Выгребные ямы в XXI веке. Татьяна Овчаренко - о ситуации с системами водоотведения и канализации

Выгребные ямы в XXI веке. Татьяна Овчаренко - о ситуации с системами водоотведения и канализации
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Рубрика «ЖКХ по-нашему». Жизнь с канализацией и без... Почему одни россияне жалуются на прорывы труб, а другие на деревянные удобства? О базовых потребностях (и возможностях) эксперт в сфере ЖКХ Татьяна Овчаренко.

Марина Калинина: А теперь наша рубрика «ЖКХ по-нашему». И назвали мы сегодняшнюю тему «Канализация: назрел давно вопрос».

Константин Чуриков: В студии у нас Татьяна Овчаренко, руководитель Школы активного горожанина, эксперт в сфере ЖКХ. Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте. Это интересная тема. Настолько, что любое происшествие в этой теме вызывает особый интерес у граждан и повышенную реакцию.

Марина Калинина: Неприятную, я бы даже сказала, реакцию.

Константин Чуриков: Я бы сказал – живой интерес.

Татьяна Овчаренко: Живой. И вот мы можем этому не удивляться. Оказывается, Росстат посчитал, сколько у нас народу приобщено к централизованным канализационным сетям. И оказалось, что не так уж и много – только 77%. А почти 23% не имеют доступа к централизованной системе и пользуются выгребными ямами из них 16%. Я не знаю, куда дели еще эту разницу.

Константин Чуриков: Есть неучтенные объемы.

Марина Калинина: Есть подгузники, в конце концов.

Константин Чуриков: Бывший руководитель Росстата Александр Суринов как-то сказал в интервью «Новой газете», что как театр начинается с вешалки, так и статистика – с канализации. Причем, наблюдения за этими условиями Росстат ведет вообще с 2002 года, с момента переписи. А как у нас вообще динамика туалетизации в стране?

Татьяна Овчаренко: Вообще, честно говоря, застряла. У нас наибольшее отсутствие в сельской местности, чему мы особо не удивляемся, хотя это неправильно. Про школы, которые имеют холодные туалеты на улице, мы тоже знаем. Ну, так. Росстат говорит, что у нас даже в городах 9% населения не имеют канализации. Я так понимаю, что это такие домики где-то в глубине двора среди сарайчиков.

Константин Чуриков: Кустики.

Татьяна Овчаренко: Да, большие. Там они бывают.

Константин Чуриков: Понимаете, но все равно нужно что-то делать. Нужен какой-то прорыв в хорошем смысле слова.

Марина Калинина: А в чем причина, что такая ситуация в XXI веке с нашими нанотехнологиями и прочим складывается, что у человека просто нет банальной канализации, он в туалет ходит под кустик.

Татьяна Овчаренко: Я сама удивляюсь. Это какая-то запущенность, какое-то отношение к людям и к себе в принципе несерьезное. Сети эти надо строить. Вот и вся история. Второе – вот мы говорим канализация. А закон о водоотведении почему? Потому что водоотведение – это канализация плюс ее очистка. А очистка – это отдельные очистные сооружения. И об этом очень многое спотыкается. Потому что пытаются сразу все сделать вместе с очистными сооружениями.

Константин Чуриков: Может быть, тогда отдельно прописать в законе: это очистка, а это канализация. Не бояться в законе прописать это слово.

Татьяна Овчаренко: Нет, в законе это есть. Но два этих термина дают возможность больших обсчетов. Там, где нет водоотведения, нужно писать «канализация», и стоимость другая. А так все время пишут.

Константин Чуриков: Давайте по поводу прорывов сейчас посмотрим сюжет из Севастополя. Вот в море около этого города-героя обнаружили прорыв канализационного коллектора. С подробностями Олег Зайковский.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Для тех, кто не понял, это пятно было там, где птицы как-то гнездились, находились в море. Я подумал: а что страшного? Все детство в Крыму провел. В общем, тоже рассказывали. Вырос как-то.

Татьяна Овчаренко: Самое страшное – это то, что эти канализационные выпуски должны быть десятикилометровыми. Черное море – это благодатное море, где на глубине 200 метров нет жизни. Вы можете туда выпускать что хотите. Серьезно. И они там так и погибли с сероводородным давлением. А у нас больше 3 километров там нет. А этот севастопольский – вообще загадка. Какой трал там в 35-метровой глубине что-то ловил. Я думал, что он просто лопнул. 16 лет, насколько я знаю, она не ремонтировалась вообще. Так что удивляться? В Крыму 150 очистных сооружений в абсолютно одряхлевшем состоянии. 150 элементов. По отчетам соответствующего НИИ, только 3 пляжа могут считаться пригодными, для того чтобы с детьми там купаться и радоваться.

Марина Калинина: Еще одно сообщение, Сахалинская область: «Город расположен рядом с морем. Канализационные стоки сливаются без очистки прямо рядом с портом».

Татьяна Овчаренко: Более того, оказывается, все эти мелкие частные полугостиничницы и неизвестно что свои фекалии, стоки в ливневку… Втихаря пробуривают там дырку, и туда. И переполненные ливневые стоки уходят прямо в море.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, расскажите. Если у вас есть проблемы с канализацией, расскажите в прямом эфире. Мы прославим вашу управляющую компанию, ваш город на всю страну.

Марина Калинина: Нам дозвонилась Елена из Самары. Елена, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Меня зовут Евгения. У нас 18 июля засорилась канализация. Дому нашему 150 лет. Не могут найти канализационный люк. В РЭУ обращались. У них нет схемы. Обращались в водоканал – у них тоже нет схемы. И мы 18 июля без канализации. В доме туалета никакого нет, в смысле на улице, чтобы куда-то фекалии свои выливать. И вот у нас такая проблема: мы не можем ни умыться, ни постирать, ни посуду помыть.

Константин Чуриков: А как же вы в общих чертах решаете эту проблему?

Зритель: Я уже и в ГЖИ обращалась, и в РЭУ, и в водоканал. Написала везде заявление. Никто не хочет заниматься и искать эту канализацию. Копать ее не хотят. Они вроде определили, где. А копать никто не хочет. РЭУ отказывается. Говорит: «Это работа водоканала». Водоканал говорит: «У нас нет схемы. Это работа РЭУ».

Константин Чуриков: Слушайте, если бы у ответственного человека дома засорился унитаз, я думаю, проблема была бы решена просто влет.

Татьяна Овчаренко: За 15 минут.

Константин Чуриков: А что делать человеку?

Зритель: Это старый двухэтажный дом.

Татьяна Овчаренко: Неважно, сколько ему лет. Это все разговоры. Пожалуйста, не надо. Засор где? В доме?

Зритель: В доме засор.

Татьяна Овчаренко: А причем тут люк?

Зритель: В доме чистили.

Татьяна Овчаренко: И что?

Зритель: Они говорят: «Надо канализационный люк». А они его найти не могут. И никто не хочет копать.

Татьяна Овчаренко: Интересно вы живете. Мы так и не поняли, что с ними вы делаете. Я рекомендую собрать ведерко-другое и к начальству под дверь.

Константин Чуриков: Подождите, это может быть статья «экстремизм».

Татьяна Овчаренко: Да ладно вам. Это будет проведение испытания в натуре.

Константин Чуриков: Смотрите, что пишут в натуре из Тверской области: «Мы по нашей канализации определяем прогноз погоды. Если крышка люка прыгает, значит будет тепло. Если понесло – к дождю, к морозу». На полном серьезе из Краснодарского края пишут, что в Мацесте построили 9-этажку с септиком. Скажите, пожалуйста, а вообще у нас такие нормативы есть, чтобы многоквартирный дом, а удобства там?

Татьяна Овчаренко: И тем более 9-этажный. Нет, это поразительно. Какой-то индивидуальный проект, который они в обход всего… нет, конечно. Септики – это крайняя ситуация вообще для временного жилища. Вы выехали большим пионерским лагерем, разбили палатки. Или у вас учения военные. И то сейчас есть другие виды удаления этих самых канализационных стоков. А как же принимали этот дом?

Марина Калинина: Сообщение из Дагестана: «Здравствуйте, я живу в республике Дагестан, Махачкала, в научном городке». У нас нет канализации. Вот научный городок и нет канализации – это, конечно, совершенно удивительное сочетание.

Татьяна Овчаренко: Это интересное сочетание, действительно. Нет, и что? Они просили что-нибудь сделать, или как?

Марина Калинина: А что надо делать, когда такая ситуация?

Татьяна Овчаренко: Вообще надо от местных властей…

Марина Калинина: Они же понимают, что людям надо справлять свои естественные нужды. Как можно жить без канализации?

Татьяна Овчаренко: Прежде всего местные власти должны этим заняться. Но на это нужны деньги. Они должны, очевидно, в республику обращаться, если это Дагестан. Люди должны требовать. Это проявление глубочайшего неуважения к людям. Все. Если люди не требуют, если они не требуют от депутатов, если те не включают в планы администрации…

Константин Чуриков: Это уже Конституция, нарушение прав и свобод человека, неуважение к личности.

Татьяна Овчаренко: Это грубейшее нарушение федерального закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. И за это и штраф, и с должности должны снимать. Холера ходит вокруг этих крымских…

Константин Чуриков: Спасибо Татарстану. Зрители внимательно посмотрели наш заголовок, поняли, что мы хотели сказать. Да, именно это. «Как часто должны менять канализационную трубу в доме, если дом – хрущевка?» Вообще много вопросов по поводу капитального ремонта, по поводу именно замены канализации.

Татьяна Овчаренко: Есть ведомственные строительные нормы, которые называются «определение степени износа жилых зданий». Там есть специальные сроки, сколько служат канализационные, в зависимости от того, из чего они. 25 лет. Чугунные – до 50 лет. Но дело в том, что мы говорили в прошлый раз про подготовку к осенне-зимнему сезону. В это время делается полное обследование дома. И все, что связано с канализацией, должно быть зафиксировано. Для того, чтобы успеть получить деньги, собрать или выпросить у бюджета. И менять в следующем году или в этом же сезоне. Зависит от ситуации.

Константин Чуриков: У меня еще экологический вопрос от себя. Как быть с экономией питьевой воды? Ведь смыв происходит с помощью питьевой воды, а не технической? Как решить этот вопрос?

Татьяна Овчаренко: Знаете, как-то не ценим мы воду. И технической воды у нас очень мало в стране. И мы ее не готовим. Вернее, мы всю воду превращаем в питьевую и используем как угодно.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок, на сей раз из Московской области. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Мы проживаем в Московской области, Балашихинском районе, в городе Железнодорожном. Мы неоднократно обращались к Юрову, главе города, к заму. Они говорят: «Нет финансирования». По коммунальному хозяйству обращались к Чабан. То же самое – нету финансирования.

Константин Чуриков: Надежда, вы конкретно про какое хозяйство говорите? Именно про канализацию, правильно?

Зритель: Да, канализацию. У нас частный сектор. В Темниково провели, а у нас нет. Почему такое отношение к нам? Звонили Владимиру Владимировичу Путину. Он нас не услышал. В 2018 году, в 2019 году. Звонили еще к Воробьеву, писали письменно. Он нам так и не ответил. «Нету финансирования», - Юров отвечает нам.

Марина Калинина: Понятно, да.

Константин Чуриков: А как осуществляется финансирование или софинансирование канализации?

Татьяна Овчаренко: Если они пишут губернатору и тот их крупно имел в виду, судя по всему, то обратитесь, пожалуйста, к прокурору области по поводу отсутствия ответа губернатора.

Константин Чуриков: Секунду, а прокурор области в иерархии выше губернатора?

Татьяна Овчаренко: Он в стороне. Это независимая…

Константин Чуриков: Опять Конституцию вспомним.

Татьяна Овчаренко: Вы с этого начните. Что значит «нет финансирования». Так на заседании областном, когда областные депутаты бюджеты принимают, присутствуйте, потребуйте отдельной строкой, чтобы профинансировали ваш район. Вообще смешно. Город Железнодорожный, кусочек Балашихи. Что вы хотите теперь, когда вы какой-то там кусочек?

Константин Чуриков: Подождите. Женщина уже всем позвонила в стране, по-моему.

Татьяна Овчаренко: Есть два варианта. Вы скидываетесь, сами проводите себе канализацию, взыскиваете с Балашихи деньги эти. И второе – вы требуете наконец, чтобы к вам отнеслись всерьез, объяснили вам и предусмотрели эти деньги. Потому что звонки и просто какие-то ответы каких-то мелких ваших чиновников – это все несерьезно.

Марина Калинина: Еще есть звонок из Пермского края. Зоя, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. У нас в… (Пермский край) канализация вся бежит в реку Лобву. У нас глава знает это. Все снимали на камеру, показывали, в «Одноклассниках» выкладывали, что такое дело делается. Вся рыба заражена у нас, больная. И люди ловят эту рыбу, кушают, солят. Как этот вопрос как-то бы нам…

Константин Чуриков: Есть главные санитарные врачи в Пермском крае, одна штука. Требуйте, чтобы выезд. Они имеют право на исследование, расследование, принятие мер, штрафы и так далее. Действуйте. Потому что это просто антисанитария. А я думаю, что денег как всегда нет на очистку. Затребуйте письменно объяснений, почему ваши канализационные стоки идут непосредственно в водоем или в реку, и почему нарушается соответствующий закон. У нас даже закон про это есть, что нельзя.

Константин Чуриков: Сахалин пишет: «Если все деньги в стране стекаются в Москву, может, и все канализационные трубы туда тоже направить?» Пытливый русский ум. Смотрите: «На въезде в Иркутск все время пахнет канализацией. Как там люди живут?» А если просто на уровне обоняния, вот человек-горожанин, он там, предположим, ходит постоянно. Это не его дом, не его участок. Как он может заявить о том, что ему некомфортно? Может быть, и людям помочь…

Татьяна Овчаренко: Вообще это СЭС. Это вопросы санитарии. Чистота воздуха в городах – это обязательное условие, вообще говоря, для эксплуатационных организаций и для администрации города. Так что это можно писать и требовать выяснить причину и прекратить. А вот те, кто там живут, почему они не протестуют, не требуют перерасчетов за свои коммунальные платежи – это удивительно.

Марина Калинина: Сообщение из Краснодарского края: «Адлер. Весь частный сектор и прочие строения без центральной канализации. Подключение к центральным сетям стоит бешеных денег или взяток. Септик позволить может не каждый. Все течет прямо в море».

Татьяна Овчаренко: Все замечательно. Подключение стоит бешеных денег. Кто ж этого не знает? И я хочу знать – кто протестует? Можно узнать? Кто-то хоть раз калькуляцию потребовал? Потребовал ревизии, аудита, почему подключить два электрических провода стоит 550 тысяч? Совершенно уже потеряли…

Константин Чуриков: Это мы уже о другом подключении.

Марина Калинина: Еще один звонок успеем принять. Ирина из Ульяновска. Ирина, здравствуйте. Буквально коротко, потому что время у нас заканчивается.

Константин Чуриков: Тема бездонная.

Зритель: Наш дом решением суда подлежит капитальному ремонту. До сих пор ничего не сделано. От 2012 года решением суда… по канализационному каналу постоянно течет. Вода течет в подвал. И в канализации запах невозможный. Я живу в третьем подъезде. Подъезды открывают, проветривают, а капитального ремонта не наблюдается.

Константин Чуриков: Добивают до третьего подъезда даже. Спасибо большое. Спасибо, Ирина.

Татьяна Овчаренко: Что я вам могу сказать? Это просто безобразие. Неисполнение решения суда есть уголовное деяние. Требуйте, чтобы прокуратура наказывала этих людей – раз. А, потом, сами исправить не пробовали? За 7 лет.

Константин Чуриков: Починить?

Татьяна Овчаренко: Да.

Константин Чуриков: Руками?

Татьяна Овчаренко: Конечно. Думаете, что если вы частным образом что-то закажете, это не будет стоить столько, сколько в управлении.

Константин Чуриков: Там же это все-таки система. Тут соображать надо.

Татьяна Овчаренко: Это надо заказать эскизный проект, найти бригаду, сделать.

Константин Чуриков: Если я в нашем подъезде починю канализацию, это много звонков потом поступит.

Татьяна Овчаренко: Это не проблема.

Марина Калинина: К тебе пойдут с другими проблемами, Костя.

Константин Чуриков: Много было вопросов об общественных туалетах. Если вкратце, как добиться общественного туалета в районе?

Татьяна Овчаренко: Надо при встрече с главами районов требовать, прямо писать заявления, коллективные требования.

Константин Чуриков: «Хотим».

Татьяна Овчаренко: Да.

Константин Чуриков: Спасибо. Это была рубрика «ЖКХ по-нашему». У нас в студии как всегда была Татьяна Овчаренко, эксперт в сфере ЖКХ, руководитель Школы активного горожанина. Спасибо большое.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски