Татьяна Овчаренко: Переселенцы бегут сломя голову в новое жильё, не успевая понять, что им всучили

Татьяна Овчаренко: Переселенцы бегут сломя голову в новое жильё, не успевая понять, что им всучили
За нарушение «Правил проживания в многоквартирном доме» предусмотрены меры вплоть до выселения
Бесполезно говорить о каких-либо пособиях прежде, чем мы не выведем существенную часть граждан из тени
Олег Бадера: Объективно количество камер на дорогах будет расти
Алексей Парамонов: Наша страна первая в мире по заболеваемости панкреатитом. На самом деле, это неправда. Просто фонд ОМС платит за него лучше, чем за аналогичные диагнозы
Провал в первичном звене: как из него выбраться?
Одна поликлиника – на 150 тысяч человек. Как в Миассе справляются с нехваткой медиков?
Смартфоны в школах – запретить? Экологический сбор. Блокировка банковских карт. Квоты на лов редких рыб. Страны-должники России
Мобильные телефоны: запретить их в школе или использовать в учебном процессе?
Александр Баунов: Месседж Макрона Европе прост. Поскольку Россия - не убираемая с доски фигура, надо по возможности включить ее в собственные партии
Кредиты, которые мы даём другим странам, конечно, неэффективны. Это подарки, которые обеспечивают лояльность к кредитору
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Рубрика «ЖКХ по-нашему». В Чите переселенцы въехали в новостройку и теперь живут в сырости и с плесенью. О проблемах с вводом многоквартирных домов в эксплуатацию говорим с экспертом в сфере ЖКХ Татьяной Овчаренко.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. Сейчас поговорим о проблемах в сфере ЖКХ. Это наша постоянная рубрика – «ЖКХ по-нашему». Привлекла наше внимание история в Иркутской области, где в одном из сел районной власти организуют экспертизу новостройки, которая начала разваливаться буквально сразу после сдачи в эксплуатацию. В квартирах круглый год сыро, на стенах плесень, отваливается плитка. Лампочки лопаются, горят розетки. Вода из-под крана непонятного цвета. Но жители многих новостроек жалуются на такие проблемы в разных регионах нашей страны.

А вот, например, дольщики в Мордовии 3 года не могут въехать в новые квартиры, потому что в строении проблемы с водопроводом, электричеством и крышей. Но самое главное – нет газа.

Что еще может омрачить настроение новоселов в нашей стране и как бороться с нарушениями при вводе новостройки в эксплуатацию, какое законодательство существует, как отстоять свои права – обо всем этом поговорим прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Да, с Татьяной Овчаренко, руководителем Школы активного горожанина, экспертом в сфере ЖКХ. Давайте еще к одному примеру. Давайте отправимся в Читу, разберем ту историю, посмотрим на нее. Там новостройка, где живут уже переселенцы из аварийного жилья. Была построена с какими-то дикими нарушениями. Теперь люди вынуждены жить в сырости и с плесенью. Подано 62 заявления в суд. Давайте последим за этой историей.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Насколько типичен читинский случай?

Татьяна Овчаренко: Вообще это случай довольно редкий. В таких объемах и с такой наглостью. Мне все очень странно слушать. Начнем с того, что дом, в котором нет вентиляции, согласно 47-му постановлению, сразу должен быть признан непригодным для проживания. Какие окна, двери? Уважаемые ОНФ, вы про что? Какое утепление полов? Все эти люди должны получить новые квартиры и при этом возместить расходы на въезд, выезд, поклейку…

Петр Кузнецов: То есть еще один новый дом?

Татьяна Овчаренко: Да. Но уже, пожалуйста, без этого товарища. Кстати сказать, про 24 миллиона и Читинскую администрацию. А где вы были, когда строилось? Что делал ваш стройтехнадзор?

Петр Кузнецов: Вот как раз этим вопросом и задаются все те, кто вместе с нами посмотрел этот сюжет. Почему эти дома сдают в эксплуатацию и только после вселения выясняется, что он непригодный, что там плесень. Ладно, для плесени все-таки нужно время. Кто в ответе? И давайте с первого этапа. Почему сдают в эксплуатацию, и только потом выясняется, что дом непригодный?

Татьяна Овчаренко: Я вообще не уверена, что там есть акты приемки. Все, кто подписали…

Петр Кузнецов: А можно без этого?

Татьяна Овчаренко: Нет, нельзя. Государственный акт о приемке в эксплуатацию жилого здания. Все под суд. И из своего кармана. Это первое.

Ольга Арсланова: Подождите. Из своего кармана кто?

Татьяна Овчаренко: Те, кто подписывают этот акт. А пока его строили, что делали? Раз в месяц обязан стройтехнадзор на каждую стройку прийти. Есть журнал специальный, где они расписываются в строгой отчетности. Как это могло? Это первое.

Второе. Дорогие граждане, вы зачем флизелиновыми обоями заклеиваете и без того ваши стены, которые промерзают и не дышат? Этого тоже делать нельзя. Дальше. У них нет теплоизоляции между двумя кирпичными створами. Поэтому вставить внутрь теплоизоляцию дома стены невозможно без ее разборки.

Петр Кузнецов: То есть плесень как раз нам говорит о том, что нет теплоизоляции?

Татьяна Овчаренко: И у них нет вентиляции. Перво-наперво, нет вентиляции – жилые помещения признаются непригодными для жилья. Это федеральный нормативный акт. Так что я не очень понимаю, что вы там в Чите делаете, граждане начальники. Потом, мне смешно слушать про 24 миллиона. Вы что, вчера, что ли? Вы должны собрать в ночь с четверга на пятницу. Как у вас это получается? Это смешные деньги.

Но на самом деле эти дома подлежат разборке, сносу и переселению. При этом с возмещением расходов, которые потерпели жильцы. Никакие эти анти… что там у них? Плесень?

Петр Кузнецов: Это в лучшем случае временное. В общем, 62 иска. Какие шансы у людей, учитывая всю ситуацию?

Татьяна Овчаренко: По защите прав потребителей у них все зависит, как договорятся и что скажут суду, о чем иск. Потому что обязаны им бесплатно все это восстановить в указанные потерпевшими (то есть жертвами) сроки, а не так, как решают… Закон говорит, что я, потерпевший, указываю срок, в который мне это починить. А где ты найдешь бригады, кого возьмешь – это твои проблемы, потому что виновное лицо – это, безусловно, администрация, кроме этого товарища. Вы профукали 0.5 млрд рублей. Я все спрашиваю прокурора Читинской области и следственное управление. Где посадки?

Петр Кузнецов: По поводу ответственности еще хочется понять. Только ли застройщик несет ответственность в таких случаях? Или бывает, что ответственен непосредственно эксплуатационщик?

Татьяна Овчаренко: Здесь непонятно, как они приняли к эксплуатации, их жилищная контора. Не знаю, надавили или как. Эксплуатационщики – бывает, что очень плохо следят за зданиями. Прежде всего входные группы у нас промерзают, то есть двери. Там вот такие щели. Пришла зима – и сразу промерзает. Влажность больше 60%. И появляется грибок разного цвета. В основном черный.

Ольга Арсланова: Да, у нас тут зрители пишут: «В древности на Руси даже дома с черной плесенью бросали и сжигали, потому что жить в таком доме опасно для здоровья. Сильный аллерген».

Петр Кузнецов: Читинский дом под снос.

Татьяна Овчаренко: Девушка, у которой ребенок с легочными заболеваниями. Источник, безусловно, в самом здании.

Петр Кузнецов: Пишут: «Новое жилье по расселению еще хуже старого. Директора департамента уволили, а мы так и живем». С какими домами, по вашим наблюдениям, чаще всего встречаются такие проблемы? Это коммерческое жилье, это жилье по каким-то федеральным программам? То есть где чаще всего вот так халтурят?

Татьяна Овчаренко: Да на всем халтурят. Сначала, когда граждане, зажав в потном кулаке, с миллионами наперевес бежали покупать, ничего не понимая в этом, стало ясно, что можно строить как угодно.

И вторая часть – переселенческое жилье. Это просто сплошь и рядом, что оно ужасного качества. А все потому, что у нас даже не налажена система сборных домов, например, как в Финляндии, деревянных. И после войны у нас огромное количество домов. Они так и назывались – финские. То есть на случай аварии и стихийных бедствий была целая система домов 2-4 квартирных или комнатных. А сейчас – нет. Случайные бригады в основном на переселенцах. Представляете, там люди без жилья? То пожар, то затопило. Мало ли что. И они бегут сломя голову в новое жилье и не успевают понять, что им всучили.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, ввод здания в эксплуатацию и передача ключей. Вот есть разница? Что это за процесс?

Татьяна Овчаренко: Это любимая мошенническая схема. «Если ты не подпишешь акт приемки квартиры без претензий, я тебе ключ не дам». В таких случаях вызывается наряд полиции с заявлением, что «здесь мне угрожают и вымогают у меня деньги». Прямо с таким заявлением. И на месте, когда является полиция, тут же пишете на коленке заявление о том, что…

Петр Кузнецов: По этому вымогательству можно сделать вывод, что в доме все не очень будет хорошо. Раз он вымогает подпись. Хорошо. Давайте послушаем наших телезрителей, кто у нас на связи.

Ольга Арсланова: У нас Руслан из Астраханской области. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Хотел бы внести на рассмотрение вот такой вопрос, как страхование ответственности застройщика перед покупателями квартир. Так же как есть у каждого ОСАГО. А застройщики все должны такую страховочку иметь на случай, если в течение какого-то определенного времени после введения в эксплуатацию начнутся какие-то проблемы с домом.

Петр Кузнецов: Хороший вопрос. Вот этот срок еще важен.

Татьяна Овчаренко: Замечательно. Никогда в жизни они не будут страховаться. Вы что? Во-первых, там по 8 ступеней строителей – бесконечные посредники. Заложено, перезаложено все. Кредитуется левой задней ногой. Им эта ответственность совершенно не нужна. Да, конечно. Но дело в том, что только сейчас дом будет принадлежать банку до тех пор, пока его не заселят. То есть то, что в мире уже лет 150, у нас только вводится с этого года. И поэтому да, хорошая мысль – страховка. Но перспектив не вижу.

Петр Кузнецов: С точки зрения появления плесени… Если она появилась через 10 лет, это тоже все еще считается ошибкой ввода в эксплуатацию?

Татьяна Овчаренко: С жилыми трудно сказать. Тут надо понять, случайно не поливал ли он цветы…

Петр Кузнецов: Не клеил ли эти обои, которые только усугубляют.

Татьяна Овчаренко: И излишне герметичные окна приводят к появлению прямо на стеклах.

Петр Кузнецов: А, это выясняется еще экспертизой, из-за чего…

Татьяна Овчаренко: Но я могу вам сказать, что с недвижимостью особые условия. Если появилось за сроком 5 лет… У нас тихо подменяются понятия застройщики и эксплуатационники. Они говорят, что вот 5 лет прошло – если нашлись какие-то серьезные недостатки, все, до свидания, мы не отвечаем. Неправда! В законе сказано о сроке эксплуатации этого здания. А срок у нас этих домов, они капитальные – по 100-125 лет. Вот, что здесь сказано. В пределах установленных на результат работ, срока службы или в течение 10 лет со дня принятия результатов работы потребителем, если срок службы не установлен. А у нас на дома вообще… Я не знаю, они выдают сейчас эти свидетельства. А по ведомственным строительным нормам они имеют категорию. Обычно 100-150 и более лет. Так что можно там попытаться. Но 10 лет точно наши.

Ольга Арсланова: Еще один звонок из Челябинской области. Фаина в эфире. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас такой вопрос. Мы живем в новом доме Ломоносова, 71. Шесть лет мы живем без газа. Обращались уже в администрацию района, в администрацию города. Никаких сдвигов нет. Некоторые жильцы покупают баллоны и пользуются баллонными газовыми плитами. Обращались, чтобы нам сделали хотя бы 50% электроплитки. Но воз и ныне там. Написали письмо нашему будущему губернатору, но никаких сдвигов нет. Помогите, пожалуйста.

Татьяна Овчаренко: А чем мы вам можем помочь? Вы дома квартиру как принимали? Вы же расписывались в акте приемки квартиры. У вас претензий нет. Так о чем спик? Я вас серьезно спрашиваю – как это могло получиться?

Зритель: Вот так получилось. Я купила квартиру 3 года назад. Говорили, что в сентябре месяце будет газ. Но вот уже 3 года живу – газа нет.

Татьяна Овчаренко: Я понимаю ваши трудности. Но хочу вам напомнить, что «говорят, что кур доят». Что значит «вам сказали»? Вот вам и сказали. Вы покупали тем более. Это ваше серьезнейшее упущение. Так что решайте на местах коллективом жильцов.

Петр Кузнецов: Плесень, сырость – еще какие типичные ошибки ввода в эксплуатацию у нас существуют?

Татьяна Овчаренко: Заливы у нас сразу.

Петр Кузнецов: Ржавую воду тут… Ленинградская область. К вопросу относится или нет? «Куда обращаться при подаче ржавой воды?»

Ольга Арсланова: Может, тут виноват местный водоканал?

Петр Кузнецов: Сроки, что за дом, не указаны.

Татьяна Овчаренко: С ржавой водой все довольно просто. Надо актировать, что она ржавая, в прямом смысле слова. Вызывать, требовать немедленно в письменном виде перерасчета. Потому что у нас по СНИПам вода должна быть питьевая, а никакая не ржавая. То есть вы перестанете просто за эту воду платить, пока это не перестанут делать. Это первое. И дальше надо обжаловать и требовать санитарной проверки, в связи с чем. Вот у нас есть санэпиднадзор. И ему вменено в обязанность, он имеет право проводить экспертизы, нанимать специализированные службы. Требуйте от них это до выяснения, почему вода… Может, она ядовитая?

Ольга Арсланова: Вот про воду. «Когда наконец доведут жилой квартал до ума? Куча квартирантов не платят за коммунальные услуги. Именно горячее водоснабжение и холодное водоснабжение. В одном пункте пишут «составляйте акт», а другой пункт все отменяет. Город Ижевск».

Татьяна Овчаренко: То, что сдают и не платят – это проблема управляющей организации.

Ольга Арсланова: Видимо, из-за этого недоделываются какие-то вещи, потому что не хватает…

Татьяна Овчаренко: Это любимая отговорка управления. Они всегда рассказывают вот эти самые сказки. У них всегда нехватка средств. Это естественное явление в эксплуатации. А хозяин, который сдает и не платит – надо накладывать арест на имущество и так далее.

Петр Кузнецов: Узнаем, что приключилось в Омской области. Оттуда Ирина с нами на связи. Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте. Я из Омской области, Любинский район. Я сирота. Я получила жилье, а жилье некачественное. В стенах утеплителя нет половина, стены промерзают, двери промерзают. Зимой очень сильно холодно. Грибок возле окна сильно полез. Пол холодный. И квартира у меня еще не приватизирована. Срок гарантии – прошло 5 лет. В документах написан газ, а фактически газа нету. Имущественных отношений… говорит, что опечатка документов. Шесть квартир без газа. Мы живем без газа. У меня электронное отопление. Мне отапливаться нечем.

Татьяна Овчаренко: Все понятно. Я могу вам сказать – причем тут срок пятилетний? Вы принимали ее в таком состоянии. Вы какие-то предпринимали шаги, актировали, жаловались, комиссии приходили? Что было?

Петр Кузнецов: Ирина, вы с нами еще? Вы просто сказали – утеплителя нет. Я тоже хотел спросить. Это вы просто сделали вывод по своим ощущениям, просто потому что вы замерзали, или все-таки кто-то к вам приходил уже?

Зритель: Дома откручивали стену, а утеплителя нету, пустота. И я собираюсь с пенсии, чтобы хотя бы дома тепло было. Потому что администрация отказывает, помогать не хотят. Я не знаю, куда дальше обращаться.

Татьяна Овчаренко: Давайте вы позвоните, и я вас отдельно проконсультирую. Это длинное дело. Но такое жилище должно быть признано непригодным к проживанию. И вам должны вообще следующую квартиру предоставить.

Ольга Арсланова: Успеем мы еще звонок принять из Ярославской области. Светлана, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Светлана, город Ярославль. У меня такая история. 4 года назад я… однокомнатную квартиру по улице Гончарова в Ярославле. Дом был сдан в срок, все хорошо, все нормально. Ровно через полгода после ввода в эксплуатацию весь дом пошел трещинами. Все жильцы забеспокоились, начали какие-то вопросы задавать застройщику. Застройщик сказал, что строится соседний дом слишком близко и вся вина в соседнем доме. Естественно, началось перекидывание вины с одного на другого. Дошло до следствия. Целый год или полтора работал Следственный комитет. Мне лично выдали документ, признали меня потерпевшей. После чего я задала вопрос: «И что я теперь могу с этим документом? Расторгнуть договор, получить деньги назад?» На что сказали, что уже не существует этого застройщика ООО «Ярнефтехимстрой». Он вообще не существует, его ликвидировали. Поэтому типа спрашивать уже не с кого. Вот так и продолжайте, живите. То есть вопросы задавать некому больше. А тот дом, который стоит по соседству, он приостановлен в строительстве. Но у нас какая ситуация? Мы живем в опасном доме, который весь в трещинах.

Петр Кузнецов: Минутку. Что значит в опасном? Он признан непригодным и аварийным.

Зритель: Заходили комиссии. Застройщик сам вызывал комиссию. У меня в постановлении так написано: «Он имеет неудовлетворительное состояние».

Татьяна Овчаренко: Ну, что я могу вам сказать? Нет такого «неудовлетворительного состояния». Есть непригодный для жилья и аварийный. Никаких других вариантов нет. Поэтому, пожалуйста, уточните, что вы там понаписали. И в зависимости от этого нужно требовать либо серьезных строительных операций для его поддержания в рабочем состоянии, либо переселение. Это делается по суду. Так что действуйте.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое. Контакт Ирины из Омской области (сироты) мы вам передадим. Спасибо большое. «ЖКХ по-нашему».

Ольга Арсланова: Спасибо зрителям и нашему гостю.

Петр Кузнецов: Татьяна Овчаренко, руководитель Школы активного горожанина, эксперт в сфере ЖКХ, помогла нам сегодня. Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
светлана
Посмотрела данную передачу!!! Не то что плакать хочеться, а понимаешь людей которые идут бесстрашно на улице!!! Ведь

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски