За нарушение «Правил проживания в многоквартирном доме» предусмотрены меры вплоть до выселения

За нарушение «Правил проживания в многоквартирном доме» предусмотрены меры вплоть до выселения
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Денис Чижов: И вот теперь – рубрика «ЖКХ по-нашему». Мне, кстати, всегда… Я обычно же не здесь присутствую, а по ту сторону. Мне всегда хочется… Уж столько проблем в ЖКХ! Я ворвался в студию, сейчас буду задавать вопросы все, которые накопились. Но сегодня – на тему соседей. Кстати, прочитал…

Во-первых, давайте представим сразу. Татьяна Иосифовна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ, к нам уже присоединилась.

Оксана Галькевич: Наш постоянный эксперт в сфере ЖКХ.

Денис Чижов: Постоянный эксперт. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Денис Чижов: Прочитал такую забавную шутку: «Почему очень хорошо иметь участок на берегу? Потому что идиоты тебя окружают только с трех сторон». А что делать, если ты живешь в многоквартирном доме? Тут слева, справа, сверху – везде. И что же с ними делать, если они нормально жить-то не дают? С этим сейчас будем разбираться.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, а в общей, так скажем, массе проблем ЖКХ насколько часто…

Денис Чижов: …соседи фигурируют?

Оксана Галькевич: …эти истории встречаются, фигурируют соседи, как сказал Денис?

Татьяна Овчаренко: Ну, я могу сказать, что стало меньше намного.

Оксана Галькевич: Стало меньше?

Татьяна Овчаренко: Да, намного.

Оксана Галькевич: А что на это влияет, простите? Процент ненормальных, нормальных соседей – вообще на что это влияет?

Татьяна Овчаренко: Вы знаете, начинается все-таки образование таких социальных общностей. То есть эти разговоры: «Я никого не знаю в своем доме», – они, в общем, в определенной степени сходят на нет. А особенно это касается пятиэтажных домов, девятиэтажных – то есть там, где количество людей, в общем, как-то визуально узнаваемо за определенный период времени.

Денис Чижов: Ну, в 22-этажных, как я понимаю, особо ничего не меняется.

Татьяна Овчаренко: А особенно если тысяча квартир, то это вообще…

Оксана Галькевич: Это проблема.

Татьяна Овчаренко: Проблема, да.

Оксана Галькевич: Друзья, я предлагаю сейчас посмотреть небольшой сюжет из Челябинска. Там как раз история, когда в доме поселился не такой уж прямо замечательный сосед. Правда, он не на трубе громко играл, не по стенкам громко стучал, а там другие проблемы возникли. Давайте посмотрим.

И кстати, уважаемые телезрители, если у вас какие-то похожие истории, вы не знаете, что делать, как с этим справиться, – звоните нам в прямой эфир или пишите на SMS-портал.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Слушайте, а соседи-то какие! Я имею в виду – какие ответы получают. Языкатые, вот эти нехорошие соседи, подкованные: «Мой дом. Моя площадка».

Денис Чижов: «Что хочу, то и делаю».

Оксана Галькевич: «Что хочу, то ворочу».

Денис Чижов: И как быть в таком случае? До суда как-то можно это решить?

Татьяна Овчаренко: Во-первых, я поражаюсь их терпению – пять лет! Во-вторых – незнанию своих прав и отсутствию реализации. Управляющая организация просто сказки рассказывает про то, как она ничего не делает. И еще за счет жителей, невиновных лиц, она будет вывозить этот мусор. Это безобразие! Нет конечно.

Оксана Галькевич: А как должно быть-то? Расскажите.

Татьяна Овчаренко: Во-первых, эта женщина до определения ее степени вменяемости нарушает знаменитое 25-е постановление «Правила проживания в жилых помещениях». При нарушении этих самых правил – вплоть до выселения. Где? Юрист есть в этой компании? Эти люди платят деньги за то, чтобы компания делом занималась. Это первое.

Во-вторых, у нас можно принудительно освидетельствовать при определенных обстоятельствах. Уголовное дело налицо, жестокое обращение с животными, хулиганство. Но если они подозревали, что она не совсем психически здорова, они имели полное право обратиться за освидетельствованием без ее согласия вместе с участковым. То есть в МВД надо обращаться. Рапорт должен быть составлен, протокол о том, что там антисанитарная обстановка. И вместе с требованием милиции и ряда жильцов ее могли совершенно спокойно освидетельствовать, в том числе принудительно, потому что там есть уже составы.

Человек, возможно, болен. И таких случаев много. И часто это больные люди. Им требуется лечение. А так у них по нарастающей. Вот этот неконтролируемый сбор хлама, так сказать, «имущества» – да, это заболевание.

Денис Чижов: Оксана, твои пишут тут из Иркутской области: «Собака лает круглосуточно. Что делать?» Как с такими бороться?

Оксана Галькевич: Мои – кто?

Денис Чижов: Нет, я имею в виду…

Оксана Галькевич: Точно не родственники.

Денис Чижов: Я имею в виду – земляки, земляки, не родственники, конечно.

Татьяна Овчаренко: У меня тоже за стеной собака лает.

Денис Чижов: Уж вы-то должны были на место поставить ее уже давно.

Оксана Галькевич: Собаку поставить на место.

Татьяна Овчаренко: Собака, да, зовут Дон. Ну что? Поговорила с соседом. Он из этой же серии: «Что хочу, то и делаю». Пошла в отделение полиции и говорю: «Вы хоть профилактику-то проведите. Товарищ у нас из каких-то глубинок, жить в сообществе не привык». Вот так всем подъездом оказали легкое психологическое давление.

Денис Чижов: Легкое давление на участкового, чтобы он пришел?

Оксана Галькевич: Напугали в подъезде? Какое давление-то?

Татьяна Овчаренко: Ну, участковый – само собой. У нас все участковые работают, у меня на участке работают. Обещал оштрафовать. Но вообще с собачьим лаем сложно.

Оксана Галькевич: Вы знаете, не только в Иркутской области, кстати, лают соседи.

Денис Чижов: Да это же везде.

Оксана Галькевич: В Мурманской области такие же проблемы, причем круглосуточно. Нервы уже измотаны у людей. Спрашивают, что делать.

Татьяна Овчаренко: Ну, видите ли, когда я училась в аспирантуре, жила в общежитии на Рязанском…

Оксана Галькевич: Школа жизни, Татьяна Иосифовна, да?

Татьяна Овчаренко: Да. Внизу жили милиционеры, потом – строители, а выше – представители науки.

Денис Чижов: Там-то вы со всеми и познакомились.

Татьяна Овчаренко: Поэтому я приучилась не слышать ничего. «Защититься хочешь?» – «Хочу!» – «Ты не слышишь».

Оксана Галькевич: Ну смотрите, вам повезло – у вас участковый, вы говорите, работает, провел профилактическую беседу. А если участковый не работает?

Татьяна Овчаренко: Ну, в принципе, жалоба на участкового, честно вам скажу. А вообще у нас это в законе отсутствует. Сам закон о шуме есть…

Денис Чижов: Ну, там же децибелы.

Татьяна Овчаренко: Да. Но это все про строителей, про гармошку. А собак там потеряли по дороге. И в итоге они разводят руками. Если не помогает, то…

Денис Чижов: А можно мне понять про эти децибелы? Там есть какие-то цифры. В законе прописано, что шум не должен составлять выше…

Татьяна Овчаренко: 45 или 60 децибел.

Денис Чижов: Фактически дорого ли это самому померить, зафиксировать? Нужно специальные службы вызывать?

Татьяна Овчаренко: Да.

Денис Чижов: Или я могу купить прибор какой-нибудь на AliExpress?

Татьяна Овчаренко: Можно прибором, если он сертифицирован То есть к нему должен быть приложен этот сертификат.

Денис Чижов: А стоимость – какой порядок? Пара тысяч рублей?

Татьяна Овчаренко: Да. Ну, чуть дороже.

Денис Чижов: То есть достаточно доступно.

Татьяна Овчаренко: Но нужно проводить… Нужно иметь родственников потерпевшего или соседей, чтобы в этот момент были…

Денис Чижов: Ну, как понятые.

Татьяна Овчаренко: Ну, как свидетели, чтобы они присутствовали. И актируется, составляется акт в свободной форме. Это если вы не вызываете специальную службу.

У нее семь собак! Куда у них смотрит санэпиднадзор? Я не знаю. У них есть все права по отношению к такому поведению в многоквартирном доме. Они просто не реализуют свои права.

Денис Чижов: Можно я до конца дойду? Мы собрались с соседями, зафиксировали шум. Куда дальше мы идем с этими документами?

Татьяна Овчаренко: В принципе, есть комиссии при управах, которые беседуют с такими. А вообще вплоть до выселения, я вам серьезно говорю. Требовать. Самое главное – требовать.

Денис Чижов: Нет, я имею в виду – с документами. Сначала в управу?

Татьяна Овчаренко: Пишу жалобу в ОВД, потому что здесь же нарушение: «Я полагаю и соседи полагают, что есть нарушение. И требую провести с ней работу и определиться…» Сейчас новый закон по обращению. Квалифицировать это. «Мы считаем, что это…» Если она лает целый день, то это жестокое обращение. Они оставляют ее одну. Интересно, что в Англии учат не лаять.

Денис Чижов: Хорошо, в полицию написали заявление. Не реагируют. Неделя проходит, две, три, месяц…

Татьяна Овчаренко: Есть сроки процессуальные.

Денис Чижов: Приходит ответ, как правило: «Не найдено состава…»

Татьяна Овчаренко: Нет-нет. Вы можете потребовать, чтобы в вашем присутствии с ними беседовали. А потом, когда вам участковый пишет, что предмета возбуждения уголовного дела не видит…

Денис Чижов: Как это всегда и бывает.

Татьяна Овчаренко: …вы приходите вежливо в ваше ОВД и говорите: «Я хочу ознакомиться с самим делом». Письменное заявление. И снять копию. Бывает, что вы там не находите ничего, то есть никакая работа не проведена. Пишете жалобу в прокуратуру и требуете участкового снять, а начальство лишить премии квартальной или годовой. И обычно все становится очень быстро, очень ясно и так далее.

Оксана Галькевич: И все бегают, высоко подбрасывают колени и говорят: «Татьяна Иосифовна дорогая! Придите еще раз, посмотрите дельце».

Татьяна Овчаренко: «Что вы по такой мелочи?»

Оксана Галькевич: Звонок давайте примем. Московская область, Александр. Александр, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Денис Чижов: По какому вопросу вас соседи тревожат?

Зритель: В квартире, в жилой квартире порядка 20 собак.

Денис Чижов: Ой!

Зритель: Ну как? Передержкой это называется. Ну, своего рода бизнес. Да, она их выгуливает, она каждый день выводит эту большую стаю собак. Обращались в управу, обращались, писали. Законодательно нигде нет регламента, сколько можно, сколько нельзя. Поэтому вот эти разговоры: «Напишите жалобу – и все решится», – это настолько несерьезно! Потому что законодательной подкладки в этом вопросе нет никакой. Вот 20 собак там есть, и ничего не сделаешь, это сто процентов!

Татьяна Овчаренко: Вы мне сошлитесь на тот законодательный акт, где написано, что можно в жилом помещении разводить собак. А я вам сказала: нет.

Зритель: Вы также не найдете в законодательстве…

Татьяна Овчаренко: Еще раз вам повторяю: мы разговариваем с вами в рамках закона. Нельзя в жилом помещении устраивать питомник. Это написано и в Жилищном кодексе, и в знаменитом этом 25-м постановлении, и в СанПиНах, и в законе о содержании животных. Так что – извините. А в управу вы напрасно… Надо было старшему дворнику писать. При чем тут управа? Это не по адресу.

Денис Чижов: Может быть, в данном случае пора идти в суд, прилагая все документы, ответы?

Татьяна Овчаренко: В данном случае пора идти в милицию, в Роспотребнадзор. Правда, в этом вопросе я не буду давать рекомендаций. Я не помню, они насчет собак как? В контрольные санэпиднадзорные органы. И подавать, естественно, в суд.

Оксана Галькевич: Про собак очень много сообщений, но не будем повторяться. Вот только по частному сектору. Говорят: «Одно дело – в квартире». А если в частном секторе, то тут уже ничем не поможешь?

Татьяна Овчаренко: Нет, в частном секторе тоже. Новые поправки, которые внесли, они ставят условия и различают приют и просто содержание двух-трех или передержку на недельку какой-то собаки или кошки. В этом смысле – да.

А если это систематически… Здесь же нужно собирать документа, что систематически содержат, что в антисанитарных условиях, отсутствует то-то и то-то. А там все написано, что должно быть. Вот на этом основании надо закрывать, собак или кошек отправлять в официальный приют, штрафовать владельца.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, давайте от шума, от собак, от топающих кошек и ежей перейдем к другим вопросам. Очень много, например, сообщений такого рода: «Как бороться с курильщиками?»

Денис Чижов: Вот!

Оксана Галькевич: Если курят на балконе, бросают, а окурки прилетают на их балкон. Или кто-то курит снизу, а человеку затягивает наверх. Это все неприятно, человек плохо себя чувствует.

Денис Чижов: Или рядом, слева.

Татьяна Овчаренко: Слева, да-да.

Оксана Галькевич: Слева, справа.

Татьяна Овчаренко: Насчет балконов. Я помню, что по последним пожарным требованиям запрещено курить на балконах. Причем тут мнения юристов разошлись. Я не считаю балкон общим имуществом, он согласно СНиПам не является, это часть квартиры. А часть решений говорят (есть даже у Верховного Суда), что это часть общего имущества. В таком случае точно нельзя выходить. Потому что нельзя курить в многоквартирном доме теперь ни на лестницах, ни на лестничных площадках. Оказывается, есть и такие решения, недавно читала, что и на балконах.

Здесь все связано с безопасностью. Это нарушение правил пожарной безопасности, особенно кидание вниз. Это мелкое хулиганство, административная статья. И здесь надо просто жаловаться.

Оксана Галькевич: Знаете, иногда бывает, что дом какой-нибудь 17-этажный, и ты не знаешь, собственно, кто этим безобразием занимается.

Денис Чижов: Запах есть, а человека не видно.

Оксана Галькевич: Да. Окурки валяются у тебя на балконе. А кто бросил с какого балкона – поди уследи.

Татьяна Овчаренко: Ну, это только методом наблюдения.

Оксана Галькевич: Это тоже расследование свое нужно проводить?

Татьяна Овчаренко: Да. А как еще?

Денис Чижов: Хорошо. А если курит не на балконе, а…

Оксана Галькевич: …в квартире, на кухне.

Денис Чижов: Да-да. И тянет через вентиляцию.

Татьяна Овчаренко: Тянет, да. Между прочим, этого быть не должно. Это говорит о микротрещинах в вентканалах. Тогда будет пахнуть и жареным, особенно рыбой. Каждый канал изолирован, он абсолютно герметичен. Поэтому если он у себя курит, то это должно выносить аж на чердак.

Оксана Галькевич: Подождите, он окно открыл – и все, и потянуло.

Татьяна Овчаренко: Нет, если окно, то это другое дело. А так вообще…

Денис Чижов: То есть без собственного расследования никак?

Татьяна Овчаренко: Надо вызывать управляющую организацию. А окна – нет, нельзя. Сначала пытаться уговорить, чтобы вести себя прилично. «Брось курить». Вот посмотрите на меня. Я 27 лет курила и бросила. Видите как? Вот учитесь! В один день.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, это было мощная пропагандистская заявка. За ЗОЖ!

Денис Чижов: Давайте послушаем телезрителей. Так, кто у нас – Александр или Галина?

Оксана Галькевич: Галина у нас Нижегородской области.

Денис Чижов: Галина, Нижегородская область. Галина, вы нас слышите?

Зритель: Да, я вас слышу. Добрый день.

Денис Чижов: Здравствуйте, Галина. Какая у вас проблема с соседями?

Зритель: Проблема следующая. В обычной панельной девятиэтажке на пятом этаже предприимчивые дамочки устроили парикмахерскую – конечно, нелегально. Чтобы самим можно было дышать, включают мощную вытяжку на кухне. И мы дышим всеми этими запахами.

Денис Чижов: Подождите. А парикмахерская – это какие запахи? Запахи волос?

Зритель: Нет, наращивание ногтей, вот эти гели, ацетон.

Денис Чижов: Это так ужасно пахнет?

Оксана Галькевич: Ну, сильные запахи, ацетон и все прочее.

Татьяна Овчаренко: Я вынуждена огорчить вас: как индивидуальные предприниматели парикмахерские и маникюрные услуги в квартирах разрешены.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите. А сильный запах?

Денис Чижов: Неприятный запах.

Оксана Галькевич: Причем он на самом деле токсичный, я думаю.

Татьяна Овчаренко: Вот это удивительно, честно говоря, что на такое большое расстояние… А это же несколько метров. Странно, какие именно средства они употребляют. Вот этот вопрос надо как-то с ними попытаться решить. Потому что народ может и технический ацетон использовать, а это категорически запрещено. То есть единственное, что от них можно потребовать – чтобы они предъявили сертификаты. Это обязательное условие.

Оксана Галькевич: Прийти и психологически повоздействовать: «А у вас разрешение на работу есть? А покажите».

Денис Чижов: Можно под видом клиента прийти.

Татьяна Овчаренко: Они должны быть зарегистрированы как индивидуальные предприниматели.

Оксана Галькевич: Так, Татьяна Иосифовна, вопросы по лифтам. «Часто происходит вандализм в лифтах сразу после ремонтов. Жаль жильцов. Как поступать?» А еще часто в лифтах делают… те, кто не успел добежать до квартиры, до нужных мест. Тоже как заставить, как говорится, управляющую компанию на это отреагировать?

Татьяна Овчаренко: А при чем тут управляющая? Я что-то не поняла.

Оксана Галькевич: Люди так спрашивают, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Я поняла.

Оксана Галькевич: Не могу прочитать в оригинале, простите, что там делают.

Татьяна Овчаренко: Я верю. Невозможно, если вы живете даже в девятиэтажном доме, даже в шестнадцатиэтажном, не может быть, чтобы вы не знали, кто устроил уборную в вашем лифте.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, господи, как элегантно! Я не могла подобрать слово, а вы так… Молодец!

Татьяна Овчаренко: Просто я с этим сталкиваюсь. Ну, не у меня, я живу в пятиэтажном доме. Прежде всего, если вы предполагаете, что это чей-то ребенок в конкретной квартире или человек, а не забежавший забулдыга… А это, кстати, увы, бывает.

Оксана Галькевич: Часто бывает, да.

Татьяна Овчаренко: …то вы должны попытаться поговорить с этими людьми и написать жалобу. Это все в МВД. То есть потом участковый и так далее. Это вообще все мелкое хулиганство, и за это штрафуют.

Денис Чижов: Давайте поможем Челябинской области, городу Златоусту. «Соседи продают самогон». Полагаю, к этому прилагаются еще и покупатели, и так далее.

Оксана Галькевич: Весело…

Денис Чижов: Если бы они его просто тихонечко продавали, то это было бы не так страшно.

Татьяна Овчаренко: А им шум мешает на лестнице?

Денис Чижов: Нет, я полагаю, покупатели, соответствующая публика.

Оксана Галькевич: Всевозможная публика подтягивается к этой квартире.

Татьяна Овчаренко: «На вынос» и «Распивочно» – были такие когда-то вывески.

Денис Чижов: Вот продолжают работать.

Татьяна Овчаренко: Я не знала. Раньше это было запрещено – варка самогона в квартирах. Сейчас ничего не могу сказать. Пожалуйтесь, соответственно, опять, снова-здорово, в полицию. Но – сразу начальнику ОВД. Перестаньте писать письма участковому! Понимаете, у него нет компетенции на ваши письма таким образом реагировать. Только по распоряжению руководства. У них все вот так. Понимаете, это одна структура.

Оксана Галькевич: Вы еще одну элегантную формулировку предложили нам сейчас.

Тюменская область: «Соседняя квартира сдается посуточно. Дверь сильно хлопает». Ну, люди туда-сюда ходят, какой-то шум. Что с этим делать?

Татьяна Овчаренко: Ну как что? Либо за свой счет установить доводчики, оббить войлоком… Предмет в чем? Сдается посуточно? Это законно, незаконно? Вопрос только в шуме. Ну, надо требовать от владельца, чтобы он это прекратил. Если есть совет дома, то совет дома должен воздействовать, жалобы должны поступать. Опять двадцать пять! Это нарушение условий проживания. Опять 25-е постановление. И вот в соответствии с ним требовать, чтобы было тихо, чтобы они заползали.

Денис Чижов: Про тишину вот такой вопрос: а можно ли как-то обязать соседей сверху сделать шумоизоляцию пола? Допустим, дети топают или взрослые.

Татьяна Овчаренко: Да, это большая проблема. Она – строительная.

Денис Чижов: Как-то можно ее решить?

Татьяна Овчаренко: В 50-е годы были черные полы, засыпка песком или шлаком, потом белый чистый пол, потом паркет или линолеум.

Денис Чижов: Я вам скажу, что это проблема не только тех домов. В современных вполне тоже слышно.

Татьяна Овчаренко: У меня, например, масса соседей, купивших у нас такой дом с таким полом… Я ничего не слышу, живу как в пещере. Они радостно снимают черный пол и на бетонную плиту укладывают ламинат. Теперь я слышу, кто когда встает и так далее.

Оксана Галькевич: Прекрасная акустика!

Татьяна Овчаренко: Да, замечательная.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы они музыку не слушали и все прочее.

Татьяна Овчаренко: Граждане, можно только звукоизолирующей плиткой либо по вашему потолку, либо уговорить соседей сделать…

Денис Чижов: Только уговорить? То есть воздействия какого-то нет?

Татьяна Овчаренко: Нет такого.

Денис Чижов: Не получится. Придется за свой счет свой потолок делать или соседям заплатить за пол.

Татьяна Овчаренко: Хорошо, что дети в мяч не играют. У меня такие были соседи в свое время.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, вы знаете, мне кажется, что Денис сегодня раскрылся с новой стороны.

Денис Чижов: Я пойду решать все проблемы во всеоружии!

Оксана Галькевич: Готовый председатель ТСЖ!

Денис Чижов: Голосуйте за меня, дорогие товарищи, в качестве председателя!

Оксана Галькевич: Голосуйте за рубрику «ЖКХ по-нашему», друзья.

Денис Чижов: Татьяна Иосифовна Овчаренко…

Оксана Галькевич: Каждую среду Татьяна Иосифовна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ, у нас в прямом эфире. Можете звонить, писать, задавать вопросы. Спасибо, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски