Татьяна Овчаренко: Разрешенная высота сугробов во дворах - 50 сантиметров!

Татьяна Овчаренко: Разрешенная высота сугробов во дворах - 50 сантиметров!
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Мать-одиночку из-за частых больничных перевели на работу за 130 км от дома. По её мнению, это принуждение к увольнению
«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Продолжаем. Сейчас рубрика «ЖКХ по-нашему». В Саратове во время школьного субботника учителей заставили складывать снег в мешки. В Камышинском районе Волгоградской области под тяжестью снега провалилась крыша жилого дома, в Тамбове крыша и часть стены жилого дома.

Ольга Арсланова: Да. Йошкаролинцы, например, жалуются на свисающие с крыш домов сосульки, а в Твери идет проверка управляющей компании по факту падения сосульки на ребенка. Кто же несет ответственность за несвоевременную уборку снега и сосулек? Очень часто это приводит к травмам и смерти.

Давайте вместе выяснять, что с этим делать, куда жаловаться, если, например, у вас плохо убирают, об этом в нашей рубрике «ЖКХ по-нашему». Мы приветствуем Татьяну Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Постоянную ведущую рубрики. Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте разбираться с зонами ответственности. Я правильно понимаю, что смотря где сосулька висит и снег лежит, с того и надо спрашивать?

Татьяна Овчаренко: Если на промышленном здании, то явно с отдела, который занимается эксплуатацией здания, а в жилых зданиях только управляющая организация отвечает.

Ольга Арсланова: Что должна управляющая организация делать особенно в периоды, когда очень много снега выпадает или наледь очень система образуется, быстро?

Татьяна Овчаренко: Наледь – это вопрос сложный, потому что там есть естественные и искусственные причины. Естественные – это вообще просто, так сказать, много снега и резкие колебания температур, это понятно.

Ольга Арсланова: Это обычно понятно.

Татьяна Овчаренко: Да, вроде как да, в таких случаях зависит от того, какая перед нами крыша, как она устроена и какой тип кровли. Вот на некоторые вообще не рекомендуется всю зиму подыматься, только если водостоки, вот эти самые, через которые, забиты, только тогда их очищать, представьте себе, у нас есть такие… Постановление правительства Российской Федерации №170, где все это, правила технического обслуживания жилых зданий, там все это расписано очень подробно. А искусственный – это большая-большая проблема, чтобы если мы гуляем по Москве и не только и видим с вами старинные здания XVI-XVII вв., вы обратите внимание, что там вот такие крыши, а не вот такие, как у нас с вами тут. И поэтому на них задерживается снег в значительно меньших количествах. А потом пришла социалистическая система экономии, стали опускать, потому что, видите ли, много дерева расходуется и так далее. И в результате у нас уклон крыш такой, что задерживается больше 30 сантиметров снега, а на старых конструкциях 10, там естественное сползание происходит. И плюс…

Петр Кузнецов: Не всегда в нужное время, но происходит сползание.

Татьяна Овчаренко: Нет, это не то, сдувает прямо, мы просто этого не замечаем, а не обвалами этими, но тоже это целая история. И никакой температурный режим не выдерживается, то есть изнутри тепло, нижний слой снега подтаивает, вода течет, ночью всегда холоднее, чем днем, и привет, первая сосулька. Именно в силу искусственных причин вы не найдете ни в одном романе XIX века окончание типа «счастье молодых не состоялось, так как жених был убит упавшей сосулькой, когда он проходил мимо дома купца Петрова», потому что этого явления в то время просто не было, обратите внимание, это явление современного неудачного такого проектирования.

Петр Кузнецов: Купцы были, сосулек не было.

Ольга Арсланова: А сейчас можно как-то изменить, не перестраивая эти дома?

Татьяна Овчаренко: Ну вообще да, надо менять строительные нормы и правила. У нас карнизы, обратите внимание, куцые, кстати. Теплый воздух, подымаясь из окна последнего окна, подогревает кровлю с наружной стороны, там тоже таит снег. В старинное время, если вы ездили на север, вы обратили внимание, какие там карнизы безумные над домами? Они огромной величины. Ну вот потому что этот карниз, когда он большой, он не дает таять снегу, он не проводит тепло, то есть он этот теплый воздух охлаждает, в результате снег не стекает, не превращается. И, собственно, надо хорошо изолировать вот это самое тепло верхних этажей, этого тоже нет.

Ничего подобного: они должны готовиться к зиме, в нашем поясе 15 сентября сдается специальный паспорт подготовки к зиме, в это время надо проверить все чердаки, всю герметизацию, утеплить, чтобы ни в коем случае утеплитель, чтобы температура не повышалась внутри чердака выше определенного размера. Ну…

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим сюжет. За минувшую неделю снегопады накрыли сразу несколько регионов России. Самые высокие сугробы были в Саратове. Уборка снега на дорогах и крышах, как мы уже сказали, является ответственностью коммунальных служб, но как показывает практика, они не всегда справляются со своей работой, и тогда жители сами берут в руки лопаты и щетки, а некоторые неплохо даже на этом зарабатывают. Давайте посмотрим, как это все происходило, в сюжете Екатерины Ходасевич.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Конечно, наши зрители нам напоминают о том, что мы же вроде как даже что-то платим управляющим компаниям…

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: А тут, кстати, появилась целая даже частная компания, можно сказать, раз у них целый штат, конкурент МУП «Жилищник».

Татьяна Овчаренко: Это все просто. Нет, во-первых, они занимаются, это дорожные службы должны убирать, то, чем они занимаются, эти убирают. Во-вторых, люди забывают, к сожалению, что только ночью эти работы проводятся вообще-то, днем не убирается снег.

Петр Кузнецов: Вот, расскажите нам. Смотрите, прошел снегопад, как должен действовать дворник во дворе? Мы сейчас берем именно двор. Он должен сразу выходить? Он должен рано утром выходить? Например, они работают с 10 до скольки-то, сколько там, 4 часа, как правило, – значит, он должен выходить в 8 утра, раз прошел снегопад? Их должно быть больше? Как это должно происходить?

Татьяна Овчаренко: Нет, дворник лежит на диване, периодически смотрит в окно. Если снегопад кончился, он выходит немедленно.

Петр Кузнецов: А, он не ждет звонка руководства, которое говорит: «Так, выходим».

Татьяна Овчаренко: Нет. Есть норматив, в котором сказано. Когда вообще нет снегопада, там убирают в зависимости от того, какой тротуар, там их три класса, от одного раза в день до через трое суток, то есть когда совсем ничего. Как начинается снегопад, тут опять от классности тротуара, но ничего сразу не убирается, это бессмысленная работа. Поэтому они через 3 часа, через 6 часов, это у нас средний срок, не идут снегопады по двое суток, это большая редкость.

Но вся проблема в том – и мы все время с вами сталкиваемся, – что дорожники вычищают и остается гребень, гребень им этот разрешают делать. Он со своей стороны вычищает тротуар около дома, а это пространство, где по колено снега, ничье, я за 20 лет не видела, чтобы они договорились. И они не пробивают вот эти самые дорожки, спуски к проезжей части, обратите внимание, и то же самое происходит на остановках неоднократно, хотя это грубейшее нарушение. То есть вы прыгаете в троллейбус через гребень, – ну и что?

Петр Кузнецов: Это уже ничье.

Татьяна Овчаренко: Это ничья. Эти кричат, что они 50 сантиметров от бровки должны чистить, те заявляют, что это вообще городские тротуары, они только за жилищные отвечают, в результате мы вот это вот…

Петр Кузнецов: То есть это такая получается символическая стена на границе ответственности, да?

Татьяна Овчаренко: Да, и за обе мы платим, обратите внимание, за уборку территории входит в содержание и ремонт, в зависимости от городов по-разному, а за уборку тоже в виде налогов, за уборку городских территорий, и оба раза мы платим, вот такое безобразие.

Петр Кузнецов: Если снегопада нет, они не выходят? Или все равно в отсутствие снега раз в неделю они должны?

Татьяна Овчаренко: Нет, они выходят на чистом мусор подобрать, это обязательно.

Ольга Арсланова: Послушаем нашего зрителя Сергея из Ханты-Мансийского округа. Здравствуйте, Сергей, вы в эфире.

Зритель: Да.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Да, здравствуйте. Слышно меня?

Ольга Арсланова: Да-да.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Я хотел вернуться к снегу, к его падению с крыш. Я стал дедушкой, беспокоюсь за своих внуков, которые гуляют вдоль домов. По профессии я занимаюсь немножко альпинизмом, то есть по крышам часто лазаю и смотрю, откуда эти наледи берутся. То есть покатанные крыши – это ошибка архитекторов: нельзя, чтобы эти покатанные крыши…

Татьяна Овчаренко: Вот, правильно.

Зритель: Потом брать на себя каббалу чистить, машины убирать – ровные крыши, на которых нет наледи. И снег, панели строить такие, что если нужно сбросить снег, а так его много не нападает за всю зиму. Я хожу, снег на крышах на ровных никто не чистит, он не накапливается там. Тает, сейчас материалы укреплять крышу доступны, хорошие есть. Чем покатанные строить, лучше укрепите нормальную крышу, но ровную, и будет спокойно.

Ольга Арсланова: Спасибо, Сергей, за то, что поделились.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Смотрите, если все-таки что-то произошло, остались живы, но неприятно, упала сосулька, куда можно пожаловаться, к кому обратиться? Или снега много, не открывается дверь, из подъезда выйти не можешь? Любая ситуация.

Татьяна Овчаренко: Ну выйти из подъезда – это безобразие, это виновата управляющая организация. В первую очередь надо от нее требовать в письменном виде, а затем в Жилинспекцию. Но если там легкие телесные или менее, средней тяжести, то это уже дело уголовное возбуждается, виновные на стадии дознания и далее устанавливаются. Обычно это эксплуатационники, то есть жилищные конторы, которые не убирают, вот и все.

С сосульками, я повторяю, особенно в Питере была такая картинка с безумной длиной сосулек, – это абсолютно неправильно. Действительно, эти крыши требуется в капитальном виде перестраивать, то есть когда наступает капитальный ремонт. Но это еще и следствие отсутствия, очевидно, теплоизоляции, потому что безумные, она может быть 30 сантиметров величиной, уже это смертельно опасная, потому что 5-сантиметровая менее, а там просто метровые и 2-метровые показывали нам. Это безобразие.

Петр Кузнецов: Вернемся к снегу во дворах. Что делать с сугробом? Кто его должен убирать и когда? Сугроб, который образуется после чистки снега. Вот он накапливается, он уже занимает одно машино-место, второе, и никто не может его убрать, непонятно просто, как проедет машина, в которую это все забрасывают. Чья это зона ответственности?

Татьяна Овчаренко: Вы будете смеяться, но разрешенная высота сугроба 50 сантиметров, особенно во дворах. Это означает, что у них проходят всякие такие трактора, которые кидают снег в сторону, может быть, вы видели такие установки, они далеко не…

Петр Кузнецов: Если он сможет проехать, настолько узкие, что…

Татьяна Овчаренко: Это первая бульдозерная часть. И далее в принципе должны быть немедленно, вернее как только сформировались сугробы, их необходимо в машины, а машины не подают. Единственное, что он может сделать, из этого сугроба сделать ровную площадку, опять все разнести. Но так как этого делать нельзя, то вот безумной высоты, метр и более. Не более 50 сантиметров внутри дворов, 50 сантиметров пожалуйста, это может до весны храниться, это совершенно не вредно, я бы даже сказала…

Петр Кузнецов: Потом двор зальет просто.

Татьяна Овчаренко: Ну двор зальет, для этого свои есть специальные мероприятия и приспособления, а земля пропитается.

Ольга Арсланова: Еще один звонок примем из Мурманска, Любовь на связи с нами. Здравствуйте, вы в эфире.

Петр Кузнецов: Любовь, приветствуем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: А я хочу похвалить нашу управляющую компанию.

Ольга Арсланова: О как.

Татьяна Овчаренко: Вот.

Ольга Арсланова: Неожиданно. Вы там работаете, Любовь, нет?

Зритель: Я? Нет, я уже на пенсии, я по первой сетке пошла. У нас управляющая компания «Жилспецстрой», офис Мира, 8. У нас расписание, прием населения 3 раза в неделю, всегда выслушают, всегда помогут. Уборка снега каждый день. И дороги…, объявления вешают на подъезд, что будет уборка снега с дороги. А пешеходные дорожки убираются каждый день, весной посыпаются песочком. Мусор у нас вывозится каждый день. Управляющая у нас Ирина Магомедовна.

Петр Кузнецов: Спасибо, здорово.

Татьяна Овчаренко: Хорошо.

Петр Кузнецов: Реагенты во дворах: можно ли пожаловаться на применение реагентов?

Ольга Арсланова: Или на неприменение?

Татьяна Овчаренко: Нет, на применение.

Ольга Арсланова: А почему не посыпали?

Петр Кузнецов: Слишком мало, слишком много.

Татьяна Овчаренко: Интересно, что в этом 170-м постановлении до сих пор пескосоляная смесь, до сих пор, хотя она запрещена, так ее и не выбрали из этого постановления.

Петр Кузнецов: Она по составу отличается от той, которой обрабатывают дороги?

Татьяна Овчаренко: Да, это химические чрезвычайно вредные…

Петр Кузнецов: По крайней мере должна отличаться, да.

Татьяна Овчаренко: Нет, то просто пескоструйная, а это и дробленая, если ее долго разглядывать, особое дело. Нет, во дворах не имеют права они разбрасывать, но вообще зависит даже от района Москвы. Есть районы Москвы, где я видела ее следы, то есть разбрасывали. У нас, например, нет в Текстильщиках, то есть у нас в самих дворах не разбрасывали. Но как только выходишь на улицу, то есть на тротуар вот этот, особенно перед метро, и это притом что там самая высокая стираемость, то есть не требуется: там такие толпы народу ходят, что они не дают льду вообще появиться, снег они уносят все с собой в метро, – нет, там больше всего реагентов, и это совершенно ненормируемо. Они нормируются, но разбрасывают их просто ужасным образом.

Ольга Арсланова: А кто-то следит за количеством?

Татьяна Овчаренко: Обязаны управы следить, которые этого не делают. Они же не ходят пешком в метро, у меня такое убеждение.

Ольга Арсланова: Ага, то есть, может быть, они просто не в курсе.

Татьяна Овчаренко: Да. В жилищный департамент надо в первую очередь жаловаться, который, правда, сам и купил 0.25 миллиона тонн этой гадости. А вообще Департамент природоохраны и в прокуратуру.

Ольга Арсланова: Несколько вопросов с нашего SMS-портала. «При расчистке дорог образуются отвалы – кто должен их убирать в местах съездов во дворы?»

Татьяна Овчаренко: Вот это и есть гряды те, о которых я говорила. Вот они не договорились, кто должен. То есть там, где въезд во двор, в этом месте, безусловно, гряду должно убирать городское автохозяйство, которое именно отвечает за уборку. А тротуарные части в принципе должны они определиться, кто из них убирает, я не могу…

Петр Кузнецов: Как правило, этого не происходит.

Татьяна Овчаренко: 20 лет…

Петр Кузнецов: В Госдуме недавно сказали, что каша на дорогах есть свидетельство правильного и безопасного применения реагентов: нет наледи – значит, все правильно.

Ольга Арсланова: Лучше так, чем падать.

Петр Кузнецов: Вы согласны с этим?

Татьяна Овчаренко: Вообще сейчас…

Петр Кузнецов: Каша на дорогах, но каша во дворах – это нормально, значит, все правильно работает?

Татьяна Овчаренко: Нет, это безумие.

Петр Кузнецов: Серьезно, это цитата.

Татьяна Овчаренко: Не верю.

Ольга Арсланова: А как должно быть? Ведь иначе будет скользко.

Татьяна Овчаренко: Нет, это зависит от… Если вы будете лить воду или реагент, у вас будет вот эта страшная химическая смесь, которая не может замерзнуть, ей надо 20 градусов, говорят, и больше. А в принципе вот сейчас, когда не распыляли реагенты по проезжей части, уплотненный снег у нас был, самым прекрасным образом ездили по нему, а в районах первой климатической зоны и части второй, например, просто укатывают снег без всяких реагентов, машины идут. Так что нет, я не согласна с тем, что надо поливать.

Ольга Арсланова: Еще несколько вопросов. «Что делать, если в нашем дворе (Кемерово нам пишет) снег с проезжей части сваливают на детскую площадку и заваливают кустарники и молоденькие деревья?»

Петр Кузнецов: Хотя детскую площадку тоже должны чистить, как и весь двор, она же входит.

Татьяна Овчаренко: Да, сохранять ей определенный слой. Ну Кемерово – город-сказка в этом смысле. Ну как что делать? Жаловаться. Этого не должно быть, тем более на детских… Я повторяю: сугробы образуются, естественным образом образуются во время сильных снегопадов. Дальше они должны в течение 3-6 дней были развезены, то есть разобраны полностью, тем более на детских площадках, совсем уже.

Ольга Арсланова: Еще вопрос, интересная история: «После сбивания работниками управляющей компании сосулек была сбита настройка антенны «Триколор». Кто должен компенсировать стоимость вызова специалиста?»

Татьяна Овчаренко: Ха-ха. 170-е постановление запрещает частным лицам и собственникам устанавливать антенны на крышах.

Ольга Арсланова: Вот так.

Татьяна Овчаренко: Так что никто ему, простите, не виноват.

Ольга Арсланова: Да еще и антенну могут снять.

Татьяна Овчаренко: Да. На это надо спецпроект, вообще это неразрешимая история, честно говоря.

Петр Кузнецов: Есть претензии к количеству дворников во дворе: сколько должно быть дворников на квадратные метры?

Ольга Арсланова: На единицу, да.

Петр Кузнецов: Тут пишут, что вроде бы много трудовых мигрантов (я так понимаю, из Москвы), а один человек с лопатой только. Или всех к метро перебрали, не знаю?

Татьяна Овчаренко: Несчастные дворники отзываются незаконно на вот эти заемные работы для расчистки парадных улиц и центра Москвы.

Петр Кузнецов: Переводятся?

Татьяна Овчаренко: Да, они просто их туда сгоняют по 30 человек, это первое.

Петр Кузнецов: Ну понятно.

Татьяна Овчаренко: Во-вторых, дворники работают не от себя и лопаты, а от участка. Участок, допустим, 25 тысяч квадратных метров. Какой это участок? Они берут обычно два участка каждый и работают в соответствии с расписанием. У них день ненормированный, он рубленый такой в соответствии с постановлениями и специальными методическими разработками. Так что то, что один дворник возится, – это реальная картина, это неправильно, потому что остальные в это время работают там, где нужно руководству.

Петр Кузнецов: А трактор, о котором мы поговорили, снегоуборочные машины, маленькие снегоуборочные машины…

Татьяна Овчаренко: Они принадлежат…

Петр Кузнецов: Она должна всегда, в любом случае прогоняться по двору?

Татьяна Овчаренко: Ну конечно, они до льда там дотирают это дело. Но тракторы могут не принадлежать управляющей организации, многие не имеют таких средств, это спецподрядчики, то есть те, кто… Они обычно берут заказов больше, чем могут обработать, в расчете, что снега не будет или будет мало, и тут приходит неожиданно зима с обильным снегом, и вот из-за этого мы с вами в такой ситуации оказываемся.

Петр Кузнецов: В качестве итога очень коротко: вообще ситуация улучшается в этом плане, ухудшается, или ничего не меняется? Как бы вы оценили?

Татьяна Овчаренко: На мой взгляд, лучше стало, но может быть, за счет того, что борцы-экологи с реагентами боролись…

Петр Кузнецов: Ага, хотя бы с той стороны.

Татьяна Овчаренко: Да, хотя бы с этой стороны. И как-то у меня в этом году впечатление, что более слаженно работает служба в целом, пока так.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это рубрика «ЖКХ по-нашему» и Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. До встречи через неделю, спасибо.

Татьяна Овчаренко: Всего хорошего.

Ольга Арсланова: До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Марина Алексеевна
У нас во дворе и на улице(СПб, ул. Большая Посадская) не чищен снег ни разу за зиму. В Петроградском районе по улицам не пройти, квашня по колено. Висят 2х метровые сосули. Это не ЖКХ это ЖКБХ (безхозяйство). За что платим?

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео