Татьяна Овчаренко: Пилите сами сухие деревья во дворах - при помощи частных дровосеков. И выставляйте счёт управляющей компании

Татьяна Овчаренко: Пилите сами сухие деревья во дворах - при помощи частных дровосеков. И выставляйте счёт управляющей компании | Программы | ОТР

Рубрика «ЖКХ по-нашему»

2020-05-06T15:54:00+03:00
Татьяна Овчаренко: Пилите сами сухие деревья во дворах - при помощи частных дровосеков. И выставляйте счёт управляющей компании
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Прямо сейчас рубрика «ЖКХ по-нашему», одна из самых востребованных в рамках «ОТРажения». Май начался с урагана, в ряде регионов сильный ветер деревья повалил, повредил крыши, рекламные конструкции. Мы хотим поговорить сегодня о том, кто же и в каких случаях несет ответственность за последствия разбушевавшейся стихии.

Анастасия Сорокина: Ну и у кого же, как не у Татьяны Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ, об этом узнавать.

Петр Кузнецов: Конечно.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И как всегда у нас есть сюжет на эту тему, давайте начнем с него, точнее с жалоб из различных регионов, не только в Москве это произошло. Посмотрим и потом обсудим.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Вот такая картинка из нескольких регионов.

Татьяна Иосифовна, вот с нами этот сюжет посмотрел зритель из Архангельской области, подписался он «пенсионер», и вот что он пишет: «Интересно получается: собственник поставил свое авто у дерева, упало, виновата «управляйка». Деревья во дворе спилили, виновата «управляйка». Пусть сами жильцы решают, деревья или автостоянка».

Татьяна Овчаренко: Ну все простенько, тут видно прямо по кадрам. Действительно, граждане не подозревают, что есть всероссийский норматив установки их автомобилей, и ставить под деревьями, значит, это твой выбор, тем более под гнилыми. Пять машин – 5 метров, десять машин – 10 метров от фасада, вот так вот у нас выглядит, пятнадцать машин – 15 метров от фасада, это первое.

И об ответственности тут я бы так с плеча не рубила. Если 2 года стоит дерево, подгнившее в основании, это...

Петр Кузнецов: Вот, я как раз про гнилые, как раз вы говорите, тем более если оно гнилое, вот. Так а кто должен озаботиться состоянием дерева?

Татьяна Овчаренко: Заботиться-то должны управляющие организации и отделы благоустройства городов. Но в целом выглядит так, вот из этих репортажей я поняла следующее: городская власть как всегда, традиционно проснулась, упала с печки и обнаружила, что печка стоит в городе, а в городе, дорогие друзья, нужны специальные машины, для того чтобы ухаживать за деревьями.

И вот что мы слышим? Астрахань, огромный город, и что у них две вышки? Ну дорогие друзья, меньше праздников, больше дела, в конце концов, это первое. А что касается того, что штраф с тех, кто спилил дерево, – неправда. Дерево, признанное аварийным, спиливается самостоятельно, если требуется, самими жителями, и действительно, даже в Москве спилить частная фирма берет 30 тысяч, не менее, поэтому... Да, дорого, совершенно верно...

Петр Кузнецов: Но если бензопила есть, я могу самостоятельно спилить его? Вот взяли бы... Тульская пишет: «Вот народ взяли да и спили бы, лодыри».

Татьяна Овчаренко: Ну это целое дело, там надо обнести, поставить человека, чтобы кричал... Ну помните, как в «Джентльменах удачи», «туда ходи, сюда не ходи». И если у вас есть кошки, знаете, такие, как были у электриков, когда они по деревянным столбам лазали, и соответствующая пила, то в принципе да. Это вообще сверху делают, постепенно срезают.

Петр Кузнецов: Подпиливают.

Татьяна Овчаренко: Да. Но там же видно, что деревья-то швах, верхушки все сухие заботами, все завалено было асфальтом, реагенты ядовитые, ни одно дерево не выдержит, так что дело не в том, что у них там корни... Вы меньше, пожалуйста, асфальта и плитки на корни возлагайте, дорогие друзья, кубометр плитки весит 2,5 тонны, таких деревьев у нас нет, чтобы выдержали вот такие вот давления, отсюда облом и засыхание корней и выбор. Это просто повсеместное явление.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, вот спрашивают из Саратовской области, из Ульяновской: «Ждем около года, когда спилят сухое дерево», в Саратове пишут: «Половина города у нас сухостой, ответ один, что нет техники, нет разрешения». Как добиваться действий от управляющих компаний, если к ним обращались, а все равно ничего не происходит?

Петр Кузнецов: Да абсолютно... Извините, вот сейчас в продолжение Насти Нижегородская пишет: «Чтобы спилить гнилое дерево, надо кучу бумаг, разрешение. А вот раньше председатель в совхозе берет рабочих, и они все убирают».

Татьяна Овчаренко: Да, совершенно с вами согласна. Департаменты или вот эти отделы благоустройства в городах – это нечто с хвостом, простите. Значит, они по 2 года действительно оформляют документы, хотя в их обязанности входит объезжать город и крестиком и спилом помечать, что надо рубить незамедлительно. Голосок их слабый за немалую зарплату крайне плохо слышен, и мне хочется спросить местных депутатов: вы бюджет города утверждаете, может, вы и обратите внимание на строку покупки не Mercedes… Как вот я видела в Волгограде, знаете, «Покупка автомобилей», гляжу внимательно, 4 Mercedes, а при этом нет рабочих автомашин, понимаете?

Петр Кузнецов: На Mercedes тоже деревья падают...

Анастасия Сорокина: Тоже рабочие машины в каком-то смысле.

Татьяна Овчаренко: Нет-нет, это не те, те называются Caterpillar, нет, это такие люксового класса, легковые, с кожаными сиденьями, 4 штуки, очень было весело. Так что вот как? Требуйте от местных депутатов, требуйте, чтобы они обращались с требованиями, вызывали на ковер начальство городское, это первое. Второе: находите дровосеков и частным образом срезайте.

Анастасия Сорокина: То есть за собственные деньги?

Татьяна Овчаренко: Потому что вам жизнь дороже или бюрократические глупости, простите?

Петр Кузнецов: Ну, видимо, скинулись, вот это вот... «Везде, где посмотришь, гнилые деревья, – пишет Москва. – У нас прямо на дом наклонилось». Вот что посоветуете? Сразу же, вот сейчас, ураганы-то еще будут, скорее всего, лето тоже аномальное обещают, скорее всего, то есть тоже с перепадами...

Татьяна Овчаренко: Вообще шквалы городские, а не ураганы, ну вот к шквалистым ветрам у нас все никак не привыкнут, а они регулярно просто у нас, тем более в больших городах, а тем более при изумительном новом строительстве в 40 этажей. Ну, что я вам могу сказать? У меня такое же дерево в запрещенной зоне. Писала, требовала, мне ответили: «Ну и что? Стоит же, вот и все». Что вам могу сказать? Надо требовать ежедневно, ежедневно в прямом смысле слова, актировать, предупреждать, что будете привлекать к уголовной ответственности, если хоть что-то случится, хоть веточка упадет в метре от ребенка. Ну нет другого выхода, это ужасающие отделы сами по себе. Их работа должна быть коренным образом перестроена.

Петр Кузнецов: Соответственно, фиксация обращений будет учитываться потом уже, это никуда не пропадет.

Анастасия Сорокина: То есть в письменном виде, да, надо требовать?

Петр Кузнецов: Да, как нужно делать, чтобы доказать, что обращались 86 раз?

Татьяна Овчаренко: Да, письменно, ну 2 раза. На халатность, возбуждайте, требуйте возбуждения административных дел. Ну потому что это что такое? Ну вот как это наименовать? Пока, как известно, под лежачий камень вода не течет, а деревья не рубят.

Анастасия Сорокина: Есть звонок из Астраханской области, на связи Светлана, давайте выслушаем, какой у нее вопрос. Здравствуйте.

Зритель: Архангельск.

Анастасия Сорокина: Архангельская область, простите, Светлана.

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Просила очень много раз, обращалась на прямую линию правительства Архангельска, но получаю только одни отписки. У нас деревья очень высокие, дом деревянный, ветхий, и при штормовом ветре у нас сучья, большие сучья, ветки ломаются, и ветки вышивают окна.

Было несколько раз отправлено на горячую линию Архангельской области заявок, они сказали, управляющая компания и мэрия Соломбальского района должна заниматься. В управляющую компанию звонила: «Мы этим делом не занимаемся». В администрацию Соломбальского округа был звонок, мне ответили, кинули трубку, вот сейчас буквально недавно кинули трубку, «к вам не подъехать». Нет, если бы могли, мы бы сами спилили, но у нас или дом завалится, потому что деревья очень большие, просто кроны...

Петр Кузнецов: Ну да, это надо по технологии, конечно, контролировать.

Зритель: Или сценарий, мы останемся без дров, потому что дом деревянный. Мер никаких не принимается, пишутся отписки только.

Дорога, колодец прошлого века выходит из берегов. Попов конкретно соломбальской мэрии, вырос даже в нашем доме, я говорю: «Дима, посмотри, по какой дороге мы ходим, ходят девочки с колясками, с маленькими детьми, старики с клюшечками». Ну это вообще ужас, там открытый колодец прошлого века, водоем, понимаете? Раньше деревянные колодца были, а там теперь провалилась, ехала машина, райсобес выезжал, и там образовалась яма.

Петр Кузнецов: В общем, и сверху угроза, и снизу.

Анастасия Сорокина: И снизу, со всех сторон.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: И все на одном практически квадратном метре.

Зритель: Никто этим не занимается, Соломбальский район.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна...

Зритель: Управляющий Попов Дима, который вырос в нашем доме, вырос из грязи в князи, а сделать для дома – нет.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, вот такой случай, Архангельская область. Если у вас есть уточняющий вопрос... Ну, в общем-то, понятно, дерево друг другу передают, «это не мое», «это не мое».

Татьяна Овчаренко: Ну это... Во-первых, окна выбивает – страхуйте, дорогие мои, свое жилище, и пусть страховая платит. В свою очередь, если у вас приватизированные квартиры, то за выбитые стекла, к сожалению, платите только вы. Но если вина «управляйки», допустим, установлена, то тогда все равно страховщики перекрывают и пусть взыскивают с управляющей организации.

Петр Кузнецов: А сложно, да, доказать, что это вина уже, вот эту цепочку всю выстроить, что ветка в результате ветра упала, именно ей разбилось окно?

Татьяна Овчаренко: Нет, ну это несложно, она что, специально бегает ночью с киянкой и колотит себе, что ли, стекла?

Петр Кузнецов: Ну, знаете ли...

Татьяна Овчаренко: Нет, это несложно, они же звонили, все-таки они на это укажут, они тогда-то говорили, предупреждали и прочее. Но вообще все это желательно письменно фиксировать, это первое.

Второе. Да, действительно, Архангельск, треть города на подтопляемых территориях, это надо видеть, что это такое, это надо видеть, как город запущен, и какие-то деревья я удивляюсь вообще, что стоят. Поэтому это очень серьезный вопрос в любом случае, но действительно вы правы, Петр, надо по технологии спиливать. Только, если будут нанимать частную бригаду, выставить счета потом управляющей организации и администрации района. Нет другого варианта, потому что это кончится тем, что деревья им дома сносить начнут, это все, что я вам могу сказать.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, перед тем как перейти к другим оставшимся любым коммунальным вопросам, как обычно в особой рубрике, давайте коснемся других конструкций, рекламные... Ну да, как правило, в сводки попадают падающие деревья, рекламные конструкции какие-то ветхие, ну и там с крыши что-то уносит. Здесь как будто бы юридически все четче, или поди найди рекламную компанию, которая установила этот щит?

Татьяна Овчаренко: Здесь все очень просто. Как известно, экономия – это смерть порядку, знаете, у них какое? Они не делают абсолютно, когда рекламный щит сносят, ну кроме таких раскладных, которые выставляют и которые в случае усиления ветра должны быть немедленно убраны просто в помещение.

Петр Кузнецов: В кафе, да.

Татьяна Овчаренко: Остальная часть никаких этих самых, вот еще возиться с опорами. И так же остановки. Это по проекту, это надо специальным образом ножки закреплять. Ничего этого не делается. И вообще существует убеждение, что асфальт якобы держит эти ножки. Асфальт с такой несущей способностью, на выворачивание тем более, ну совершенно не пригоден, это только нам кажется, что он такой крепкий и прочее.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, совет такой же, как с домами, – страховать свое имущество, чтобы быть за него спокойным?

Татьяна Овчаренко: Ну вот если крышу у вас унесет, это вот сложнее, честно вам скажу. Это вот скатные крыши уносят если, это следствие нарушения проекта и совершенно безграмотного устройства кровли. Кстати, должна вам сказать, что в эпоху развитого социализма была такая борьба за экономию, что у нас в целом поменяли уклон кровель, вместо 45 градусов, под углом должны скатные кровли стоять, которые выдерживают сильную ветровую нагрузку, стали поменьше, пониже. Такое впечатление, что мы в Италии где-то живем. И это ведет за собой усиление случаев срыва кровель, ну и плюс всякие ошибки и прочее. Вот это...

Петр Кузнецов: Да и зимой проще не становится от этого.

Татьяна Овчаренко: И зимой, да. Ну вот если у вас течет, потому что сорвало и протекло, это очень часто бывает...

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Татьяна Овчаренко: Это целиком управляющая организация должна вам возместить и сделать ремонт, это точно.

Петр Кузнецов: Спасибо. Мы завершили основную тему нашу сегодняшнюю, давайте перейдем к другим вопросам в подрубрике «Спросите Овчаренко».

Анастасия Сорокина: Петь, предлагаю начать с вопроса зрителя, который дозвонился. Из Томской области Александр на связи со студией, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем, Александр. Какой у вас вопрос?

Зритель: Вот какой вопрос. У нас до мая месяца отключили отопление по всему городу.

Петр Кузнецов: Так.

Татьяна Овчаренко: И что?

Зритель: Хотели бы узнать, это правильно вообще сделали? Потому что по закону до 15 мая везде должно быть отопление, везде.

Петр Кузнецов: А вы замерзаете?

Зритель: А у нас его отключили до мая. У нас, правда, я вот не спорю, что апрель у нас шикарный прошел в Томской области, у нас за 20 было, за 20, 25 и 28 градусов было тепла...

Петр Кузнецов: Так, так? Просто у нас жалобы другого как раз характера, что «прекратите топить».

Зритель: Потом у нас резко упала температура, у нас дома старые, и вот сейчас в квартире холодно, просто холодно.

Петр Кузнецов: Ага.

Анастасия Сорокина: Спасибо за вопрос.

Татьяна Овчаренко: Ничего не могу сказать. Если в Томской области положено топить до 15 мая, то должны топить до 15 мая. Но весь фокус в том, что действительно, когда очень жарко, тепловики отключают системы, а потом их включать, разгонять уже для них неприемлемо, все, серия умерла так умерла.

Петр Кузнецов: То есть среднесуточная температура здесь на первом месте, а дальше уже сроки можно сдвигать?

Татьяна Овчаренко: Да, выше 8, ну то есть холод собачий, представляете себе, что такое +8 среднесуточная? Но мы все равно отключаем. А жара 20 градусов, мы топим. Но это связано с центральными системами, они так работают. Вообще незаконно.

Петр Кузнецов: Да, вот из Москвы, соответственно, очень много жалоб как раз, как я сказал, другого характера: «Срочно отключите отопление, не зима ведь, открытые окна не помогают, дышать нечем, помогите, люди добрые!» – Зеленоград, 1974 года рождения, видимо, подписавшийся, а может быть, это что-то другое значит.

Татьяна Овчаренко: Да-да.

Петр Кузнецов: Опять Москва: «Здравствуйте. В Москве батареи жарят несмотря на среднесуточную температуру». Очень много, но это, правда, из столицы.

Анастасия Сорокина: Ленинградская область: «Плюс 15 на улице, отопление не отключено. Управляющая компания говорит, что не было приказа». То есть нам, пока не наступит та самая среднесуточная температура, ждать отключения не приходится, верно?

Татьяна Овчаренко: Ну это, понимаете, совершенно бредовая постановка вопроса. Тепловикам выгодно «жарить» и топить, потому что это отразится на счетах самым ярким и выразительным образом. Эксплуатационники и управляющие организации ждут приказа, но не от жителей, что характерно, а от какого-то дяди в правительстве, у которого глубоко личное отопление, он его подкрутил. Но в целом, повторяю, система отопления городов должна перестраиваться, время вот этой безудержной траты резервов, для того чтобы ты задыхался от жары... Я сама сижу и задыхаюсь от жары, да, и все жду, говорят, что сегодня начнут отключать, – не уверена.

Петр Кузнецов: Вопрос из Воронежа: «Живем в старом доме, дом не дезинфицируют и не убирают. Как добиться дезинфекции?»

Татьяна Овчаренко: Ну это скандал, это скандал. Немедленно написать по электронной почте заявление прокурору и главному санитарному врачу Воронежской области, поинтересуйтесь, как он там вообще.

Петр Кузнецов: Не жарко ли ему, как топят заодно узнать, да?

Татьяна Овчаренко: Да, и чисто ли ему.

Петр Кузнецов: Кожаный ли салон в Mercedes...

Анастасия Сорокина: Звонок.

Петр Кузнецов: Московская область, Иван, снова возвращаемся ближе к столице. Здравствуйте, Иван.

Зритель: Да-да, слушаем, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Мы вас слушаем все втроем.

Зритель: Мой вопрос простой по энергосети. У нас город Раменское, Московская область. Приходят счета, мы подаем как положено, но в квитанциях приписано по 2, по 2,5 киловатта лишнего. Мы живем с супругой, вдвоем в квартире проживаем, но приписки идут именно от энергосети. Туда дозвониться на улицу Махова практически, не то что практически, невозможно, это раз. Доехать туда, чтобы разобраться, мы сидим дома, мы исполняем как положено, мы пенсионеры.

Татьяна Овчаренко: Так вопрос в чем?

Зритель: И как нам быть?

Петр Кузнецов: Как быть.

Зритель: Вопрос, что идут от энергосети приписки.

Татьяна Овчаренко: Ну как? Дождаться конца коронавируса, конца «посиделок» подмосковных, собрать стопочкой квитанции, выписать свои цифры, поехать и выяснять на месте, а лучше письменно оформить претензии, отправить по почте, потребовать объяснений, на основании чего у вас дополнительные объемы вам выставляются, вот и все.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна, Иркутская область задает вопрос: «Соседи перегородили тамбур в подъезде, там находятся счетчики по электроэнергии, не можем снимать показания. Законно ли это и как с этим быть?»

Петр Кузнецов: Ага.

Татьяна Овчаренко: Это совершенно незаконно. Пишите заявление в управляющую компанию, пусть засучит рукава и потребует демонтажа, сейчас за это новые штрафы. Она самостоятельно предупредит их, и, если они не послушаются, демонтируют самостоятельно эту перегородку, первое.

Второе: вчините им материальный иск, то, что вы не можете платить, переплатили за это время, моральный вред потребуйте, пусть вам оплатят, и все. Напишите им письменно претензию, что будьте любезны, вы мешаете нам снимать, перегородка ваша незаконна, все, предлагаю в течение 3 дней демонтировать.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна неоднократно подчеркивала, что не ленитесь делать это в письменном виде, это на самом деле многие вопросы потом решит, которые возникнут, а они не могут не возникнуть.

Далекий Хабаровский край с нами на связи, Валентина.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела сказать, что я проживаю в Хабаровске, живу на первом этаже. Вот у нас делали там ремонт, что-то с подвалом было, разрыли отмостки, так и не заасфальтировали. Я тогда с одной стороны дома добилась, чтобы просто засыпали грунтом каким-то непонятным, а здесь так... В одном месте вообще просто земля лежит, это первый вопрос.

Второй. Сколько лет мы уже добиваемся, вот я лично, я проживаю на первом этаже, сухое дерево стоит, когда ветер дует, мы боимся, что оно упадет и разобьет окна нам.

Петр Кузнецов: Да, понятно.

Зритель: И мы принимали решение на собрании, чтобы нам это все сделали. Наш «Бруслит Сервис» любимый ничего не делает этого.

Петр Кузнецов: Закольцевали вы нашу программу таким образом. Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Ну так по поводу отмостки вопрос в чем?

Петр Кузнецов: Кому еще писать?

Татьяна Овчаренко: Нет, это грубейшее нарушение...

Петр Кузнецов: Я думаю, что Валентина уже не с нами.

Татьяна Овчаренко: Ну хорошо. Это грубейшее нарушение норм эксплуатации, за это нужно требовать, чтобы управляющую организацию оштрафовали, первое. При этом нужно с этим обращаться в стройнадзор, в жилинпекцию, просить, если нужно, переслать по инстанциям, и незамедлительно должны быть выполнены эти работы.

Петр Кузнецов: Это вы про дерево сейчас? Просто там два вопроса было.

Татьяна Овчаренко: Нет, это мы про отмостки.

Петр Кузнецов: Про землю, ага.

Анастасия Сорокина: Да.

Татьяна Овчаренко: Да, это ужас, это составная часть защиты фундамента. А вот что касается сухого дерева, мы уже сегодня говорили, что пилите, ребята, сами и предъявите управляющей организации счет, пусть оплачивает.

Петр Кузнецов: В хорошем смысле «пилите». Мы призываем к...

Анастасия Сорокина: И пилите, и пишите сами.

Татьяна Овчаренко: Дровосеки, есть такая профессия у нас, они умеют и не только в лесах.

Петр Кузнецов: Но не бюджеты.

Спасибо большое, Татьяна Иосифовна. Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ, отвечала как всегда на ваши вопросы. Не все успели, ничего страшного, пусть они остаются, мы обязательно Татьяне Иосифовне все передаем.

Рубрика «ЖКХ по-нашему», оставайтесь с нами, скоро будем рисовать оленей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рубрика «ЖКХ по-нашему»