Очень распространённое нарушение: ресурсник поставляет один объём, а потребитель оплачивает другой — почему-то на 30% больше

Очень распространённое нарушение: ресурсник поставляет один объём, а потребитель оплачивает другой — почему-то на 30% больше
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Рубрика «ЖКХ по-нашему». Как у нас готовят теплосети к новому отопительному сезону? Сколько денег на это выделяется? Почему каждый год случаются сбои и фиксируются нарушения? Разбираемся вместе с Татьяной Овчаренко.

Ольга Арсланова: Кстати, о домах и об экономии мы поговорим прямо сейчас.

Петр Кузнецов: В рубрике «ЖКХ по-нашему» с Татьяной Овчаренко мы сегодня говорим о том, как у нас готовят теплосети к новому отопительному сезону. Здравствуйте, Татьяна Иосифовна. А что, пора уже об этом говорить?

Татьяна Овчаренко: Ой, да что вы! За 1.5 месяца до начала зимнего…

Петр Кузнецов: Не потому что у нас сейчас так холодноватенько.

Ольга Арсланова: Сейчас же еще лето.

Татьяна Овчаренко: Так как нас в школе учили? Готовь сани летом.

Ольга Арсланова: А что сейчас происходит в июле месяце? Что делают и как готовятся к отопительному сезону? Это связано как-то?

Татьяна Овчаренко: Если у вас у подъезда не бегают дядьки с трубами, не слышно, что стучат, наверху не трещат «майна-вира» приглашенные из среднеазиатских республик, значит дело плохо – значит у вас нет профилактического ремонта. Прямо сейчас подготовка к этому осенне-зимнему сезону. И это большая технологическая работа, когда они все проверяют, настраивают.

Ольга Арсланова: А есть какой-то регламент, за какое время должны…

Татьяна Овчаренко: Да, а как же? Есть ведомственные строительные нормы, есть специальный приказ Минстроя. В нем все написано, как, что и почему.

Ольга Арсланова: А что включают в себя эти работы? Это проверка или замена труб? Как жильцы должны понять, что у них все правильно проверяют?

Татьяна Овчаренко: Это проблема. Осмотр дома в этом смысле – 2 раза в год: весной и к осенне-зимнему сезону. Прошлой осенью должны были определить, где что исправить и что не в порядке всерьез. И после начала лета начинаются эти самые работы. То есть они должны закупить материалы, оборудование, что-то починить, составить план работ. И в этом смысле они проверяют прежде всего подачу воды, теплоносителя. Потом, как работает всякое оборудование. Поверяют счетчики, поверяют температурные манометры и всякие температурные показатели. И потом делают пробную топку. Прям так это называется.

Петр Кузнецов: Красиво.

Татьяна Овчаренко: Вы иногда слышите, как вода там журчит. Это ее сначала спускают.

Петр Кузнецов: Это хорошо? Мужики с трубами спускают воду.

Татьяна Овчаренко: Крики, стучат в 7 утра.

Петр Кузнецов: Тем не менее, отопительный сезон – это штука более-менее постоянная получается. Не какое-то стихийное бедствие, как наводнение и пожары в Сибири? А потом, тем не менее, бац – не готовы к отопительному сезону. Мы можем найти какого-то единого ответственного, что ли, в этой ситуации, основную причину срывов?

Татьяна Овчаренко: Как правило, принимает комиссия. Назначает ее руководитель предприятия (ДЭЗа, ЖЭКа), или в малых городах администрация городов. Туда входит представитель эксплуатационников в обязательном порядке, то есть тот, кто эксплуатирует, представители поставщиков тепла, воды, не знаю чего. И отдельные специалисты, если есть какая-то потребность в этом. Эта комиссия по идее должна обойти каждый дом, установить «сделано – не сделано» по перечню, который был весной готов, а то и с прошлой осени. Перечень работ. И расписаться. Если потом оказывается, что им пишут, что «все ок», «все замечательно», «пришла зима – привет, прорыв», или «нет воды», или «воздух в системе», тот, кто это подписывал – он и есть виновное лицо. Тут никакого разговора о коллективных формах ответственности. Комиссия, все. Подписал – значит ты совершенно конкретно виноват в том, что не проверили.

Петр Кузнецов: Соответственно, он не может не знать на ранней стадии, что определенный дом не будет готов к отопительному сезону.

Татьяна Овчаренко: Да. Честно говоря, знают. Они должны докладывать, допустим, условно руководству…

Петр Кузнецов: И он знает, что он ответственный, но авария.

Татьяна Овчаренко: Он вам рассказывает. То есть он не признает это, или он пишет меньшую степень. Или он говорит, что денег нет, чтобы это исправить. Жильцы не спрашивают: «А куда девались наши деньги?» А жильцы просто молча…

Ольга Арсланова: Иногда спрашивают. И иногда, кстати, даже что-то из этого получается. Мы вернемся обязательно к этому. Мы послушаем звонки наших зрителей. У нас Московская область на связи. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню по такому вопросу. Сейчас идет опрессовка нашего отопления. Стоит техник нашего домуправа Анжела. Я говорю: «Анжела, как наш дом?» - «В вашем доме трубы надо менять». Я говорю: «Когда будем менять?» - «Труб нету». Представьте себе, я пенсионерка. Я уже много лет плачу 100% за отопление и 100% за свет. Я в принципе отапливаюсь печками электрическими. Я плачу квартплату ежемесячно, плачу за капитальный ремонт. Короче говоря, конечно, что, я 100 млн получаю? У меня пенсия всего 15 000 рублей. И за квартиру заплатить, и лекарства купить, что-то покушать, и еще я плачу за свет 100%. Мне хотелось бы, чтобы в нашем седьмом доме заменили трубы. Потому что нельзя так. Воду спускают – на 15 минут горячая, потом все остывает. Опять. Звоню без конца. Это бесполезно звонить. Я уже не знаю, что дальше делать.

Петр Кузнецов: А звоните куда вы постоянно?

Зритель: В наше домоуправление, которое находится в нашем городке. Позвонишь – они приходят. Воду спустили. Причем, воду спускают в наш подвал, который уже весь насыщен водой. Надо эту воду спускать… Трубу проложить наружу.

Петр Кузнецов: То есть с каждым звонком воды в подвале все больше и больше.

Татьяна Овчаренко: Воду спускают в трап, который у вас в подвале должен быть, и по этому трапу она уходит в систему канализации. А если они при этом залили, значит это их вина и нужно требовать, чтобы на них был сделан начет. А в следующий раз надо ставить вопрос о том, чтобы работничков таких попросили выйти вон. Здесь иначе не бывает. Что касается того, что вода холодная, актируйте, что она не требуемой температуры. Тут других вариантов нет. Прямо акт составляйте. А вообще эти неполадки, настройка и наладка приборов – это самое важное. Если трубы надо менять, надо требовать по субсчету вашего дома, сколько денег собрали ваши жители за 5, 10, 12 лет и почему средства эти не были выделены на покупку труб? Может, они у вас забыли вообще конкурс пройти? Там же целая история. Напрямую нельзя пройти, купить. Надо объявить конкурс, ждать, потом выбрать наименьшую цену. Будет китайская дрянь или чего-нибудь. Потом получить от заказчика, разгрузить, погрузить. В общем, насчет оперативности у нас неважно.

Ольга Арсланова: Спрашивают зрители: «Где найти расчет цены по опрессовке в МКД?»

Татьяна Овчаренко: Показания к опрессовке есть в ведомственных строительных нормах положение о ремонте. Это ВСН такой специальный. 58-88. А расценки опрессовки… есть единые сметы по стране, по которым надо смотреть по пунктам совершенно конкретно.

Ольга Арсланова: И больше всего вопросов, конечно же, про стоимость отопления: почему так много платим, почему платим больше 2-3 тысяч летом, когда не топят, как понять, что с вас эти деньги берут незаконно? Потому что, например, новость из Тольятти: там жильцы дома (больше 100 человек) обратились за компенсацией. Им вернули переплаченные за отопление деньги. Там где-то по 124 000 получилась переплата. Все-таки вмешалась местная прокуратура, и эти деньги им вернут.

Татьяна Овчаренко: А те, которые обсчитали на такие деньги, все еще живы, здоровы и смотрят из своих окон на СИЗО напротив, а не наоборот?

Ольга Арсланова: Пока не смотрят. Пока должны вернуть деньги для начала.

Татьяна Овчаренко: Это неплохо вообще, да. Стоимость высокая от очень многих показателей зависит. В частности, потому, что нет никакого общественного контроля над этим хозяйством. Почему не назначить высокую цену, если потребители не платят?

Ольга Арсланова: А как действительно понять, что это высокая цена? То есть неоправданно высокая. Как потребитель поймет, что его обманывают?

Татьяна Овчаренко: В принципе он должен заказать данные о том, сколько у него дом потребил по счетчикам, потом сравнить с тем, что ему ресурсник пришлет, сколько он отправил. Очень часто бывает удивительная разница. Он вам отправил столько-то, а вы заплатили на 30% почему-то больше. И по объему, соответственно.

Ольга Арсланова: Это часто бывает?

Татьяна Овчаренко: Это очень распространенное нарушение. Просто сплошь. Второе – это, конечно, неоправданные и просто завышенные расходы на поставку. Потери колоссальные. Все потери за наш счет. Они трубы не ремонтируют, а потери оплачивает потребитель. 16% норматив потерь. То есть и не надо ничего делать. Вы просто сразу +16%. Нормально +20%. И все терпят. В том числе администрации городов терпят спокойно на отчетах. Спрашивайте с них, требуйте. И формулы пересчета есть, и они очень простые. И присутствуйте при… Вот сейчас новые тарифы будут назначать на 1 января будущего года. Потому что они где-то в августе начинаются. Присутствуйте на заседаниях этих комиссий. Задавайте простые вопросы. Не бойтесь показаться глупыми.

Петр Кузнецов: Простой вопрос задает Саратовская область. Не боится показаться глупой. «Ваш гость говорил о температурных манометрах. Что это? Расшифруйте».

Татьяна Овчаренко: Это я напутала одно с другим. Монометр – это давление, а градусники, которые показывают температуру – это другое. Это я оговорилась.

Петр Кузнецов: Спасибо, что внимательно смотрите наш эфир. Еще вопрос приборного характера, Татарстан: «Квартирные счетчики воды не реагируют на малую протечку воды». Дальше ссылка на Афоню, который говорил, что струйка воды толщиной в спичку дает утечку воды 200 л/сутки. «Эти приборы учета никуда не годятся. Антимагнитность утрачивается уже через месяц, потому что на механизм внутри счетчика оседает магнитная ржавчина от воды».

Татьяна Овчаренко: И что? Ну, не реагирует, да. Ну, люди хитрят. Не 200 литров, а 30, если спичка будет течь. Так я знаю. Это дело самих граждан. И вообще-то этот люфт предусмотрен до 5%. Точность счетчика общедомового и счетчиков приборов индивидуальных. Плюс вот такие потери, плюс фокусы трудящихся. Так что тут есть некий разумный предел, после которого можно возмущаться или говорить соседу, что «не делай».

Петр Кузнецов: Вот так. Марий Эл у нас на связи. Георгий.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Георгий. Что у вас не так с отоплением?

Зритель: С отоплением у нас на будущий год. Глава администрации поселка установила. Как это можно? Первый этаж за отопление 800 рублей/гигакалория, второй этаж – 1200, третий этаж – 1800. Как это понять? По физике чем дальше, тем холоднее становится. Правомочно ли это?

Петр Кузнецов: Ничего не говорящая единица измерения – гигакалория. А еще есть «объем оказываемых услуг» в графе «отопление».

Татьяна Овчаренко: А вы мне можете объяснить, почему у нас Верховный суд написал, что объемы теплоэнергии измерить невозможно? Долго думали. И так я и не поняла. По-моему, я не понимаю, что там написали. Но у нас же судьи Верховного суда разъяснения пишут. А встретиться с ними, чтобы спросить и попросить – это невозможно. Эти истории…

Петр Кузнецов: Это вам не на комиссию попасть, о которой вы говорите.

Татьяна Овчаренко: Да, на комиссии вы имеете право. А тут боже упаси вообще. Гениальная идея. Ее проталкивают ресурсники и Минстрой. О том, что, оказывается, 1 этаж стоит дешевле. Или, наоборот, пятый. В зависимости от того, где подача тепла – сверху или снизу. Это гениальная идея. Вижу, она у вас уже воплощена. Могу вас поздравить с этим. Нет, это незаконно. Во-первых, где ссылка? Она вообще кто такая в этом деле? Она кем там служит? Это безумие. Тем более такая разница. Спросите письменно, напишите прокурору. Потребуйте проведение служебных проверок. Заодно выясните, она это или не она, откуда у нее диплом, как она к вам попала. Много интересного.

Петр Кузнецов: Чем меньше населенный пункт, тем больше произвола.

Татьяна Овчаренко: Тем больше вот этого вот.

Петр Кузнецов: Ленинградская область: «Подскажите, что за графа «подогрев воды»». Есть такая?

Татьяна Овчаренко: Да. Фокусы начинаются всегда с низов. Всегда с провинции. Всегда есть такая глава администрации. И они очень остроумно решают эти проблемы. Где-то лет 5 назад я в первый раз с этим столкнулась. Мне прислали. «Что это такое? Подогрев воды». Оказывается, это поступает холодная вода, а у вас, допустим, индивидуальный пункт. Не отдельно где-то там греет, а вот тут греет. И у вас стала горячая вода.

Ольга Арсланова: А потом можно ее дополнительно охладить?

Татьяна Овчаренко: Да. Там много разного. Если вы дробите услугу на совокупность, у вас возникают колоссальные бухгалтерские возможности. Сейчас господин Медведев нам года 2 или 3 назад сделал это обязательным. То есть это дошло до столицы. И правительство постановило, что всюду будет подогрев воды. В очень многих домах Москвы это есть. А в ряде нет.

Петр Кузнецов: В общем, не оспорить появление такой графы. Понятно.

Ольга Арсланова: Если хотите горячую воду, то спорить не стоит. Давайте узнаем, какие проблемы в Санкт-Петербурге. Владимир позвонил с жалобой. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. Алло. У меня такой вопрос насчет этого несчастного отопления. У нас каждые 2-3 месяца копают. И не только у моего дома, но и вообще копают и копают, все это делают. Ну ладно, бог с ним.

Петр Кузнецов: Мы выяснили, что это хорошо.

Татьяна Овчаренко: Это хорошо.

Зритель: Подождите. Вы объясните мне, почему регулярно (то ли раз в полгода, то ли раз в год) повышают цены на 200-250 рублей? Как это понять? За что? Что у нас лучше становится? Объясните мне, дураку. Я не понимаю. А цены повышают. Как это понять?

Татьяна Овчаренко: Здесь что удивляться? Поставщики у нас теплоцентрали – либо на угле, либо на мазуте, либо на газе. Все. Цены на газ растут – повышаются тут же расценки на все остальное. Мазут раньше стоил 3 коп/тонна – сейчас стоит баснословных денег. Причем, от него же обычно не знают, как избавиться при переработке. Сейчас это источник большого дохода. А это вовсе не с целью, чтоб стало лучше. Это просто с целью, чтобы добежать до этих самых исходных цен. Вот так это получается. И да, действительно, каждые полгода непонятно. Я не вижу, например, оснований для такого повышения.

Петр Кузнецов: И так накапливаются долги. Есть долги жителей, есть долги котельных. Уже много раз в рамках рубрики «ЖКХ» об этом говорили. В каком случае тепло не поступает в дома?

Татьяна Овчаренко: При долгах жителей. Потому что с жителями проще всего расправиться. Среди них много слабонервных, а также среди них очень много мам с детьми, для которых падение температуры, как вы понимаете, чревато, потому что в квартире это же застылый воздух так называемый, особенно легко простуживаются. И это такой шантаж своего рода. А с третьей стороны – потому что (может быть, мы когда-нибудь до этого дойдем, сделаем передачу) эти долги, возможно, и не долги жителей, а такая механика бухгалтерская, при которой ты исправно платишь и ты вечно должен. Ты этого просто не знаешь.

Петр Кузнецов: Отлично. Это классный трейлер к большой теме. Интрига.

Ольга Арсланова: Вечный двигатель.

Татьяна Овчаренко: Да. И он делает новые деньги и новые долги.

Ольга Арсланова: Смотрите. Видимо, с ним уже все неплохо в Новосибирске, потому что несколько жалоб из Новосибирской области. Во-первых, спрашивают, почему у них тариф на тепло вырос на 7% с июля. Законно ли это? И жалуются на давление в системе отопления. «Она ниже в 2 раза. Большое потребление тепла. Растет за несколько лет на 30%. Но перерасчетов не получают».

Татьяна Овчаренко: Перерасчеты требуйте, в том числе по суду.

Петр Кузнецов: Самому вычислить?

Татьяна Овчаренко: Да, можно. Но надо исходные данные. Самая большая проблема в исходных данных. И вообще довольно нудная процедура. Есть методики. Они все опубликованы. Это борцы с невозможными завышениями все опубликуют. А давление ниже – требуйте, актируйте это. И требуйте перерасчетов. Потому что это два важнейших показателя. Один из них – это давление в сети. Здесь иначе вы не добьетесь ничего.

Петр Кузнецов: Мы об этом уже поговорили. У нас сейчас стоит такая осенняя погода. Может, и зима ранняя будет. По-прежнему отопительный сезон завязан на среднесуточной температуре? Или все-таки жители понимают, что уже мерзнут, уже среднесуточную температуру ждать невозможно? Они могут повлиять на старт отопительного сезона.

Татьяна Овчаренко: Все зависит от того, где холодно. В больших городах большая инерция этих систем гигантских ТЭЦ. То есть пока система раскрутится, проходит немалое время. Потом вдруг стало тепло, как бывает в октябре – они начинают подкручивать, она медленно остывает. Это достаточно сложно. Когда индивидуальные приборы, вот эти ИПУ, не приборы учета, а отопительные, в них легко делать регулировку. Но немедленно заключаются договора, когда эти новые системы… где написано, что «температура у вас будет 18 градусов», то есть холод собачий. «Согласны?» Жители не глядя подписывают. Тут они говорят: «Ой, холодно». – «Начинать мы будем по распоряжению правительства города. А оно всегда распоряжается среднесуточно». То есть, господа, глядите в договора. Не подписывайте такие условия. Вы имеете полное право. Если у вас есть индивидуальные пункты подогрева, тепловые пункты, то вы имеете полное право требовать наладки колебаний, и плюс, конечно, надо устанавливать эти самые терморегуляторы при приборах отоплений.

Ольга Арсланова: В общем, лето еще длинное. Еще целый месяц.

Петр Кузнецов: Но мы уже начали все равно. Спасибо большое. Рубрика «ЖКХ по-нашему». Татьяна Овчаренко, руководитель школы активного горожанина, эксперт в сфере ЖКХ. Спасибо. До встречи через неделю.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски