Если вам начислили лишнее за коммуналку, то управляющая организация должна выплатить вам штраф - 50% от переплаты

Если вам начислили лишнее за коммуналку, то управляющая организация должна выплатить вам штраф - 50% от переплаты
Долгострой. Закон о социальных предпринимателях. Россия–Украина: обмен пленными. «Резиновые» квартиры. Отказ от пластика в рознице
Брошенные стройки: почему их всё больше?
Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся
Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность
Пользоваться многоразовым вместо одноразового - это тренд, который необходимо развивать
Есть случаи, когда до 10 тысяч человек прописывали в «резиновых» квартирах. И если владельцев наказывать жёстче, то рублём, а не тюрьмой
Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность
«На местах в регионах нет компетенций, которые могли бы оценить риски проекта». Эксперт - о проблеме долгостроев
Омское метро и гостиницы во Владивостоке: десятки миллиардов потратили, но так и не достроили
Работа без выходных. Наводнение в Сибири. Очередь за соцжильём. Доступ к кредитным историям
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ
Антон Медведев
житель Измайловского района г. Москвы

Рубрика «ЖКХ по-нашему». Мы платим им деньги, а они делают вид, что работают... Говорим о коммунальщиках, которые обслуживают наши дома. Как сменить управляющую компанию?

Константин Чуриков: Сейчас тоже у нас будет такая классика жанра.

Оксана Галькевич: Да, абсолютно. «ЖКХ по-нашему», друзья. Каждую среду у нас эта рубрика выходит в прямом эфире. Многие спрашивают: «Когда? Напомните». Вот сегодня смотрите. И в студии у нас, как всегда, с нами руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ – Татьяна Иосифовна Овчаренко. Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, мы с таким летом тему отопления-то, я думаю, еще долго не закроем.

Татьяна Овчаренко: Да, сегодня предупредили, что завтра и далее – осень. Гидромет сказал.

Оксана Галькевич: Осень…

Константин Чуриков: А давайте поговорим о тех людях, которые должны как-то стоять на передовой, заботиться о том, чтобы граждане были счастливы и довольны, чтобы «Прямая линия» Путина не была так загружена этими вопросами. Поговорим о наших коммунальщиках. Уважаемые зрители, расскажите, что за управляющие компании у вас, довольны ли вы, недовольны, что полезного, может быть, или бесполезного они сделали. А Татьяна Иосифовна ответит на ваши вопросы.

Так, ну что? Давайте начнем с первой истории.

Оксана Галькевич: С Измайлово, да.

Константин Чуриков: Мы начнем с Москвы, а дальше шагнем уже, как говорится, в регионы.

Оксана Галькевич: На самом деле Москва или какой-то другой город – у нас, надо сказать, друзья, уж в теме ЖКХ точно очень много общего. Вот смотрите.

В конце февраля мы рассказывали о том, что жителям района Измайлово пришел рекордный пересчет за тепло.

Константин Чуриков: Перерасчет.

Оксана Галькевич: Перерасчет, да. Многим пришлось заплатить в три раза больше, чем это было обычно. И вот когда жильцы стали все-таки разбираться, выяснять, что же такого внушительного там у них накапало, то выяснилось, что счета эти коснулись только тех, чьи дома обслуживает определенная управляющая компания, называется она РЭУ 21.

Константин Чуриков: Да, прославим ее. Вот в этом РЭУ 21 объяснили, что сначала поставщик тепла МОЭК предоставил свой перерасчет в соответствии с расходами за холодную зиму. И вот эту сумму компания поделила на всех жильцов – исходила из площади квартир и показаний счетчиков. При этом нескольких домов повышение цен не коснулось. В РЭУ 21 говорят, что все зависит от того, какой объем энергии потребил конкретный дом.

В общей сложности управляющая компания задолжала ресурсникам около 5 миллионов рублей – и добросовестно рассчиталась. Ну а разницу должны оплачивать сами жители. Тогда люди потребовали еще раз перепроверить счета за отопление или хотя бы вынести задолженность в квитанциях отдельной графой, чтобы наверняка знать, за что они платят. Вот такой важный вопрос.

Оксана Галькевич: Слушайте, такая очень сложносочиненная схема всегда.

Константин Чуриков: Хитрая.

Татьяна Овчаренко: Хитрая, да. Ну, мы же в прошлый раз говорили, что пока за прошлогодний снег будем платить по системе «в этом году – за прошлый», до тех пор у нас будут вот эти фокусы.

Оксана Галькевич: А как надо, Татьяна Иосифовна?

Татьяна Овчаренко: По показаниям фактическим счетчика – с соотнесением на месяц, естественно. Сразу не получается. Но это у нас не модно. И еще на двенадцать частей…

Оксана Галькевич: Подождите. А что значит «немодно»? Немодно – значит, это личный выбор, так скажем, жильцов, жителей? Или это закон нас обязал?

Татьяна Овчаренко: Нет-нет-нет, это личный выбор Правительства Москвы был долгое время.

Оксана Галькевич: Ага!

Татьяна Овчаренко: А потом премьер-министр это утвердил. Но тем не менее там, где по-прежнему считают по реальному потреблению, ну, в течение сезона, – там не перешли на двенадцатичастевую оплату. А у нас как было, так и осталось. И прошлый год…

Константин Чуриков: Ну, я думаю, нам сейчас зрители расскажут и о более вопиющих случаях уже по части управляющих компаний. Здесь как бы сложно понять, кого тапки, кто виноват.

Смотрите – прямо вам пришло письмо. Я его себе в отдельную папочку отложил еще неделю назад, вот теперь оно перед вами. Пишет нам зрительница, что в их доме проводился капитальный ремонт, если можно так сказать. Ужасно все было сделано, проводка в подъездах… В итоге плохо сделали крышу, их стало топить, все это по проводке – и все это прямо донизу, до нижнего этажа. Потом начали менять, вот как женщина пишет, стояки горячей и холодной воды. Причем только в доме меняют, в самой квартире пластик ставят, а дальше опять этот металл. В итоге еще больше всяких протечек. Она нам не написала, какая управляющая компания.

Скажите, пожалуйста, как отказаться от работы этих бесполезных людей?

Татьяна Овчаренко: В смысле – управляющей?

Константин Чуриков: Да.

Татьяна Овчаренко: Ну, решением общего собрания можно поменять управляющую компанию. Можно объявить конкурс открытый, обзвонить какие-нибудь «управляйки», предложить прислать свои предложения (простите за тавтологию) и выбрать их на собрании. А с этими товарищами расстаться, предупредив их за два месяца – в зависимости от договора, за месяц, за два, за три месяца…

Константин Чуриков: Москва, Большой Купавенский проезд, дом 8 – оттуда нам написали.

Татьяна Овчаренко: Вот эта замена стояков и лежаков из разных материалов – этого я никогда не могла понять.

Константин Чуриков: «В нашем подъезде был прорыв соединения пластика и металла, были затоплены квартиры с четвертого до первого этажа. Страшно представить, что будет зимой, если трубы разрываются летом через неделю после установки».

Оксана Галькевич: Так это вообще от чего? От глупости? От непрофессионализма людей, выполняющих работу? Я не знаю, от безденежья, может быть? Татьяна Иосифовна, пожалеть надо!

Татьяна Овчаренко: Нет, это куплены некачественные трубы абсолютно. Это невозможно, чтобы труба горячего отопления рвалась. Но вообще я считаю… Есть, конечно, очень качественные, но в основном я слышу эти жалобы.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас тут люди многие спрашивают: «А что вообще люди звонят на «Прямую линию президента» и жалуются на свою управляющую компанию? Неужели так сложно решить эту проблему своим каким-то порядком, не трезвонить в администрацию Путину и всем прочим?»

Константин Чуриков: Взять гаечный ключ, и все.

Оксана Галькевич: Например, да.

Татьяна Овчаренко: Путину – не зря. Есть управляющий делами президента…

Оксана Галькевич: То есть вы поддерживаете? Вы считаете, что иначе проблему не решить, что ли? Я не понимаю.

Татьяна Овчаренко: Нет, наоборот.

Оксана Галькевич: Нет, вы уж нам расскажите. Что работает-то?

Татьяна Овчаренко: Нет-нет, нужно самостоятельно менять эту самую компанию. Хотя встречается… Порядок в Жилищном кодексе описан детально, но очень часто это встречает сильнейшее сопротивление местных сил, скажем так.

Оксана Галькевич: Каких?

Татьяна Овчаренко: Администрации.

Оксана Галькевич: Злобные силы, которые нас злобно гнетут?

Татьяна Овчаренко: Злобно гнетут, да. Администрации – в первую очередь. Может быть, кого-то из ресурсников. Вот в Балашихе, например, владелец теплосетей был одновременно и «управляйкой», возглавлял кучу «управляек» – восемь штук одних и тех же. Ну, просто так…

Константин Чуриков: А это помогало решать вопросы?

Оксана Галькевич: Очень! Очень помогало решать многие проблемы.

Татьяна Овчаренко: О-о-о! Очень помогало. Его проблемы – безусловно.

Константин Чуриков: Безусловно. Давайте сейчас вернемся к измайловской истории. У нас сейчас на прямой связи Антон Медведев, житель района Измайлово города Москвы. Сейчас он нам все подробно расскажет. Антон, здравствуйте. Вы нас видите, слышите?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Антон.

Антон Медведев: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый. Ну смотрите, вот эта сложносочиненная, как Оксана сказала, история. Мы не очень поняли все-таки… С вашей точки зрения-то, кто в этой истории повинен – ресурсники или ваша замечательная компания РЭУ 21?

Антон Медведев: Здесь ситуация очень сложная, но и простая. То есть наши жители провели общее собрание жильцов, что позволяет нам делать Жилищный кодекс, набрали кворум, набрали нужное количество голосов, сдали все документы. А Мосжилинспекция не принимает эти документы, говорит, что какие-то из наших решений были ничтожные.

Второй дом, который параллельно также делал общее собрание, им дали формулировку, что нарушена процедура. А что именно нарушено, как процедура нарушена – мы не получили.

Константин Чуриков: Антон, чтобы мы вас правильно поняли – общее собрание для смены управляющей компании?

Антон Медведев: Да, мы решили сменить управляющую компанию.

Константин Чуриков: Я понял.

Антон Медведев: Объявили, сделали все уведомления. То есть мы подошли к этому достаточно серьезно, все по Жилищному кодексу соблюли. А почему это происходит – непонятно.

Константин Чуриков: Вот интересно. Оставайтесь на линии. Татьяна Иосифовна, ваш комментарий? Нет ли какой-то, может быть, аффилированности, связи этой инспекции жилищной и управляющей компании?

Татьяна Овчаренко: Ну, я думаю, что есть, потому что Мосжилинспекция последние годы славится тем, что она не исполняет положения, не стоит на защите интересов граждан.

Константин Чуриков: Такой бизнес-омбудсмен.

Татьяна Овчаренко: Да. Граждане имеют право сменить управляющую организацию, не объясняя даже причин, но предупредив заранее. Ну, обычно это все-таки вежливо – сказать: «Мы недовольны». А вдруг эти исправятся? Все бывает. А дальше они отправляют решение общего собрания в жилинспекцию, которая должна проверить, насколько при этом по запросу, они должны проверить. Я так и не поняла, а кто-то просил перепроверить решение?

Оксана Галькевич: А вы спросите Антона.

Татьяна Овчаренко: Антон, а что, кто-то у вас просил перепроверить это решение, чтобы жилинспекция перепроверила?

Антон Медведев: Да, Мосжилинспекция. Ходили (ну, я точно не видел) инспекторы Мосжилинспекции по квартирам, а также сотрудники РЭУ 21, которую мы хотели сменить. Ну, по словам жильцов, ходили и проверяли: «Действительно ли стоят в решении ваши подписи?» И каждый из жильцов им сказал: «Да, действительно это моя подпись», – ну, насколько я знаю. И никто от своих подписей не отказался.

В этом-то самый главный интерес: почему нам пришло такое письмо, именно отказ? Мы сейчас запросили расшифровку данной формулировки: почему признали именно ничтожными наши какие-то решения, нарушения? Что именно было нарушением – нам не сказано. И непонятна компетенция Мосжилинспекции, которая пишет письма. Ну, для нас совершенно непонятно.

Константин Чуриков: Что делать, Татьяна Иосифовна, что делать людям? Антон, извините, сейчас…

Татьяна Овчаренко: Ну, во-первых, я впервые слышу, что решения общих собраний жильцов бывают ничтожными. Я вообще знаю, что договора могут быть признаны ничтожными.

Константин Чуриков: Какое-то унижение личности человека.

Татьяна Овчаренко: Да, вообще неприятно. Так нельзя. А решения могут быть объявлены недействительными. Это так написано в суде и в законе. И, насколько я поняла, никаких разъяснений. То есть эти письма написаны в стиле «отцепись» – ну, в прямом смысле.

Константин Чуриков: «Отцепись»? Мы уточним.

Татьяна Овчаренко: «Отцепись», да. И никаких пояснений, как я поняла, детальных, никаких приложений, никаких «вы нарушили пункт такой-то статьи такой-то», отсылка – ничего этого нет. Это прежде всего проявление неуважения, с одной стороны, к сотням москвичей. А с другой стороны, это наводит на размышления о том, в чем… Что, там есть у них какие-то признаки ничтожности? Вот у меня признаки любви к жилищной инспекции Москвы, к этой удивительной компании, которая обсчитала, как выяснилось, граждан.

И хочу напомнить всей стране, что если вам начислили излишне, то вам положен 50-процентный штраф с вашей «управляйки» за то начисленное излишне, что вам нарисовали.

Константин Чуриков: То есть еще сверху можешь заработать?

Татьяна Овчаренко: Да. И должен. Ты должен обратиться…

Оксана Галькевич: Это же через суд, наверное?

Татьяна Овчаренко: Нет, напрямую к ним. Через суд, если они вздумают отказаться. А так – напрямую пишете заявление.

Оксана Галькевич: Кому напрямую? Управляющей организации?

Татьяна Овчаренко: Да.

Оксана Галькевич: Подождите. Но они же будут бодаться. Они скажут: «Ну, вы там насчитали. У нас свои расчеты, а у нас свои расчеты». Кто арбитром в этой ситуации выступает?

Татьяна Овчаренко: Если они не признают, то, конечно, суд. А вообще прилагаются твои собственные расчеты. Они настолько небрежно работают, что поймать их – никакого труда.

Константин Чуриков: А есть ли у вас какие-то оценки, может быть, прикидки емкости воровства в этом деле? Сколько процентов, скажем так, того, что мы платим – это точно то, что разворовали, нас обманули, а сколько – себестоимость?

Татьяна Овчаренко: Есть доктор экономических наук Кричевский, известный, широко известный в узких ЖКХ-кругах…

Константин Чуриков: В очень широких кругах наших зрителей.

Татьяна Овчаренко: Да. Он когда-то, года три уже назад, сказал, что обсчеты вот эти, обмеры и обвесы сейчас достигают 60%. То есть со 100 рублей у вас 60 рублей ничем не оправданы.

Константин Чуриков: Подождите. Предположим, 6–7 тысяч…

Татьяна Овчаренко: 3 600, да.

Константин Чуриков: То есть мы просто отстегнули, подарили – каждый месяц?

Татьяна Овчаренко: Да. А представьте себе в год? А на это проценты по потребительскому кредиту – и вы за пять лет получаете потери на пять миллионов рублей. Квартира двухкомнатная, два пенсионера.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, а как вы вообще считаете, как должна выглядеть справедливая система оплаты отопления? Нам некоторые пишут, что пенсионерам очень тяжело в зимний период, потому что у них увеличивается стоимость этой строки – и это заметно бьет по их пенсионному карману, бюджету.

Татьяна Овчаренко: Ну, я вообще к этому аргументу отношусь, как пишут в судебных решениях, критически, потому что… Копи на зиму. У тебя летом меньше, ты же деньги не тратишь на отопление.

Оксана Галькевич: Ну, смысл в том, что выбора нет, да? Приходится копить?

Татьяна Овчаренко: Ну, это нормальное экономическое действие. Это во-первых. А во-вторых, за двенадцать месяцев тебя обсчитывают многократно…

Константин Чуриков: Двенадцать раз.

Татьяна Овчаренко: Двенадцать раз. А так – семь.

Константин Чуриков: Давайте еще Надежду из Вологодской области послушаем. И спасибо нашему Антону, с которым мы только что беседовали. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Всех приветствую! Хотела бы сказать, что управляющая компания у нас практически не делает ничего, надо ходить и обивать пороги.

У меня такой разговор. Значит, квитанция за капремонт, май месяц 2018 года… У нас было две рамочки: одна – за месяц, а вторая рамка – накопительная, сколько всего дом перечислил. С мая месяца 2018 года вторую рамочку исключили. И когда я подала через депутата районного заявление, то нам ответили, что якобы собственники нашего дома возмущались, что в квитанции очень много информации.

Константин Чуриков: Много букв, много цифр.

Зритель: Да. Это неправда, потому что я председатель совета дома, и именно на собраниях (а я их провожу в каждом подъезде отдельно) люди об этом не сказали.

Такой вопрос. За электроэнергию, воду мы платим напрямую. В квитанции за электроэнергию есть такая табличка «Информация по многоквартирному дому», где стоит в итоге ОДН. Скажите, пожалуйста, почему ОДН за электроэнергию и воду мы платим в управляющую компанию? Когда я пришла в сбытовую электрокомпанию и задала вопрос, почему они не заполняют эту строчку, они сказали, что не знают. И еще…

Константин Чуриков: Нет, подождите, давайте по очереди, а то сложно.

Татьяна Овчаренко: Простите. Во-первых, да, не надо тут Наполеонов разводить, пирогов. Что касается того, что исчезла у вас общая сумма – это грубейшее нарушение требований стандарта предоставления информации. Вы, кстати, не сказали вы, откуда вы, из какого города.

Константин Чуриков: Мы сейчас вам скажем. Это у нас…

Оксана Галькевич: Московская область.

Татьяна Овчаренко: У вас 100 лет назад, в семнадцатом году, вступило дополнение в этот стандарт. И они просто не имеют права эту информацию исключать. Хотят жители знать, сколько у них денег, или не хотят – это совершенно не касается управляющей организации.

Что касается электроэнергии. Да, сбытовая организация обязана выставлять вам потребление. Так что вы на этом основании… У нас нет других поставщиков, и никто не имеет права получать, кроме самой сбытовой организации. Поэтому можете прекратить платежи и обратиться в органы МВД с требованием выяснить, кто там такой остроумный, скажем так, и куда делись деньги.

Константин Чуриков: А органы МВД как отреагируют? Им будет очень интересно расследовать этот детектив?

Татьяна Овчаренко: Если это по всему городу, то это огромные деньги!

Оксана Галькевич: А если не «если»?

Константин Чуриков: А органы МВД – они там, где огромные деньги?

Оксана Галькевич: Вы имеете в виду прокуратуру?

Татьяна Овчаренко: Нет-нет-нет, это относится… Хищения такие или мошенничества путем злоупотребления доверием в данном случае – они относятся к следственным органам МВД. Ну, перешлют по адресу.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, я просто пытаюсь понять. Это что – просто в ближайшее отделение полиции человек должен прийти и сказать: «Хочу написать заявление»?

Татьяна Овчаренко: Да, в отделение этого района.

Оксана Галькевич: Да?

Татьяна Овчаренко: Да. Называется «заявление о преступлении», да. Так и называется.

Константин Чуриков: И местный Анискин прямо берет эту мафию коммунальную за горло?

Татьяна Овчаренко: Они обязаны ответить очень быстро и решать.

Оксана Галькевич: Так, еще один у нас звонок – Татьяна, Московская область. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте. Я из Московской области, Луховицкого района, поселок Белоомут. У меня такой вопрос. У нас сейчас 1 июля повышение на воду горячую и холодную. У нас повышение на горячую воду, например, в ванной на 19,78%. Это справедливо? Это правильно? То есть было в ванной 184,50, а сейчас – 221. Это вообще как – нормально?

Константин Чуриков: Это на холодную воду?

Татьяна Овчаренко: Это на горячую.

Константин Чуриков: На горячую, да. Потому что у нас же сейчас зима, как известно.

Татьяна Овчаренко: На горячую, да. В среднем считается коэффициент превышения. В среднем, в среднем. Не конкретно на горячую воду, а вообще 4% на все. Это такая средняя температура по госпиталю.

Константин Чуриков: А это правильная схема вообще, с точки зрения логики? Ведь у нас уже сейчас XXI век, точность, новые технологии… Нет?

Татьяна Овчаренко: Ну, какая логика у монополиста? Платят – значит, могут.

Константин Чуриков: Платили, платят и будут платить.

Татьяна Овчаренко: Да. Пусть запрашивают сначала у поставщика. И пусть представят расчет тарифа.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, вы знаете, очень многие жалуются, что на самом деле вот эти повышения тарифов и платежки ЖКХ становятся все непосильнее и непосильнее для людей, и спрашивают: «Почему субсидию на ЖКХ дают, исходя из нормативов, которые занижены? Например, 50 киловатт за электричество, – это Свердловская область пишет, видимо, там такой норматив, – а остаток платить по полной. Платежка – 6 тысяч, а субсидия – всего 1,5 тысячи».

Татьяна Овчаренко: Ну, потому что… Во-первых, 50 киловатт и в Москве, должна я сообщить, по нормативу. Это вопрос местных властей, это все отнесено к ведению местной власти. Если вы не будете избирать депутатов, которые будут за вас бороться, если вы не будете теребить местную власть, если не создадите общественные наблюдательные советы, а затем – как это компонуется, прямо на заседаниях тарифных комиссий, то у вас так и будет. И то же самое… Это мера социальной поддержки – эти самые субсидии. Понимаете?

Константин Чуриков: Нам звонит Вера, Пермский край. Вера, здравствуйте.

Оксана Галькевич: А может быть, Пермь.

Константин Чуриков: Какая у вас жилищная история, детектив?

Зритель: Добрый вечер, добрый вечер.

Татьяна Овчаренко: Добрый вечер.

Зритель: Скажите, пожалуйста… У нас при отсутствии отопления, вот у меня два куба воды, горячей воды в этом месяце, а у меня пришла платежка – 800 рублей. Если в прошлом году мы по 5 тысяч платили вместе с отоплением, интересно, сколько же мы в этом месяце… вернее, в этом году зимой будем оплачивать за отопление и за горячую воду? Тогда, простите, я остаюсь совершенно без средств к существованию. У меня и так было только 3 тысячи на все про все, на питание, а сейчас будет ноль. Спасибо вам большое.

Татьяна Овчаренко: Ну, я вопроса не увидела.

Константин Чуриков: Да нет, вопрос-то в том, что наша зрительница понимает, что если сейчас с учетом того, как подняли тарифы, уже набежало летом пять, то сколько будет зимой? Все логично.

Татьяна Овчаренко: Будет столько, сколько будете платить. Будет столько, сколько будете молчать. Не будете интересоваться, откуда вдруг 800… Два куба? Горячая вода? Ну, по 180 рублей бывает куб. Зависит, конечно, от котельных и так далее. И что? Заинтересуйтесь, спросите.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, а когда люди интересуются, а им не дают интересоваться? Петербург: «ТСЖ не допускает выбранных представителей собственников жилья к проверке показаний общедомовых приборов учета, даже в присутствии работников правления ТСЖ. Кто из нас прав?» Это Ленобласть.

Татьяна Овчаренко: Правы работники ТСЖ, если эти самые… Но эти правила, стандарты предоставления информации, в том числе на основании…

Оксана Галькевич: Они правы?

Татьяна Овчаренко: Они только вступили. Для Питера и Москвы была сделана выгородка. В Москве вообще вступили 1 июля этого года, а в Питере – чуть раньше. Боюсь обмануть, ну, совсем недавно. Нет, не имеют права.

Оксана Галькевич: Не имеют.

Константин Чуриков: Москва пишет: «Когда закончится это безобразие? Всех уволить к черту!» В общем, более содержательно… Пензенская область: «Водоканал начисляет плату за общедомовые нужды, но отдельного крана, протечек нет, – и крана нет отдельного, и протечек нет, – воду берем из квартир. Подавать в суд?»

Татьяна Овчаренко: Ну, надо посмотреть, что в городе Пензе придумали местные власти. Если они вообще считают по нормативу, независимо от того, есть выпуски, то есть краны, или нет, то надо требовать изменения вот этих решений, потому что, действительно, если берут… Ну, надо поинтересоваться, кстати, не берут ли в соседних домах. Еще есть и такая история: на пять домов один выпуск, и из одного дома выкачивают тонны на общедомовые нужды, а потом разбрасывают…

Оксана Галькевич: Нормально!

Татьяна Овчаренко: Да, честное слово.

Оксана Галькевич: Вот какие молодцы! Подождите, а как поймать-то за трубу-то?

Татьяна Овчаренко: Вообще-то, смотрят на цоколь, и в нем есть… Во-первых, есть наружные выпуски – прямо такие отверстия, и из них что-то торчит. А во-вторых, это надо идти в подвал или в полуподвал и смотреть, нет ли отдельного такого… Это отдельный кран.

Константин Чуриков: Но для этого тебя туда должны пустить.

Татьяна Овчаренко: Да, надо требовать. Нужно являться комиссионно.

Оксана Галькевич: Слушайте, а для этого нужно (я вспоминаю наши разговоры) среди жильцов искать специалистов – инженеров каких-то, может быть, пенсионеров, бывших работников теплоснабжающих, водоснабжающих организаций, которые вообще понимают?

Константин Чуриков: Оксана, сейчас времена разносторонне развитой личности.

Татьяна Овчаренко: Нет, все же видят, как выглядит кран дома. Это точно такой же кран, даже лучше, он бронзовый.

Оксана Галькевич: Даже лучше, он бронзовый.

Татьяна Овчаренко: Да. И на них вообще желательно иметь отдельные счетчики, чтобы не списывали десятки тонн.

Константин Чуриков: Минуточку! Напоследок несколько регионов: Новосибирская область, Псковская, Ленинградская… В частности, Новосибирская меня просит сказать, что «сегодня Татьяна Иосифовна и Оксана Глебовна – просто magnifique». Это была цитата.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Константин Чуриков: Это была рубрика «ЖКХ по-нашему». Спасибо Татьяне Овчаренко. В студии у нас был руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ.

Оксана Галькевич: Костя, а у тебя галстучек симпатичный! А впереди у нас большой выпуск новостей, после которого мы снова к вам вернемся, друзья.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски