называется, после чего ты расписываешься и ждешь дальше. Требовать от своего ТСЖ или ЖСК обязательного заключения договоров двух видов, чтобы эти действия все были обязательными, не считая законопаченных вентиляций.

Оксана Галькевич: В общем, шаги несложные, запомнить тоже несложно.

Спасибо большое. Татьяна Иосифовна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ, была у нас сегодня в студии. Как всегда каждую среду в прямом эфире рубрика «ЖКХ по-нашему» у нас выходит.

Александр Денисов: Да.

Оксана Галькевич: Ну а у нас впереди, уважаемые друзья, большой выпуск новостей, на это время мы с вами прощаемся, но сразу после обязательно вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

ЖКХ по-нашему: бытовой газ

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты