• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Овчаренко: Это возмутительно, что бытовой газ лишили резкого запаха! Мы, видите ли, сэкономили на дорантах

Татьяна Овчаренко: Это возмутительно, что бытовой газ лишили резкого запаха! Мы, видите ли, сэкономили на дорантах

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Наша рубрика «ЖКХ по-нашему» прямо сейчас. Естественно, мы говорим о главной теме в этой сфере уж точно – о газовой безопасности. На днях стало известно, что жильцам того самого дома в Шахтах приходилось отапливать квартиры с помощью газовых плит. Прибегнуть к этому им пришлось из-за практически не работавшего центрального отопления.

Ольга Арсланова: Вот что рассказала жительница дома, цитирую: «Я живу здесь с 1994 года. Раньше дом отапливался котельной, которая работала на угле, и тогда проблем с отоплением не было. Позже дом перевели на газовую котельную и стало очень холодно. Зимой в квартире я хожу в трех носках (видимо, в трех парах), в теплых тужурках; в последнее время даже горячей не стало. Не искупаться, за все платим. Люди с маленькими детьми отапливались чем угодно, – и электричеством, и газом». Ну почему отапливались газом, понятно, это дешево. Почему в нашей стране в XXI веке по-прежнему газом топят квартиры люди, будем выяснять в нашей рубрике.

Мы приветствуем Татьяну Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ и постоянную ведущую нашей рубрики. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Повод для беседы печальный – серьезный взрыв, много жертв, – и каждый год вот такие истории у нас, к сожалению, в стране повторяются, это ни для кого не секрет. Почему? Почему так?

Татьяна Овчаренко: Ну вот вы же слышали, потому что газовые плиты у нас в стране никакими ограничителями газа, подачи газа не оборудованы, не реагируют на перегрев, например, этих самых конфорок.

Петр Кузнецов: А, так вот, это к вопросу о том, что, кажется, ну включили они, ну греются. Естественно, это плохо, это неправильно, это ненормально, но как это может стать причиной взрыва и такой трагедии? Вы можете еще раз эту цепочку проговорить?

Татьяна Овчаренко: Причиной отравления угарным газом может стать, потому что он же выжигает кислород, это же открытое…

Петр Кузнецов: На ночь тем более если оставляют.

Татьяна Овчаренко: Нельзя ни в коем случае. А причиной взрыва, потому что парк, извините, так у специалистов называют, газовых плит у нас устаревший, эксплуатационные сроки выработаны, и сделаны таким образом эти плиты, настолько старые, в них нет ни одной системы прекращения подачи газа, ни при каких обстоятельствах.

Петр Кузнецов: То есть дом 1993-го, новый дом довольно-таки, проверки вроде бы как были, но не во всех квартирах, естественно, не все пропустили к себе в 2018 году (стало известно, что проверки у них были квартирные), в 2017 году дом проверяли. Тем не менее старая плита в одной квартире и все?

Татьяна Овчаренко: Утечки, они проверяют утечки, а то, что 24 часа бедные жители жгут этот самый газ и в конце концов происходит какая-нибудь распайка, перегревается что-то… Вы ставите чайник, уходите, забываете, он раскаленный, в конце концов он может подпрыгнуть, упасть на пол, это пожар. А так в принципе за счет прямого отопления это достаточно часто бывает.

Петр Кузнецов: Расскажите, кто проверяет и кто ремонтирует, устраняет утечки. Одна и та же это бригада, одна и та же ли это компания? Кто вообще выбирает эти обслуживающие компании, жильцы? Или жильцов, как правило, не спрашивают, это управляющая компания сразу делает без их ведома?

Ольга Арсланова: Если жильцы недовольны, могут ли они как-то сменить, если проверки не нравятся?

Татьяна Овчаренко: В принципе все начинается с того, что у нас монополист «Горгаз».

Ольга Арсланова: Так.

Татьяна Овчаренко: Ну здесь «Мосгаз», где-нибудь «Кировгаз» и так далее. Дальше с ним должны заключать договора либо управляющие организации по поручению жителей на общем собрании, либо напрямую жители. Ну вот насчет того, заключают или нет… Если управляющая организация не заключает, – а такое достаточно часто бывает, – они не ходят и ничего не проверяют по случаю того, что деньги им за вот эти походы не перечисляются.

Петр Кузнецов: Обслуживающая компания есть, а проверок нет?

Татьяна Овчаренко: Нет, да, она все сама.

Петр Кузнецов: Ее же не может не быть, правильно? Она же есть.

Татьяна Овчаренко: Это неправильно абсолютно. Ну и в прошлый раз говорили, что безумные цены, на любые действия с газом невозможные предлагаются цены для обычного потребителя газа: 23 тысячи, 11 тысяч трубу попилить лобзиком, извините, – что это такое? И в результате не зовут, зовут каких-то самодеятельных дядей Васей. Но даже притом, что дядя Вася сделает правильно, есть детки в клетке, которые крутят, очень часто не работают эти самые запорные устройства, то есть в принципе надо менять парк в первую очередь плит.

И второе – это водогрейные котлы, устройства вот эти, это еще хуже, в них происходит затухание огня. Контролирующие не стоят приборы, газа достаточно 10%, до 20%, чтобы произошел взрыв, от общего объема помещения, это очень немного, поверьте.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, как должна проходить проверка? У нас многие зрители пишут, что приходят какие-то люди…

Петр Кузнецов: Да, как должен выглядеть специалист?

Ольга Арсланова: …просят 500-700 рублей, проходят, чуть ли не просто нюхают и уходят, это в лучшем случае. Это что такое вообще?

Петр Кузнецов: И не разуваются.

Ольга Арсланова: Ну это ладно. Никаких тебе датчиков, ничего. Деньги берут исправно.

Татьяна Овчаренко: Они должны быть в форменной одежде, должны предъявить наряд.

Петр Кузнецов: В смысле не одежду, а…

Татьяна Овчаренко: Да, наряд, что их отправили по этому адресу, у них обычно такие…

Ольга Арсланова: Бумажка, в общем.

Татьяна Овчаренко: Да, должны быть с ними, вообще говоря, книги или отдельные листы для подписей. Они должны проверить с помощью датчиков, раньше пеной проверяли утечку. Все зависит от того, о чем договор. Если договор только на утечку, вот они сунулись к этой системе подключения, они должны проверить подводку, вот эти пресловутые китайские страшные шланги, и обязаны провести инструктаж, 4 минуты положено на инструктаж, рассказать, что такое газ и как с ним бороться.

Петр Кузнецов: Как на уроках ОБЖ, да?

Татьяна Овчаренко: Да, и это обязательно. Они этого не делают, и к сожалению, у нас жители в этом смысле чрезвычайно просто невежественны. И вообще потрясающая беспечность и все.

Петр Кузнецов: Вентиляция, вытяжка – это тоже на них? Или это все зависит опять от договора?

Татьяна Овчаренко: Да, они должны указать, что это забито, что нельзя так. Они должны составить акт о том, что надо демонтировать вот эту часть, естественно. Обеспечение к ним относится, наличие правильной тяги, естественной вытяжки, вот так это называется.

Петр Кузнецов: Вот Оля упомянула со ссылкой на телезрителя, что 500-700 рублей. Вообще в каких случаях берут за просто обслуживание, за приход за этот, в каких нет? Или никогда не берут?

Ольга Арсланова: Мы же вроде бы уже платим общий тариф управляющей компании за это?

Петр Кузнецов: Кто-то нам вчера писал, я вот из вчерашней большой темы несколько практических вопросов сейчас найду. А, вот: «Раньше в оплату за газ входило обслуживание, ежегодный контроль», – а сейчас как это происходит? Расскажите.

Ольга Арсланова: То есть имеют вообще право за это деньги брать?

Татьяна Овчаренко: Ну вот на сайте «Мосгаза» написано, что вызов слесаря-газовщика 480 рублей. Из этого я сделала вывод, что эта кошка гуляет сама по себе и за деньги. Потом что значит «один раз в год»? Все специалисты в негодовании: недостаточно проверять такое оборудование один раз в год. При этом вы можете быть в отпуске, совершенно случайно выйти в магазин, никто у вас при этом не вывешивает никаких объявлений, это обязательное предупреждение должно быть. И надо менять нормативы, не менее 3-х раз в год надо проверять это оборудование…

Петр Кузнецов: В Москве сейчас раз в год, да?

Татьяна Овчаренко: Везде, норматив сократили с 3-х до 1 года, в нормативе для сегодняшнего дня…

Ольга Арсланова: У нас вопрос от Нины из Белгородской области. Нина, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие и эксперт. Я живу в пятиэтажке, я председатель совета дома. Воюем по всем статьям. Я единственное хочу сказать: вы знаете, нас никто не слышит. У нас газовики точно таким же образом проверяют. Проверяют: приходят, составляют акт на выполненные работы, работы не выполняют по проверке своего оборудования газового, хотя есть у нас договора, в которых предусматривается проверка, техническое обслуживание газовых плит, у нас и газовые колонки еще вдобавок в доме. Этого ничего не делают. Они приходят, просто помажут пеной вокруг, чтобы узнать, утечка есть или нет, никаких газоанализаторов у них нет, берут по 1 700 рублей за проверку, работ никаких не проводят.

Нам страшно еще то, что у нас дом-пятиэтажка сейчас разрушается, строительная экспертиза провела и написала, что эксплуатация дома вообще недопустима, а у нас при таком состоянии газового оборудования… Вы знаете, мне кажется, мы при такой проверке участь Шахты получим, в городе Шахты получилось, а у нас вообще кошмарное состояние. И приходят, нагло сказали: «Если вы только не оплатите, мы вам газы поотключим». Живут в основном старики, 66 квартир, из них 36 инвалиды и престарелые, бабушки боятся, идут платят, а кто не платят, плачет, последние денежки отдают, а проверки никакой не проводится.

Было еще хуже: в прошлом году пришли, у человека взяли и под такой проверкой заглушку поставили, из-под заглушки, которую поставили газовики, шел газ. Просто хорошо, что она проявила, как говорится, бдительность, я вмешалась туда как председатель совета дома, и только благодаря этому мы избежали беды. Просто никто ничего не делает нигде.

Ольга Арсланова: Спасибо за вопрос.

Татьяна Овчаренко: Я не устаю повторять: заплатил – значит, согласился, все. Юристы – люди ледяные совершенно, с ледяной постановкой вопроса: пока ты платишь, ты согласен. Председатель совета дома, почему вы в суд не подадите на бездействие? На действие, бездействие, соответствующие по договору, почему не подадите?

Петр Кузнецов: Хороший вопрос по частному сектору, потому что там остается только догадываться, в каком состоянии там оборудование. Спрашивают, куда обращаться частному сектору на замену газового оборудования, потому что «Горгаз» не меняет, говорят, не должны.

Татьяна Овчаренко: Да? А где это такие правила?

Петр Кузнецов: Ростовская область.

Татьяна Овчаренко: Нет, если частное у тебя оборудование, то ты это должен делать за свой счет, вот и вся история. Ты должен заключить с этим «Горгазом» договор, там они начинают рассказывать, что надо делать проект, вообще из всего этого делается ужасная история, необыкновенно сложная, но то, что они не обязаны, не так. Это надо обжаловать в вышестоящую организацию и в Жилинспекцию, во-первых. Во-вторых, это относится к острым чрезвычайным ситуациям, жалуйтесь в прокуратуру, что создается вот такая вот обстановка бездействием или отказом прямым.

Ольга Арсланова: Вопрос из Калининградской области: «Регион особенный, домам более 100-150 лет, все они оборудованы газовыми плитами и газовыми котлами. Нормально ли это, безопасно ли это?» – интересуются жители.

Татьяна Овчаренко: Я не поняла, что там произошло.

Ольга Арсланова: Старые дома 100-150 лет, там газ.

Татьяна Овчаренко: Нет, это нормально, лишь бы газовые котлы были хорошие, потому что сами по себе они если современных конструкций, они абсолютно безопасны, но у нас это почти не наблюдается.

Петр Кузнецов: «Горгаз» может ли отключать старые газовые приборы? И в каких случаях они признаются?

Татьяна Овчаренко: В принципе да. Когда срок…

Петр Кузнецов: И интересно, когда отключают в квартире, это не стояк они отключают, только в квартире самой?

Татьяна Овчаренко: Я не знаю, как там устроено. В принципе они только в квартире могут отключить, там есть запорный кран. Есть, кстати, отключение подъездное, но я не наблюдала, например, у себя в доме. В принципе все почти наши плиты из срока эксплуатации вышли, их все равно продолжают эксплуатировать. Поэтому в принципе могут.

Петр Кузнецов: То есть по сути могут в любой момент признать ее не соответствующей?

Татьяна Овчаренко: Да, но зависит от оборудования.

Петр Кузнецов: Хорошо, в таком случае я что, обязан поставить за свои деньги новую?

Татьяна Овчаренко: Новую покупайте.

Петр Кузнецов: Если семья, человек, живущий в квартире, не в состоянии просто купить себе плиту, не в состоянии даже заказать себе, не знаю, прочистку вентиляции, а это требует «Горгаз», только в таком случае, после устранения всех неполадок он включает газ, что в таком случае?

Татьяна Овчаренко: Прочистка вентканалов…

Петр Кузнецов: Можно ли рассчитывать на бесплатную установку?

Татьяна Овчаренко: Да, но прочистка вентканалов является обязанностью управляющей организации, начнем с этого, делается это бесплатно, это прямо в содержании ремонта предусмотрено. Делается это дважды в год, это очень странно, что у них так забито. А вот что касается стоимости, – да, плиты дорогие, в принципе можно, любой пенсионер имеет право попросить один раз в год материальную помощь, да, в определенном объеме, объем местного значения, какой, я прямо не могу вам сказать. И вот, пополнив своими деньгами, можно приобрести, это первое. Второе: инвалиды имеют право на бесплатные плиты… Существует федеральный и региональный перечень оборудования, которое вручается инвалидам бесплатно раз в 5 лет, так что, господа, следите за своими правами, там есть газовые плиты.

Ольга Арсланова: Это всегда полезно.

Давайте послушаем Ольгу из Ростовской области из города Шахты. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня вопрос такой. Я живу на Михайлова, это улица, перпендикулярная Хабарова…

Ольга Арсланова: Ага, там, где взрыв произошел.

Петр Кузнецов: Той самой, да.

Зритель: Нет, у нас частный сектор, то есть Хабарова многоэтажки, а у нас частный сектор.

Петр Кузнецов: Мы имеем в виду той самой улицы Хабарова. Да, продолжайте.

Зритель: Да. У нас улица перпендикулярно Хабарова, частный сектор, мы заключаем ТО как собственники, каждый дом. И у меня такой вопрос. Когда мы заключаем ТО, с нас берут за заключение ТО по подключениям, у меня подключена печка, у меня подключен котел газовый, за это я плачу 1 232 рубля по договору. Но если у меня протечка газа, у меня был такой случай, что я почувствовала запах газа, не знаю, утечка не утечка, может быть, мама не выключила газ, позвонила в «104». Они мне говорят: «Договор есть?» – «Есть». – «Значит, мы приедем, но номер договора». Продиктовала номер договора: «Сейчас приедем, перезвоните». Звоню через 20 минут: «Да, договор есть, имейте в виду, услуга платная». – «Бога ради, приезжайте, посмотрите».

Приехал техник или кто он там, мальчик: «Нет, утечки нет, надо шлангочки поменять на печку». – «Хорошо, сколько стоит?» – «Купите шлангочки, мы вам их поменяем, это из них травит». Купила эти шлангочки, опять позвонила, опять приезжают. Хорошо, поменяли эти шлангочки, 132 рубля тогда еще заплатила, 2009 год, а платим каждый год за заключение договора, но вызов платный. Хорошо, поменяли, заплатила.

В этом году звонят: «Придем опять заключать договор». Я говорю: «Ребята, вы заключаете договор, вы берете с меня за каждое подключение, – вы же должны проверять, каждый год вы должны проверять, хотя бы в начале отопительного сезона, может быть, у меня котел неисправный, может быть, у меня печка не такая». – «Нет». Вот как нам быть? Ваш эксперт говорит, что если, мол, мы не будем платить, – а у нас, если не платишь, отключают газ, приезжают обрезают.

Петр Кузнецов: Ольга, все это было до трагедии, что вы рассказываете, в 2009 году, правильно?

Зритель: Я заключала договор 22 ноября.

Ольга Арсланова: Понятно, то есть совсем недавно.

Петр Кузнецов: Нет, секунду, а вот после трагедии что происходит? У вас ходят специалисты по частному сектору, тем более что у вас улица рядом находится, нет? Как вообще город?

Зритель: Да ну, о чем вы говорите?

Ольга Арсланова: То есть ничего не изменилось?

Зритель: Они там… Во-первых, сейчас не дозвонишься в «Горгаз», я пыталась позвонить, там все время линия занята, но ладно…

Петр Кузнецов: То есть внеплановой проверки газового оборудования, всего этого нет?

Зритель: Многоэтажные дома, может быть, и проверяют, а частный сектор – да не дай бог: представляете, сколько с нас денег высосут?

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо.

Зритель: Так у нас мало того, она говорит, вызывайте: у нас когда вызываешь, их нужно на такси привозить, они сами не приезжают.

Татьяна Овчаренко: Послушайте, вы им дали волю, все понятно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Вот что я вам скажу. Вы договор свой читайте? Какие 1 700 рублей за заключение договора, уважаемая? Вы бы вообще скинулись на юриста в городе Шахты. Что значит «я не читала вашего договора»? Если там написано, что вы ежемесячно должны платить за заключение договора, то, простите, прочтите, пожалуйста, договор. Если там не написано, что они обязаны к вам ходить, не заключайте, подайте на них в суд, напишите жалобу в Жилинспекцию, напишите жалобу своему депутату, пусть работает и обеспечивает ваши комфортные условия проживания. А что же вы?

Да, на такси? Зафиксируйте этот случай, что они, оказывается, на такси у вас ездят. А запряженную гнедыми тройку не требуют, нет? Попробуйте начать себя уважать, возьмите договор и отправляйтесь к юристу, обсудите с ним содержание. После этого составьте жалобу и отправьте ее в Жилинспекцию, проследите контролирующие функции. Действуйте, вас там, очевидно, целые кварталы, – так займитесь наконец этим! Это прежде всего ваш интерес, это ваш дом взорвется, понимаете? Или загорится. Так что надо немножко действовать.

Ольга Арсланова: И много вопросов о запахе газа. Люди говорят, что не чувствуют утечку, потому что теперь почему-то газ не пахнет.

Петр Кузнецов: Перестали подмешивать.

Татьяна Овчаренко: Это да.

Ольга Арсланова: Это у всех так?

Татьяна Овчаренко: Это возмутительное правило, мне бы хотелось найти того, кто подписал этот приказ, и того, кто инициировал, исполнителя. Да, мы, видите ли, сэкономили на одорантах, – это то, что придает вот этот запах, сам он без…

Петр Кузнецов: А там хорошенько можно сэкономить, да?

Татьяна Овчаренко: Ой, ужасные деньги, там на тонну рублей 60, могучие деньги.

Петр Кузнецов: Конечно.

Татьяна Овчаренко: И с тех пор они то ли в 5 раз, то ли в 3, не буду говорить, я плохо помню, помню только, что была потрясена, это лет 5 назад произошло, так что у вас должно быть… Я не представляю, в квартире не пахнет, все. Вот он идет, слышишь, как он идет струей, – это да, а так нет.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Еще очень много вопросов. Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Все то, что не успели задать, уже после нашего эфира вам передадим вопросы и конкретные адреса. Спасибо огромное, «ЖКХ по-нашему».

Ольга Арсланова: А рубрика выходит в эфир каждую неделю. До встречи.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «ЖКХ по-нашему»

Комментарии

Алексей
Хорошо когда приглашенные живут в квартирах, и ничего о реальности тем более частного сектора в городах дальше Москвы незнают, а инвалидам не всем и не везде
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты