Татьяна Овчаренко: У нас самый большой в мире нормативный процент потери тепла - 16%. Весь тепломир умирает со смеху!

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Рубрика «ЖКХ по-нашему». Сегодня говорим о завышении сумм в платежках и других переплатах.

Константин Чуриков: «ЖКХ по-нашему», все по-настоящему.

Оксана Галькевич: Посерьезнее уже.

Константин Чуриков: Да. У нас в студии как всегда наш постоянный эксперт Татьяна Овчаренко, эксперт в сфере ЖКХ, руководитель «Школы активного горожанина». Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ну что, зима закончилась, пора поговорить о центральном отоплении, о тарифах на тепло.

Татьяна Овчаренко: Да, отопление.

Константин Чуриков: Подождите, наша тема сегодня очень широко обсуждалась, Дмитрий Медведев выступал с отчетом перед депутатами и сказал, что платим по завышенным тарифам.

Татьяна Овчаренко: Да, чистая правда, слушала.

Константин Чуриков: Так, ну хорошо. Что там, значит, с повышенными тарифами на тепло, на разные другие источники?

Татьяна Овчаренко: Ну это связано с тем, что никакого обсуждения всерьез тарифов нет, все эти ресурсные комиссии берут под козырек, когда им поставщики присылают свои вожделения. И по содержанию и ремонту должны определять цену жильцы, но для этого надо выйти на общее собрание по отчету «управляек», но они не выходят, и тогда согласно закону за них назначают эту цену. Да, так написано.

Константин Чуриков: Если народ безмолвствует, то за него решают.

Татьяна Овчаренко: Да, то бедная администрация, сгибаясь под тяжестью, назначает им вот эту самую любую цену. А потом они возмущаются. Так, ребята…

Оксана Галькевич: По умолчанию это называется в компьютерных программах.

Татьяна Овчаренко: Ага.

Константин Чуриков: А давайте посмотрим, как возмущаются. Репортаж из села Михайловки Ставропольского края, там, кстати говоря, 80 тысяч жителей живут в многоэтажках, и за последние 5 лет они переплатили за электроэнергию, за теплоэнергию более 2.5 миллиардов рублей.

Оксана Галькевич: Это даже, наверное, не село, это, наверное, небольшой город, все-таки 86 тысяч жителей.

Татьяна Овчаренко: Это городок, да.

Константин Чуриков: Ну городок.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, вы сейчас скажете, что, конечно, собственники должны сами бороться, что надо ходить, надо ставить эти термометры. Я просто сразу предвидя это, мы вас хорошо знаем, я просто хочу напомнить, что у нас в стране 8-часовой рабочий день, в выходные этими вопросами заниматься нельзя. Можно как-то вот все-таки спросить с кого-то?

Татьяна Овчаренко: Нет, во-первых, ничего они им не должны. Я уже устала говорить: вы обязаны оплачивать 18 градусов в квартире, точка. Сколько бы вам остальное ни дали, вы не обязаны это оплачивать по закону о защите прав потребителей, иначе вы идете покупать ребенку сандалии за 300 рублей, а вам дают сапоги за 11 тысяч, потому что им план надо выполнять. Значит, вы разбаловали своих тепло…, разбаловали.

Дорогие друзья! Вам не один раз рекомендовали – высчитывайте сумму излишнего тепла. Объяснение этой специалистки, по-моему, от этого теплоэнергетического предприятия, не выдерживает никакой критики. При чем тут терморегуляторы? Почему вы рассказываете сказки про 65 градусов горячей воды? Вы вообще хотя бы объяснили мне, что вы там 65 градусов подаете. Во-вторых, летом действительно у нас нормативы, во всем мире 40 градусов подают горячую воду, ну вот так, а у нас 60, даже до 70. Но мы же ее разбавляем, вы обратили внимание, что мы вообще летом почему-то…

Константин Чуриков: У нас вообще два крана есть.

Татьяна Овчаренко: Да, как ни странно, поэтому расход… Более того, он нормативный, этот расход, заранее известно, сколько горячей воды при какой температуре вытекает из кранов наших систем. Это просто обсчеты, обмеры и обвесы.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, мне кажется, что вам надо уже листовки печатать и с вертолета вот так вот разбрасывать.

Константин Чуриков: Подожди, а потом придется новоязом…

Оксана Галькевич: Серьезно, у вас зажигательный стиль, он этого требует. У нас, кстати, очень многие жалуются на перетоп такой в этом сюжете. Например, Ленинградская область у нас пишет: «Температура на улице плюсовая, а батареи жарят как при 40 градусах мороза. Квитанции за отопление заоблачные».

Константин Чуриков: У меня практический вопрос. Поскольку много всяких жуликов и мошенников, какие градусники надо покупать, чтобы доказать, что температура в доме выше 18 градусов, а это непорядок?

Оксана Галькевич: Алгоритм для работающего человека, Константина, например.

Константин Чуриков: Да.

Татьяна Овчаренко: Понимаете, до этого я всем говорила бежать в магазин за шаровыми градусниками, это такое устройство, шаровые, они очень дешевые. Сейчас выяснилось, мои коллеги отправились покупать, выяснилось, что шаровые градусники сегодня есть только для промышленности, они стоят 22 тысячи рублей.

Оксана Галькевич: Ничего себе.

Константин Чуриков: Ой, нет, не надо.

Татьяна Овчаренко: А так те стоили 150 не тысяч, а просто, и это большая проблема, потому что они сертифицированы, эти устройства, при них специальные сертификаты, и показания, которые на них сняты, являются юридическими данными. А вот сейчас даже не знаю, ну бытовым прибором.

Второе. Господа являются с комиссией, в руках они держат электронный прибор, точность его измерений неизвестна, вообще они все врут, электроника вся…

Константин Чуриков: Вы о приборах?

Татьяна Овчаренко: Да, все врут. Те, кто меряют давление, вам говорят, пять раз померяйте, потом приходите, вот здесь та же история. В принципе если видно на высоте 1 метр 35 сантиметров, на расстоянии метра или на пересечении диагоналей комнаты более 18 градусов, надо фиксировать с помощью соседей…

Константин Чуриков: Так, это надо иметь пространственное мышление. То есть от батареи где-то 1.5 метра сверху, снизу, где-то посередине.

Татьяна Овчаренко: Да. Ну 1 метр 35 сантиметров – это по грудь.

Константин Чуриков: По грудь.

Татьяна Овчаренко: И писать заявление, после чего явится комиссия, за 3 часа до этого прибежит слесарь, подкрутит все что надо, у вас станет леденящий душу холод, как только они уйдут, замерив 18 градусов, через 3 часа будет опять жара. Значит, с этим бороться можно только с помощью актирования, с помощью соседей, региональных, несколько раз. И вынуждена сказать, что прокуратура тут совершенно ни при чем, прокуратура с себя сбросила эти «развлечения» и оставила только жилинспекцию.

Константин Чуриков: Подождите, а может быть, сразу со слесарем договориться, чтобы просто не мучиться, что он туда не пойдет не перекроет, он будет дома в этот момент (я его замотивирую), а потом придет комиссия? Ну это проще просто с точки зрения экономии времени.

Оксана Галькевич: У тебя криминальное мышление, Константин, между прочим.

Константин Чуриков: Знаешь, где живем…

Оксана Галькевич: Знаю, где ты живешь.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем звонок…

Оксана Галькевич: Вроде в хорошем районе в Москве. Надежду из Ульяновска давайте послушаем. Здравствуйте, Надежда.

Константин Чуриков: Мы все одна страна, Оксана. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у нас дом в Ульяновске очень большой, у нас 10-этажный дом, 10 подъездов. У нас стоит погодная установка, ее уже поставили давно, но перетоп страшенный. Эта погодная установка нам никакого благосостояния не оказывает по квартире. Температура зимой очень большая, и вот сейчас даже еще тепло, у нас топят, сейчас поменьше чуть-чуть стали, потому что плюсовая была температура, а вообще невозможно, водя горяченная такая, что невозможно открыть одну воду горячую, обжигаются руки. Сколько градусов, мы не знаем, но явно чувствуется телом, что это очень горячо.

Куда мы только ни обращались, это все бесполезно. Перетоп страшенный, плата большущая, на собрание мы выйти не можем, потому что дом огромный, у нас нет даже площади, где собраться. Возле дома улица, это никакое не помещение закрытого типа. Бывают и дожди, и снег, и так далее. Как такому дому огромному регулировать свое состояние проживания в доме? В общем, извините…

Константин Чуриков: Надежда, а что за погодная установка такая? Это какая-то штука, которая фиксирует, какая погода вокруг и насколько надо убавить, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Зритель: Да. Вы знаете, когда нам ее устанавливали, то объяснили, что, значит, в зависимости от того, какая на улице будет погода, у нас в квартирах будет не более 18-20 градусов.

Константин Чуриков: Все понятно.

Зритель: То есть если холодно, погодная установка прибавляет; если…

Татьяна Овчаренко: Понятно-понятно.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо, Надежда.

Татьяна Овчаренко: Все понятно. Значит, вынуждена вам сказать: собирайтесь поподъездно, проводите собрание поподъездно, так вы соберете мнения людей, это первое. Второе: если не можете ничего сделать, платите. В чем дело? Я не понимаю ваших проблем, вернее я отказываюсь их понимать.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, пожалейте людей.

Татьяна Овчаренко: Есть такая форма, как общее собрание, длится несколько дней или недель, собирается один подъезд, потом следующий или по два. Я лично проводила так собрание у себя на Ленинградском шоссе, у меня огромный был дом, мы, так как действительно народ не соберешь…

Оксана Галькевич: Я поддерживаю Татьяну Иосифовну, потому что надо что-то делать. Сам ничего не делаешь, оно не решится, Константин.

Татьяна Овчаренко: Это первое. Теперь температурное… Сейчас прямо, как только у вас больше… Ну 18 – это вы будете мерзнуть, сообщаю вам, сразу пишите заявление о неисправности. Не надо ничего проверять, просто требуйте замену, требуйте выявления лиц, которые допустили вот это дело на протяжении длительного времени, снятие их с работы, наложить на них дисциплинарные взыскания, посчитайте ущерб, что вы переплатили, грозите уголовным преследованием. Там можно будет доказать умышленные действия.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, а вот с перетопом, с новоязом понятно, а вот я вам еще парочку приведу. А что делать, если дубняк? «Да вы счастливые люди», – пишет нам другой регион.

Константин Чуриков: «Дубак» по-русски.

Оксана Галькевич: «У нас дубор всю зиму, холодные батареи». Если холодно в квартире, здесь никакие органы прокуратуры к тебе тоже не будут подключаться, потому что это уже как бы ситуация такая, знаете, не только для кошелька опасная.

Татьяна Овчаренко: Все начинается, актировать надо, то есть надо писать заявление, что холод, требовать, что комиссия должна явиться очень быстро, актировать. Если вы не согласны с выводами прямо на месте комиссии, пишете свое частное мнение прямо на самом, акт при вас составляется. Эти фокусы «мы пойдем поучимся писать по-русски» не проходят – обычное заявление, нам надо 3 дня, чтобы 2 слова вписать. И после этого, в общем-то… Это подача некачественной услуги, есть формула специальная в 351-м постановлении, пересчитайте и предъявляйте претензии на эту сумму и перерасчет.

Константин Чуриков: Вы знаете, прямо родственная душа на SMS-портале, Татьяна из Благовещенска: «А я люблю тепло, для меня и 27 градусов мало. Если меньше 29, то я уже мерзну».

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Вообще живем, между прочим, не на юге. Вы знаете, я подумал вот о чем: а может быть, все-таки это не такие злые ресурсники, которые там впаривают, значит, эти теплые батареи? Может быть, это все рассчитано на потери тепла? Ведь у нас трубы мы знаем какие, мы видим, что пар идет из-под земли постоянно, понимаете, травка там колосится в январе. Может быть, это на это рассчитано?

Татьяна Овчаренко: Значит, у нас самый большой в мире процент потери тепла нормативной, 16%. Весь тепломир умирает со смеху, показывает в том числе в Норвегии, в Финляндии, в Швеции. Это все глупости. Во-вторых, про состояние труб я не согласна. За последние годы поменяли огромный процент этих самых теплотрассных труб. И потом вообще это не… Почему я, конечный потребитель, должна за это заплатить, можно узнать? Они ничего не делают, они не следят за состоянием, а я буду это оплачивать? Кстати, все это сидит внутри тарифа, так что за это мы уже заплатили.

Константин Чуриков: Зато из окна круглый год видна зеленая трава во дворе.

Татьяна Овчаренко: Да.

Оксана Галькевич: Лидия из Курска нам звонит. Лидия, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер, студия, добрый вечер, Татьяна Овчаренко! Я вас жду как бога.

Оксана Галькевич: Вот.

Зритель: Я одна в Курске, кто борется с проблемой отопления уже 3 года.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Я пытаюсь ее изучать. У меня вот такой вопрос. У меня к тарифам нет претензий, там 29 рублей всего, это мелочь. У меня нет претензий по начислениям, я сам начисляю, проверяю ресурсоснабжающую организацию. У меня, значит, вот такой вопрос. Нам идет самый холодный зимний месяц января, у меня… контроля, подача теплоносителя при входе в дом 80.5 градусов, а при выходе идет 56, это в холодный период времени, в самую холодную зиму, когда у нас было минус 22 градуса. Теперь эта зима у нас теплая, температура средняя 6.2, у нас идет подача теплоносителя на входе в дом тоже 80, а при выходе 42. И я не могу добиться: и там они заявляют, что правильно, и здесь правильно, а по показаниям прибора… и там, и там огромные цифры.

Татьяна Овчаренко: Вопрос в чем?

Зритель: Скажите, пожалуйста, где обратка, обратная вода идет неправильно?

Татьяна Овчаренко: Вы меня спрашиваете? У вас есть технический паспорт на подачу, есть договор теплоснабжения; у вас в проекте дома указана вилка температуры теплоносителя. О том, что есть 40 градусов, я первый раз в жизни слышу, но век живи – век учись. Значит, если у вас 90 градусов на 105 максимум, 90 минимум, это одно. Так я вам не могу ответить, они вам отвечают. Пусть пришлют вам эти самые проектные данные на вашу систему отопления, надлежащим образом заверенные должностным лицом, тогда можно будет говорить о том, кто кого обсчитывает. А так при чем тут средняя температура по госпиталю в вашем... Это не для этих данных абсолютно. Теплоносители подаются по практической температуре, гидрометео смотрите сайт и там найдете необходимые показатели по вашему городу на каждые 3 часа в течение всего января.

Константин Чуриков: Я снова хочу поговорить о наших северных территориях, о нашей Арктике. Между прочим, не везде лето теплое. Мурманская область пишет: «У нас скоро лето, готовим теплую одежду для сезона. Лето холодное, отключать стали на 4 месяца и больше, это в Заполярье». Кстати говоря, а люди вправе потребовать, сказать: ребят, слушайте, у нас тут вообще не Симферополь?

Татьяна Овчаренко: Ну вообще вся любовь за ваши деньги. Там у них есть не менее 2 недель, у тепловиков, для приведения системы, когда все откачивают, они все свои ТЭЦ приводят в порядок, котельные и так далее, ну месяц, вообще 2 недели нормативный срок. Все остальное время, если ты платишь, пусть топят.

Оксана Галькевич: Вот спрашивают, есть ли возможность в квартире на свою батарею поставить терморегулятор и самим регулировать? По-моему…

Татьяна Овчаренко: Возможность есть…

Оксана Галькевич: Только смысл?

Татьяна Овчаренко: Пожалуйста, только обычно этому противодействуют очень серьезно. Вам будут рассказывать про то, что вы тем самым, там разовьется такое давление в сети, что она вся лопнет…

Оксана Галькевич: А на самом деле лопнет или не лопнет?

Константин Чуриков: Нет, подождите, рычажок такой, поменьше или побольше? Чего тут такого?

Татьяна Овчаренко: Не знаю, я не понимаю.

Оксана Галькевич: Слушайте, но в квитанции от этого все равно сумма не изменится.

Татьяна Овчаренко: Вот самое смешное, что как бы вы ни регулировали, при этом вам будут выставлять то, что вам поставили. А как у них выглядят договоры? У них же все чрезвычайно просто. С одной стороны управляющая организация, с этой стороны тепловики встречаются летом. Тепловики говорят: «Купи у меня 10 миллионов гигакалорий». «Управляйка» говорит: «Ты что, с ума сошел? Я еле-еле 7 отовариваю». – «Ну ладно, давай 9». И вот чтобы 9, они будут жарить в апреле, в мае, чтобы нагнать этот объем и на будущий год сказать: «Как же? Ну вот видите, вот реальные…»

Константин Чуриков: Вот еще вопрос, не знаю, к вам или не к вам, из Архангельска спрашивают: «Почему электроэнергия в Норвегии намного дешевле, чем в Мурманске и в Архангельске?»

Татьяна Овчаренко: Странный вопрос: потому что Архангельск не Норвегия.

Константин Чуриков: А, вот так вот, согласно карте, в общем-то, на карте же видно.

Оксана Галькевич: Смотрим еще раз на карту, у нас звонок из Ставропольского края. Зинаида, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что у нас газ очень дорогой, 5 рублей 85 копеек, и плюс каждый месяц коэффициент круглогодично. У нас температура можно сказать плюсовая, зимы теплые. В счетчике написано «плюс-минус 60 градусов». Нет, вот добавляют в январе 9% от общей суммы, это очень большая сумма получается, в феврале 8%, в марте 7% добавляют коэффициент на общую сумму, это очень дорого. Почему так они это делают? И никто не может доказать.

Татьяна Овчаренко: Я не знаю…

Зритель: Нам юрист написал в регионгазе на всю стену, читайте, что коэффициенты, все готово, никуда не денетесь.

Константин Чуриков: Спасибо, ваш вопрос понятен. Почему они там в регионгазах так делают?

Татьяна Овчаренко: А почему не делать, я не поняла? Что, есть сопротивление потребителей, что ли? Сегодня ситуация обострилась в силу того, что потребитель впервые стал считать деньги. Но поставщики к этому не привыкли, поэтому они действуют по-прежнему вот такими совершенно незаконными, я по письмам, тут страшно читать, действиям.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, просят сайт указать, может быть, через который с вами можно связаться или где-то почерпнуть информацию по активной жизненной позиции в борьбе за права ЖКХ.

Татьяна Овчаренко: У нас есть сайт, есть группа на Facebook «Школа активного горожанина», в Интернете вы найдете мои лекции, «Школа горожанина».

Константин Чуриков: И на ОТР каждую среду в 18:30. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: И на нашем YouTube-канале ОТР тоже.

Татьяна Овчаренко: Да, всегда.

Константин Чуриков: Это была Татьяна Овчаренко, эксперт в сфере ЖКХ. Ждем вас через неделю. Спасибо.

Ну а теперь вот напомним нашим зрителям, что в эту пятницу в 18:30 в рубрике «Автомобили»…

Оксана Галькевич: …семиместная семейная машина за полмиллиона – реально ли это? Андрей Осипов расскажет, но еще будут ответы на ваши вопросы.

Константин Чуриков: И будет тест-драйв самого народного автомобиля, «Лады». Рубрика «Автомобили» в эту пятницу в половине седьмого.

Мы уходим на небольшой информационный перерыв, выпуск новостей впереди.

Оксана Галькевич: Снимаем корону, у нас королева эфира Татьяна Овчаренко.

Константин Чуриков: У нас никогда короны не бывает. А через полчаса к вам вернемся, встретимся на ОТР.

Оксана Галькевич: Вернемся к вам.

Константин Чуриков: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Что делать, если дома «перетоп» или наоборот «дубак»

Комментарии

Сергей
Татьяна Овчаренко полная некомпетентность!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты