• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Овчаренко: Директора управляющих компаний отчитываются перед ресурсниками по закону, а с потребителя берут по хотению. Разница понятно, где оседает

Татьяна Овчаренко: Директора управляющих компаний отчитываются перед ресурсниками по закону, а с потребителя берут по хотению. Разница понятно, где оседает

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Оксана Галькевич: Какой-то неожиданный специалист оказался в семенном фонде.

Константин Чуриков: Эксперт во всех сферах. Вот сейчас попробуем поднатореть в сфере ЖКХ, потому что это наша рубрика «ЖКХ по-нашему». В студии – наш постоянный эксперт Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна Иосифовна. Ну, мы с вами сегодня будем говорить о счетчиках, точнее – мы попытаемся обсудить поправки Минстроя в Жилищный кодекс. Теперь предлагается приборы учета в первую очередь принимать во внимание при расчете оплаты за отопление, в частности, а уже только потом общедомовые. Насколько это выгодно?

Татьяна Овчаренко: Ну, вообще потребители…

Оксана Галькевич: И как много россиян этим смогут воспользоваться?

Татьяна Овчаренко: Все, у кого счетчики, плюс тепловые счетчики квартирные, но это, увы, относится только к новостройкам, либо если капремонт сделан правильно.

Оксана Галькевич: А много ли таких, у кого капремонт сделан правильно?

Татьяна Овчаренко: Раньше, когда надо было 100% иметь в доме счетчиков квартирных, их было 1,7% – ничтожно малая величина! Ну, сейчас больше, но тоже незначительная часть, до сегодняшнего дня.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, расскажите, во-первых, тепло ли у вас в квартире? У нас уже декабрь на носу. Во-первых, да? А во-вторых, если у вас есть вдруг счетчик или вам кто-то звонил и предлагал установить счетчик на батарею, счетчик тепла, тоже расскажите, сколько вообще эти штуки стоят. 8-800-222-00-14.

Татьяна Иосифовна, а зачем тогда этот сыр-бор, зачем эти поправки в Жилищный кодекс? Ну, у кого-то новостройка – там стоят. У кого-то не новостройка – там все равно их поставить сложно или невозможно. То есть зачем это распоряжение-то?

Татьяна Овчаренко: Мне вообще не очень, честно говоря, понятно. Я читала, смотрела – и так я, в общем, не разобралась. С одной стороны, да, хорошо, что будут счетчики. А с другой стороны, по нашим системам теплоснабжения в домах устанавливать нужно другие счетчики – в общем, совершенно не те, о которых говорится. Так что мне не очень понятно.

Оксана Галькевич: Может быть, были какие-то в судах или при внесении определенных решений недомолвки, не всегда можно было правильно понять решения в сторону индивидуального счетчика?

Татьяна Овчаренко: Было очень плохо. Если у вас оборудована квартира индивидуальным счетчиком, но в доме кто-то открутил, или сломался, или, не знаю, он не принят в эксплуатацию – вот 99% счетчиков есть, но вам все равно считали по нормативам.

Оксана Галькевич: Все равно?

Татьяна Овчаренко: То есть зачем вы счетчики ставили – непонятно. Сейчас изменили. Конституционный Суд же выиграл, наконец нашелся гражданин, который прошел все суды, четыре категории…

Оксана Галькевич: Святой человек, молодец какой!

Татьяна Овчаренко: Да. Подал в Конституционный Суд и заявил, что этот порядок, который прямо записан в знаменитом постановлении и так далее, он нарушает его конституционные права. И Конституционный Суд там насчитал целый ряд таких нарушений и обязал законодателей переписать, то есть улучшить, изменить.

Оксана Галькевич: То есть собственно Минстрой приводит в соответствие, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Оксана Галькевич: После этого процесса приводит законодательство в соответствие Конституции Российской Федерации.

Татьяна Овчаренко: Да. Но не прошло и полутора лет… У нас все с большой скоростью, потому что в мае же было готово это постановление, а на днях декабрь. Но – тем не менее.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, а сколько у нас сегодня люди отдают за отопление? Такой порядок цифр, чтобы мы понимали. Со счетчиком, без счетчика – во сколько эта «музыка» обходится?

Татьяна Овчаренко: Это вторая графа по затратности. Разница очень незначительная – всего в несколько десятков рублей. Ну, я могу сказать, что это доходит до 50% (а в некоторых районах, судя по тому, что нам звонят, и больше) от общей стоимости квартиры, ну, квартплаты.

Оксана Галькевич: А как все-таки включаются общедомовые, так скажем, расходы в квитанцию человека, который платит по индивидуальным приборам? Ведь он же тоже все равно пользуется общедомовыми услугами, да?

Татьяна Овчаренко: Ну, там просто. Если индивидуальные все посчитать и снять показания общедомовых, то у вас разница и будет оплатой на лестницы (ну, мало ли что там), цокольный этаж и так далее. Если у вас есть юрлицо какое-нибудь, «гнездится», они часто там…

Оксана Галькевич: «Подъедают»?

Татьяна Овчаренко: Да. И, к сожалению, бывают всякие мошенничества. Это, кстати, легко выяснить, если жители привыкли вообще деньги считать. Очень легко.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Леонида из Забайкалья. Добрый вечер, Леонид.

Зритель: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Рассказывайте, какие у вас батареи, что у вас с теплом, с платой за отопление.

Зритель: Здесь вопрос был по поводу электросчетчика. У меня электросчетчик старого образца, но он электронный, также мигает красного цвета светодиод, соответственно, и находится этот счетчик внутри квартиры. Могу ли я по этому счетчику продолжать оплату за электроэнергию потребленную, либо надо выносить счетчик за пределы, то есть на площадку?

Татьяна Овчаренко: Да зачем выносить? Нет, не нужно выносить. Он у вас в квартире – значит, в квартире пусть и работает. Срок 16 лет там у них, вообще срок службы. Если ваш местный энергосбыт не требует, чтобы вы заменили на более современный, то и продолжайте по нему учет вести.

Зритель: Но они требуют, чтобы я заменил счетчик. А для меня он удобен, в принципе. И при замене счетчика я же должен оплатить стоимость счетчика, правильно?

Татьяна Овчаренко: Да, потому что он у вас в квартире, и поэтому это ваш счетчик. Придется вам новый покупать тоже за свой счет.

Константин Чуриков: Счетчики любят счет, да. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, Леонид. У нас еще… А, у нас слетел звонок из Перми. Юрий, попробуйте набрать нас еще раз.

У нас очень много сообщений на нашем портале. Вы знаете, люди некоторые пишут, что в квартире 16 градусов, у кого-то в общежитии 13 градусов. Как с такими проблемами справляться?

Татьяна Овчаренко: Ну, все, что ниже 18 градусов (да и то должно быть не более 3 часов в течение 24 часов отопления), подлежит фиксации, актированию. Надо вызывать товарищей. Два часа им дается, управляющей организации, чтобы быстренько прийти с актом, с соответствующим сертифицированным термометром, по определенной схеме зафиксировать температуру. Там тоже это меряется на высоте 1 метр, 0.5, 0.35 и так далее. Все это они знают. И сделать немедленно перерасчеты.

С другой стороны, установить причину. Любимое занятие энергетиков – это отключать насосы. Вода остывает. Она должна беспрерывно двигаться, понимаете? Это один вариант.

Константин Чуриков: Циркулировать.

Татьяна Овчаренко: Да. И когда она циркулирует, конечно, она отдает тепло. Ну, туда постоянно поступает подогрев. А второе – это, безусловно, просто не греют.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, а как зафиксировать это нарушение, если собственно управляющая компания могла отключить, а могла и включить тут же? Вы звоните с жалобой: «Придите и зафиксируйте, заактируйте», – они тут же быстренько подкручивают. И пока они в течение двух часов к вам придут, температура уже поднялась.

Татьяна Овчаренко: Так они и делают.

Оксана Галькевич: Так они и делают?

Татьяна Овчаренко: Да.

Оксана Галькевич: А как вот сделать так, чтобы зафиксировать реальную ситуацию?

Татьяна Овчаренко: Ну, в принципе, это надо…

Оксана Галькевич: Независимые какие-то, может быть?

Татьяна Овчаренко: Употреблю модное слово – мониторинг. Тогда надо каждый день, потому что это же остывает через какое-то время. Через три часа остынет – опять.

Оксана Галькевич: То есть измором взять их?

Татьяна Овчаренко: Да, только. Никаких других…

Константин Чуриков: Сначала – мониторинг, потом – модернизация, а потом – эффективность.

Татьяна Овчаренко: Да.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте Ирину еще пригласим в эфир из Екатеринбурга. Здравствуйте. Ирина?

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Чтобы уточнить, хочу спросить: то есть мы можем сейчас давать индивидуальные показания по отоплению? У нас стоят счетчики в квартире, мы 18 тысяч рублей заплатили за установку. Мы не пользовались, а потом сказали, что нужно платить одинаково по всему дому, потому что нет 100% установленных счетчиков.

Константин Чуриков: Ирина, а зачем вы на такие расходы пошли? Ну, как сказать? Деньги-то не лишние – 18 тысяч!

Зритель: Такие цены у нас.

Константин Чуриков: Безумие какое-то! Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Да. Ну, цены не только у вас, а по всей стране такие. А во-вторых, что значит – вам сказали? Завтра вам скажут, чтобы вы норковую шубу купили друзьям того, кто вам сказал. Есть закон, откройте 354-е постановление. Нет, вы не должны.

Во-первых, никаких «сказали». Во-вторых, там твердо написано. Мало ли что, у кого нет счетчика, или он его сломал, не знаю, что он с ним делал. Вы отвечаете по обязательствам только по показаниям своего счетчика. Все. Напишете им письменно, чтобы уволили своего юриста в первую очередь, а потом рассмотрели вопрос об этом самом директоре, который это приказал.

Константин Чуриков: Вот не очень понимаю температурную ситуацию, которую здесь зритель описал: «Краснодар, улица Тихая, дом 9. Хочу счетчик. Холодища 20 лет! А на верхних этажах – жара. Платим одинаково за квадратный метр». Мне казалось всегда, что оно сначала снизу как-то идет.

Татьяна Овчаренко: Это зависит от того, где разводка. Я тоже живу в таком доме, где на пятом этаже тепло, а у меня – не очень.

Константин Чуриков: Или это по законам физики тепло поднимается вверх?

Татьяна Овчаренко: Нет, это сверху подача. Но! – именно вот за счет того, что экономят на циркуляции или на давлении… То есть можно давлением перегонять воду. И вам говорят, как и мне: «Ну, это обрат. Что вы хотите?» Я говорю: «Тепла хотим».

Константин Чуриков: «Тепла хочу».

Оксана Галькевич: «Тепла хочу и ласки от управляющей компании».

Константин Чуриков: Оксана, согласно прейскуранту.

Татьяна Овчаренко: Ну, стоило мне написать, что я буду платить по температуре теплоносителя, как все кончилось, начали топить.

Оксана Галькевич: Нам пишут из Москвы и Московской области: «Когда я платила по индивидуальному счетчику, то была тысяча рублей в месяц. Когда запретили наши чиновники платить по индивидуальному счетчику, – видите, второй тревожный сигнал, – стала платить 3 тысячи рублей в месяц». То есть, видите, не одна только наша телезрительница, которая была – откуда, из какого региона, Костя? – из Екатеринбурга. Говорят такие вещи. Увольнять директоров управляющих компаний по всей стране, судя по всему, надо. Или это просто выгодная история для них?

Татьяна Овчаренко: Да. Дело в том, что они отчитываются перед ресурсниками по закону, а с потребителя берут по хотению. Понятно, где разница оседает.

Константин Чуриков: Вопрос из Нижегородской области: «Если в многоквартирном доме есть общедомовый счетчик, электросчетчик, вправе ли брать с жильцов ОДН за электроэнергию?» Если вы поняли вопрос.

Татьяна Овчаренко: Нет. Недостаточно данных, как отвечают роботы. Я не знаю, где у них… ну, как они квартиру считают и так далее. Да, ОДН по электричеству, в принципе, существует. И потом, надо знать, какой дом. Есть ли там лифты, и кто это оплачивает?

Оксана Галькевич: Вологодская область, сейчас буду артикулировать так же, как Константин: «У меня угловая квартира, в одной комнате две батареи. Это сколько же мне платить придется?» Что имел в виду человек? Опять мало данных?

Татьяна Овчаренко: Ну, он же платит не за количество секций, а платит за количество тепла, которое они отдают.

Оксана Галькевич: Друзья, больше данных! Когда присылаете сообщения, конкретизируйте ваши вопросы.

Константин Чуриков: А тут, между прочим, Чувашия сначала в одной эсэмэске написала: «У нас не очень тепло». Потом конкретизировали: «Раньше было плюс 8, а сейчас – плюс 18».

Кстати, если это пограничная температура, ни туда ни сюда – понимаете, от этого, как говорится, ни холодно ни жарко, все равно дети простужаются дома – здесь как все-таки заставить добавить градус, добавить огня?

Татьяна Овчаренко: Только заставить Правительство Российской Федерации вернуться к старой таблице комфортных температур, которая была дифференцирована. То есть было написано не так, как сейчас: минимально комфортная – 18 (прямо стояло), а потом – 20, сразу; а приемлемая – 22, желательно. А потом Дмитрий Медведев вдруг почему-то ее отменил – и стало просто 18 градусов, и все. Ну, угловая – другая, конечно, в ванной – другая. Это под нажимом, я думаю, ресурсников.

Оксана Галькевич: Это выгоднее, естественно.

Татьяна Овчаренко: Это очень выгодно.

Оксана Галькевич: Конечно, экономят ресурсы. Москва спрашивает, Олег: «Можно ли брать сверх норматива за тепло?» Опять не совсем понятно, да?

Татьяна Овчаренко: Сверх норматива – в смысле? В смысле денег или в смысле гигакалорий? Невозможно отвечать на такие вопросы.

Оксана Галькевич: А давайте и про то, и про другое – про деньги и про гигакалории.

Татьяна Овчаренко: Ну, если сверх норматива, то надо выяснить, в чем дело. А вообще от температуры мы все считаем.

Константин Чуриков: Давайте сейчас просто в сторону от темы немножко отойдем. Интересная эсэмэска из Ингушетии, зритель пишет: «Полгода нет зарплаты. Как жить? Водоканал задолжал, прокуратура ничего не может сделать. Помогите, пожалуйста!»

Если у человека нет зарплаты, по объективным причинам ее не выплачивает работодатель, он не может рассчитываться за коммуналку – ему куда бежать?

Татьяна Овчаренко: Прежде всего, Президиум Верховного Суда выпустил постановление совсем недавно, где судам распорядился принимать во внимание как существенное обстоятельство вот эти неплатежи зарплат, и поэтому такой человек считается добросовестным должником. Не может быть и речи об отключении ему коммунальных этих самых… подач ресурсов. Так что пусть господа из водоканала или кто там еще решают на их уровне эту задачу.

Оксана Галькевич: А как человеку это подтвердить? Ему нужно какую-то справку об увольнении?

Татьяна Овчаренко: Справку. Нет, ему же просто не платят зарплату.

Константин Чуриков: Может, его не уволили, да.

Татьяна Овчаренко: Заодно он, кстати…

Оксана Галькевич: Об отсутствии пополнения банковского счета? Они же, понимаете, не будут решать на своем уровне, ресурсники.

Татьяна Овчаренко: Будут, если люди заставят – раз.

Оксана Галькевич: Только в суде?

Татьяна Овчаренко: А во-вторых, прокурор… Это сейчас уголовное преступление. Более трех месяцев не платишь зарплату – уголовное преследование. Так что, так сказать…

Оксана Галькевич: Хорошо. Александр из Ульяновской области на связи. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хочу задать вопрос. Жилой дом, 600-квартирный, он кем является – юридическим или физическим лицом, на который устанавливают приборы учета по теплу?

Татьяна Овчаренко: Сам по себе многоквартирный жилой дом объектом юридическим является только в узком смысле. То есть это здание/сооружение, с точки зрения строительных норм и правил. Его можно снести, реконструировать, то есть по отношению к нему провести определенные действия. А при чем тут узлы учета? Это узлы учета потребления жильцов, то есть жильцами – вот кто у нас объект правоотношений.

Константин Чуриков: Два потрясающих вопроса, первый из Северной Осетии: «Почему горводоканал отказался делать перерасчет в связи с призывом сына в армию. Счетчики не установлены».

Татьяна Овчаренко: Я вам скажу: потому что там он зарегистрирован. Квартиры они считают по числу зарегистрированных.

Константин Чуриков: А если человек не живет, долг перед Родиной выполняет?

Татьяна Овчаренко: Ну, справку пусть подают.

Константин Чуриков: Его продолжают отапливать?

Оксана Галькевич: Долги по ЖКХ продолжают копиться.

Константин Чуриков: Да. И еще… Кстати, классика жанра! Я думаю, вся страна хочет вас спросить: почему за отопление платим летом?

Татьяна Овчаренко: А вообще зачем платим? – я могу сказать. Известно же, что тепло есть побочный продукт при производстве электроэнергии. Для того чтобы ТЭЦ и котельные не взорвались, эту воду надо удалять, ее надо охлаждать. И вот с целью охлаждения ее гоняют нам. Летом же колоссальные проблемы, поэтому ТЭЦ отключаются, входят резервные мощности, потому что их чинить надо. Электричество все равно надо, а тепло не надо. В общем, у них тяжелая жизнь. И поэтому, по идее, платить должны нам, но платим мы. Ну, правда, не считая то, что нам доставляют все-таки тепло. Не знаю.

Оксана Галькевич: Звоночек еще один давайте послушаем. У нас кто на связи?

Константин Чуриков: Сергей.

Оксана Галькевич: Сергей, Орел. Орел Сергей! Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Вот такой вопрос: а почему нельзя каждому перейти на индивидуальное отопление? Сейчас для этого продаются…

Константин Чуриков: Буржуйки топить дома? Что вы имеете в виду?

Зритель: Нет, почему буржуйки? Вот я рекламу лично видел, видел этот насос на практике. Женщина себе установила в своей квартире, но она по судам ходила, платила деньги и так далее. Ну, она это сделала. И вообще она ничем не огорчается, удовлетворена полностью по сравнению с тем, что было раньше.

Константин Чуриков: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Ну, значит, можно, если она установила. Попробуйте и вы. А так, в принципе, да, можно, так отапливать можно. Но у нас из-за газового отопления (есть газовое отопление) боятся, что… У нас-то при газовых плитах взрываются дома, а уж если будут газовые установки… А эти маленькие, на кухне они, могут отапливать квартиру до 100 метров площадью. Но из опасений эксплуатационных это не разрешено.

Константин Чуриков: Мне кажется, и жильцам тоже, наверное, боязно.

Татьяна Овчаренко: Да, конечно. Но есть электроотопительные системы и теплообменники, они нагревают воду и отапливают, а потом выключаются – как холодильники, только наоборот.

Оксана Галькевич: Краснодарский край: «Отопление с 15 октября, а оплату берут за полный месяц. Это законно?» – спрашивает телезритель.

Татьяна Овчаренко: Нет, незаконно.

Оксана Галькевич: Незаконно. И звоночек у нас есть.

Константин Чуриков: Это теперь Рим из Башкирии. Здравствуйте, Рим.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, ведущие. Я вас уважаю.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Взаимно. Спасибо.

Зритель: Все время смотрю вашу передачу. У меня такой вопрос. Мы платим за отопление круглый год, хотя с мая по октябрь отопления нет.

Константин Чуриков: Мы только что задали этот вопрос.

Зритель: Два раза писал в Администрацию президента, они отсылают письмо в Башкирию, а тут отвечают, что так положено, как будто это приняло Правительство Российской Федерации.

Константин Чуриков: Рим, а сколько отдаете за тепло сейчас, сколько платите за отопление?

Зритель: Сейчас платим мы 1 600 рублей.

Оксана Галькевич: Ого!

Татьяна Овчаренко: Неслабо.

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: 1 600 рублей круглый год. И приходит коррекция в сторону увеличения.

Татьяна Овчаренко: Ну, что касается увеличения по корректировке, то, очевидно, у вас в Башкирии каждый год холоднее следующего, потому что корректировка делается в любом случае. Если вы все время доплачиваете – это означает, что позапрошлый год был холоднее прошлого, потому что вы платите не по текущим затратам, а по прошлогоднему снегу, потому что граждане у нас платят и вопросы и не задают. То же самое с коэффициент 12/7 – это гораздо выгоднее, чем 7/12, и гораздо выгоднее, чем просто по фактическому потреблению, то есть с октября по май, например.

Константин Чуриков: И последнее, Ленинградская область пишет…

Оксана Галькевич: Может быть.

Константин Чуриков: Может быть. Или предпоследнее. «23 градуса, открываем окна. Как быть тем, кого перетапливают?» Вот как быть? Мы же говорим по сути о потерях тепла, да?

Татьяна Овчаренко: Да, совершенно верно.

Константин Чуриков: Если его где-то слишком много, там открывают окна.

Оксана Галькевич: И о потере денег.

Татьяна Овчаренко: И денег. У меня всегда один и тот же совет: нам приписали, что 18 градусов, а за все остальное мы не платим. Это все равно, что вам продают не две, а три туфли, когда вы пришли в магазин, и говорят: «Так, гражданка, у вас два левых и один правый. Быстро заплатите! Вам же упаковали». Здесь такое…

Константин Чуриков: Хорошо, что у женщин две ноги, иначе это было бы очень дорого.

Татьяна Овчаренко: Да. Это принцип ресурсников и тепловиков: «Вы заплатите за столько, сколько мы поставим». Не за столько, сколько надо.

Оксана Галькевич: Ну а нам-то что делать?

Татьяна Овчаренко: Пишете заявление «управляйке» своей любимой: «В связи с перетопом оплачивать буду, согласно постановлению Правительства Российской Федерации, по температуре 18 градусов». И берете эту сумму, считаете и решаете пропорцию – и разницу эту не выплачиваете.

Оксана Галькевич: Очень коротко. Есть ли ОДН на тепло?

Татьяна Овчаренко: Ну да, если лестницы отапливаются.

Оксана Галькевич: ОДН есть, все.

Татьяна Овчаренко: Есть, да.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Это была рубрика «ЖКХ по-нашему», в которой, как всегда, выступала Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина, эксперт в сфере ЖКХ.

Оксана Галькевич: Ну а мы, друзья, с вами не прощаемся. Впереди «Большие новости», после них вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Надежда
Здравствуйте, подскажите, пожалуйста, отопительный сезон в Анапе должен начинаться с 15 октября, а отопление дали только 31 октября. Говорят средняя температура была выше 8 градусов. Квитанцию дали как полагается за целый месяц. Правильно ль это? На какие законы можно ссылаться ? Спасибо. Эл. адрес nadnesterova83@mail.ru
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты