Татьяна Овчаренко: Волка ноги кормят, а ресурсника – неграмотные потребители

Татьяна Овчаренко: Волка ноги кормят, а ресурсника – неграмотные потребители
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

ЖКХ по-нашему: долги у котельных, а страдают жители... Как отсудить у управляющей организации возмещение морального вреда из-за прекращения горячего водоснабжения? Кто поможет решить проблемы подготовки к отопительному сезону?

Петр Кузнецов: Далее, дорогие друзья, ваша любимая рубрика «ЖКХ по-нашему». Сегодня мы говорим о долгах, но не о наших, а об их – тех, кто наверху.

Ольга Арсланова: Но в итоге это становится нашей проблемой.

Петр Кузнецов: Потому что жители порой страдают не от того, что сами не платят, не платит сосед, а от того, что не платит, ну например, котельная. Свежий пример: жильцы подмосковного района Павшинская Пойма готовят сейчас коллективный иск к управляющим компаниям и требуют возмещения морального вреда из-за прекращения горячего водоснабжения.

Ольга Арсланова: Но эта история не уникальная, такое происходит в разных регионах нашей страны. Давайте будем разбираться, как решать такие конфликты, в нашей рубрике «ЖКХ по-нашему» с нашим экспертом – руководителем «Школы активного горожанина», экспертом в сфере ЖКХ Татьяной Овчаренко. Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: У нас как раз… Вы же знаете, что заранее готовятся наши зрители. Они готовятся, они знают, что в среду рубрика «ЖКХ по-нашему», они знают тему…

Ольга Арсланова: Начнем с проблемы.

Петр Кузнецов: Поэтому уже есть еще и история сразу же по нашей сегодняшней теме от Юлии из Московской области, тоже конкретный пример. Давайте послушаем. Юлия, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: А дальше рассказывайте сами.

Зритель: Здравствуйте. Алло. Слышно?

Татьяна Овчаренко: Да-да.

Зритель: Я проживаю в городе Пушкино Московской области, микрорайон Новое Пушкино. С 3 по 16 июня у нас было плановое отключение горячей воды, ну, что ежегодно бывает. А 21 июня без предупреждения, внепланово в первой половине дня отключили горячую воду. Долго мы обращались во всякие инстанции, но нам не говорили, когда ее включат. В итоге ее включили числа 8-го или 9 июля, я уже не очень помню это.

При обращении в управляющую компанию, ну, тоже не сразу сказали, а потом сказали, что компания ООО «Энергостандарт» прекратила подачу энергии в котельную вроде как из-за долгов управляющей компании, и поэтому практически весь июнь мы сидели без воды горячей. Причем лично я не имею задолженности по коммунальным платежам, и никогда не было. У меня годовалый ребенок, и мне очень проблематично было больше месяца…

Ольга Арсланова: Спасибо. Ну, это похоже на историю Павшинской Поймы.

Петр Кузнецов: То есть в данном случае… Мы просто начали с долгов котельной. А существуют еще долги управляющей компании?

Татьяна Овчаренко: Да, прежде всего.

Петр Кузнецов: Прежде всего?

Ольга Арсланова: А где образуются эти долги? Кто должен? И куда эти деньги на самом деле уходят?

Татьяна Овчаренко: Ну, два случая. В первом случае управляющие организации деньги не перечисляют поставщикам.

Петр Кузнецов: Ресурсникам.

Татьяна Овчаренко: Это очень распространено. Сейчас поменьше, а в 2011–2012 году это было главное их развлечение. Второй вариант, пример – у них такие синусоидные задолженности: они то должны ресурсникам, потом покрывают, потом опять должны – независимо от того, платите вы или нет.

Петр Кузнецов: А ресурсники-то как себя ведут в этих ситуациях?

Татьяна Овчаренко: Нервничают. Но вообще ресурсники – парни не промах, и их типовые договора основаны на принципах, которые исполнить невозможно. Писать, что ты должен поставить кровь из носу стопроцентную оплату за месяц, когда ты имеешь дело с этим сонмищем вот этих, которые бегают…

Петр Кузнецов: Тараканы?

Татьяна Овчаренко: Называется «население». Это бесполезно. У нас магазины 100% банкам не отдают, то есть ведут определенную политику. А тут это вообще… Все уехали в отпуск, хором заболели гриппом, срочно нужны на что-то другое деньги. Нет, вынь 100%!

В общем, вот такие требования. Ну, как-то они, в общем… При этом договора эти гражданам не показывают. Ну и среди граждан есть устойчивый, но очень небольшой контингент по численности, который не платит, но он решающего значения не имеет.

Петр Кузнецов: Что касается объема задолженности – там есть какой-то определенный предел? Вот задолжали, ну условно, котельная, управляющая компания столько-то – и вот после этого выключаем? Или, например, совсем маленькая задолженность – и уже могут дом весь отключить?

Татьяна Овчаренко: Ну, это от договора зависит. Вообще не имеют права.

Петр Кузнецов: Объемы оговариваются?

Татьяна Овчаренко: Здесь же смысл в чем? Одни платят, другие не платят. Вы отключили газ для котельной – не получают горячую воду все. Ну, это грубое нарушение прав граждан, которые платят. Но граждане, которые платят, они только обычно возмущаются сами друг перед другом, и все.

Ольга Арсланова: Смотрите, вот тут интересная история с Павшинской Поймой – это один из первых групповых исков в сфере ЖКХ. Что это значит? Почему у нас это непопулярная мера? И насколько больше шансов появляется у жильцов, если они коллективный иск дают?

Татьяна Овчаренко: Ну, у нас это право подавать коллективные иски в июне месяца этого года только возникло. А до этого получалось так: если в доме 100 жильцов, 100 квартир и всем отключили, то надо было подавать 100 исков, а потом суд объединял их в одно дело. Вообще это была целая история с географией. В результате…

Ольга Арсланова: А в чем разница? То есть…

Татьяна Овчаренко: Нет, тут написано: в такой-то суд района Москвы. И дальше идут вот так столбцами фамилии истцов. Это сейчас по одному предмету: отключение воды, нарушение прав потребителей. А раньше надо было каждому писать отдельно и каждому исчислять свою сумму. Это было связано с тем, что законодатель говорил: «Ну как же так? Этот на 100 рублей потребляет, а тот – на 200. Как же это объединять?» Был предмет иска. Это юридический уровень…

Петр Кузнецов: Ну, как с тем же мусором.

Татьяна Овчаренко: Да. Ну, наконец-то! Не прошло и 12 лет, как у нас наконец поняли, что можно коллективные иски… Тем более здесь моральный вред. Если о моральном вреде речь идет, то они выставляют одну сумму, и она физическими объемами не определена.

Ольга Арсланова: Вот смотрите – здесь требуют люди 5 тысяч рублей за каждый день без горячей воды. С кого эти деньги в итоге будут взыскивать? Откуда их взять?

Татьяна Овчаренко: Они должны доказать, представить суду доказательства, указать виновное лицо. Моральный вред выплачивается только при наличии виновного лица.

Ольга Арсланова: А виновное лицо – управляющая компания?

Татьяна Овчаренко: Возможно, да.

Ольга Арсланова: Или еще непонятно?

Татьяна Овчаренко: Они третьим лицом привлекут этих, которые греют. Те скажут: «А вот они нам не платят», – и представят доказательства.

Ольга Арсланова: Так кто заплатит в итоге?

Татьяна Овчаренко: Либо «управляйка» принесет, скажет: «Нет, извините, мы даже переплатили. Это вы, потому что у вас то-то, то-то. Вы вообще не любите нас, нас выжить хотите». В общем, это установит суд.

Петр Кузнецов: У нас тут зрители… Да, давайте послушаем Маргариту из Санкт-Петербурга, а потом будем уже готовиться к осенне-зимнему сезону, потому что уже про отопление спрашивают. Здравствуйте, Маргарита.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Санкт-Петербурга. У меня такой вопрос. У нас уже не первый год получается такая ситуация. У нас отключают отопление, скажем так, в середине мая. До 15 мая топят, а потом отключают, но берут деньги за отопление за весь месяц. В Санкт-Петербурге 2 тысячи в месяц. То есть мы платим 2 тысячи, а топят только до 15-го. Вот как это доказать и куда обратиться? Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Нет, как доказать – это у вас, по-моему, в платежке написано. Вам же не написано «по 15 мая», а написано «за май месяц». Так что насчет доказательств – у вас они на руках. Это незаконно. Надо посмотреть Жилищный кодекс, Правила предоставления коммунальных услуг (354-е постановление), исчислить, сколько у вас излишне взяли, и потребовать вернуть. И штраф – 50% от излишне полученного. Да, еще и неустойку. А еще моральный вред.

Петр Кузнецов: Так вот, об отоплении. Спрашивают: «Почему вопрос с долгами появляется, когда уже нужно давать тепло?» Ну, я бы его даже дополнил: можно ли сейчас по каким-то признакам определить, что у этого дома, скорее всего, к зиме с отоплением будут проблемы?

Татьяна Овчаренко: С отоплением? В смысле – в техническом плане?

Петр Кузнецов: С подачей.

Татьяна Овчаренко: С подачей?

Петр Кузнецов: Да.

Татьяна Овчаренко: Да, конечно. Там же есть понятие «профилактические ремонты».

Петр Кузнецов: Чтобы люди не мерзли.

Татьяна Овчаренко: Каждый год проводятся профилактические ремонты, каждый год. Ходят, смотрят, стучат (вы, может, иногда слышите), откручивают…

Петр Кузнецов: Нет, я так понимаю, что речь о долгах именно. Можно ли сейчас понять, накапливаются ли к этому критическому периоду нашей жизни, когда мы можем просидеть всю зиму без отопления, долги у управляющей, у котельной?

Татьяна Овчаренко: А это смотрите бухгалтерский баланс. И что делают ваши юристы? Если по долгам, по разделу… Там есть безнадежные долги. Ну, в общем, это тонкости. И если при этом иски или на судебные приказы заявления поданы по массе, проведены какие-то предварительные переговоры, то можно определить – этот дом повиснет на тебе гроздью винограда или все-таки удастся разобраться.

Петр Кузнецов: И еще один подвопрос здесь. В каких случаях уже сам регион включается, когда совсем какие-то истории с долгами? Ну, просто люди сидят, долги накопились. Не знаю, город выплачивает эти долги, чтобы хотя бы у людей было дома тепло?

Татьяна Овчаренко: Ну, покрывают. Чем меньше город, чем больше у него изношенность этих самых сетей, а местный бюджет никакой, тем из-за ерунды начинают нарастать долги. У долгов есть такое свойство: в отличие от накоплений, долги нарастают с легкостью.

Петр Кузнецов: Несмотря на то, что жители платят исправно, каждая квартира, без всяких задолженностей?

Татьяна Овчаренко: Платят, да. И отсутствие контроля, отсутствие контроля. Нет выездов внезапных проверок, нет общественных комиссий. Сами жители не создают общественно-наблюдательные комиссии, которые они имеют право по закону создавать и просить показать им документы, ознакомиться с договорами, выслушать претензии этих самых ресурсников и так далее. Но часть из них (ресурсников) ведет себя вполне по-разбойничьи.

Ольга Арсланова: Давайте примем звонок из Самары, с нами на связи Нина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы задать вопрос. Вот раньше, когда мы отсутствовали… Наша семья с апреля по октябрь живет на даче, и нам за коммунальные услуги делают перерасчет. У меня дома нет счетчиков на воду – ни на горячую, ни на холодную. Раньше нам делали перерасчеты. А с декабря 2017 года вышло постановление, что якобы тем, у кого нет счетчиков, перерасчеты делаться не будут.

Вот нас летом дома нет полгода. Так вот, они хорошо наживаются. И это, видимо, сговор производителей счетчиков и поставщиков воды. Получается так? Наша Дума, Государственная Дума, которая приняла такое постановление, Правительство приняло такое постановление в декабре 2017 года. И теперь все пенсионеры, кто живет на дачах по полгода, платят полную сумму за расход воды, которой они не пользуются. Мы даже краны перекрываем. Вот это честно, справедливо или нет?

Татьяна Овчаренко: Ну, насчет честности не знаю. Когда законопроект готовился, неплохо было бы повозражать. А такая возможность есть, это в открытом доступе все.

А что вам мешает опечатывать с помощью «управляйки» и составлять акт, что вы опечатали свои водные пути, а потом приезжать и распечатывать?

И третье. А что вам стоит все-таки счетчики поставить и оставить их с носом, потому что у вас по факту? А так – да, по нормативу. Нет тебя… Вы понимаете, какая ситуация? Потому что волка ноги кормят, а ресурсника кормят неграмотные потребители.

Ольга Арсланова: Например, в Татарстане повесили объявление, что отключают горячую воду – вода теперь идет едва теплая, а счетчики все равно считают.

Татьяна Овчаренко: Ну а в чем проблема? Градусник есть-то на 100 градусов?

Ольга Арсланова: Так это же надо ходить, доказывать.

Татьяна Овчаренко: Нет? Тогда плати! Нет проблем.

Ольга Арсланова: А, понятно.

Татьяна Овчаренко: Лежи на диване, себя присыпь деньгами и так кидай налево и направо. Зато свободен.

Петр Кузнецов: Частные котельные – что это за вид? Вспоминается история из Кургана, где мужчина продал свою котельную, просто понял, что… Через «Авито», кстати.

Татьяна Овчаренко: Да, правда?

Петр Кузнецов: Потому что понял, что невыгодный бизнес, то есть выгоднее просто продать эту штуку. В результате тоже были проблемы.

Татьяна Овчаренко: Это не слишком выгодное дело. Это зависит от того, сколько у тебя домов, как ты проходишь с этим тарифом. Ты же его утверждать все равно должен, потому что это коммунальная услуга. И никогда нельзя предсказать, как они там на газ загонят или на электричество цены. Это вообще такое дело… Хорошо иметь ТЭЦ, например, самую мощную в Европе.

Ольга Арсланова: А вот история, которая на Урале произошла: там одному городу, который замерзал зимой, потому что были проблемы с котельной, экстренно выделяют 130 миллионов рублей на то, чтобы долги погасить. И лично губернатор Пермского края включился в решение вопроса.

Петр Кузнецов: К вопросу о подключении. Там, наверное, чрезвычайное положение объявляют в таких случаях.

Ольга Арсланова: В каких случаях действительно жильцы могут рассчитывать на то, что бюджет возьмет на себя погашение их долгов? Когда суд, например, что решает? Когда он не устанавливает виновника? Или когда понимает, что долг слишком велик? В каком случае могут власти подключаться?

Татьяна Овчаренко: Нет, без жалоб, естественно… В Перми-то не слышат, что у них в этом Кизеле, кажется… Я не помню. Или Горнозаводск?

Ольга Арсланова: Кизел, да.

Татьяна Овчаренко: Кизел. Они без жалоб ничего не знают, поэтому надо жаловаться.

А во-вторых, еще раз повторяю, надо составлять акты, беспрерывно актировать эти обстоятельства.

В-третьих, 15 сентября по всей стране должны быть проверены и актированы все ресурсные сети, все, на каждый дом. Вот приходите и… Кстати, их надо заслушивать в местной администрации. Там свободный допуск. Пусть вам сказок не рассказывают, что вам нельзя. И проверяйте по своему дому. Если по акту все о’кей, а потом не будет тепла – значит, этот акт фальшивый, значит, деньги не израсходованы или израсходованы не на то. И можно будет требовать возбуждения административных и уголовных дел.

Петр Кузнецов: Вот по поводу уголовных дел. У нас 30 секунд остается. В Бурятии недавно как-то арестовали автомобили пяти должников за услуги ЖКХ. Насколько эти меры воздействия на должников становятся все агрессивнее? Насколько это адекватно? И помогает ли это?

Татьяна Овчаренко: Ну, те, у кого автомашины арестовали, должны молиться, чтобы у них квартиры не арестовали и не продали за долги. Такое право сегодня у взыскателя есть. Хотя я считаю, что правильнее было бы вступать на долю долга в права собственности к должнику…

Петр Кузнецов: 10 секунд.

Татьяна Овчаренко: И теперь вас будет пятеро. И ни шаг влево, ни шаг вправо без его согласия сделать будет нельзя. Это очень дисциплинирует.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Рубрика «ЖКХ по-нашему». Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски