Татьяна Овчаренко: Придомовым участком можно как угодно распоряжаться при стопроцентном согласии жителей. Но огород – нельзя

Татьяна Овчаренко: Придомовым участком можно как угодно распоряжаться при стопроцентном согласии жителей. Но огород – нельзя
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Рубрика «ЖКХ по-нашему». Что такое придомовая территория? Где она начинается и где заканчивается? И кто её должен содержать - например, поливать газоны и клумбы?

Петр Кузнецов: А прямо сейчас – ваша любимая рубрика «ЖКХ по-нашему». И вот о чем будем сегодня говорить. Мы подумали, что собственники жилья слабовато информированы о своих правах владения придомовой территории, особенно если речь идет о многоквартирном доме. Там еще поди всех собери и узнай, кто за что отвечает. Ну и получается в итоге, что трава не кошена, особенно летом, площадки не чищены, дворы не политы.

Тамара Шорникова: Ты сейчас, как такой купец говоришь: «Трава не кошена. Что это вообще?! Расслабились все!»

Петр Кузнецов: Как будто бы из управляющей компании голос такой.

Тамара Шорникова: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Из правильной управляющей компании.

Тамара Шорникова: Как будто бы тебе костюм жмет, Петр. Мало того, в обход решения жителей возникает точечная застройка, устанавливают торговые объекты, платные парковки. Поэтому сегодня в рубрике «ЖКХ по-нашему»… Мало того, что ты перечислил, еще к тому же. В общем, сейчас поговорим о придомовой территории. Кто за что отвечает? Куда жаловаться? Все объясним. Точнее – объяснит Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Рады вас видеть.

Татьяна Овчаренко: И я.

Петр Кузнецов: И наши телезрители тоже. Придомовая территория – что это такое? Где она начинается и где она заканчивается? Кто определяет ее размеры? Давайте с этого начнем.

Татьяна Овчаренко: Придомовая территория – это источник бесконечных споров в стране и бесконечных махинаций. Согласно Жилищному кодексу, придомовая территория нам принадлежит и является частью общего имущества.

А в очень многих городах пишут вам, что вам принадлежит только под домом территория. Ну, я всегда вспоминаю, что я когда-то училась на геологическом факультете, и начинаю смеяться истерически, потому что это относится к закону о недрах – то есть когда там есть что-то, то вот там «под».

Нет конечно. Размер ее и габариты определяются еще на стадии проектирования. Делается генплан территории, это лист № 1 в архитектурно-планировочном решении. И там все сразу есть – под каким углом и прочее. И потом…

Петр Кузнецов: А она разная, что ли, может быть, таким образом?

Татьяна Овчаренко: Да. Она вообще считается по нормативам, но во всех наших СНиПах написано, что если втиснуть нельзя, то можно отступить немножко. В общем, вот так. Но вообще – да.

Тамара Шорникова: А от чего это зависит? То есть какой-то кадастровый участок? Или от этажности зависит?

Татьяна Овчаренко: Да, зависит от очень многого.

Петр Кузнецов: От настроения проектировщика.

Татьяна Овчаренко: Раньше считали поквартирно, то есть двухкомнатные, трехкомнатные квартиры. И пропорционально этой площади общее имущество сейчас нам принадлежит. Эти размеры могут быть больше норматива, меньше норматива, но они нам принадлежат.

Но так как мы не платим за земельные участки, то убирать их должна управляющая организация. Если посмотреть закон, то только она. А деньги за это, за уборку, могут… В Москве раньше платили инженерные службы почему-то. А сейчас – опять только управляющие организации. Ну, по закону они.

Петр Кузнецов: А если придомовая территория не поставлена на кадастровый учет?

Татьяна Овчаренко: Ну и что? Я сразу вспоминаю Алексея Толстого и «Хождение по мукам». Там был такой эпизод: поп-расстрига поехал в казачью станицу, и все к нему сбежались крестить, венчать, потому что никого нет. И вот говорят: «Давай скорее, потому что младенцы орут». А он говорит: «А если некрещенные, хуже титьку сосут, что ли?» И они так сразу животы втянули и перестали дурацкие вопросы задавать.

Здесь вот эта ситуация. А при чем тут кадастровый учет? Вообще у нас и эта сторона извращена. Кадастровый учет – это способ в принципе учета того, что тебе как городу, совхозу, не знаю, частнику, какому-нибудь большому латифундисту принадлежит: первое, второе, третье… Здесь десять гектаров, пять, три квадратных метра. И вообще это не связано с правом… тем более с благоустройством, с уходом и всем на свете. Ну не связано! Но они считают, что связано. Вот так.

Тамара Шорникова: Можно от дома к дому переходить и оценивать краски яркие лета в данном случае, например, потому что где-то маргаритки прекрасные, а где-то перекати-поле просто мимо дома. Кому тогда выставлять претензии, если ничего не происходит на твоей придомовой территории?

Тамара Шорникова: Вообще это обсчет, обмер, обвес, потому что эти небольшие нормативы (под дерево – 50 литров воды, пару раз в сезон, ну, несколько раз) – это заранее в тарифе «Содержание и ремонт» сидит. То есть там перечень всего, что должны делать, и там это есть – затраты на эту воду, на человеко-часы дворника, на полив механический или вот так, со шлангом, как в детстве было. Но – не исполняется.

Это нужно в первую очередь, вообще-то, перво-наперво спрашивать управляющую организацию и получить письменный ответ, какова причина. И второе – это уже к руководству, в администрацию, допустим, города или поселка, требовать в таком случае исключить из тарифа. Ну, если вы не поливаете, то сделайте перерасчет, верните нам эти деньги. Там небольшие, казалось бы, деньги, но набегает будь здоров. И в-третьих – это, безусловно, вопрос к прокурору, потому что закон о защите окружающей среды никто не отменял.

Тамара Шорникова: Подождите. В строчке эти траты есть, а услуги не оказывались?

Татьяна Овчаренко: Да.

Тамара Шорникова: А можно ли тогда получить компенсацию?

Татьяна Овчаренко: Надо перерасчет требовать, да, и компенсацию – с точки зрения закона о защите окружающей среды, если ты докажешь, что именно это повлияло на твое здоровье. Это сложно. Но прокуроры вмешиваются, и известны эти случаи. И предписания, и требуют перерасчета, и грозят штрафами «управляйкам». То есть это реально.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, можете меня еще раз ударить томиком Толстого по голове, но тем не менее, смотрите, вот на эту штуку – придомовую территорию – оформляют ли право собственности жильцы? Оформляют?

Татьяна Овчаренко: Это долевая собственность. Это тоже проблема проблем. У нас как лестничные клетки, так и земельные участки входят в состав общедолевой собственности всех граждан, и пропорционально площади вашей квартиры. Но эта доля – она не в натуре, 8 квадратных метров, а это абстрактная доля пропорционально 48, 56, 300 метрам.

Тамара Шорникова: То есть огурцы там выращивать нельзя?

Петр Кузнецов: Я как раз это и хотел спросить.

Татьяна Овчаренко: Нельзя. И прямо в законе об этом написано.

Петр Кузнецов: Как правило, жители первого этажа немножко под окнами у себя оформляют какие-то огородики.

Татьяна Овчаренко: Вот огородики – нельзя.

Петр Кузнецов: А это уже не в натуре.

Татьяна Овчаренко: Нет, нельзя. Это и есть в натуре.

Петр Кузнецов: Ну, это и есть в натуре.

Татьяна Овчаренко: Так же, как и нельзя машину ставить под окнами.

Петр Кузнецов: И гараж.

Татьяна Овчаренко: Гараж. Ничего нельзя. Даже деревья нельзя сажать ближе 5 метров от плоскости фасада.

Петр Кузнецов: Ну, наверное, можно, но нужно собрать согласие жильцов?

Татьяна Овчаренко: Нет, хуже – к сожалению, надо спрашивать природоохранные департаменты. Я знаю историю, когда одной из наших москвичек-активисток потребовалось «всего» два года, чтобы получить разрешение на то, чтобы воткнуть куст жасмина. Ну, после этого, естественно… Ну какое может быть добровольное озеленение, если вот это?

Тамара Шорникова: Но сейчас же очень много клумб и деревьев вплотную рядом с домами.

Татьяна Овчаренко: Часть клумб оплачивается Правительством Москвы. Скромненько – у вас один цветочек будет стоить 235 рублей. Когда вы откроете оптовую цену, то окажется, что он 20 рублей стоит. Это очень выгодно. Клумбочки из однолетников – это золотое дно.

А второе – это то, что делают жители. Не деревья – пожалуйста. Не деревья. Самовольная посадка деревьев запрещена. И ужасный штраф! Если я вам скажу сколько – это ужас!

Тамара Шорникова: Хорошо, липу нельзя, а крыжовник ближе чем на 5 метров можно?

Татьяна Овчаренко: Вообще здесь мнения пострадавших расходятся. Департамент природоохранный заявляет, что и кусты нельзя. Тюльпаны можно, а кусты нельзя. Граждане втихаря озеленяются и разводят.

Все, в принципе, должно быть зафиксировано. В каждой «управляйке» на каждый дом имеется план благоустройства – он такой цветной, красивый. И там по головам пересчитаны деревья и кустарники. И вот если вас решат прижать, то они его так берут, инспекторы приходят и говорят: «А-а-а!» И 50 тысяч – штраф.

Петр Кузнецов: То же самое, это, наверное, к вопросу о том… Если весь дом решил коллективно сдать часть придомовой территории под аренду, не знаю, с рекламщиками договориться, баннер какой-нибудь установить, – они могут это сделать и, соответственно, прибыль какую-то потом получить?

Татьяна Овчаренко: Да, имеют полное право сдать в аренду…

Петр Кузнецов: Здесь тоже нужно с органами какими-то согласовывать?

Татьяна Овчаренко: Нет, по закону они просто ставят в известность. Там единственное, что арендатор несчастный должен пройти противопожарную… Ну, то ли это или не то. Обычно реклама – у них заранее все готово на рекламные щиты, ну, что они хорошо укреплены.

А то бывает, как на линии северной нашей, где рекламщики бурили, чтобы поставить большой такой плакат, и пробурили метро. Хорошо, что линия прямая – машинист увидел и затормозил. Это замечательная была история!

Петр Кузнецов: Рекламу успел прочитать, наверное.

А у нас Екатерина из Алтайского края на связи. Здравствуйте, Екатерина.

Зритель: Здравствуйте. Вопрос у меня к эксперту. У входа в подъезд есть небольшая площадка, можно там две машины ставить. У нас собственники на длительное время – на сутки, на день – ставят. И невозможно пройти ни с коляской, дети не могут пройти. Первые этажи жалуются, что дышать невозможно. Я старшая по дому. Пытались мы говорить, разговаривать – ничего не понимают, не слушаются.

Вопрос такой. Ну, во-первых, имеют ли право? Но похоже, что не имеют права ставить. И как можно бороться на законодательном уровне? Есть ли какие-то постановления? К кому обратиться?

Татьяна Овчаренко: Да, все понятно. Никакой законодательной борьбы не надо. Законодатель все уже предусмотрел: 5 машин можно размещать на расстоянии не ближе 5 метров от плоскости фасада; 10 машин – 10 метров; 15 машин – 15 метров. Есть правила московские, не московские, они всеобщие. Это первое.

Второе. Фотографируйте эту самую замечательную машинку с ее номером – и в ГИБДД. Штрафик один, второй, третий – и надоест. Так что вот так вот.

А о всяких случайно упавших тяжелых предметах с других этажей я вам не буду говорить. В таком случае страховщики будут возмещать убытки.

Тамара Шорникова: Давайте еще Нину из Рязани послушаем. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос к уважаемому эксперту. Татьяна Иосифовна, вот скажите, пожалуйста… Мы живем в общежитии, но теперь это коммунальная квартира у нас. У нас парапет, два подъезда, вход и такой парапет, ступени. Часть ступеней провалилась, вот нижние. Они там как бы в двух уровнях: первые ступени пониже, а потом чуть повыше второй уровень. Ну, поднимаешься по ступеням. Вот нижние, скажем так, середина, треть вот эти ступеней провалилась.

Мы относились к одной управляющей компании, обращались к ним, и нам сказали: «Денег нет. За ваш счет ремонтировать». Город знает, все знают об этом, но делать никто ничего не хочет. Сейчас нас передали другой управляющей компании, я звонила к ним… Я просто живу в деревне, как бы я сейчас там не живу, но я туда наезжаю периодически, там мое жилье. Они сказали: «Мы обратимся еще раз в город. Если город не поможет – значит, будем собирать деньги. Вот что вы платите за содержание жилья, мы тогда своими силами как-то что-то…»

Но когда это будет? Что это будет? Вообще это как? У нас уже два человека сломали руки там ночью.

Татьяна Овчаренко: Ну, те, которые руки сломали, они предъявили «управляйке» какие-нибудь претензии?

Зритель: Да нет, не предъявили.

Татьяна Овчаренко: Это замечательно! Я бы тоже не ремонтировала. А зачем? Ну, если граждане ломают руки, при этом они забыли застраховать свою жизнь, между прочим, то какие могут быть претензии? Ну может быть здесь никаких претензий!

Во-вторых, разговоры о том, что с вас будут деньги собирать, когда текущий ремонт вообще заложен заранее в содержание и ремонт, – это просто, как говорят, курам на смех. Вам письменно это ответили? Или разговоры, как у нас очень любят? У вас входная группа или лестница входной группы в аварийном состоянии. Значит, подавайте в суд, требуйте наказать управляющую организацию. Требуйте от прокурора, чтобы он наконец сполз с дивана, почистил погоны и пошел наконец заниматься защитой ваших прав. Все.

Петр Кузнецов: Есть вопросы, несколько вопросов по частным домам. Николай спрашивает: «Какая моя придомовая территория?» – это вопрос из Кунгура. И заодно из Смоленской области вопрос: «Обязан ли владелец частного дома убирать придомовую территорию?» Вот два вопроса.

Татьяна Овчаренко: Что значит «придомовая»? Если у него частный дом, то он стоит на участке земельном. Все. Вот этот земельный участок, если по купле-продаже или, не знаю, наследованию, мене получил этот дом, то он получил его с земельным участком (возможно). Это его земельный участок. Их обычно забором ограждают.

А вот обязанность убирать от забора частного домовладения, допустим, до начала автодороги – это решение местных советов, прямо местных. Вот поселок – они решают, как убирают, какой порядок.

Петр Кузнецов: Тем более там же сейчас… Вот мы недавно обсуждали новые противопожарные правила. Если сейчас речь идет особенно об СНТ, то мусор, высокая трава, которая потом может загореться – и, соответственно, огонь перекинется на все соседние постройки.

Татьяна Овчаренко: Да. И по 170-му постановлению Госстроя, которое до сегодняшнего дня действует, зимой обязательно канавы вот эти самые, которые ограждают автодороги, они в обязательном порядке прочищаются. Вот для этих работ два варианта: либо жители сами это решают, либо нанимается специализированная организация. А деньги на нее – это в содержание и ремонт входят. На этот раз это поселковое имущество, за которое они тоже платят.

Петр Кузнецов: Понятно.

Тамара Шорникова: И еще один телефонный звонок – на этот раз из Красноярска, Любовь. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: У меня такой вопрос. Я живу в Емельяново, и придомовая территория… Пятиэтажка у нас. И вот по ту сторону балкона у нас придомовая территория. Мы очень бедно живем, почти все пенсионеры. И по ту сторону балкона люди разбили огородики. Вы знаете, они разбили их давным-давно, ухаживают, они красиво у нас оформлены, там оградка.

Но тут уже нам пригрозили, что эту территорию придомовую у нас отберут. По эту сторону, где у нас парадный вход, есть детская площадка, дальше идет 16-й дом. Якобы, чтобы угодить 16-му дому… А они ушли из одной компании в другую компанию, из компании «Авторитет» ушли в компанию «ЕКК». Значит, он им пообещал взять и забрать нашу придомовую территорию, то есть все наши огороды, и там сделать то ли детскую площадку, то ли, может, машины будут ставить, не знаю.

Имеют ли они право нашу придомовую территорию, которая относится к 17-му дому, отобрать? По одну сторону дома детская площадка, а по другую – просто пустырь.

Татьяна Овчаренко: Да, понятно, понятно, все понятно. Ну и что? Кому он обещал – это, так сказать, вопрос… Даже не знаю. А почему он не обещал жениться на всех женщинах старше 50 лет в вашем поселке? Вот такой цены приблизительно это обещание.

Что касается домов, то я вам сказала: ваши земельные участки сидят еще в генплане вашего поселка. Никто, кроме вас самих, не имеет права им распоряжаться. Вы можете даже вообще сдать в аренду или даже уменьшить, продать за деньги при стопроцентном согласии жителей. А вот что до огородов – да, нельзя.

Петр Кузнецов: Вот Красноярский край пишет (ну, это как бы в продолжение этой темы, этого звонка последнего): «У нас двор продали после сдачи домов». Как это могло быть? Продали после сдачи домов.

Татьяна Овчаренко: А кто и кому? И зачем?

Петр Кузнецов: Ну, к сожалению, других подробностей нет. Если вы успеете, Красноярский край…

Тамара Шорникова: Напишите.

Петр Кузнецов: Ключевые вопросы: кто, зачем, куда и кому продал?

Татьяна Овчаренко: И кому, да.

Тамара Шорникова: И есть из Бурятии сообщение. Мы как раз обсуждали, что можно немного заработать на размещении баннера на придомовой территории. А вот тут наоборот – хотят избавиться от баннера ритуальных услуг, который не очень приятно наблюдать из окна собственного. Куда обращаться и что делать?

Татьяна Овчаренко: Ну, во-первых, перестать бояться этих самых… Ну, дело их, конечно.

Во-вторых, если он на их территории расположен, то они просто имеют полное право собрать собрание или в заочной форме, или просто написать в администрацию, что они категорически возражают. Потому что размещать их вообще только с согласия положено.

Петр Кузнецов: У нас куча вопросов таких конкретных, давайте как бы блицем попробуем. Москва (ну понятно, что этим вопросом задается Москва или Московская область): «Карманы для машин во дворе тоже ведь должны быть? А то детская площадка – как футбольное поле, а для карманов – клочок».

Татьяна Овчаренко: Значит, что я вам могу сказать? Согласно СНиПу, пять гостевых номеров – и все! Недовольные есть?

Петр Кузнецов: На какой дом?

Татьяна Овчаренко: На любой.

Петр Кузнецов: А, на любой?

Татьяна Овчаренко: Да. Пожалуйста, не надо было прикладную науку архитектурную сводить на нет. СНиПу этому я не помню сколько… По-моему, я еще пешком под стол ходила. Новый норматив московский – он не намного больше. Поэтому вопрос не в детских площадках, а в том, что земельные участки нельзя отдавать под всякие новые точечные застройки – у вас тогда не хватит места ни на что, в том числе и на машины.

Петр Кузнецов: Успеем. Это я редактору. Успеем! «Если помойку сделали у дома ближе 25 метров – что делать?»

Тамара Шорникова: 10 секунд.

Татьяна Овчаренко: По закону – 20 метров. Так что ничего не делать, терпеть.

Тамара Шорникова: Универсальное правило на все случаи жизни.

Татьяна Овчаренко: На любые.

Петр Кузнецов: Терпеть?

Тамара Шорникова: Да. Татьяна Овчаренко поделилась им.

Петр Кузнецов: И не пугаться баннера с ритуальными услугами. Спасибо. «ЖКХ по-нашему», Татьяна Овчаренко. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: И вам спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Владимир Березовский
Доброе утро Татьяна!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски