Татьяна Овчаренко: «Покажите ваш холодильник. Что, ему 6 лет?! В окошко!». Забудьте про такие ситуации. Если домашняя техника исправна, вы вправе продлить срок эксплуатации

Татьяна Овчаренко: «Покажите ваш холодильник. Что, ему 6 лет?! В окошко!». Забудьте про такие ситуации. Если домашняя техника исправна, вы вправе продлить срок эксплуатации | Программы | ОТР

Рубрика «ЖКХ по-нашему»

2019-11-27T13:31:00+03:00
Татьяна Овчаренко: «Покажите ваш холодильник. Что, ему 6 лет?! В окошко!». Забудьте про такие ситуации. Если домашняя техника исправна, вы вправе продлить срок эксплуатации
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Александр Денисов: Вот Анастасия была не готова к фокусу. Не готовы и коммунальные службы к зиме.

Анастасия Сорокина: Это провокация была с твоей стороны, Саша.

Александр Денисов: Подстава, подстава.

Анастасия Сорокина: Как и для наших коммунальных служб. Давайте поговорим о готовности коммунальных служб к этой зиме. Только за последнюю неделю произошло несколько крупных коммунальных аварий на теплосетях в Алтайском крае, Ярославской, Челябинской, Архангельской и Новосибирской областях.

Александр Денисов: В Барнауле в двадцатиградусный мороз на сутки остались без тепла две с половиной тысячи жителей. Ночью там лопнула магистральная труба, проложенная еще 36 лет назад. Вода затопила улицу, проезжую часть. Отопления лишились почти 30 домов и три детских сада.

Анастасия Сорокина: В Курске сутки без отопления и горячей воды провели 40 тысяч жителей, при этом на улице было минус 10. В городе произошли сразу две коммунальные аварии на трубопроводе. Чтобы их ликвидировать, рабочим пришлось отключить 159 многоквартирных домов, вуз, три поликлиники, две школы и два детских сада. Как заявил губернатор Курской области, более 80% теплосетей изношены и требуют срочного ремонта.

Александр Денисов: В студии у нас – сами видите кто.

Анастасия Сорокина: Сейчас увидите.

Александр Денисов: Да. Татьяна Иосифовна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте. Ну знаете, я с изумлением это все слушаю. Послушайте, мы же с вами в июле месяце говорили о том, что вот-вот начинается подготовка к зиме.

Александр Денисов: В июле мы про это говорили?

Татьяна Овчаренко: Первый раз.

Александр Денисов: Уже о зиме задумывались?

Татьяна Овчаренко: Да. Потому что мы самые аккуратные и самые серьезные из всех телевизионных каналов. Мы все про трудящихся.

Александр Денисов: Предупреждали мы.

Татьяна Овчаренко: Предупреждали. И в сентябре была специальная передача, когда были уже сданы эти самые теплосети. 15 сентября вся страна сдает подготовку к зиме. Я вам клянусь. И это известного постановления Правительства требует. И вот пожалуйста. Что вот это вот? Обратите внимание – там масса областей, которые отнюдь не относятся к Восточной и Западной Сибири, где всегда холодно.

Александр Денисов: Ну, Барнаул, Барнаул.

Татьяна Овчаренко: Ну, Алтай, да. А Ярославль? Это что?

Александр Денисов: Курск.

Татьяна Овчаренко: Курск! Это вообще…

Александр Денисов: А вот скажите, что, зря жители терпели отключение горячей воды? Вот эти опрессовки всякие шли. Напрасно все было, да?

Татьяна Овчаренко: Получается, что да.

Александр Денисов: Мылись все чайниками.

Татьяна Овчаренко: Совершенно верно, да. Очевидно, да. Но тут причины вообще давно изучены – кроме того, что изношены сети. Прежде всего, мы несколько сотен лет назад не там поселились вообще, следовало южнее как-то. А раз уж в северной стране, казалось бы, можно было за эти сотни лет понять, что и как. Тут масса причин. Прежде всего лопаются они от изношенности металла. А изношенность, потому что… 50 лет? Или 35 лет, да?

Александр Денисов: 36 лет в Барнауле, да.

Татьяна Овчаренко: 36 лет. 36 лет назад не было этих новых систем, при которых эти трубы… Может, вы видели, они в такой черной, как будто резиновой такой…

Александр Денисов: Да-да, прорезиненные.

Татьяна Овчаренко: Да. Очень симпатичные. А сверху еще бетон кроют. А потом еще в лотки бетонные. В общем, сейчас очень серьезно. А тогда просто клали трубы. Ну конечно, какая-то изоляция. И все. И немедленно начинаются повреждения.

Александр Денисов: Татьяна Иосифовна, вот вопрос. А что лучше – старый добрый чугун или современные какие-то? Сейчас же пластиковые делают.

Татьяна Овчаренко: Они стальные.

Александр Денисов: Или стальные.

Татьяна Овчаренко: Нет, в домах… Понимаете, в принципе, эти пластмассовые с металлическим армированием – это очень хороший тип труб.

Александр Денисов: Ну, это для квартир, да?

Татьяна Овчаренко: Для квартир. Для магистральных сетей по-прежнему трубы стальные, разного диаметра. Мы часть делаем, часть покупаем, даже в Италии. И они сами по себе достаточно… 25 лет – срок службы, после чего проводится промышленная экспертиза. И если все в порядке, то можно продолжать, только чаще экспертизу проводить. Но, во-первых, бурное строительство привело к тому, что бурим, где хотим, прокладываем сети, не имея плана сетей города или района, или чего-то. Врезаемся в этот лоток! «Ой, извините!» Быстро…

Александр Денисов: То есть и такое бывает, да?

Татьяна Овчаренко: Ой, сплошь и рядом! И вы там на месте быстро-быстро цементиком залили, накрыли, никому не сообщили.

Александр Денисов: Помните в Москве случай? Что-то долбили и в вагон метро попали.

Анастасия Сорокина: Да. Огромные рекламные щиты.

Александр Денисов: Бетонной дубиной какой-то.

Татьяна Овчаренко: Да, он бил сваю. И одновременно…

Александр Денисов: И встретился.

Татьяна Овчаренко: Я чуть не попала. Я опоздала на этот поезд. Честное слово. И в результате получаются эти механические воздействия. А есть еще электрохимические. Кабель силовой кладем, трамваи ездят? Есть соответствующие блуждающие токи, мало кто знает, и они разрушают, они проникают через микротрещины.

У нас есть районы, где по 20 раз в день происходят заморозки и оттепели. И в результате этого земля то замерзает, то нагревается. При нагреве она начинает давить на эти лотки. И вообще происходит… У нее меньшая несущая способность. Это лотки – они же тяжелые, они начинают прогибаться. Труба не понимает такого. И вот вам.

И одна еще из таких известных всем причин, с которыми вообще достаточно трудно бороться. По нормативу у вас 130 градусов или 150 градусов в таких регионах, где минус 20, по трубам идет этот теплоноситель. Ну и металл расширяется. И если недостаточное качество… А потом, кстати сказать, он остывает. У него микро-микротрещинки. И в эти трещинки у нас попадают грунтовые воды, которые, в свою очередь, до этого разъели эти лотки. В общем, ужас! Но основное – по 36 лет не смотреть. Так называемый недоремонт.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок из Ростова-на-Дону от Светланы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Дело в том, что мы хотим пожаловаться на нашу управляющую компанию «Команда+». Они самозахватом нас как бы определили, что они у нас будут управляющей компанией. Мы заявление не писали, мы с ними договора не составляли. Они самовольно стали нами управлять. Выставляют бешеные платежки. Выставляют норматив, хотя у нас есть коллективный счетчик по отоплению. За отопление выставляют норматив постоянно. Мы все время жалуемся – пересчитают. Потом опять назад считают. Что хотят, то и творят.

В октябре месяце у нас отопления не было, до 20 ноября у нас отопления не было. За весь октябрь выставили норматив. Вот лично наша квартира – 4 500. Теперь выставляют общедомовые, за свет. Я за свет плачу, за 80 киловатт, а выставили общедомовые, за лампочку в подъезде – 215 киловатт.

Татьяна Овчаренко: Вопрос ваш в чем?

Зритель: Вопрос в чем?

Татьяна Овчаренко: Да.

Зритель: Идет беспредел в ЖКХ. Сколько мы ни жалуемся в инспекцию, в департамент – никаких мер не принимают.

Татьяна Овчаренко: Все понятно.

Зритель: Идут отписки. В конце концов, когда это прекратится? Мы живем вроде в правовой стране, но наши права нарушают.

Татьяна Овчаренко: Нет, послушайте…

Анастасия Сорокина: Спасибо, Светлана.

Татьяна Овчаренко: Все, спасибо большое. Значит, ваши права никто не успел нарушить. Вы только жалобы пишете? В суд подайте. Подайте заявление, два раза в год зафиксируйте вот эти фокусы с нормативом вместо расчета в соответствии с 354-м постановлением. Потребуйте отнять лицензию. Кроме того, что значит – они вас захватили? Соберите собрание и выкиньте их. И выберите тех, кто вам нужен.

Анастасия Сорокина: Звоните, пишите, задавайте любые вопросы – будем давать на них ответы. Вот уже сыплются из сообщения. Из Костромской области: «Ответьте, пожалуйста. Дом у города на балансе не стоит, управляющей компании нет, квартиры в собственности. Платим за капитальный ремонт, а крышу ремонтируем сами».

Татьяна Овчаренко: Во-первых, я хотела бы разъяснить всей стране, что то, что дом находится на чьем-то балансе – это вообще не значит, что он принадлежит городу. Это для учета. Балансы делаются для учета. Сколько у меня в хозяйстве кур, а сколько уток. Вот это то же самое про дома. Так что стоите вы, не стоите – вы платите за поставку ресурса. А это вопрос того, что у вас написано в договоре управления, с кем вы его заключили. Тогда надо будет разбираться. А так что я вам могу сказать?

Александр Денисов: Василий из Калуги дозвонился. Василий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Помогите! Семь лет надо мной издеваются. Получил 15 отказов. Говорят: «Собери 15 справок – и тогда, и только тогда будете платить 50%. После этого все равно будете платить 100%, дадим сдачи». Я говорю: «А кто будет получать сдачу?» – «Вы». Я говорю: «Я через три дня подохну, мне через семь дней будет 80 лет».

Александр Денисов: Василий, у вас субсидия на оплату жилищно-коммунальных услуг, правильно, 50%?

Зритель: Нет.

Александр Денисов: Или что?

Зритель: Только капитальный ремонт.

Татьяна Овчаренко: Ну и что?

Зритель: Получил 15 отказов. Все мои телеграммы, даже губернатора Артамонову – они дают отписку, никаких мер не принимают.

Александр Денисов: А где вы живете в Калужской области? Что это за город такой?

Зритель: Я дома по стенке хожу, я не могу ходить. А они надо мной издеваются.

Александр Денисов: А, Калуга.

Татьяна Овчаренко: Калуга? Ну, я не поняла, честно говоря. Вы платите за какие услуги?

Александр Денисов: Калуга – вообще запущенный такой город, как деревня, разрушенный.

Татьяна Овчаренко: Ужасно, да, ужасно.

Александр Денисов: Даже деревня получше.

Татьяна Овчаренко: Оставьте ваш телефон, я с вами отдельно свяжусь, и мы поговорим с вами.

Александр Денисов: Василий, редакторам оставьте, а мы Татьяне Иосифовне передадим.

Анастасия Сорокина: Сообщение из Ростовской области: «Дом – сталинка, 57-й год. Как добиться от водоканала перекладки канализационных труб в земле, выходящих из дома и проходящих рядом с домом? Трубы сгнили».

Татьяна Овчаренко: Ну, магистральные, то есть которые мимо дома ходят, они принадлежат водоканалу, у них на балансе. Если там аварии – это вопрос… Они так называемые гарантированные поставщики. Это вопрос к городу. А то, что внутридомовые сети – ну как добиться? План капремонта есть? Передвигайте общим собранием срок.

Александр Денисов: Там, кстати, еще сообщение было, кто-то писал из зрителей, мол: «Мы платим, все это входит в коммунальные платежи, ремонт». Действительно входит ремонт этих трасс, которые вне дома? Мимо дома ходят, как вы говорите. Тоже мы за это платим?

Татьяна Овчаренко: Нет.

Александр Денисов: Нет? А кто платит тогда?

Татьяна Овчаренко: Понимаете, в тариф, вообще говоря, входит ремонт, который нам и юридическим лицам…

Александр Денисов: Всякий-який, короче?

Татьяна Овчаренко: Все, да, абсолютно. Обслуживание всех сетей входит. Поэтому, конечно, в определенной степени они имеют право… Во-первых, они имеют право… Если разливается канализация или забивается, то это просто грубейшее нарушение услуг поставки. И это вопрос судебный.

Александр Денисов: Помните, анекдот Владимир Путин рассказывал? Бабушка говорит: «Имею ли я право?» – «Имеешь». – «А могу ли я?» – «Не можешь».

Татьяна Овчаренко: Очень старый анекдот. Да, совершенно верно. К сожалению, это вопрос… Нужно выставлять по этому поводу претензии, нужно требовать перерасчета. Что делает управляющая организация? Я не понимаю. Надо прекращать ей платить за управление, если она не может добиться от водоканала исполнения их функций. То есть берите деньгами, только деньгами, иначе они не понимают.

Анастасия Сорокина: Из Москвы: «За чей счет должен устанавливаться прибор учета электроэнергии в муниципальном жилье, если истек срок эксплуатации?»

Татьяна Овчаренко: Это зависит от того, какой договор вы подписали. Если вы подписали, что чемоданчик не принадлежит муниципалитету, а все на вас, то будете за свой счет и ставить. Читайте договора, которые вам подают и которые вы подписываете.

Александр Денисов: Вы знаете, про эти магистрали интересно. Я был на Липецком заводе, там трубы делают. И мне показывали чугун. Он такой прямо вообще суперстойкий. По нему «КамАЗ» груженный проезжал – и хоть бы хны этой трубе. И чугун предыдущего поколения нам показывали. Вышел такой здоровенный рабочий. Он по нему кувалдой – все в клочки просто! А по этой трубе бил-бил – не разбил. Как в сказке. У нас когда такие трубы будут всюду прокладывать? Или мы никогда не скинемся и не оплатим себе такое?

Татьяна Овчаренко: Не могу понять. Тот хрупкий? У чугуна вообще единственный недостаток, но очень серьезный – он хрупкий.

Александр Денисов: Хрупкий. Но современный уже другой.

Татьяна Овчаренко: А так он совершенно вечный. Еще он вечный. Но он колется при малейших… Это новые какие-то составы. Наверное, не покупают, я так думаю. Выгоднее же из Италии везти.

Александр Денисов: Ну, это шутка была, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Анастасия Сорокина: Сообщение из Удмуртии: «Почему заставляют менять газовые плиты после 15 лет эксплуатации, если она в хорошем состоянии?»

Татьяна Овчаренко: Никто вас заставить не может. Вообще давайте отучаться от этого глагола, уважаемые господа. Никто нож вам не подносит к горлу. Согласно закону «О техническом регулировании» и ряду других законов, если прибор исправен, то его эксплуатация может быть продолжена, в соответствии с техническими регламентами. Так что никто вас заставить не может.

Александр Денисов: А вообще мне сложно представить ситуацию, что кто-то приходит и говорит: «Плиту покажи».

Татьяна Овчаренко: Нет, газовщики проверяют. А такая ситуация? Приходят и говорят: «Так, холодильник покажи. Что?! Шесть лет? В окошко! И новый». Вот эта ситуация.

Александр Денисов: Ну а мы что можем? Пойти и телевизор проверить.

Анастасия Сорокина: Пройтись. Из Башкирии Павел на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Павел.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Вы меня слышите, да?

Татьяна Овчаренко: Да-да.

Зритель: Я бы хотел задать Татьяне Иосифовне вопрос. Я звоню из Башкирии, из пригорода, есть такой поселок Иглино, районный центр. Как началась «мусорная реформа», квитанции вообще не приносили. Потом принесли за десять месяцев сразу. Никаких договоров не заключали мы, никто к нам не обращался, ничего. А мусор как валялся везде… Никаких дополнительных площадок не сделали, не благоустроили эти площадки. Все как валяется, так и валяется. Я обязан платить?

Татьяна Овчаренко: А вы заплатили?

Зритель: Нет, я не заплатил.

Татьяна Овчаренко: Правильно. Вот напишите. Сфотографируйте это все, во-первых. Зафиксируйте письменно, что у вас нет никаких площадок. И в правительство вашего региона. Потому что по закону мусорный оператор должен был сначала это сделать, а потом к вам приставать с грязными намерениями. Так что – пожалуйста. И заодно напишите заявление: «Оплату по выставленным счетам за неисполненную услугу приостанавливаю». Не «не буду платить», а «приостанавливаю».

Александр Денисов: Да, «не буду»…

Татьяна Овчаренко: Да, не проходит.

Александр Денисов: Вопрос интересный про электрощиток из Москвы: «Не меняют электрощиток, – ну, ГБУ. – Почему халатность? И кто будет за это отвечать?» Какая халатность? Вот электрощиток. А что его там менять? Это, наверное, вот эти рубильники?

Татьяна Овчаренко: И там автоматы.

Александр Денисов: Они, наверное, вылетают, да?

Татьяна Овчаренко: Да. Я думаю, что там еще провода, как на Урале говорят, «на ремках». Это когда так веревочкой завязывают.

Александр Денисов: Жучки, что ли?

Татьяна Овчаренко: Нет, провод с помощью веревочек подвязывают – «на ремке». Нет, это обязанность… В этом смысле надо в стройнадзор подавать жалобу, потому что это опасно для вас. Но это обязанность управляющей организации. И очень странно, что в текущий ремонт они это не вставляют.

Александр Денисов: Я как-то вызывал электрика, он пришел ко мне и говорит… Как они называются? Автоматы?

Татьяна Овчаренко: Автоматы.

Александр Денисов: Он говорит: «Они слабенькие, они будут у вас вырубаться. Нужно три по 25». Ну, я так понял, что за свой счет. Потом был ремонт, и, естественно, я все это купил. И вариантов нет? За свой только, да?

Татьяна Овчаренко: Если в квартире и счетчик ваш, то – да.

Александр Денисов: А если электрощиток?

Татьяна Овчаренко: Это дело управляющей организации, потому что… Вообще это спор, он так и не разрешен. С одной стороны, арбитражные суды считают, что этим должны заниматься управляющие организации, то есть заменой.

Александр Денисов: Вот этих автоматов?

Татьяна Овчаренко: Потому что они берут обязательства о безопасном проживании и эксплуатации.

Александр Денисов: Это же опасно, да.

Татьяна Овчаренко: Да, конечно. И должно быть у них исправное электротехническое оборудование. Следовательно, затраты, чтобы оно не горело и взрывалось, они должны закладывать ежегодно. Ну, это же… Жадноват был Ваня бедный. Ежегодно надо общее собрание проводить, проверять эти сметы. Никто же этого не делает. Хотя бы совет дома выбрали из трех сумасшедших. Нет. И в результате эти фокусы. А то, что внутри квартиры – эти счетчики наши, в принципе. И мы должны сами ставить эти самые автоматы, которые на определенную мощность рассчитаны.

Анастасия Сорокина: Из Челябинска Евгений на связи. Здравствуйте. Евгений?

Зритель: Алло.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста… Вот у меня квартира в Челябинске закрытая стоит, а сын у меня в Санкт-Петербурге проживает. Нам каждый раз приходит за коммуналку. То есть приходит за вывоз мусора. В квартире никто не прописан, никто не живет. Вывоз мусора. Электроэнергия – 180 киловатт, хотя стоят счетчики. А они потребление среднее берут на человека и выставляют счет, даже никто не смотрит. За воду также берется, например, полтора… Сколько там? В каком режиме – я не знаю. Тоже выставляется, хотя там никто не живет. Платежи приходят, и спорить бесполезно. Если даже не оказывают услуги, ты все равно должен платить им.

Татьяна Овчаренко: Нет, ну что значит «бесполезно спорить»? И я не поняла, за какую воду с вас деньги берут. Счетчики есть в квартире? У нас по закону по показаниям счетчиков вы платите. А их хотелки – это вымогательство. Что касается электроэнергии, то тоже я не понимаю, откуда у вас эти безумные счета. Ну, это надо запросить, за что именно вам выставлены счета. Это общее имущество у вас там так горит ясным пламенем на такие суммы? Или что происходит? А так – нет.

По показаниям счетчиков – раз. Во-вторых, представьте им справку, что сын находится, постоянно проживает в Санкт-Петербурге, поэтому… Кроме отопления и содержания и ремонта, вы ничего не обязаны платить. Или он. В зависимости от того, кто собственник.

И вывоз мусора. Не знаю, как у вас с вывозом – по метрам квадратным или по головам. Если по головам, то опять справку о том, что голова преклонила себя на подушку в Санкт-Петербурге. И все. И заявление, что платежи в соответствии с законом не признаете. А дальше уже… Захотят – пусть в суд подают. Там будете разбираться дополнительно.

Александр Денисов: Сообщение было, как раз тоже можно прокомментировать историю. Люди забывают, что жилищно-коммунальная компания для нас не начальство.

Татьяна Овчаренко: Когда я начинала в этой области свою деятельность правовую, я начала ее, потому что встретила по дороге старушку в связи с конфликтом большим у нас в Юго-Восточном округе, и она мне сказала: «Разве я имею право задать вопрос начальнику ЖЭКа?» Вот тут я поняла, что надо бросать арбитражные споры и срочно идти и спасать трудящихся от самих себя. Очень многие не понимают, что это обслуживающий персонал. Это все равно что официант тобой будет командовать в ресторане.

Александр Денисов: Так бывает, что командует, говорит: «Ешь! Почему тебе салат не вкусный? Всем вкусный, а ты…»

Татьяна Овчаренко: «А ты недоволен».

Александр Денисов: «Обнаглел!»

Анастасия Сорокина: Алтайский край, Борис. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Борис.

Зритель: Добрый день, здравствуйте. Алтайский край, город Новоалтайск. Алло-алло. Вы меня слышите?

Татьяна Овчаренко: Да, слышим, слышим.

Зритель: У меня вопрос вот какого характера. Мы ежемесячно платим оплату по обслуживанию ЖЭУ. И в результате у нас образовались денежные средства сэкономленные, более 200 тысяч. Это официально на сайте можно посмотреть. ЖЭУ-2, улица Барнаульская, 2. Директор – Лагно Александр Александрович. Эти денежные средства у нас имеются. Мы более двух лет боремся, просим установить в подъездах дома за счет этих сэкономленных денежных средств пластиковые окна. ЖЭУ-2 препятствует. Мы обращались в прокуратуру. Прокуратура отослала нас в жилинспекцию. А жилинспекция сказала, что они этим вопросом не занимаются. И получается, что мы со своей бедой сами остались.

Татьяна Овчаренко: Ну а почему же вы сами остались? Все, я поняла. Общее собрание решает, куда эти деньги девать, если это целиком деньги вашего дома – что, в свою очередь, вы должны были доказать. На общем собрании. Если его решение не будет выполнено в назначенный вами срок – значит, подаете в суд на принуждение к исполнению решения. Заодно там штрафов наберется еще тысяч на двести. И у вас будет ужасно много денег, сможете давать их в долг соседнему дому.

Александр Денисов: Интересный вопрос: «Законно ли вывешивать должников по коммунальным платежам в подъезде?»

Татьяна Овчаренко: Нет, это незаконно.

Александр Денисов: Не самих должников, а список.

Татьяна Овчаренко: Квартиры. Нет, этот вопрос разрешен прокуратурой. Это абсолютно незаконно. Это частные наши с вами…

Александр Денисов: Так даже в Москве вывешивают.

Татьяна Овчаренко: Так и у меня вывешивают.

Александр Денисов: Номер квартиры и сумма.

Татьяна Овчаренко: Раньше фамилии были.

Анастасия Сорокина: И что с ними делать, если они это делают?

Татьяна Овчаренко: Потому что, надо требовать наказания за разглашение. Это косвенное разглашение персональных данных, потому что все знают, кто живет в этой квартире № 45.

Александр Денисов: А у вас вывешивают, Татьяна Иосифовна?

Татьяна Овчаренко: Обязательно.

Александр Денисов: Да вы что?

Татьяна Овчаренко: Да. А как же? А как же? Ну, я же вредная…

Александр Денисов: А, вы свои принципы тоже применяете на практике?

Татьяна Овчаренко: Да. Вообще это отдельная история.

Александр Денисов: Временно прекращаете, да?

Татьяна Овчаренко: Что-то перестали в последнее время вывешивать. Нет, это незаконно абсолютно. И с этим надо обращаться, вообще с жалобами сначала с жилинспекцию, для того, чтобы их, так сказать, в чувства привели. Персонально рассылать вам – запросто! Это ваши взаимоотношения с поставщиком. Но это же надо платить за письма, лучше заказные, чтобы доказать, что вы уведомлены о том, что… Там целая процедура. А можно повесить в подъезде.

Александр Денисов: А можно взять и сорвать, например, да?

Татьяна Овчаренко: Да конечно, можно. Иногда и нужно.

Александр Денисов: Так и надо сделать?

Татьяна Овчаренко: Если злой сосед хочет вас ославить, он тоже может изготовить и повесить. Там же ничего нет – ни фамилии директора, ни бланков, ни подписей должностных лиц. Ничего! Понимаете, это просто возмутительная и оскорбительная бумажка.

Анастасия Сорокина: Напоследок сообщение про капитальный ремонт: «Маме 87 лет, постоянно платит 300 рублей в месяц. В соцзащите сказали, что ничего не вычитают». Гоняют их по разным инстанциям. Говорят – подавать этот вопрос в суд, чтобы он разрешился. Правильно ли будет здесь так поступать?

Татьяна Овчаренко: Если вы проживаете с мамой, то она будет до гробовой доски платить. Так написан закон. У нас только одиноким пенсионерам, которых все бросили или у которых никого нет, в 80 лет наконец позволяют не платить. А так как вы имеете глупость ухаживать за мамой и даже с ней жить, то вот, пожалуйста. Это протестовать надо было, когда этот закон вводили. А сейчас пишите свое мнение в Государственную Думу умникам, которые этот закон приняли.

Александр Денисов: Спасибо большое, Татьяна Иосифовна. Это была наша рубрика «ЖКХ по-нашему». Естественно, Татьяна Иосифовна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Ну и блестящий лингвист Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Да ладно. Не смущайте меня!

Александр Денисов: Расскажем, что будет вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)