Татьяна Овчаренко и Сергей Белолипецкий. Серые схемы в ЖКХ: как заставить коммунальщиков честно работать?

Гости
Сергей Белолипецкий
директор Ассоциации ТСЖ Московской области, преподаватель РАНХиГС
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

ЖКХ закон не писан? Управляющие компании по-прежнему живут по серым схемам, копят миллиардные долги и банкротятся. Как заставить коммунальщиков работать честно? И почему они нас продолжают обманывать? Обсуждаем с гостями в студии.

Юрий Коваленко: Ну что же, мы плавно подошли к нашей большой теме. Сейчас мы будем обсуждать, наверное, одну из самых болезненных тем для жителей многоквартирных домов – это те самые управляющие компании. Они почему-то живут по непрозрачным схемам, почему-то у них всегда задолженности, иногда они банкротятся, причем иногда прямо отопительным сезоном, как говорится, как назло. Вот как это происходит?

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим цифры – и все станет понятнее. Общая задолженность действующих и прекративших существование управляющих компаний перед ресурсоснабжающими организациями превышает 4,2 миллиарда рублей. Существующие управляющие компании должны за ресурсы почти 2,5 миллиарда рублей. По данным поставщиков ресурсов, в этом году по сравнению с прошлым ситуация с должниками стала только хуже.

Юрий Коваленко: А ведь должна была стать лучше. Отказаться от некачественных услуг не всегда просто. Как найти управу на мошенников, если не повезло, и именно в их руках оказался ваш дом? Как выбрать грамотных специалистов, лучшую форму самоуправления? Ну, наверняка ведь есть… не наверняка, а точно есть альтернатива управляющим компаниям, просто мало кто про это знает. Будем разбираться сейчас вместе с вами, делитесь своим опытом, ну и с экспертами, они сейчас своим опытом с вами поделятся тоже.

Тамара Шорникова: Представим их. Татьяна Иосифовна Овчаренко – руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: И Сергей Александрович Белолипецкий – директор Ассоциации ТСЖ Московской области, преподаватель Российской академии народного хозяйства и госслужбы.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Сергей Белолипецкий: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ну и конечно, эту тему обсуждаем вместе с вами, дорогие телезрители, делитесь собственным опытом. Какой вариант самоуправления существует в вашем доме? Есть ли у вас управляющая компания? Возможно, есть ТСЖ? Возможно, вы напрямую оплачиваете ресурсы поставщикам? Вы уже воспользовались возможностью вот таких прямых договоров? Нам интересен ваш опыт, мы будем сравнивать плюсы и минусы. Подключайтесь к обсуждению. И ответьте на вопрос: вы довольны своей управляющей компанией – да/нет? Это совсем просто. В конце эфира подведем тоги этого голосования.

Юрий Коваленко: Ну а мы приступим все-таки. Прежде всего хотелось бы спросить у вас, уважаемые эксперты. Закон, который обязал компании быть прозрачными, отчитываться обо всех расходах, рассказывать, сколько сэкономили, что сделали, каким образом преуспели, стали лучше, богаче, и дом наш стал чище, а все это не работает. Закон есть, а на деле почему-то все равно по-прежнему все только хуже из года в год.

Тамара Шорникова: Или мы не знаем чего-то, а все-таки есть позитивные моменты, о которых тоже стоит рассказать?

Татьяна Овчаренко: Ну, так сказать, организация управляющая на управляющую не похожа. Бывают блестящие организации, особенно товарищества и кооперативы жилищные. А так массово… Это же договорные отношения. Если одна сторона не требует, то другая сторона не очень напрягается. Вот можно сказать так.

Тамара Шорникова: Хорошо, тогда по вашему опыту. Вот появилась возможность прямых договоров, то есть можно напрямую сейчас оплачивать поставщикам ресурсов их услуги. Как много желающих появилось за это время, которые хотят пользоваться именно такой схемой? Или все-таки проще отдать эти дела, так сказать, на откуп другому?

Сергей Белолипецкий: Вы знаете, я коллегу поддержу. На самом деле – как это говорят? – не все йогурты одинаково полезные. Так и здесь. В каждом доме есть свои заморочки. Кому-то удобнее прямые договора, кому-то, наоборот, так сказать, удобнее рассчитываться через управляющую организацию.

К сожалению, в нынешней терминологии нет общего термина, и в законодательстве везде идет перечисление: управляющая организация (это то, что мы называем управляющей компанией, там так это называется), кооператив, ТСЖ, ТСН еще добавилось. Это все вместе, ну, как-то надо бы хорошо называть. Говорят «управляшки». Но это такой уже сленг, который на самом деле не самый замечательный.

Ну так вот. На самом деле это наши коллеги, профессионалы этого дела. Как мы правильно сказали, они не все одинаковые. Да, есть и нормальные люди. Я надеюсь, что мы с вами к таким относимся.

Что касается вашего вопроса о законах предпринятых. К сожалению, должен сказать, что за последние, наверное, десятилетия (если не больше) редко какой законопроект, который стал законом и который заработал. Ну, я считаю, что это все время меры половинчатые. Вообще говоря, власть или депутатский корпус просто не очень представляют на самом деле, в какое поле они вступают. Я это ответственно заявляю, потому что сам проходил через это, когда, так сказать, волей судеб в собственном доме стал управляющим. Я не знал, куда я попадаю. И вообще… Я всегда говорю, что со времен Остапа Бендера управдом – это немножко такая приземленная, какая-то низкая сфера деятельности, казалось бы. До тех пор, пока сам не попробуешь, так говорить нельзя. На самом деле это все очень непросто.

Тамара Шорникова: Хорошо. А что недосмотрели составители нынешних, существующих законов?

Сергей Белолипецкий: Пальцев не хватит загибать.

Тамара Шорникова: Какие механизмы? Давайте перечислим.

Сергей Белолипецкий: Наоборот, понимаете, они главного не видят, не видят главного в этой сфере. Вот яркий вам пример. И ваша передача отчасти… Вот вначале прозвучало: «Вот управляющие компании – вот они какие нехорошие! Вот там долги». Да? Но, как известно, есть большая ложь, есть маленькая, а есть статистика. Нельзя из статистики делать выводы для каждого конкретного дома, для каждой управляющей организации.

Что же на самом деле? Какие надо делать правильные выводы? Вот яркий пример, который приходит на ум. В советское время, когда было плохо с продуктами и в магазинах было шаром покати, и кушать было, прямо скажем, нечего, главный жупел по телевидению и везде какой был? Это продавец. «Это он во всем виноват!» Понимаете, точно такая ситуация сейчас с управляющими компаниями. На самом деле все ошибки, все вот эти недоработки, все неработающие законы – это системная проблема, системная, которая не решается, которую или не хотят видеть, или не видят, ну, по скудоумию, извините.

Тамара Шорникова: Хорошо…

Юрий Коваленко: А в чем системность?

Сергей Белолипецкий: Системность в чем?

Юрий Коваленко: Давайте всю цепочку посмотрим.

Сергей Белолипецкий: Да, давайте от того же примера оттолкнемся. В свое время были произведены серьезные реформы, Егор Тимурович Гайдар их, так сказать, олицетворял. И слава богу, страну накормили. Понимаете? Были сделаны определенные льготы, в том числе по НДС, именно в сфере продуктовой, чтобы от сельхозпродукции до прилавка цепочка выстраивалась нормально. И как-то сейчас проблем нет, понимаете? И продавец перестал быть жупелом. Вот реформы были сделаны рыночные. Так вот, в сфере ЖКХ рынка как не было, так и не ты. Мы живем при социализме. Как в советское время жили, ничего не изменилось.

Управляющие компании, которые стали частными, понимаете, они живут под дамокловым мечом отчетности, законных вот этих требований, которые говорят: «Ты не смей ни влево, ни вправо! Попытка к бегству, – понимаете, прыжок на месте – провокация». Я сейчас не хотел говорить о мошеннических схемах, понимаете, это не моя сфера, я там не ориентируюсь. Я говорю о людях, которые хотят работать в этой сфере. Вот я пришел в эту сферу – я работаю. Понимаете? Вот сделано все так. Закон из себя представляет такой серьезный забор с колючей проволокой, с электричеством. Шаг шагнул – все, ты уже виноват, сходу. Понимаете?

Хотя я знаю, что результат (а это состояние дома) требует определенных шагов: вот сюда, сюда и сюда. Но при этом законодательство мне говорит: «Нет, туда не ходи! Ты вот сходи туда, вот там покрутись, потом обойди пятнадцать раз, а потом, может быть, сюда и попадешь». Понимаете? Ну, это, грубо говоря, увеличение расходов втрое-впятеро. Поэтому я, например, в конкретном доме созываю управление и говорю: «Ребята, будем действовать или по закону, или все-таки экономия средств – и сразу попадаем туда, куда надо?»

Тамара Шорникова: И что выбирает большинство?

Сергей Белолипецкий: Ну, закон тоже никто нарушать не хочет. Понимаете? Поэтому я (ну, я считаю себя профессионалом, наверное) всегда говорю: «Ребята, вот есть вариант, когда мы минимально нарушаем…» А исполнить его на 100% невозможно. Один закон не нарушишь – нарушишь другой. Минимальные нарушения закона – и все-таки результат. Приходится как-то вот, извините, как говорил Анастас Иванович Микоян, между струек лавировать.

Тамара Шорникова: Чтобы было понимание – один конкретный пример, где это дешевле, эффективнее, выгоднее, но не по закону.

Сергей Белолипецкий: Ой! Нет, таких примеров я вам не назову. Да вы что? Все по закону! Все по закону!

Тамара Шорникова: Ну, для примера.

Сергей Белолипецкий: Ну, для примера.

Тамара Шорникова: Чисто теоретически, скажем так.

Сергей Белолипецкий: Ну, самый яркий пример – это ГИС ЖКХ. Вот как раз мы сейчас в кулуарах обсуждали. ГИС ЖКХ – это одна из таких, ну я не знаю, больных, что ли, для профессионалов тем. Задумано, может, изначально было более или менее и ничего. Государственная информационная система. Любой человек с компьютера может посмотреть, где его дом, как он обслуживается, кем, на каких условиях. С одной стороны, это неплохо. Но, с другой стороны, не очень понятно, зачем, например, жителям Камчатки знать про Московскую область, про конкретный дом.

Я считаю, что главная ответственность должна быть все-таки у управляющей компании или у организации любой формы перед своими жителями. Понимаете? И вот эту форму отчетности государство может только рекомендовать, на мой взгляд. Вот рыночность в чем? Рыночное управление должно быть в чем? Что именно собственники в собственном доме должны заказывать, грубо говоря, музыку. Они платят – они заказывают и услуги, и отчетность, и сколько это будет стоить, и в какой форме.

Юрий Коваленко: Ну, если они активны, приходят и требуют.

Сергей Белолипецкий: Совершенно верно, совершенно верно.

Юрий Коваленко: А если они сидят у себя по квартирам и ничего не делают?

Сергей Белолипецкий: Вот тут вы затрагиваете очень важную тему – патернализм и вот эта апатия. «А, все равно ничего не будет. Давайте я посижу, – понимаете, я не знаю, – телевизор посмотрю». Так у нас и пенсионный возраст повышают.

Юрий Коваленко: А давайте, кстати, спросим. Нам дозвонился Сергей из Омска. И мне коллеги подсказывают, что он все-таки своей управляющей компанией более чем доволен. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Вы довольны?

Тамара Шорникова: Расскажите.

Зритель: Да, конечно, доволен. У нас управляющая компания выполняет все договорные отношения, которые мы подписали с ними. У нас есть протокол разногласия, который мы полностью утверждаем на общем собрании в конце года. Управляющая компания выполняет. Мы, жильцы, не выполняем свои обязательства, мы компании должны полмиллиона.

Юрий Коваленко: Подождите. А расскажите секрет чуда. Как вы так помирились, что живете душа в душу и не пытаетесь друг на друга в суд подавать?

Зритель: Объясняю. Я являюсь просто председателем совета дома.

Тамара Шорникова: А, то есть в ваших руках умелых, да? Собственно, все ходят по струнке из-за вас?

Зритель: Да. Тут зависит от жильцов и от старшего по дому. Если старший по дому будет работать, то будет работать любая управляющая компания.

Сергей Белолипецкий: Да, да.

Тамара Шорникова: То есть все-таки секрет, в общем-то, в активности собственной, а не в том, что вам попалась какая-то невероятная чудо-компания?

Зритель: Только собственники. В доме могут решить только собственники, больше никто.

Юрий Коваленко: А вы сами ходите на собрания либо агитируете, собираете всех, ходите? Все-таки у вас все активны?

Тамара Шорникова: Как у вас проходит взаимодействие?

Зритель: Объявления вывешивают в подъезде, что «такого-то, такого-то числа состоится собрание, решаем вопросы».

Юрий Коваленко: И все приходят?

Зритель: Ну, приходит в пределах… если серьезные вопросы, то от 60 до 80 человек. У меня 216 квартир в доме.

Юрий Коваленко: Потрясающая явка.

Сергей Белолипецкий: Потрясающая.

Татьяна Овчаренко: А сколько квартир?

Сергей Белолипецкий: Сколько квартир?

Зритель: 216.

Сергей Белолипецкий: Очень неплохо.

Татьяна Овчаренко: Неплохо вообще.

Тамара Шорникова: Слушайте, еще и дом активный. Повезло.

Зритель: Скажу. Дело в том, что у меня активные жильцы. Мы выходим на субботник по 30–40 человек и убираем свою территорию.

Тамара Шорникова: Ну, тут, что называется, все понятно абсолютно.

Юрий Коваленко: Да. Удачи!

Тамара Шорникова: Удачи вам! Я не сомневаюсь, что в вашем доме все будет хорошо. Но, естественно, случаи разные. Вот только что мы смотрели о том, как все бывает хорошо. Но почему мы в самом начале говорили о тех самых плохих управляющих компаниях, за что вы нас немного пожурили? Потому что, наверное, действительно благодарят реже все-таки, чем ругают. Наши корреспонденты снимают сюжеты о проблемных домах, нам пишут зрители, которые недовольны своей управляющей компанией. И пишут еще и о том, что очень непросто бывает избавиться от некачественных услуг конкретной управляющей компании. И вот как раз такой случай в Санкт-Петербурге, о нем расскажут наши коллеги. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Ну и сразу закрепим эффект от Санкт-Петербурга эсэмэсками из других регионов. Их, конечно же, много. Брянская область: «Сделали ремонт, вбухали столько денег! Дом стоит обшарпанный». Коми: «Нет, недовольны». Карачаево-Черкесия: «Нет, недовольны. Раньше была чистота, а сейчас в грязи утопаем». Ну, собственно, очень часто управляющая компания не устраивает по тем или иным критериям. Но, как мы видим, избавиться от нее не так-то просто. Вот чему учит «Школа активного горожанина»? Как действовать в таких ситуациях? Куда обращаться?

Юрий Коваленко: И одна ли она в стране? Как в нее попасть? Большой ли конкурс на обучение?

Татьяна Овчаренко: Да нет. У нас есть и трансляции, мы занятия свои транслируем, можно подсоединиться. А москвичи могут прийти и в тепле и уюте учиться. Естественно, это совершенно бесплатно.

Ну, во-первых. Вот мы начали-то с отчетностей. Есть специальное постановление 731-е Правительства Российской Федерации о том, как надо отчитываться. Но, кроме этого, существует еще такое понятие – бухгалтерия. И в бухгалтерии можно представить отчет, наверное, в 18 видах. То есть можно представить в свернутом виде, как и представляют: расход, доход. Все, и больше ничего.

Юрий Коваленко: Это самая непрозрачная, «серая» схема.

Татьяна Овчаренко: Да, это называется «в свернутом виде», то есть каждую строку нужно еще расшифровывать. Обычно это не делается. А можно именно в развернутом виде – и тогда можно еще о чем-то говорить. Закон не предписывает того, что нельзя в свернутом виде, или что свернутый вид – один из видов, а надо… Естественно, абсолютное большинство управляющих организаций – и не только «управляек», но и товариществ с нечестными председателями, и особенно кооперативы этим славятся – представляют отчетность вот в таком анекдотическом виде. Почему я называю его анекдотическим? Они представляют не фактические расходы, а план. Если вы видите, что слева и справа у вас до копейки все сошлось…

Юрий Коваленко: Любо бухгалтер в пух и прах это разнесет.

Татьяна Овчаренко: Нет, он скажет: «Это были намерения. А факт какой?» Такой отчет не может быть принят вообще общим собранием или правлением. Но люди об этом не подозревают абсолютно.

Дальше. Вот товарищ из Омска говорил, что при всей любви и дружбе у них 500 тысяч долг. Ну, если у них 200 с лишним квартир, то у них 2 тысячи на квартирку, что ли? Это что, долг в наше время? Это смешно слушать.

Юрий Коваленко: А обычно больше?

Татьяна Овчаренко: Конечно! Ну, там же всегда есть… Что значит – долг? На этом делаются основные мошеннические схемы. Вы должны до 24:00 10-го отправить деньги. Да? Как только вы 11-го или 12-го (вот Татьяна Иосифовна отличается такой нерадивостью) сдали, вы попадаете… для бухгалтера вы уже не существуете до определенного момента, вы должник, хотя вы дальше побежали и деньги-то, может быть, и внесли. И вот это разные долги. Те, которые устойчивые, то есть не погашаются за месяц…

Юрий Коваленко: Злостные неплательщики всякие.

Татьяна Овчаренко: Злостные – это вообще которые годами не платят. Чем больше Geländewagen – тем больше долги за ЖКХ. Есть такая связь прямая, да. А в это время управляющая должна заплатить. Тут пришли тепловики: «Где деньги?» Я недоплатила. Тепловики, ресурсники всю жизнь делают вид, что реальности не существует, что все люди оловянные солдатики, что у них всегда есть деньги, и всегда есть у управляющих до копейки. И они свое требуют, и они на это кладут санкции. И никогда не подписывают договора с этим резервом, с люфтом. Это устойчивая вещь – недоплаты. Как и переплаты, особенно в системе энергосбыта. Правда? Коллега знает.

Сергей Белолипецкий: Поддержу, поддержу, да. Прямо буквально на этих днях спор у меня с Мосэнергосбытом при заключении договора по конкретному дому. Ну, один из пунктов, прямо как Татьяна Иосифовна сказала. Мосэнергосбыт должен получать от этого дома полную сумму за всю электроэнергию – и общедомовую, и квартиры, и нежилые помещения, и так далее – вне зависимости от того, как люди платят. И более того, пени они начисляют по другой ставке, чем положено по Жилищному кодексу. Они говорят: «У нас энергетическое законодательство, а не жилищное, поэтому вам надо начислить больше, чем вы можете собрать». Понимаете? Управляющая организация уже виновата, в любом случае.

Татьяна Овчаренко: Она уже должник.

Сергей Белолипецкий: Конечно! Понимаете? Я говорю: «Ребята, я вам такое не подпишу, потому что где я эти деньги возьму?» Понимаете? Если они хотя бы одинаковые, то я как управляющий, допустим, сколько пени мне начислили как должнику, столько и перечислил, что называется. Но вся штука в том, что во всех других коммерческих структурах есть факт перепродажи. Если бы я у них покупал электроэнергию по одному тарифу, а перепродавал бы по другому – да, все риски на меня, вопросов нет. Но здесь-то не идет речи ни о какой перепродаже.

Здесь идет речь о транзитных платежах. Я оказываю определенные услуги тому же Мосэнергосбыту, собираю деньги с должников. Я их трясу, отключаю им свет, что-то еще. И за это, вы думаете, Мосэнергосбыт какие-то проценты начисляет? Нет. Только пени, которые, еще раз, превышают установленные Жилищным кодексом.

Юрий Коваленко: Давайте подключим к нашей беседе телезрителей. Нам дозвонился Олег из Краснодара. Олег, здравствуйте. Расскажите вашу историю. Так ли все хорошо у вас с управляющей компанией?

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Добрый.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Звоню из Краснодара. У нас дом управляющей компанией недоволен, ее работой, вообще. За шесть лет (дом совершенно новый) сменилось три управляющие компании. Закон об управляющих компаниях не совершенен. То есть передачи нет от одной компании к другой, не смотрят задолженности, есть или нет. Просто пришли… У нас целый год две управляющие компании присылали квитанции. Кому платить – неизвестно. Судья на этот вопрос отвечает очень просто: «Кто первый на вас в суд подал – тому вы и заплатите». Все, он не разбирается. Самое главное… «Вот подала эта компания, а у нее лицензии нет», – говорю. «А можно и без лицензии управлять». Не разбираются.

Вот у нас, например, за шесть лет три компании. Дом разукомплектован. Противопожарная охрана – 50%. У нас нет пожарных рукавов на этажах, у нас нет кранов. Вот когда-нибудь полыхнет… Единственное – я буду доволен, что я хотя бы обратился в суд. А как суд там решит? Ну, я думаю, что не в мою пользу, потому что у управляющей компании денег больше. Хотя я могу подсказать, что можно не дожидаться. Судебные тяжбы – они очень долгие. Я судился с одной компанией полтора года.

Тамара Шорникова: Ну и затратное достаточно это дело?

Зритель: А?

Тамара Шорникова: Затратное достаточно дело?

Зритель: Нет, не затратное, но много времени уходит.

Юрий Коваленко: А вы так и будете эту лямку тянуть? Или у вас все-таки какие-то мнения о том, что делать дальше?

Тамара Шорникова: Подожди, сейчас давай дослушаем.

Зритель: А дальше можно зарабатывать на этом деньги, кто уже сталкивался в судах. Не надо ждать приписок. Три месяца посмотрели приписки – подаете в суд и нанимаете юриста. Алло?

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Нанимаете юриста – 45 или 70 тысяч. И вам суд установит, что были приписки. А юристу заплатят за то, что он представлял ваше дело. Делите пополам – и нормально. И можно с каждой компании вот так по чуть-чуть.

Юрий Коваленко: Вы сейчас все управляющие компании разорите у нас в эфире. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо огромное. Вот делятся опытом активные жители.

Юрий Коваленко: Кто прав, а кто виноват?

Татьяна Овчаренко: Ну, вообще Краснодар, как и Питер, в среде юристов называются «города жилищного счастья», потому что такого количества нарушений и такого населения, которое это покорно ест (извините за резкость), я нигде не встречала. В Петербурге песни про их «сосули», про их какие-то подъезды…

Юрий Коваленко: Про то, что плесень съедает Петербург.

Татьяна Овчаренко: Да. Я там училась, я этот город знаю. И поэтому я очень хорошо себе представляю, что очень многое можно было бы делать, если бы жители сами как-то все-таки чем-то интересовались.

Юрий Коваленко: Инициативность.

Татьяна Овчаренко: Понимаете, на мой взгляд, проблема в том, что все еще деньги – фантики. Я уже устала это говорить. Это твои деньги! Ты должен заботиться. И все кричат: «Я люблю семью!» Да как ты ее любишь, если ты позволяешь чужому дяде по локоть засунуть руку тебе в карман? Я такой любви не понимаю. Это с одной стороны.

С другой стороны, если соберется инициативная группа и начнет домом заниматься, достаточно частая ситуация, когда окружающие начинают говорить: «Они хотят тут навариться». В итоге эти с размаху бросают заниматься спасением собственного дома, те созерцают. Управляющая организация понимает, с кем имеет дело и обращает внимание на более серьезные дома.

Юрий Коваленко: И принимает решение – повышать тарифы. Раз это съели, то и то съедят.

Татьяна Овчаренко: У товарища нет пожарного крана, и он спит спокойно, и все окружающие. Вот у нас в Королеве горел дом, седьмой этаж. Восемь часов с помощью вертолета пожарного не могли… Двадцать экипажей работало! Не могли потушить. Это к вопросу о пожарных… Да, их всех 200 штук эвакуировали на улицу. Представляю себе, какую мебель они потом встретили дома. Но их же не волновало вот это. Вот и здесь. А жители куда смотрят? Вы это понимаете? Ведь это скручено, они же цветмет сдают. Понятно, куда деваются эти самые пожарные…

Тамара Шорникова: Ну, к слову о пожарной безопасности. Понятно, когда, допустим, возможно, не знаю, плитка некачественно уложена или еще что-то. С этим кто-то может смириться, ну, чтобы не идти в суд и все такое прочее. Что касается пожарной безопасности – здесь же наверняка должно быть достаточно одного звонка в ту же пожарную охрану: «Просто придите и проверьте». И управляющая компания наверняка обязана будет обеспечить тогда?

Татьяна Овчаренко: Она научит людей следить за тем, кто это ворует, если выставит им счета заново за восстановление пожарной системы. Согласитесь со мной, коллега? Ведь этот дом разворовали на глазах у изумленной публики. Я не поверю, что его сдали с пожарными рукавами, но без головок. Не бывает такого.

Тамара Шорникова: То есть вызовешь и сам заплатишь потом?

Татьяна Овчаренко: Нет. У тебя украли. А ты куда глядел, дружок? Ау!

Юрий Коваленко: Так ночью зашли и вынесли. Кто за это будет отвечать?

Татьяна Овчаренко: А видеокамеры?

Юрий Коваленко: А нет видеокамеры.

Татьяна Овчаренко: Значит, не дешевле? Потом пару раз заплатишь, и сразу… Я вам говорю, я управляла домами, и я знаю, что это такое. Но я в таких условиях управляла, где начисляло правление вот эти расходы. И сразу – все! Кончились катания на лифтах деток, потому что мы поподъездно распределяли, а это закон сейчас запрещает. То есть берется электричество общедомовое и делится на все подъезды равномерно. Здесь катаются, тут сломали, тут подключились левым образом – все за это платят. А были ситуации, когда можно было счетчики поподъездные, и плата строго по подъездам.

Юрий Коваленко: И люди экономили на лифте, ходили пешком?

Татьяна Овчаренко: Нет, дети перестали кататься. Потому что есть и такие нагрузки. В целом же я могу сказать, что движение только встречное. Если ты не заботишься, то управляющие организации, которые в нашей стране по 300 домов обслуживают… Такого в мире нет. Какое может быть обслуживание 300 домов? В Нижнем Новгороде – 1 250 домов! И ничего.

Тамара Шорникова: А давайте посмотрим…

Татьяна Овчаренко: Ока с Волгой все еще сливаются в экстазе.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим, как обстоят дела в Нижнем Новгороде, у нас как раз есть сюжет оттуда и возможность, так сказать, воочию все увидеть.

Татьяна Овчаренко: Давайте.

СЮЖЕТ

Юрий Коваленко: Не весь Нижний Новгород такой, как вы рассказали.

Татьяна Овчаренко: Не весь такой, да, как я изучала.

Тамара Шорникова: На самом деле сама снимала вот такие дома. И ты вроде понимаешь, тебе все рассказывают, дают всю математику, всю бухгалтерию. Но когда ходишь по таким подъездам, думаешь: «Ну как же так? Неужели можно на одной экономии заработать на керамогранит, на умную электронику?»

Сергей Белолипецкий: Коллеги, я должен свои пять копеек в этом моменте вставить. И звонок был, и в сюжете прозвучало, но определенный акцент нужно сделать. Мы уже не раз сказали, что все дело в активности собственников, когда есть председатель ТСЖ или председатель совета дома, которые берут все это дело в свои руки, то потихонечку-полегонечку можно наладить. Инициативная группа, которую, правда, тут же начинают прессовать. Это знакомо всем.

Эффект еще заключается в следующем. Если люди начинают брать, что называется, власть в свои руки (а это в первую очередь экономика, бюджет дома) и начинают считать, сколько им нужно, какие нужны расходы, и не дай бог дом запущен… А других не бывает, извините. Если люди начинают брать в свои руки власть – это означает, что уже проблемы есть. Без проблем оно все катится…

Тамара Шорникова: Ты просто не будешь думать, чтобы заботиться об этом.

Сергей Белолипецкий: Конечно. Оно все едет и едет, все само собой. Проблемы есть. Чтобы их решить, нужны деньги. Эффект заключается именно в этом. Когда приходят люди и уже сами считают, сколько они потратят, то выясняется, что прежний тариф уже как-то и не укладывается, потому что нужно, грубо говоря, ну если не капитально отремонтировать, то вложиться серьезно, вот как в последнем сюжете. Они вместо побелки и керамогранита плиточку декоративную. А это все стоит денег.

Я уверен на сто процентов, что они проголосовали за это дело, собрали разово какой-то взнос целевой, на эти деньги сделали себе, что называется, красоту. И уже в дальнейшем у них тарифы ежемесячные снизились. Понимаете? Но чтобы платить потом меньше, нужно сначала вложить неплохие деньги. Вот это надо понимать.

Юрий Коваленко: Чтобы что-то взять, надо что-то отдать.

Тамара Шорникова: Спасибо вам, вы успокоили меня, в этом уже есть настоящая логика. Все-таки без сборов не обойтись.

Сергей Белолипецкий: Обязательно, обязательно. Ну, чудес не бывает и манны небесной.

Тамара Шорникова: Подозревала. Есть телефонный звонок, давайте подключим к нашему разговору телезрителей. Надежда из Московской области к нам дозвонилась. Надежда, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Крик души, хочу вам рассказать про наше МУЖРП № 5, город Подольск. В нашем доме (дом № 35 по улице Школьной) в подвале течет канализация. Бесполезно обращаться. За детскую площадку обратились в «Добродел». Они что взяли, управляющая компания? Приехали, снесли качели, заборчик снесли – детям играть негде. У нас организация, которая снабжает нас газом и горячей водой, коммерческая организация – «Эврика-2». За неуплату отключают газ, «Газпром» приходит – и все, у нас нет воды. Куда ни обращались – бесполезно. Просто со скандалом сказали, что будем перекрывать дорогу. А нам знаете что говорит управляющая? «Вы в следующий раз обращайтесь сразу в прокуратуру, а не к нам».

Знаете, какой у меня вопрос? Вот когда у нас будет наказание за бездействие вот этих чиновников? Ну когда? Потому что делают что хотят. Говорим: «Будем жаловаться». – «Ну, жалуйтесь». Понимаете, нет ответственности ни у кого. Вот правильно у вас сказали в этой студии, что если хозяин хороший, хозяйка, то и в доме хорошо. Говорят: «Вы сами засоряете канализацию». Я говорю: «Правильно. Если у вас по договору написано, что вы должны ежемесячно чистить эти колодцы, а вы только по жалобе. Когда четыре года прошло, мы пожаловались – вы сделали. А так вы ничего не делаете». Текущие работы, регламентные работы вообще не проводятся нигде

Тамара Шорникова: Надежда, а подскажите…

Зритель: Честно говоря, мы организовались домом, хотели даже вашего корреспондента вызвать сюда, телевидение, чтобы посмотрели подвал. Я туда зашла – там невозможно! Вот мы сидим, у нас площадка рядом, пожилые люди сидят и нюхают эту канализацию. Вообще караул! Вот честное слово.

Тамара Шорникова: Надежда, ваши контакты обязательно оставьте. Посмотрим, возможно, корреспондент и доедет до вашего проблемного дома.

Юрий Коваленко: Да, мы коллег попросим записать ваш номер.

Тамара Шорникова: Расскажите, вот вам отключают газ, вы рассказываете. У вас много должников? Или почему отключают?

Зритель: Нет, у нас не много должников. Понимаете, мы даже концы не можем найти. Оказывается, наши деньги куда-то идут в Мытищи, а оттуда – куда-то в другую сторону. «Мы сами не знали». Мы говорим: «Почему нас отключили?» – «Мы сами не знали, что там долг – 20 миллионов». Представляете, нам такое говорят. Мы не можем концы даже найти, кто кому долен платить.

Юрий Коваленко: Давайте разбираться тогда по пунктам. Большое спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо за ваш звонок.

Юрий Коваленко: Почему деньги из Подольска идут в Мытищи? Каким образом ни канализация…

Татьяна Овчаренко: В Москве никто не знает. Мы все с вами платим за газ. Наши коллеги (может быть, когда-то они в эту студию придут) установили, что платежи за газ в «Межрегионгаз» не поступают.

Юрий Коваленко: Как так?

Тамара Шорникова: А куда?

Татьяна Овчаренко: А не знаю. Вот пригласите. Я тоже выслушаю.

Сергей Белолипецкий: Наши с вами деньги очень нужны некоторым людям, понимаете.

Тамара Шорникова: И для вас, для экспертов, это тайна?

Татьяна Овчаренко: Ну, я газом не занималась. Они занялись наконец-то. А я выяснила, когда… Я же злостная неплательщица, потому что, когда мне услуги не оказывают, я предупреждаю письменно о прекращении платежей и начинаю судиться. И когда мне выдали лицевой счет, справку, в ней не было газа. Я сказала: «Подождите, я же плачу за газ». То есть мои долги были… Мне сказали: «А вот газовики придут…» Я: «Так, опять сначала, пожалуйста. У нас единый же платежный документ. А почему же там газа нет? Дайте мне договор, по которому вас поручили вставлять это». И кстати, а деньги-то как?

Сергей Белолипецкий: Действительно.

Татьяна Овчаренко: Они заметались, судья отвлеклась. В общем, мы продолжили. И я установила этот факт, что я плачу за этот самый газ, но он не сидит у них в этих самых выставляемых… Вернее, в оплате это есть, а что там дальше – я не знаю. Вот коллеги занялись и выяснили какие-то безумные подробности.

Но у меня-то другой вопрос к товарищам. Подольск – известный город. И «управляйка» «Добродел», которая уже и в Протвино…

Сергей Белолипецкий: Нет-нет, «Добродел» – это не «управляйка», а это губернаторский проект, куда пожаловаться можно.

Татьяна Овчаренко: Нет, это другое.

Тамара Шорникова: Да, это служба для обращений, где ты жалуешься.

Татьяна Овчаренко: Да. Я могу вам сказать. Смотрите, старики сидят и нюхают. Но ведь они же не предъявили никакие претензии за неоказанные услуги. Они не сделали…

Сергей Белолипецкий: Вы знаете…

Татьяна Овчаренко: Нет, я честно вам скажу. Вот это с канализацией – это старая песня, понимаете, и она всегда на новый лад. Когда их спрашиваешь: «Почему за два дня вы не сделали акт и не выставили санкции, не начался суд? Вы имеете…» Они даже знают, что есть процедура ежемесячной чистки этих самых колодцев. Ну так актируйте. Заактировал – в суд послал. Заактировал – в суд. Просто так. И все наладится. Потому что они сами не контролируют. Хотя это безобразие.

Сергей Белолипецкий: Вы говорите правильно, но…

Тамара Шорникова: Давайте…

Сергей Белолипецкий: Извините, я опять свои две копейки вставлю. Вы говорите правильно, но это опять та самая советская система: услуги нет – надо пожаловаться, чтобы добрый дядя, «Добродел» или не «Добродел» навел порядок. Ну, вы меня простите, а рыночные отношения подразумевают, что есть механизм, когда не нужно ни на кого жаловаться. Например, в строительстве – можно сказать, что родная или двоюродная сестра нашей отрасли, у нас даже министерство одно – существует система «заказчик – подрядчик». Подрядчик работу предъявил – заказчик посмотрел. Все хорошо? Подписал акт выполненных работ и только после этого заплатил.

Заказчик и подрядчик. Только в нашей сфере заказчика нет. Мы все платим, а услуги вообще как-то никто не принимает – есть они, нет. «А вы платите, вы платите. А мы разберемся, что будет с вашими деньгами». Представьте себе, что заказчик такой есть. Ну, в частности, законодательство позволяет сделать ТСЖ. Даже если в ТСЖ вашем нет ничего, ни единого специалиста, кроме функции сбора денег (бухгалтер, соответственно, и председатель, который подписывает эти вещи), то вы уже стали заказчик. Вы уже не заплатите за канализацию, потому что у вас ее нет. Понимаете? А когда деньги не поступают, то тут любая управляющая компания как-то задергается, забегает и сделает вам, лишь бы заплатили. Вот и все. Элементарный механизм.

Юрий Коваленко: Сейчас эпоха цифровой экономики. Мы уже слышим это из любого утюга. Те подключили себе автоплатеж, то есть деньги автоматически списываются за квартиру.

Татьяна Овчаренко: Ну, так это их выбор.

Юрий Коваленко: И все. И человек просто понимает, что… Ему объяснили: «Тебе так легче. Тебе не надо ходить, смотреть».

Татьяна Овчаренко: Конечно.

Сергей Белолипецкий: «Ну, вроде деньги небольшие. Ладно, как-нибудь…»

Юрий Коваленко: Вот, «деньги небольшие». Компания, я так понимаю, на этих «небольших деньгах» делает какие-то сумасшедшие капиталы, которые каким-то образом выводятся из системы управляющей компании и идут на какие-то другие нужды. Как можно из этой системы вообще вывести деньги? Я не могу понять.

Татьяна Овчаренко: Во-первых, отключить автоплатеж – начнем с этого. Вы понимаете, все эти достижения современности, цифровые и прочие – это не для этого уровня развития. Я повторяю: для огромного большинства наших людей деньги – фантики. Они не понимают взаимоотношений экономических, не имеют экономического мышления, не ценят труд и деньги как эквивалент этого труда. Заказчик почему? В отношениях собственника и управляющей организации я выступаю заказчиком. Но если я такой заказчик, которому все равно…

Сергей Белолипецкий: Вот!

Татьяна Овчаренко: Нет, это другое дело.

Сергей Белолипецкий: Заказчик должен быть профессионалом своего дела. Понимаете? Бабушка 80 лет – ну, она не знает, как работает канализация.

Татьяна Овчаренко: Правда?

Сергей Белолипецкий: Извините, если я бабушек обидел. Дедушка, хорошо, дедушка, он не знает, как работает канализация.

Татьяна Овчаренко: А ему не надо знать. Он нюхает.

Сергей Белолипецкий: И не надо. Вот у него должен быть заказчик, представитель.

Татьяна Овчаренко: Нет, необязательно, во-первых. Во-вторых, я устала от этих ссылок на бабушек. Давайте на вещи смотреть реально. Бабушки и дедушки даже в 80 лет кушают и тратят деньги.

Сергей Белолипецкий: Конечно.

Татьяна Овчаренко: А потом, их не такое большое число. Во-вторых, когда ко мне приходят, я всегда спрашиваю: «Наследники есть?» – «Есть». Я говорю: «А почему вы передо мной сидите?» А?

Сергей Белолипецкий: Правильно, правильно.

Татьяна Овчаренко: Может быть, мы так на это посмотрим?

Сергей Белолипецкий: Правильно.

Татьяна Овчаренко: Господа наследники по барам и ночным клубам, неважно, они цифровой экономикой занимаются.

Сергей Белолипецкий: Да-да-да.

Татьяна Овчаренко: А когда бабушка умрет, мы приходим к наследованию, да? Но нигде так не выстроено. Вообще во всем мире наследник заботится о будущем наследстве, он его холит, лелеет, любит бабушку.

Юрий Коваленко: Чтобы не развалился.

Татьяна Овчаренко: Чтобы не развалился, потому что еще налог же потом. У нас еще, слава богу, с налогами не так, как на свирепом Западе. Я здесь не согласна. Я вам должна сказать, что за неоказанную услугу… Вот дрессировать, извините за резкость. Ты должен спрашивать, тебе положено. А сейчас неоказанная услуга начисленная… Ведь вышло же это самое изменение в Жилищный кодекс, и гигантские штрафы в пользу жалобщика – 50%.

Тамара Шорникова: Смотрите…

Татьяна Овчаренко: Я лежу пока змеей под корягой, жду, когда они меня обсчитают тысяч на сорок – и будем разговаривать. Мне нравятся деньги. Я подам, докажу факт обсчета – и получу свои скромные деньги.

Сергей Белолипецкий: Вы профессионал, понимаете? А человеку, который работает в другом месте, ему некогда этим заниматься, он даже об этом не думает.

Татьяна Овчаренко: Тогда пусть отдает деньги и не жалуется. Все.

Сергей Белолипецкий: Вот! Я с вами согласен.

Тамара Шорникова: Смотрите – есть те, кто жалуются. Вот Липецкая область: «Управляющая компания «Привокзальная». Недовольны. Не убирался мусоропровод – позвонили в управляющую компанию. Очень удивились там, что он еще не заварен». Вот люди пожаловались. Представляете, и такие варианты ответов бывают.

Юрий Коваленко: То есть активность и отстаивание собственных интересов? Это мы установили.

Сергей Белолипецкий: Причем активность, я еще раз настаиваю, активность можно проявить один раз, понимаете, один раз в своем доме, выбрав уполномоченного человека. Найди один раз рубль и нанять управляющего, который в дальнейшем начнет зарабатывать уже сам, что называется, экономя ваши средства. Но нужно сделать толчок, вложить один или два рубля с квадратного метра один раз, но уже переставить на рыночные рельсы.

Тамара Шорникова: Короткий ликбез для нашего телезрителя. Саратовская область: «Очень прошу ответить на вопрос. Может ли председатель жилищного кооператива быть еще и бухгалтером?» – Энгельс.

Юрий Коваленко: Для экономии.

Сергей Белолипецкий: Ну, вопрос, так сказать, не самый простой. Смотрите. Значит, председатель… Ну, давайте говорить все-таки о ТСЖ, потому что ТСЖ, ТСН – основная форма. Значит, это человек, который избран из числа собственников сначала в правление, а потом уже членами правления выбран председателем. Ну, один из механизмов, которым чаще всего пользуются. При этом в Жилищном кодексе специально указано: члены правления не могут работать по найму в собственном кооперативе, в собственном товариществе.

Поэтому ответ: нет. Если он только добровольно это не делает, так сказать, исполняет обязанности бухгалтера – это никто не запрещает. А вознаграждение, которое голосуется тоже общим собранием, ну, как-то учитывают. Понимаете, вот тут тот самый случай, что надо исполнить закон, но при этом соблюсти свои интересы. Вот это то, что вы сказали.

Юрий Коваленко: Вот мы говорили про Петербург и Ленинградскую область. Нам дозвонилась Ольга из Ленинградской области. Давайте спросим, как там дела обстоят. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня конкретный вопрос, и я бы хотела, чтобы мне конкретный ответ дали. У нас жилой комплекс «Аннинский парк», всего лишь два дома. И при сдаче у каждого была своя управляющая компания. У нас было «Развитие», и мы были, в принципе, довольны. Но вот весной, где-то в апреле, в мае, они отказались, сказали, что невыгодно один дом содержать, и отказались. Хотела нас взять управляющая компания первого дома. Они ходили и говорили нам, что будет и дешевле. Мы, в принципе, согласились. Как вдруг появилась еще третья компания, такие более настырные, такие более нагловатые немножко, на мой взгляд. Я не подписала им договор, но тем не менее их избрали.

Причем, когда они ходили и агитировали, они «катили бочку» на прежнее «Развитие» и говорили, что у них долги и все. И я спросила, могут ли они сами заплатить эти долги. Они сказали: «Да, мы знаем механизм, как эти долги собрать», – и все такое прочее. Их взяли. Вот прошло два месяца. У нас отключили горячую воду, вот уже второй месяц пошел, и ее не включают. И как мы ни ходим на собрания, как мы ни возмущаемся, нам говорят, что у этой прежней компании долги были. Сказали: «Нет денег – нет газа и нет горячей воды». И мы говорим: «Как же вы брали? Вы же с открытыми глазами брали и знали, что…» Мы даже спросили: «А сколько хоть должны?» – «Это мы не знаем. Нас денежные вопросы не интересуют. Мы подписали с этой тепловой компанией договор, и они обязаны нам, а вот не предоставляют. И мы не знаем, что делать». Вернее, они сказали: «А давайте-ка мы в доме внутри, в подвале поставим бойлеры и будем вам греть. Вместо 60 рублей в месяц будем брать 460 рублей». Ну, мы, естественно, отказались. Тут пенсионеры и все такое. А кто у нас главный в доме, который ходил и очень хотел вот эту компанию, он написал в сетях, в сообществе: «А я поставил бойлер». Типа: «Ставьте и вы другие». Я говорю…

Тамара Шорникова: Итак, Ольга, ваш конкретный вопрос «Что делать?», очевидно, в данной ситуации. Правильно?

Зритель: Да. Что делать? К кому конкретно обратиться, чтобы у нас появилась горячая вода и отопление?

Татьяна Овчаренко: Конкретно обратиться к самим себе. Позвольте вам сказать, что все, что вы говорите, не имеет никакого отношения к деньгам. У вас какая-то компания поменяла другую компанию без акта передачи, с долгами. Вы не интересовались. Чего вы удивляетесь теперь, что вдруг обнаружились какие-то долги? Вы вообще представляете эту передачу?

Сергей Белолипецкий: Мошенническая схема.

Татьяна Овчаренко: Мошенническая, ну сто процентов! Это первое. Второе. Товарищ поставил себе бойлер? Приветствую! И вы ставьте. Отрежьтесь вы от этих ресурсников – будет дешевле на электричестве греть, поверьте мне. В-третьих, при чем тут собрание? Наймите наконец юриста, и он запросит документы. Подайте в суд на отказ подачи – вам за день представят эти документы. И вы наконец все разберетесь, кто кому должен и кто нашему слесарю двоюродный кузнец. Потому что со слов. Понимаете, это наши люди. Им сказали, тот его убедил, эти понаглее. Вы взрослые люди. Так нельзя.

Тамара Шорникова: Хорошо. Когда рассчитываешь на конкретный ответ, должен быть готов к нему. Давайте научим тех, кто пока еще, например, выбирает себе управляющую компанию. Как выбрать правильно? Как оценить ее? Как понять, что вот это та самая и не обманет?

Татьяна Овчаренко: Только методом тыка. Ну как?

Юрий Коваленко: Через боль?

Татьяна Овчаренко: Во-первых, есть списки в министерстве, например. И надо смотреть лицензионные списки – есть лицензия или нет.

Сергей Белолипецкий: Ой, я вас умоляю!

Тамара Шорникова: А есть альтернативный вариант?

Татьяна Овчаренко: Нет, не так.

Сергей Белолипецкий: Есть надутые.

Татьяна Овчаренко: Ну, пусть надутые. Подождите, я же только начала. Вот лицензию надо проверять. Надо с главным инженером поговорить. Вообще списки кадровые посмотреть, кто есть, с каким образованием. У нас в школе была целая лекция, мы этим регулярно занимаемся. Перечень – что нужно сделать.

Тамара Шорникова: В интернет вбиваешь «купить диплом» – и вот тебе специальное образование, которое потом указывается на сайте этой управляющей компании.

Татьяна Овчаренко: Ну, я вам сначала и сказала: методом тыка. Потому что в стране, где можно купить диплом, нет никаких гарантий. Я вам могу рассказать про девочку, которая купила замечательную квартиру в «Золотом треугольнике», в Остоженке. Хорошо, что ее мама была горничной в свое время. И когда мама случайно в Америке отвлеклась (ну, бассейн был холодный), и увидела счета, которые выставила «управляйка», она за день прилетела. И потом они долго судились. Замечательная была история. Понимаете, это люди, которые… Потому что мама умела считать в столбик. А девушка умела ездить на коньках. 770 тысяч было обсчета.

Тамара Шорникова: Хорошо, коротко. Может быть, все-таки есть совет?

Сергей Белолипецкий: Любая управляющая компания будет работать, я настаиваю, если у вас есть рыночные механизмы, если вы не платите не глядя, даже небольшие суммы. Представьте на секунду – вот средний дом, из которого звонили, 260 квартир. Не самый большой, но и не самый маленький. Ну, они платят, допустим, по 5 тысяч рублей, да? Может быть, небольшие деньги, сравнительно, хотя для кого как. Но как только есть председатель ТСЖ и бухгалтер, то уже не 5 тысяч платят, а 5 умножить на 260. Извините, это совсем другие деньги. 100 с лишним тысяч в месяц – уже надо подумать, заплачу ли я, если плохо вымыт пол, если канализация протекает и так далее. Понимаете? Вот есть договор. Тогда нужно внимательно писать договор – обязательно! – с той же управляющей компанией, с любой. Понимаете? И уже будет отношение совсем другое.

Еще раз я говорю: рыночные механизмы. Первое – заказчик и подрядчик. Второе – при заключении договора с любой управляющей компанией внимательно читайте. Ой, не могу, не могу… В международном сообществе есть такая ассоциация BOMA, она существует с 1916 года. Туда не надо обязательно вступать управляющим компаниям. Ну, аналогия BOMA американская – Ассоциация собственников и управляющих зданиями. Но в Европе и в Америке, если управляющая компания не член ассоциации, ее никто не пригласит. Понимаете? Так сложилось.

Тамара Шорникова: Такая «Лига плюща» среди управляющих компаний.

Сергей Белолипецкий: Нет, не «Лига плюща». Но там люди отвечают. Если ты член ассоциации, то за него отвечают уже деньгами. Ну, это саморегулирование, которое у нас…

Юрий Коваленко: В России такого нет?

Сергей Белолипецкий: Ну, были попытки в строительстве сделать саморегулирование, но вы же понимаете, что одно дело – задумка этого саморегулирования. Должны быть компенсационные фонды. Это уже немножко другая тема.

Юрий Коваленко: Невыгодно в России, я так понимаю.

Сергей Белолипецкий: Нет, они есть, компенсационные фонды есть. Но другое дело – получить эти деньги из компенсационного фонда. У нас сейчас в этой сфере новостроек сложилась ну совершенно парадоксальная ситуация. С одной стороны – многомиллиардные компенсационные фонды, накопленные застройщиками, а с другой стороны – обманутые дольщики, которые с этого ничего не имеют, кроме головной боли, ряды которых ширятся, ширятся и ширятся.

Ребята, господа депутаты и все прочие власти, вы пишите правильно законы, чтобы это работало. Вся штука в том, что кто лоббирует-то. А лоббируют опять застройщики, которым интересен, как вы понимаете, результат другой – спихнуть вам то, что похуже, по цене того, что подороже.

Тамара Шорникова: Рвутся, рвутся телезрители в наш эфир. Давайте дадим им слово.

Юрий Коваленко: Да, вернемся к управляющим компаниям. Нам дозвонилась Вера из Коми. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: У меня вопрос. Ну, у меня такого плана вопрос. Я живу в квартире в двухэтажном доме. У меня квартира – первый этаж, угловая. В общем, все мои соседи, которые живут, когда у них запускается тепло, отопление, у всех тепло, а у меня всегда холодно. Я завишу от соседей сверху, но их нет два года, в течение двух их вообще нет. Мне нужно искать ключи от их квартиры, кого-то еще, чтобы спускали воздух. Обращаюсь в управляющую компанию и говорю: «Почему у меня такая зависимость? Нужно что-то делать». Но вот уже который год одно и то же, а воз и ныне там.

Тамара Шорникова: Хорошо, спасибо, мы поняли.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Татьяна Овчаренко: Жаловалась?

Сергей Белолипецкий: Бесконечная тема.

Татьяна Овчаренко: Все нарушено. Два года их нет, да? Я бы квартиру попыталась объявить бесхозяйной. У меня бы нашлись жильцы через три дня, во-первых, потому что закон обязывает тех, кто уезжает, кажется, в пятидневный или в трехдневный срок сообщить управляющей организации свои данные, адреса и так далее. Но механизма…

Сергей Белолипецкий: Механизма нет.

Тамара Шорникова: В любом случае, даже если в отпуск отправляешься?

Татьяна Овчаренко: Вообще желательно, потому что это многоэтажные дома, друг под другом. Мало ли. Протечки, прорывы и так далее.

Тамара Шорникова: А есть ли какие-то меры наказания за несообщение?

Татьяна Овчаренко: Нет.

Юрий Коваленко: Вот поэтому и не сообщают.

Сергей Белолипецкий: В таких случаях есть участковый.

Татьяна Овчаренко: Участковый есть, да.

Сергей Белолипецкий: Конечно. Составляется акт и вскрывается дверь.

Татьяна Овчаренко: Вскрывается квартира, да. Это раз. Я уж не говорю о том, что жильцы шумят, то ты вызываешь наряд, звонишь 02 и говоришь, что неизвестные лица вскрыли квартиру, вы их не знаете. Гражданин имеет право подозревать. Это его право, он имеет право.

Но в случае этой женщины, безусловно, это какие-то… у них или продувка, или… Я не понимаю, что у них происходит. Она давным-давно должна была в жилинспекцию пожаловаться.

Тамара Шорникова: Это школа очень активного гражданина началась на Общественном телевидении России.

Татьяна Овчаренко: Значит, тогда пусть не жалуется. Дальше, она должна поставить их в известность и по 491-му постановлению вычесть неисполнение обязанностей по содержанию и ремонту.

Сергей Белолипецкий: Да.

Татьяна Овчаренко: Ну, тариф помножим…

Сергей Белолипецкий: Если услуга не исполняется, то она не обязана за нее платить.

Татьяна Овчаренко: И все, и вычитать из этой суммы то, что она считает нужным.

Сергей Белолипецкий: И любые деньги, любые финансовые операции – через бумагу, через заявление, через документ. Без этого никак.

Татьяна Овчаренко: «Настоящим уведомляю вас…»

Сергей Белолипецкий: Да.

Тамара Шорникова: Успеем обучить еще одну телезрительницу, давайте выведем ее в прямой эфир. Добрый вечер. Людмила из Краснодара к нам дозвонилась.

Зритель: Добрый вечер.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Будьте добры, ответьте, пожалуйста. У нас двухэтажный дом, 16 квартир всего. Счетчик по учету теплоэнергии нам ставить не советует наша управляющая компания, говорит: «Вам это обойдется еще дороже». А плату с нас берут полностью за весь октябрь, хотя отопительный сезон начинается с 15 октября, и полностью за весь апрель, хотя отопительный сезон у нас заканчивается 15 апреля. Куда мы ни обращались, нам отвечают: «Ничего вы не добьетесь, у вас маленький дом, счетчик вам иметь невыгодно, а платить вы будете».

Тамара Шорникова: Спасибо, понятно.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Под диктофон пусть повторят.

Юрий Коваленко: И что?

Сергей Белолипецкий: Нет, управляющая компания в этом случае имеет право посоветовать все, что хочет. Понимаете? А вот слушатель…

Татьяна Овчаренко: Нет, они непонятно к кому обращаются. Ну что это? Значит, у них месячный обсчет. Вместо того, чтобы самостоятельно отнять… Очевидно, они платят помесячно, а не так, как в Москве, по 12 месяцев?

Юрий Коваленко: Помесячно.

Сергей Белолипецкий: Да, помесячно

Татьяна Овчаренко: Из той же оперы. Предупредить: «Оплачивать не будем с 1-го по это и с того по это». И соответствующую произвольную сумму, которую они вычислят, оплачивать до момента, когда дело дойдет до жилинспекции или до суда. Потому что отвечать «вы ничего не добьетесь» – это уже показатель того, что там нечисто.

Сергей Белолипецкий: Да.

Татьяна Овчаренко: Нет такого правила. Платим мы по факту. В Москве мы делим на 12.

Тамара Шорникова: Это фраза, которая в любом случае должна насторожить жильцов любого дома?

Татьяна Овчаренко: Да. Это первый ответ мошенника.

Сергей Белолипецкий: Конечно, да.

Татьяна Овчаренко: Безусловно.

Юрий Коваленко: По довольности и недовольности наш опрос показал то, что довольных своей управляющей компанией крайне мало – их всего 10%, а 90% крайне недовольны.

Вы так легко отвечаете на все коммунальные вопросы, которые задают телезрители, которые мы здесь разбираем. Просто в двух словах расскажите, как этому быстро научиться, безболезненно, без траты денег и впоследствии еще и всем советы давать?

Сергей Белолипецкий: Быстро научиться ничему нельзя. Понимаете? Высшее образование предусматривает четыре, пять, а то и пять с половиной лет, как я, например, учился. Хотя учился я не этому. Я учился, что называется, на собственных ошибках. Еще раз, в который раз уже сегодня повторяю: если вы хотите быстро решить проблему, найдите вначале совсем небольшую сумму и наймите профессионального управляющего, наймите профессионального юриста. Понимаете? Особенно это актуально для новостроек, потому что застройщик вас уже обманул. Вам в ближайшие пять лет придется заплатить еще определенный процент от той суммы, которую вы заплатили за квартиру, чтобы достроить дом до нужного уровня.

Татьяна Овчаренко: До кондиции.

Сергей Белолипецкий: Совершенно верно. Это уже просто сто пятнадцать процентов я даю из ста возможных.

Юрий Коваленко: Ну что же, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Обсуждали тему самоуправления в домах с нашими экспертами (и с вами, конечно, нашими телезрителями) – с Татьяной Овчаренко, руководителем «Школы активного горожанина», экспертом в сфере ЖКХ, и с Сергеем Белолипецким, директором Ассоциации ТСЖ Московской области, преподавателем Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Спасибо вам огромное.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Сергей Белолипецкий: Спасибо и вам.

Татьяна Овчаренко: И вам спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты