Татьяна Овчаренко: Сосульки - это результат полного отсутствия работы с чердаками и свесами!

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Итак, что же мы все о Питере да о Питере? О нем мы еще поговорим…

Петр Кузнецов: Давайте о Питере.

Ольга Арсланова: Давайте о Москве. В Москве побит рекорд 140-летней давности по количеству осадков. Сегодня все социальные сети москвичей забиты этими фотографиями, у нас очень много снега выпало, за минувшую ночь 11 миллиметров, это треть месячной нормы, сообщили об этом в Метеобюро Москвы. Из-за непогоды в столице запустили более 400 единиц резервного общественного транспорта – это автобусы, электробусы, трамваи. В транспортном комплексе призвали сегодня также в течение всего дня отказываться от поездок на личных автомобилях, но как всегда москвичи не послушались, и сегодня довольно заметные пробки на дорогах в столице.

Петр Кузнецов: Правительство Петербурга намерено между тем провести опрос среди горожан о возвращении к использованию реагентов для удаления наледи. Всего за неделю от гололеда и наледи в этом городе пострадали почти 100 человек. В Чувашии 4 подрядчика оштрафованы за ненадлежащую уборку снега с дорог. Саратов, жители которого из-за снежных заносов требовали ввести режим ЧС, собирается купить 30 тракторов для уборки снега. Власти Воронежа обещают привлечь к уборке снега даже клининговые компании.

Ольга Арсланова: В общем, везде проблемы.

Петр Кузнецов: Картину дополняют заявления ГИБДД Екатеринбурга: из-за плохой уборки снега в городе выросло число ДТП.

Ольга Арсланова: Давайте вместе поговорим о том, почему мы каждый год так плохо готовы к зиме, к снегопаду, к гололеду, к наледи, к вот этим всем вещам, которые вроде бы у нас регулярно случаются, но из года в год большие проблемы создают и коммунальщикам, и нам с вами. Об этом говорим сегодня в нашей рубрике «ЖКХ по-нашему».

Приветствуем ведущую этой рубрики, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ Татьяну Овчаренко. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Есть объяснение, почему каждый раз не готовы? Ведь вот эти рекорды не всегда бывают, все довольно стандартно, всегда выпадает снег, всегда бывают перепады, плюс-минус, переходы через ноль, что-то замерзает, где-то отрастают сосульки. Что нового? Из года в год это происходит.

Татьяна Овчаренко: Нет, ну действительно зима пришла неожиданно…

Ольга Арсланова: Впрочем, как всегда.

Татьяна Овчаренко: Да. Руководство городов все еще думает, что они в Ницце, все как-то не переехали в Саратов, в Петербург, все там. И мертвые души на низовом уровне системы существуют десятки лет, то есть убирать некому. Когда пришла техника, некому за руль – записаны одни, а нет. В момент, когда снег, товарищей-то нет. Третье – этот самый аутсорсинг, так любимый нашими коммунальщиками, очень часто это заемная техника из других городов, пока они доедут, уже все кончится и растает, такое тоже бывает. И просто неумение. Там, где все-таки работают действительно, там вполне убирают. Я считаю, что в Москве в этом году вполне хорошо.

Петр Кузнецов: А вот Петербург…

Татьяна Овчаренко: А вот Петербург, Саратов.

Петр Кузнецов: Петербург говорит, что если в Москве квадратный метр уборки стоит 268 рублей – не знаю, как это высчитывается, можем, если будет время, посчитать…

Татьяна Овчаренко: Как-то считают, да.

Петр Кузнецов: А в Петербурге 100 рублей. То есть сейчас финансирование 7.5 миллиардов рублей на город, а надо примерно в 2 раза больше, как на Москву, именно поэтому получилось так, что снегопады одинаковые, а силы неравны, поэтому Москва убралась, а Петербург недоубрался, в 2 раза меньше получается.

Татьяна Овчаренко: Ну вообще мне представляется весьма сомнительным… Если бы они говорили об особенностях холодного морского влажного климата, для них это характерно, перепады температуры, это вообще Петр был великий человек, крепость на месте поставил, а город нет. И вот теперь… Да этот город еще разросся ко всему прочему. Но мне в первую очередь представляется, что это вина, это просто неумелые, честно скажу, просто плохие кадры городского хозяйства. Именно за счет того, что это же явление обычное, это не то что действительно песок из Саудовской Аравии принесло и все замело.

И особенно сосульки. Питерские сосульки – это результат архитектурных недоработок и это результат полного отсутствия работы с чердаками и свесами. И разговоры про то, что надо крыши протапливать, вот в Финляндии… Да, 2 дома отопили и бросили, потому что это безумие, электричеством греть крыши. Так что нет, я полагаю, что это результат такой работы.

Ольга Арсланова: У нас есть сюжет о том, как города встретили эту зиму. У нас будут истории из Саратова, Ярославля и Санкт-Петербурга. Просто мы их обсуждаем, а давайте посмотрим, что там происходит.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: В 3 раза больше, да.

Давайте дополним вот этому картину сообщениями, которые только что пришли на наш SMS-портал. «В Архангельске чистят только дороги, а тротуары нет, весь тротуар в центре в снежной каше». Вологодская область, вот об этом сейчас давайте поговорим, Андрей: «Я один полдеревни разгребаю лопатой. Просто надо вовремя быть готовым!»

Ольга Арсланова: А почему не готовы? Не хватает людей?

Татьяна Овчаренко: А я вам скажу…

Петр Кузнецов: Растопить снег мы не можем.

Татьяна Овчаренко: Не исполняется постановление. Есть постановление, что каждый магазин, вообще все, кто на фасаде, имеется в виду на улицу выходят (аптеки, магазины), все они обязаны расчищать тротуары незамедлительно в соответствии с постановлением, нормами постановления 170-го…

Петр Кузнецов: Зона ответственности.

Татьяна Овчаренко: Да, до кромки дороги. Дороги – это отдельно. Что касается Архангельска… Там же людей нет для начальства, есть только дороги, что им о людях-то заботиться? Они дороги почистили, а людей для них нет. В городе Архангельске никто не живет, только машины, подход такой.

Ольга Арсланова: А вот смотрите, пишут: «В Омске берем лопаты, чистим сами». Челябинская область: «У нас, как только меняется власть, в городе меняется подрядчик, появляются такие, о которых никто и не слышал», – то есть непонятно, с кого спрашивать. Нижегородская область, зрительница пишет: «Сама работаю дворник, уже с утра очистила 7 подъездов. Сейчас идет снег, завтра в 6 утра выходить, все вручную. Сосули есть, но они неопасны». И многие зрители спрашивают, почему так мало техники, почему нет роботизированного труда? Почему наша зрительница должна сама, одна 7 подъездов вручную разгребать?

Петр Кузнецов: Вот вы сказали, что гонят технику из других городов, – даже в крупные, бывает, гонят, и в обратную?

Татьяна Овчаренко: И в обратную сторону тоже, да. И кредиты, технику отдают под залог в кредит к моменту, когда тебя вот-вот снимут. Берется кредит, под залог почему-то в банке, например, но это необязательно банки, берут эту самую технику; ты кредит не возвращаешь, значит, тыришь мелочь по карманам, и твоя техника уходит, ее продают в уплату. Вот такая схема, оказывается, существует.

Что касается вот этой безумной сосульки, которая царь-сосулька пятиэтажная, – за это надо просто наказывать. Такая сосулька образуется в результате неправильного обмена тепла, а это свидетельствует, что коммунальщики конкретно по этому дому деньги за содержание и ремонт взяли, а сделать ничего не сделали. Человека надо наказать, человека надо уволить; кроме этого, надо провести ряд мероприятий, чтобы такое безобразие… Это же с ума сойти!

Петр Кузнецов: Я просто не помню, что это за дом, но давайте самую сложную схему придумаем: например, тоже гигантская сосулька, многоэтажный дом, внизу магазин, вверху еще что-то, тут жилые помещения. Ответственность чья? Вот мы поняли, что магазин должен чистить зону перед собой…

Татьяна Овчаренко: Да, магазин только тротуар. Это ответственность управляющей организации.

Петр Кузнецов: А вот когда сосулька, это кто? Верхние этажи?

Татьяна Овчаренко: Нет, это ответственность управляющей организации, она жилые и нежилые помещения обслуживает по договорам, я имею в виду и общественное имущество, и крыши, кровли, так что… Что касается разговоров про скатные кровли, – да, у нас должен быть другой угол скатных кровель, другой. У нас этот угол уменьшили, в результате у нас образуется такой снежный накат, что обрушиваются перекрытия вот эти самые стропильные и прочее.

Ольга Арсланова: У нас звонок из Кемерово, Александр на связи. Насколько мы понимаем, там все неплохо. Александр, да?

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. Я не могу сказать вам насчет всего города Кемерово, сказать, что все хорошо. Но вот у меня дочь живет, 3 высотки стоят по улице Соборной в Кемерово, там всегда можно хорошо подъехать с четырех сторон, дворы всегда вычищены, консьержки всегда вежливые, сосулек никаких нет, сугробов никогда нет, всегда все вовремя вывозится и всегда чисто. Площадка детская идеальная, ухоженная, хороший песок. В общем-то, живи и радуйся. Но открою вам секрет, в чем дело: в этих домах живут сливки общества, то есть люди… Аристократы, так скажем, то есть непростые люди, люди, имеющие высокие доходы. Хотя в соседних кварталах ситуация уже другая.

Петр Кузнецов: «Имеющих высокий доход», дальше продолжим цепочку: это значит, что…

Татьяна Овчаренко: Вот это рядовой пример заемного труда. Наши с вами дворники, мы с вами обычные люди, как только начинаются снегопады, они мобилизуются на уборку площадей перед домами правительства, перед такими жилыми в первую очередь.

Петр Кузнецов: Теперь понятно.

Татьяна Овчаренко: Они там работают вместе со всей техникой, а мы с вами, значит, в это время… Вот то, что они говорят, что каша на тротуарах, это вина, во-первых, отсутствие контроля действительно над магазинами, аптеками и так далее…

Петр Кузнецов: Да-да, никто не выполняет, никто особо и не штрафует.

Татьяна Овчаренко: Да, никто их не штрафует и так далее. И второе – это ширина. Дело в том, что есть нормированная во время снегопадов ширина очистки, она не очень большая, прямо скажем, то есть фактически не весь тротуар чистится, а только в зависимости от класса тротуара та самая ширина, которая… А ведь начинают могучую чистку, и получается, что 100 метров очистили, а 5 километров остались нетронутыми.

Ольга Арсланова: Вот жалуются из разных регионов примерно на одно и то же. Смотрите, Пермь: «Убирают центр города, межквартальные проезды утопли в снегу». Воронежская область: «Ситуация улучшилась, но выпали из поля зрения межквартальные проезды». Что там с ними, с межквартальными проездами?

Петр Кузнецов: Межквартальные проезды… И как раз можно поговорить о тех зонах: дворы – это одно, дорожники – другое…

Татьяна Овчаренко: Дворы – это управление…

Петр Кузнецов: Давайте разделим как раз город.

Татьяна Овчаренко: И вот эти самые владельцы или арендаторы нежилых помещений, которые сами по себе должны чистить, вот эти трое нянек, у них дитя без глазу. Дело в том, что очень многое упирается в местные законы, в местные нормы, в местные правила эксплуатации.

Петр Кузнецов: Вплоть до ширины?

Татьяна Овчаренко: У них другие тротуары, не такие роскошные, допустим, третьего класса, и так далее. И местные власти не… Это обратная сторона коррупции: я ношу тебе взятки, ты не смеешь с меня спросить. То есть ты не вызываешь этого владельца магазина и говоришь: «В чем дело? Почему люди не вышли за час до этого?» Третье: мы не привлекаем ни студентов, ни вообще желающих подзаработать, потому что им же деньги надо платить. Мы не хотим, у нас вот этого мгновенного найма нет совершенно, то есть на 2 часа, на 3 часа и потом рассчитаться – этого нет абсолютно.

Петр Кузнецов: Подождите, а вот межквартальные – это, значит, такая…

Татьяна Овчаренко: Межквартальные проезды – это те, кто дороги чистят.

Петр Кузнецов: Это пограничная зона?

Татьяна Овчаренко: Нет, это те, кто дороги чистят, проезды – это все еще дороги.

Ольга Арсланова: Дорога, обычная дорога.

Петр Кузнецов: Ага.

Татьяна Овчаренко: Это все еще дорога. Если «управляйка» у них взяла на аутсорсинг, она тогда ездит со своим трактором «Беларусь», что-то отгребает. Ноу нас и граждане вообще, особенно автомобилисты, скажу я вам, бросить вот так машину, чтобы не мог ходить этот самый погрузчик или что-то там, там постоянно ручная расчистка, это страшно ограничивает…

Петр Кузнецов: Время и ресурсы.

Ольга Арсланова: А с другой стороны, где они должны бросать, если они живут там?

Татьяна Овчаренко: Нет, это дело…

Петр Кузнецов: Не выезжать, не зря советуют…

Татьяна Овчаренко: Просят же не выезжать.

Петр Кузнецов: …не выезжать и пользоваться общественным транспортом. Наверное, поэтому.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем еще одного нашего зрителя, у нас Владимир на связи, Оренбургская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, вы в эфире, Владимир, приветствуем вас.

Петр Кузнецов: Как дела у вас?

Ольга Арсланова: Как у вас со снегом?

Зритель: Да у нас нормально дела. Я живу в селе Лабазы, так называется, Курманаевский район Оренбургской области. У нас в сельском совете 4 села, 1 трактор, у нас глава работает при нищенском, как говорится, бюджете, но у нас чистота и порядок везде и зимой, и летом. Это о чем говорит? Человек работает, с душой работает, ему надо медаль, мне кажется, дать.

Татьяна Овчаренко: Ну понятно.

Зритель: Вот, в принципе, все, что я хотел сказать. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Татьяна Овчаренко: Ну вот. Говорят же, что напротив Саратова город Энгельс, бывшая часть Саратова, которая как-то от него «убежала», там полный порядок, а тот же снег шел, все в порядке. А вот в городе Саратове как-то, который все время хочет вернуть город Энгельс, а город Энгельс не хочет возвращаться, не хочет форсировать Волгу, понимаете, какие люди неприятные там живут? И в снегопады там порядок.

Ольга Арсланова: У нас еще Красноярск на связи, сколько там снега, узнаем у Татьяны. Татьяна, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, мы слушаем вас, Татьяна. Сколько у вас снега в городе?

Зритель: Снега у нас в этом году несильно много, но он весь притоптался, некому было убирать, тротуары все в снегу. Потом когда оттепель пошла, это пошли бугры, лед, людям невозможно было ходить. Так никто и не убирал, пока следующий снег не завалил это. Очень плохо убирают.

Ольга Арсланова: В Красноярске тоже плохо убирают.

Зритель: Оплата у дворников во дворе 20 тысяч, где такая… Я не знаю, откуда берут эти 20 тысяч? Технички 15-20 тысяч, она, бедная, с этой тряпкой ходит весь день, 20 тысяч.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Зритель: Сами бы вместо авторучки взяли бы лопату да пошли поскребли.

Петр Кузнецов: Да, нам тут пишут, что мигрантов же полно в стране, где же они все, когда надо.

Ольга Арсланова: А вот о чем пишут, смотрите, про зарплаты тоже, Новосибирск: «Платим на дворника 26 тысяч рублей (не знаю, как посчитали, вот так считают, что платят), а получает он 10 тысяч. Где остальные? Управляющая компания не отчитывается».

Татьяна Овчаренко: Ну они же никак, нет? Заявления нет в Следственный комитет, в МВД о хищениях?

Ольга Арсланова: Пока, видимо, нет.

Татьяна Овчаренко: Эта система повсеместная: записана одна зарплата, а получена вдвое меньше. Так как работают часто мигранты, профсоюзов нет, объединяться они не умеют, часть нелегально, часть боится просто быть уволенной, как уехать, это тоже ведь неближний край. В результате вот такие вот сложности.

Петр Кузнецов: Сергей нам пишет: «У нас в Тюмени все замечательно, приезжайте и учитесь». Это действительно так, потому что новый рейтинг вышел, мы на него уже ссылались, через Челябинск зашли, что он вошел в десятку городов, где дороги чистят от снега хуже всего. А возглавляет его кто еще… А у меня здесь нет больше, тут как бы Челябинск лидирует. В числе аутсайдеров Орел и Ярославль, из Ярославля мы как раз сюжет посмотрели. Однозначно худшим признали Саратов. А вот лучший как раз, да, в подтверждение SMS Сергея Тюмень, Сургут и Пермь.

Ольга Арсланова: Что они там…

Петр Кузнецов: А мы можем найти не географическое какое-то обоснование…

Татьяна Овчаренко: Это северные территории.

Петр Кузнецов: Это скорее всего значит что?

Татьяна Овчаренко: Сухой климат прежде всего.

Петр Кузнецов: А, то есть все-таки…

Татьяна Овчаренко: Не забудьте, город-гигант вроде Москвы изменил климат, тут еще и влажно, это осложняет уборку снега. Тюмень…

Петр Кузнецов: Все-таки география.

Татьяна Овчаренко: Это раз. И второе – хорошее управление. И потом город Гомель… Извините, я никого не хочу обидеть, но одно дело почистить город 400 тысяч или 300, 200, а другое дело миллионник и далее. Поэтому… Но, конечно, это традиции хорошего администрирования, хорошего, настоящего. Вот поэтому… А рядом Красноярск, там дымит их незамерзающий Енисей, так мы про что? Он не замерзает у них зимой, какая чистка? Это немедленно все превращается в наледи, их надо сбивать, а это машин нет таких, это только вручную, представляете себе? Огромный город. Вот они и…

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое. Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Каждую среду встречаемся в эфире.

Татьяна Овчаренко: Вам спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «ЖКХ по-нашему»

Комментарии

Александр Мамаев
Улицы Российских городов зимой живут девятнадцатым веком. Пора бы переселяться...
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты