Рубрика «ЖКХ по-нашему»: Что делать, если с потолка течёт?

Рубрика «ЖКХ по-нашему»: Что делать, если с потолка течёт?
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ
Любовь Фаринная
житель г. Протвино (Московская обл.)

Кто ответит за протечки? В рубрике «ЖКХ по-нашему» - о том, как добиться ремонта квартиры или крыши после того, как вас затопило. На все вопросы отвечает наш коммунальный эксперт Татьяна Овчаренко.

Константин Чуриков: Ну, раз у нас сегодня вечер юмора…

Оксана Галькевич: Разборчиво рассказывай.

Константин Чуриков: …то, продолжая в том же духе, – «ЖКХ по-нашему», наша постоянная рубрика. Сегодня будем говорить о протечках, о том, как одни других заливают – иногда крыши дырявые, иногда соседи, в общем, тоже с дырявым полом и еще с чем-нибудь.

Татьяна Овчаренко у нас в студии, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ну и давайте напомним сразу нашим телезрителям. Друзья, так как мы работаем в прямом эфире, в прямом интерактивном эфире, вы можете, естественно, звонить, вы можете писать нам в прямой эфир. Телефоны всегда у вас на экранах указаны. И все это совершенно бесплатно. Татьяна Иосифовна чем сможет, тем поможет, прокомментирует, расскажет.

Константин Чуриков: А давайте для затравки… Просто короткая видеозарисовка о жителях поселка под Нижним Новгородом, которые уже 15 лет живут в доме с протекающей крышей. Там все довольно печально. Жильцы ходили по всем инстанциям – от управляющей компании до приемной губернатора. Дом несколько раз ремонтировали, но протечки остались. В 2014 году дом включили в программу капитального ремонта, однако подрядчик вместо ремонта крыши только поменял окна в подъездах. Нового исполнителя Фонд капитального ремонта назначил лишь осенью прошлого года.

Оксана Галькевич: В общем, этот новый исполнитель тоже сделать ремонт не успел, дом остался на зиму с разобранной крышей. Работники просто уложили утеплитель и покрыли его сверху пленочкой. Жильцы опасаются очередной зимовки без нормальной крыши.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Нынешний подрядчик…

Татьяна Овчаренко: У меня вопрос…

Оксана Галькевич: Это еще не все, Татьяна Иосифовна. Он обещает ремонт закончить за месяц – ну, правда, с оговоркой. «Это будет зависеть от погоды», – говорит он. Ущерб, возникший из-за последних протечек, компания жильцам выплатит – правда, суммы компенсаций тоже не уточняет.

Константин Чуриков: А погода в Центральной России…

Татьяна Овчаренко: Замечательно! Меня как раз интересует такой вопрос: а вообще в принципе квартиры-то эти застрахованы? Вот если бы они были застрахованы и страховщик бы каждые полгода платил немалые деньги, то он бы, наверное, эту «управляйку» встряхнул. Это первое.

Второе – он имеет право сам провести своими силами ремонт. Вы знаете, что можно заменить страховую выплату? В натуре.

Константин Чуриков: А как в натуре-то сделать?

Татьяна Овчаренко: Он нанимает подрядчиков, нанимает рабочих – и перестает наконец платить страховую выплату.

Константин Чуриков: Но она же маленькая, в принципе, она же небольшая.

Татьяна Овчаренко: Это зависит от того, у кого страхуетесь и насколько. Застрахуйся в одной, второй. Закон же не запрещает. Хоть у десятерых.

Оксана Галькевич: Нет, ну а если не застраховано, Татьяна Иосифовна? Это более частая история в наших селениях.

Татьяна Овчаренко: Вот и печально. А потом, это вообще дикая какая-то история. Как это – не мочь починить? Протечки крыши – это же…

Константин Чуриков: Давайте пройдем весь цикл – от буквы «А» до буквы «Я». Значит, случилась протечка. Есть определенный ущерб, плесень, все это гадко, неприятно. Что делать дальше человеку?

Татьяна Овчаренко: Ну, первую часть они сделали – они требовали от управляющей организации что-то там починить.

Константин Чуриков: Это нужно зафиксировать, сфотографировать, кого-то пригласить? А кого?

Татьяна Овчаренко: Да, зафиксировали явно. Потом они попали в капремонт. При этом этот самый фонд сам ничего не делает, а он только финансовый посредник. Они ему платят – он ничего не делает. В этом смысле они должны самостоятельно, я считаю…

Во-первых, идите и страхуйтесь. Но теперь я не уверена, что страховщики к вам придут. А во-вторых, нанимайте самостоятельно бригаду, исполняйте и вменяйте управляющей организации и администрации суммы потраченные – законно возместить.

Константин Чуриков: Подождите, но это все равно неочевидная история. То есть я, например, сегодня покупаю краску, надеваю эту газетку, делаю себе – ну и начинаю это все мазать. Трачу время, деньги. Потом прихожу в управляющую компанию и говорю: «Граждане, смотрите – вот я столько потратил». Мне скажут: «Парень, ты отличный человек…»

Татьяна Овчаренко: «Ты молодец».

Константин Чуриков: «Иди куда шел». Да?

Татьяна Овчаренко: Нет-нет-нет! Вы их предупреждаете один раз о том, что они не исполняют свои прямые обязанности, прекращаете оплачивать раздел «Управление» в «Содержании и ремонте», письменно их извещаете. Фиксируете актами, что ничего не делается. И объявляете им, что самостоятельно это сделаете, а потом взыщете с них в двойном размере и так далее. Дорогу осилит идущий. Ну, это же безобразие, безобразие! Бедные люди. Да, жалко.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, вам надо филиалы «Школы активного горожанина» создавать по всей России.

Татьяна Овчаренко: В Нижнем Новгороде.

Константин Чуриков: А еще плюс ремонтные бригады.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, у нас есть душераздирающий звонок из Московской области от нашей телезрительницы Любови. Давайте с ней побеседуем. Любовь, здравствуйте. Любовь?

Татьяна Овчаренко: Алло.

Зритель: Может быть, Геннадий?

Зритель: Слушаю. Алло.

Оксана Галькевич: А там, видимо, и Любовь…

Константин Чуриков: И Любовь, и Геннадий. Давайте сначала с Любови начнем.

Оксана Галькевич: Любовь, здравствуйте.

Зритель: Московская область, город Протвино.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Так, у меня такой страховой случай. Я в прошлом году застраховалась. 14 июля меня залили… Вы меня слышите?

Константин Чуриков: Прекрасно! В смысле – прекрасно слышим.

Татьяна Овчаренко: Продолжайте, Любовь.

Зритель: 14 июля меня залили. Я вызвала управляющую организацию. Управляющая организация «Добрый дом»…

Константин Чуриков: Уже смешно. Так?

Зритель: Пришел представитель, и он ничего не увидел. Он увидел только трещину, несмотря на то, что был залив. И по первому акту обследования они написали, что «со слов квартиросъемщика есть залив с вышерасположенной квартиры». Мне пришлось настоять на своем случае – и они мне повторно написали второй акт обследования, в котором уже увидели и пятно, и указали размер залива. Сегодня приходила ко мне страховая организация, представители страховой организации. Они сняли все – и кухню, и коридор. И оценили все. Просто надо страховаться и настаивать на своем.

Константин Чуриков: Вот! Мораль сей басни такова.

Татьяна Овчаренко: Вот-вот-вот!

Зритель: У нас ничего не видят и не хотят видеть.

Константин Чуриков: Спасибо, Любовь.

Оксана Галькевич: А страховка, видимо, им открывает глаза, Татьяна Иосифовна, да?

Татьяна Овчаренко: Ну, они же в регрессном порядке… То есть, выплатив ей, они у себя зафиксируют, что «управляйка» ничего не делает, и будут с них взыскивать в регрессном порядке.

Константин Чуриков: История красочная! В День взятия Бастилии женщину заливает – и приходит «Добрый дом».

Подождите. Одно дело, когда действительно крыша. Это мы понимаем. С управляющей компании спрашивать, да?

Оксана Галькевич: А когда соседи – сволочи?

Константин Чуриков: А когда соседи – сволочи, то вот здесь как?

Татьяна Овчаренко: Вы знаете, что тут есть вариант… Человеку повезло. А есть договора, где написано, что если виновное лицо установлено, то страховая компания не платит. Да. Иди сам с ним и судись.

Константин Чуриков: Слушайте, но кому же, как не соседям, сложнее всего между собой договориться?

Татьяна Овчаренко: Вот есть, представьте себе. Люди же подписывают не глядя, честно говоря. И потом, когда они рассчитывают, оказывается, что «этот чемоданчик не мой».

Константин Чуриков: То есть получается… Секунду! Получается, что вся эта история со страховками, в принципе, в пользу людей, которые на последних этажах? Если кто-то над тобой есть, то, в общем…

Татьяна Овчаренко: Да, безусловно. Потому что вот эти заливы через водостоки, любые свесы (там даже точно перечислено), все они – страховой случай.

Оксана Галькевич: Ну, можно же застраховать и свою квартиру на третьем, четвертом, любом этаже, если над тобой…

Татьяна Овчаренко: На любом.

Оксана Галькевич: Да. Но ты будешь уже сам делать за отдельные деньги, за дополнительные.

Татьяна Овчаренко: Ну, это не такие большие, честно говоря, деньги.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, я предлагаю выслушать наконец Геннадия, которого мы уже частично как-то начали выводить в эфир, или он сам прорвался.

Константин Чуриков: Который даже откликнулся уже на «Любовь». Геннадий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Геннадий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: У нас вот какая проблема. Значит, улица Адмирала Лазарева, дом 45, 227-я квартира. Затопило 12 июля… Повторить?

Оксана Галькевич: Нет-нет, говорите, говорите, пожалуйста.

Константин Чуриков: За два дня до взятия Бастилии. Так?

Оксана Галькевич: Не умничай!

Зритель: Затопило. Причина вот в чем. Там есть емкость для сбора атмосферных осадков, которая установлена над вытяжной шахтой. Емкость, конечно, из металла сделана. Все прогнило, там отверстия до 15 сантиметров в диаметре, то есть множественные. Эксплуатация – «ПИК-Комфорт». Единственное, что они смогли сделать – это заделать гидроизоляцией это корыто. И на этом все.

Но можно принять такое решение… Скажем, на уровне вообще всей Москвы много таких домов. То есть сделать зонт, металлический зонт, который бы закрыл эту проблему раз и навсегда.

Константин Чуриков: Ну, вместо старого корыта пускай хотя бы новое корыто поставят. Правильно?

Татьяна Овчаренко: Ни за что!

Зритель: Они не могут его поднять, его нужно варить на месте. Раньше строители поднимали просто краном и потом перекрывали техэтаж. Все.

Оксана Галькевич: А почему ни в коем случае, Татьяна Иосифовна?

Татьяна Овчаренко: Да я шучу. Потому что разговоры о том, что эксплуатант не может поднять какое-то корыто на какой-то этаж… Ставлю вас в известность: на парапете каждого дома есть специальные лебедки (вы их просто не видите), с помощью которых поднимают от роялей до корыт. Понимаете, вот так устроен проект приличный. Поэтому это все – разговоры. И вообще, а вам какое дело?

Константин Чуриков: Вы, кстати, ответили на мой давний вопрос детства: а как рояли в квартиру попадают?

Татьяна Овчаренко: Вы просто не видите их, где они.

Оксана Галькевич: Вы знаете, очень много сообщений на SMS-портале. Какие-то просто жуткие вещи узнаешь иногда от наших телезрителей! Москва и Московская область…

Константин Чуриков: А давайте оттолкнемся еще от повестки. Вот тут есть Оренбург… Извини, Оксана.

Оксана Галькевич: «Я видел, как при ремонте крыши, – Костя, – рабочий в старом покрытии топором прорубил несколько отверстий. Новое покрытие потекло через год». Как они так топорно работают, Татьяна Иосифовна?

Татьяна Овчаренко: Это все очень просто. Ну а заваривать болты на машинах, а потом нельзя карданный вал открутить? Это из этой оперы.

Оксана Галькевич: Давай, Константин.

Константин Чуриков: У меня похуже. Оренбургская область: «Живу на первом этаже. Люди бессовестно выгуливают собак с пяти этажей у меня под окнами. Видимо, рожей не вышла, – пишет нам зрительница. – Какой вред здоровью от экскрементов, если он есть?» А что делать, если выгуливают под окнами собак, понимаешь, под окном…

Оксана Галькевич: Пахнет потом?

Татьяна Овчаренко: Да, конечно.

Константин Чуриков: Я пытаюсь войти в положение.

Оксана Галькевич: Ой, мамочки…

Татьяна Овчаренко: Весь ужас в том, что это высыхает и разносится. Этой пылью дышат дети в первую очередь, потому что на высоту 70 сантиметров поднимается (минимально). Все исследовано. Это категорически запрещено. Нужно требовать возбуждения административного дела от своих милиционеров.

Оксана Галькевич: Вы бы знали, друзья, из какого сора, как говорится, вырастают темы нашей передачи!

Константин Чуриков: Давайте от твердых, так сказать, отходов вернемся к жидким все-таки. «В квартире снаружи течет стена, – из Воронежа пишут, – и попадает в окно квартиры. Куда обратиться?» То есть это с внешней стороны.

Татьяна Овчаренко: Это вообще интересно…

Константин Чуриков: Ну, отсыревает стена, сырой становится.

Татьяна Овчаренко: Нет, ну как? Сначала – в управляющую организацию. Это незамедлительно, согласно постановлениям – 491-му и 170-му. Такой ремонт делается незамедлительно! То есть надо написать заявление, можно сфотографировать и требовать, чтобы немедленно делали. Это что-то с выносом у них не в порядке.

Константин Чуриков: Ну, это же такой сложный капитальный ремонт получается.

Татьяна Овчаренко: Да ничего! Ой, в строительстве-то?

Константин Чуриков: Взять, разобрать внешнюю стену…

Татьяна Овчаренко: Нет, это наверху надо вытащить эту часть. А может быть, еще… Очень редко, но если устойчивый угловой ветер, то он задувает сток. Да-да-да.

Оксана Галькевич: Слушайте, Татьяна Иосифовна, восхищаюсь! Вот это школа! Понимаете, вот это образование!

Константин Чуриков: Активного, понимаешь, гражданина, горожанина.

Оксана Галькевич: Вот это физику вы в школе учили! Угловой ветер, сила сопротивления… Ты не помнишь даже ничего такого из школьной программы.

Константин Чуриков: И музыку учили. Как рояль поставить.

Оксана Галькевич: Ирина из Курской области. Здравствуйте, Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Да вот я позвонила, сказала, по какому вопросу. Мы из города Курска. Мы живем… ну, было раньше общежитие, но сейчас напополам после 90-х годов сделали: половина так и осталась общежитием, а вторая половина – малосемейки поделали. Вот мы живем в малосемейке. Со мной стоит рядом моя соседка, подружка, можно сказать. Их буквально на той неделе залило, третий этаж, две квартиры. И вот этот третий этаж, извините за выражение, как говорится, ни тпру, ни ну.

Константин Чуриков: Что? Еще раз.

Татьяна Овчаренко: Ни тпру, ни ну.

Константин Чуриков: А! Ни тпру, ни ну.

Татьяна Овчаренко: Ну и что? Вопрос в чем?

Зритель: Вопрос в чем? Что с ними делать? Как на них повлиять? Потому что у нас, можно сказать, гостиного типа коридор, восемь комнат на этаже. Мы живем на втором. И плюс у нас еще в коридоре мы никак не можем заставить сделать, все переделать. У нас разобранный потолок, все трубы торчат, постоянно капает у нас на пол – не в квартире, а в коридоре.

Константин Чуриков: А сейчас еще дожди сплошные, сплошняком идут.

Зритель: Да-да. Когда-то их вызвали, наверное, месяц с назад было. Там они что-то ковырялись, вроде как сделали, немножко прилепили эти трубы, соединили со старыми, прелыми, которые чугунные. Ну и что толку? Мне слесарь говорит: «Это конденсат». Извините за выражение, я вот скажу. Я говорю: «Что ты мне лапшу на уши вешаешь?! Какой конденсат?»

Константин Чуриков: Вполне культурное выражение, не переживайте. Так?

Татьяна Овчаренко: Ну и что вы сделали? Вот они явились. А дальше? Вы акт приемки работ подписывали? Потребуйте немедленно – раз.

Зритель: Никакого акта – это во-первых. Во-вторых, у соседки в это время еще вдобавок потекла вода, ванны с туалетом у нас совместные. Сделал он ей все вроде бы как. Ну, извините, это уже не первый раз. По другим вопросам я тоже обращалась. А квитанция? Он содрал с нее 1 500. Ни квитанции, ничего.

Константин Чуриков: Ирина, вы знаете, мы не видели вашей квартиры, не видели всей этой истории, но как будто только что посмотрели сюжет. Сюжет адский!

Татьяна Овчаренко: Да. Ну, что я вам могу сказать? А что значит – квитанции нет? Почему она не потребовала квитанцию? Это первое. Теперь пусть требует, пишет заявление, что выполнили ей эту работу, а квитанцию не дали. Это к руководству.

И второе. На третьем этаже кто-то живет? Виновные есть? Требуйте, чтобы акт составили. В акте обязаны установить, кто это сделал. И приступать сразу к работам. Оценить – сколько, как и так далее. Не выполнят это – значит, обращайтесь в суд.

Оксана Галькевич: Слушайте, тут некоторые…

Константин Чуриков: Истории рассказывают?

Оксана Галькевич: Да. Ты тоже прочитал?

Константин Чуриков: Да-да.

Оксана Галькевич: «У нас на крыльце в подъезд были разрушены ступени. Пошел в «управляйку» – меня не услышали, сказали, что не их дело. На выходе из офиса меня догнал мастер управляйки и заявил, что я их достал своим крыльцом. Я съездил ему по морде. Через два дня ступени отремонтировали». Мне кажется, это не выход друзья.

Константин Чуриков: Это все-таки не «Школа активного горожанина».

Оксана Галькевич: Нет-нет, мы вас этому не учили, друзья. Нет, так не нужно.

Татьяна Овчаренко: Мы против рукоприкладства.

Оксана Галькевич: Против.

Константин Чуриков: Еще звонок – Вадим из Ростова-на-Дону. Вадим, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня вопрос. У нас в городе Ростове-на-Дону монополист по электроэнергии – «ТНС Энерго». И они заставляют нас в частном доме выносить электросчетчики на улицу. И мы вроде бы как по закону можем отказаться и только внутри дома его держать, но тогда они нам будут по нормативу, допустим, по более мелкому тарифу…

Татьяна Овчаренко: Ну, мы это все… Простите, все понятно. Нет, это совершенно незаконно. Они письменно у вас требуют, обещают вам по нормативу считать или языком чешут?

Зритель: Нет, только по телефону.

Татьяна Овчаренко: Нет, ну по телефону… Скажите: «Дружок, я включил диктофон. Повтори еще раз, пожалуйста. Очень тебя прошу, повтори мне, как ты мне предлагаешь, как вымогаешь у меня деньги и как ты мне угрожаешь». И все кончится. Бога ради! В чем проблема? Нет такого.

Зритель: Я понял. Так дело в том, что я звонил в потребсоюз, в союз потребителей…

Константин Чуриков: Так?

Татьяна Овчаренко: И что?

Оксана Галькевич: И?

Константин Чуриков: И все. И тишина.

Татьяна Овчаренко: И тишина.

Константин Чуриков: Так, ладно. По эсэмэскам пошли дальше, если вы считаете, что вы ответили. Ленинградская область нам пишет: «А что делать, если на последнем этаже из вытяжки санузла тянет канализацией? В санэпидемстанцию или куда нам обратиться? Спасибо».

Татьяна Овчаренко: Прежде всего – в управляющую организацию. Пусть вывод фановой трубы на крыше проверят. Это происходит… Наша канализация имеет еще специальный выпуск на крыше, и там иногда гнездятся птички, туда лазят кошки. Бедные и несчастные котята потом вопят.

Оксана Галькевич: Понятно. Тут еще, видимо, схожая проблема, из Казани люди пишут: «Гнием из подвала. В ЖКХ все знают и молчат. Жаловались – бесполезно. Что делать?»

Татьяна Овчаренко: А зачем жаловаться? Прекратите платежи. Подавайте немедленно на моральный вред в суд. Фиксируйте этот запах, в конце концов. Вот прямо составьте акт. А что вы жалуетесь? Вас за людей не считают, что ли? Я не поняла.

Константин Чуриков: Вы, конечно, меня извините, уважаемые зрители, но просто только что пришла эсэмэска, Ростовская область (это не я их подбираю, это вы нам так пишете): «Когда управляющая компания меняла стояк, разбили унитаз. Должна ли управляющая компания заменить бесплатно?»

Татьяна Овчаренко: Конечно. Если она разбила, то кто же это должен?

Оксана Галькевич: А если там стоял какой-то дорогой, простите, ну, не золотой, но дорогой унитаз?

Татьяна Овчаренко: В ЖКХ есть правило: все квитанции… Заводишь папочку и 20–30 лет держишь в ней квитанции о покупке, а потом предъявляешь.

Оксана Галькевич: А, то есть вот так вот? С квитанцией на унитаз? Говоришь: «Мой стоил 20 тысяч».

Татьяна Овчаренко: Да. А так – по среднему. И снова повторяю: было бы застраховано, был бы у нее новый унитаз. Может быть, серебряный.

Оксана Галькевич: «Выходя из подъезда – лужа. Куда обратиться?»

Татьяна Овчаренко: Лужа у подъезда?

Оксана Галькевич: Да. Ступить некуда.

Константин Чуриков: Ждать следующей «Прямой линии», конечно.

Оксана Галькевич: Нет, может, самим что-то сделать?

Татьяна Овчаренко: Вообще зависит от города. В Москве…

Константин Чуриков: Это Люберцы. Нет?

Татьяна Овчаренко: Люберцы?

Константин Чуриков: Нет, не Люберцы, вру. Смотрите: «В Люберцах с июля стали брать комиссию в 2% со всех платежей. Почему?»

Татьяна Овчаренко: Вы нас спрашиваете? А вы их спросили – почему? Вот сядьте и напишите русским языком: «В моей квитанции обнаружил лишние 2%. Разъясните, укажите правовые основания. С уважением, ваш Иванов». Все!

Константин Чуриков: Нет, подождите. У нас столько проверяющих, столько надзорных органов! Почему эта ситуация в принципе пущена на самотек? То есть пока ты сам не посмотришь, лупу не возьмешь – ничего не сдвинется.

Татьяна Овчаренко: Это потому, что… Как и карманники на больших фестивалях шарят по карманам, потому что все, разинув рот, смотрят на сцену, так и тут.

Константин Чуриков: «Это вам не мелочь по карманам тырить».

Оксана Галькевич: Вообще как мы с народом разговариваем! Друзья, оцените. На одном с вами языке сегодня. «Как отказаться от капитального ремонта?» – спрашивает Челябинская область.

Татьяна Овчаренко: Ну, если есть мужество, можно написать, что вы не согласны, поставить их в известность и не платить. Пройдет какое-то время – вам предъявят иск или судебный приказ. Вы его отмените. Потом – иск. Потом вы будете требовать, чтобы фонд доказал, что он имеет право у вас брать.

В общем, это долгий и большой процесс, очень «веселый». Проиграете. Деньги положите на депозит суда. И, клянусь вам, ваш фонд за этими деньгами не придет, потому что… А почему – не скажу. Это большая адвокатская хитрость.

Оксана Галькевич: Подождите! Опять же возвращаюсь к народному языку. Кто огребет, Татьяна Иосифовна, в этой ситуации?

Татьяна Овчаренко: Фонд капремонта, будучи только финансовым посредником…

Оксана Галькевич: Фонд капремонта?

Татьяна Овчаренко: Да. Он должен потом спрашивать.

Константин Чуриков: Очень внимательные у нас и прозорливые зрители. Астрахань пишет: «Боимся капитального ремонта – как бы хуже, чем есть, не стало. Как отказаться?»

Оксана Галькевич: Костя, только что рассказала Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Может быть, проще все-таки инициативную группу создать и наблюдать за каждым шагом, чтобы жизнь им медом не казалась? Может быть, это правильнее? И тогда будет хороший капремонт.

Константин Чуриков: На важный вопрос, Оксана, можно ответить дважды.

Оксана Галькевич: Дважды, да. «Канализационная труба проржавела…» Ну, не будем уже, друзья…

Константин Чуриков: Тема канализации. Давайте это сделаем отдельной темой нашей программы.

Татьяна Овчаренко: Отдельная тема, да.

Константин Чуриков: Канализация.

Татьяна Овчаренко: Почему бы нет?

Оксана Галькевич: Какая жизненно важная, между прочим, тема!

Константин Чуриков: Она животрепещущая.

Оксана Галькевич: Обмен веществ в системе жизнеобеспечения наших домов.

Константин Чуриков: А это была рубрика «ЖКХ по-нашему». В студии у нас была Татьяна Овчаренко – руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Спасибо большое, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Спасибо и вам.

Оксана Галькевич: Каждую среду в прямом эфире, уважаемые друзья, разные темы обсуждаем. А впереди большой выпуск новостей, после которого мы снова к вам вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски