Татьяна Овчаренко: Тарифы на содержание и ремонт – это результат нежелания самих жильцов участвовать в их расчете

Татьяна Овчаренко: Тарифы на содержание и ремонт – это результат нежелания самих жильцов участвовать в их расчете
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Анастасия Сорокина: Переходим к рубрике «ЖКХ по-нашему».

Саш, готовясь к этой истории, когда я шла на работу, прошла мимо киностудии «Союзмультфильм», знаешь, мне вспомнилась фраза из мультфильма: «Мы строили-строили и наконец построили!» Мультфильм про Чебурашку и Крокодила Гену, Чебурашка произнес, когда был построен Дом дружбы, такая была хорошая, позитивная идея, чтобы всех объединить.

И меня поразила цитата другая: «Я тебе глаза выдавлю и зубы выбью, кобыла», – простите за такие слова. Это цитата одного из жителей петербургского двора, который прогнал с детской площадки многодетную маму. А все его негодование было вызвано лишь тем, что она не является жительницей этого двора, соответственно она не тратила свои личные деньги на то, чтобы была облагорожена эта территория. Как мы видим по картинке, в общем-то, никаких табличек, никаких ограничений для посторонних там не было, и действительно, я так понимаю, была калитка, которую они сами открыли.

Эту ситуацию мы будем с вами разбирать, рассматривать. Но также у нас в гостях эксперт Татьяна Иосифовна Овчаренко, руководитель «Школы активного гражданина», эксперт в сфере ЖКХ. Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Горожанина.

Александр Денисов: Активного горожанина. Это стало доброй традицией поправлять ведущих в начале рубрики.

Татьяна Иосифовна, может быть, чтобы, так сказать, после, обсуждать так, на свежих эмоциях, посмотрим, что произошло конкретно, как эта ссора развивалась, как все это выглядело.

Татьяна Овчаренко: Да, давайте, а то…

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Да, вот такой здоровенный, накачанный мужик, в общем, мог бы вполне…

Анастасия Сорокина: Он был не один, было несколько еще людей, пришла какая-то бабушка, которая стала прогонять детей, пугая тем, что за волосы их вытащит с площадки, то есть была очень некрасивая ситуация…

Татьяна Овчаренко: Действительно.

Анастасия Сорокина: …в которой разобраться до сих пор, в общем-то, не удается. Я так понимаю, она будет взыскивать со своих обидчиков моральный какой-то ущерб…

Татьяна Овчаренко: Да…

Анастасия Сорокина: Вообще, Татьяна Иосифовна, даже если люди сами потратили деньги, сделали площадку, неужели вот таким способом надо ее отстаивать?

Татьяна Овчаренко: Нет, ну это совершенно недопустимо. Да, конечно, там есть сложности, но в такой форме, да еще детей прогонять – это вообще безобразие. Если дети там ничего не ломали и вообще… Что это такое? В принципе, конечно, если за свой счет сделана площадка, то почему вы ее не огородили действительно и не вывесили, что это собственность этого дома? Причем это надо юридически…

Александр Денисов: А это правомерно вообще?

Татьяна Овчаренко: Да. Дело в том, что согласно 36-й статье Жилищного кодекса, дворы нам принадлежат, они составляют часть нашего общего имущества и являются нашей собственностью. Сколько бы другие любители в московском правительстве и в других городах ни рассказывали нам сказки про межевание, про кадастр, то да се, на что они проели сотни миллионов рублей, а порядка нет до сегодняшнего дня. Можно за свой счет, закон просто впрямую тебе разрешает и плоскостные сооружения, и капитальные, если ты хочешь, и их эксплуатировать.

А вот насчет пользования вопрос гораздо более сложный, потому что во дворах у нас есть проезды, проезды – это территории общего пользования, на них не могут быть наложены никакие ограничения, кроме… Поэтому это сложность со шлагбаумами: одни утверждают власти эти шлагбаумы, а потом приходит кто-то из опытных адвокат жильцов, которые недовольны, и выигрывает дело о сносе этих шлагбаумов. В общем, единого порядка нет.

Но тут дети, и игры на свежем воздухе – это принадлежащее им неотъемлемое право в организованном пространстве, опять это по закону. Тем более в такой форме… В чем дело, я не поняла? Они там что, трубы ели? Что они делали, что можно так возмутительно разговаривать? Нет, это недопустимо, и вообще угроза – это мелкое хулиганство, надо штрафовать.

Александр Денисов: Вы говорили, что вы пытались 2 дня с этой ситуацией разобраться, понять…

Татьяна Овчаренко: Я пыталась понять, кто кому чего должен, потому что в случае с этим петербургским подъездом, где жильцы берут 100 рублей за вход…

Александр Денисов: Расскажите, что это за история. Это еще одна, другая история, нужно… Это не тот же двор, не тот если подъезд, это еще один?

Татьяна Овчаренко: Нет, но город Петербург.

Александр Денисов: Тот же город.

Татьяна Овчаренко: Я все время задавалась вопросом, сколько они берут за выход, но…

Александр Денисов: Расскажите, что это за двор, что там.

Татьяна Овчаренко: Это двор, который строил известнейший архитектор Гавриил Барановский. Он такой в стиле эклектика, но это конец-начало XIX-XX вв., и жильцы привели его полностью в порядок, а там лепнина, литье…

Анастасия Сорокина: За свои деньги?

Татьяна Овчаренко: За свои деньги. Это товарищество, насколько я поняла, в общем, замечательно лифт устроен, все. Но к ним бесконечно, очевидно, они в центре, ходит народ…

Александр Денисов: Вы там были тоже?

Татьяна Овчаренко: Я просто знаю эти его дома. Возможно, что частные экскурсии таскают туда своих 30–40 человек, у нас же полно частных… И им это надоело: грязь, стукание дверей, я знаю, стекла летят. Они постановили на собрании, что нежители, нежильцы должны платить за вход, за осмотр этой красоты 100 рублей. Я вам скажу, вполне так по-божески, и выдают квитанцию. Вот здесь они в своем праве, потому что это полностью их общее имущество, на которое они затратили значительные средства.

А вот относительно недопуска детей… Тогда организовывайте это: они должны превратиться в юридическое лицо, собственностью которого является эта площадка, огородить, вывесить всякие там предупреждения «собакам и детям вход запрещен», так получается, и прославиться на весь город своим жлобством, простите.

Александр Денисов: Уже прославились.

Анастасия Сорокина: Татьяна Иосифовна специалист по всем сферам ЖКХ, поэтому звоните, задавайте свои вопросы. Из Ленинградской области вот сейчас пришло сообщение как раз, опять-таки она сегодня у нас лидирует: «С июля появилась новая графа «Оплата сточных вод» – платим за дождь. Может быть, мы скоро будем платить за пыль, летящую в окна?» Вообще что это за графа такая «Оплата сточных вод»? О чем идет речь?

Татьяна Овчаренко: Ну это канализация по-русски. У нас есть только два вида услуг. Канализация – это когда вода, которая смешана со всем на свете, поступает непосредственно в реки и моря без очистки, это канализация. А водоотведение – это когда через очистные сооружения, оно дороже, кстати сказать, это и есть сточные воды. Если у них до этого не было никакой канализации, тогда неудивительно, а если была, то странно по меньшей мере. Надо запрашивать письменно, что бы это значило, прямо так, по-простому.

Анастасия Сорокина: Из Башкортостана: «У нас в Белорецке автомобилисты прогоняют с парковок тех, кто не живет в данном доме, а приехал к тем, кто проживает в этом доме. Имеют они такое право?»

Татьяна Овчаренко: Согласно СНиП, СанПиН и так далее, в каждом многоквартирном доме должны быть гостевые места. Раньше их было 5 штук, что-то такое, на 100 домов, не буду настаивать, остальные – это вот те, которые по решению или местных властей, или жителей они там себе устроили на законном расстоянии, 10 метров, до 10 машин, от фасада, больше нельзя.

А что касается чужих товарищей – ну да, если жильцы постановят, что это только их места, проведут собрание и определятся, кинут жребий, не знаю чего, то, собственно… А гостевые нельзя. Гостевой приезд – это до 3-х часов.

Александр Денисов: А они тогда, если ты своих гостей дальше оставляешь, угрожают, что и тебя лишат права, заблокируют твой номер, шлагбаум не сможешь открыть.

Татьяна Овчаренко: Да? Какой ужас.

Александр Денисов: Да.

Татьяна Овчаренко: Нет, гостевые 3–5, имеется в виду приехал в 17 часов, гуляли до 22 часов, в таком духе, но не с ночевкой, вот что имеется в виду. С 23-х, а в некоторых городах и с 21-го до 7-ми утра только свои паркуются, вот такое правило.

Александр Денисов: Санкт-Петербург на связи.

Анастасия Сорокина: Есть звонок опять из Санкт-Петербурга, дозвонилась Наталия. Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Наталия.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Я живу как раз недалеко от этого места, где произошел инцидент, и могу сказать, что Санкт-Петербург – город дворов. Дворы у нас – это всегда такие, знаете, несколько святые места, куда вот так вот… Даже когда они были не огорожены, туда заходить было не особо, всегда по разрешению или местного населения, то есть старушек, и так далее, как раньше, ну в принципе, наверное, как и везде.

То, что касается данного момента, то, что у нас ограждены дома, только лишь из-за того, что на сегодняшний момент у нас их много проходных, и в целях уменьшения преступности и так далее было принято решение постановлением правительства… Не могу сейчас точно сказать, когда, это была городская программа по ограждению, там стоят ворота, стоит домофон, и вход только для жителей этого места, где они проживают. У нас в нашем микрорайоне Адмиралтейском это везде, везде стоят ворота.

То, что касается данной женщины многодетной с детьми, я не была участником данного инцидента, но отголоски как бы слышны. Так вот эта девочка с этой мамы, они пролезли через ворота, там наверху острия очень большие, и открыли с внутренней стороны дверь, никто их туда не запускал, это уже как бы все жильцы сказали. Внутри дома живут дети практически одного возраста, и понимаете, они сделали все это самостоятельно. И женщина вела себя достаточно некорректно по отношению к людям. Многодетные матери, к сожалению, считают как потребители, что им все должны. Рядом, в 3-х минутах стоит гигантский сад Площадь Тургенева, город его облагородил великолепно для детей, там прекрасные места, где можно погулять с детьми…

Татьяна Овчаренко: Ну понятно, понятно. Так, замечательно…

Зритель: Да, понимаете?

Татьяна Овчаренко: Давайте выпорем этого ребенка за плохое поведение?

Зритель: Не надо выпарывать этого ребенка.

Татьяна Овчаренко: А что с ним надо делать?

Зритель: Дело в том, что…

Татьяна Овчаренко: То, что вы мне рассказываете…

Зритель: Подождите секундочку…

Татьяна Овчаренко: Пожалуйста, не перебивайте меня.

Зритель: Да-да.

Татьяна Овчаренко: Я чувствую, что вы из администрации, у вас манера излагать такая.

Зритель: Нет, я не из администрации.

Татьяна Овчаренко: Тогда послушайте другую точку зрения.

Зритель: Пожалуйста.

Татьяна Овчаренко: Наша страна, вообще говоря, участница Конвенции по защите прав детей, как это вам ни кажется странным, и там написано, что для многодетных семей надо особый режим создавать. Вы им предлагайте, давайте они еще поедут на Петропавловскую сторону куда-нибудь, пересекут Неву несколько раз…

Зритель: Я вам еще раз говорю: если вы житель Санкт-Петербурга…

Татьяна Овчаренко: Еще раз вам повторяю: в такой форме «глаза выколю» и что там еще он собирался сделать – это недопустимо, у нас сюжет про это, здоровый хам угрожает ребенку. А все остальное – это привходящее. Напишите большое объявление, закажите: «Собакам и детям вход запрещен», – тогда будем разговаривать в ином месте и на иных коврах.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Есть еще у нас звонок из Нижегородской область, дозвонилась Ольга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас ситуация по детским площадкам такая: у нас город, 5–9-этажная застройка, большие дворы, и в нашем единственном дворе по какой-то программе построили детскую площадку. И теперь у нас не двор, а у нас… скверы или у нас гуляют до сотни детей, наверное. Я, конечно, не за то, чтобы ее убирать, что построили – хорошо, но в окрестных дворах никто не собирается ничего строить. И ситуация, мне кажется… Меня не устраивает такая ситуация, очень шумно.

Татьяна Овчаренко: Ну а вопрос-то в чем? Что вам стоит написать местным депутатам и потребовать в бюджет вложить строительство еще 5 таких площадок в соседних дворах?

Зритель: Я ходила к депутатам, это по инициативе депутатов как раз построено. Они сказали, что соседний двор – это другой депутат, который редко бывает, он обычно в Москве всегда проводит время, и меня отправили к другому депутату просто.

Татьяна Овчаренко: Ну и что? Вы письменно написали требование? И в администрацию напишите, и потребуйте. Это решаемый вопрос. Сто детей в одном дворе - это вообще просто показуха.

Александр Денисов: Спасибо за звонок. Татьяна Иосифовна, я вот, когда звонила жительница Петербурга, вы заподозревали, что она из администрации, может быть, и правы были, судя по ее настойчивости, да… Наталия зовут. На фразу обратил внимание: «Дворы – это святое место у нас». Забавно, да?

Татьяна Овчаренко: Ой… Послушайте, я училась в Питере. Понимаете, когда мне питерцы рассказывают про Питер… Не надо, дорогие друзья. Я помню ваши сырые, грязные дворы, сейчас они стали лучше. И они всегда были проходными – при чем тут ребенок, которому собрались выколоть глаза, можно узнать? Мы под этим…

Александр Денисов: И уровень преступности как с этим связан, да.

Татьяна Овчаренко: И уровень… Кто сейчас бегает по дворам? Это кончилось в «Место встречи изменить нельзя», ну это смешно, понимаете?

Александр Денисов: Вот в Башкортостане подъезд является святым местом, судя по всему, жалуются: «Проживает много молодежи на первых этажах, заставили весь первый этаж детскими колясками, велосипедами, так что не пройти».

Татьяна Овчаренко: Очевидно, нет колясочной. Есть проекты, особенно старые, в которых никаких вообще. В этом смысле все наше строительство, включая квартиры по 100 метров, совершенно лишены так называемых вспомогательных помещений: нет колясочных, нет прачечных, ничего нет вообще, для велосипедов. Ну и что? Вы хотите, чтобы они что делали с этими колясками? Да, неудобно. Перестраивайте во время капитального ремонта входную группу, это можно, кстати сказать, но это немалые деньги и умеют ли там это делать еще…

Александр Денисов: То есть пристраивать к подъезду такой куб дополнительный, да?

Татьяна Овчаренко: Да вообще у нас нет нормальных входных групп, обратите внимание, то есть у нас нет пространства, не разделено это, действительно, и так далее. Вот пример, да. Значит, не рожать, я так понимаю? Въехал в мой подъезд? – подписал обязательство: «Обязуюсь иметь менее 1 ребенка». Ну а что делать?

Анастасия Сорокина: Опять-таки из Башкортостана сообщение по поводу косметического ремонта в подъездах, раз уж мы заговорили о нем. «Его должны делать 1 раз в 5 лет, управляющая компания не придерживается этих норм, а жилинспекция не контролирует».

Татьяна Овчаренко: Могу вас порадовать: не 1 раз в 5 лет, как они вам сказки поют, а от 3-х до 5-ти, и как вы решите на общем собрании, вы решите и доведете до их сведения, так и будут делать. Теперь они не делают, а куда же они деньги, которые они должны набирать на текущий ремонт, девают? Поинтересуйтесь письменно. Отчеты они вам сдают? Они перед вами раз в год обязаны в первом квартале отчитаться и рассказать, куда они опять растырят ваши деньги в текущем году. В законе все есть, требуйте исполнения.

Анастасия Сорокина: Из Московской области хотят вашего личного мнения по поводу тарифов на услуги ЖКХ.

Татьяна Овчаренко: Если это тарифы, то я прима-балерина в Большом театре.

Александр Денисов: Они имеют в виду, обоснованные или нет.

Татьяна Овчаренко: Нет. Но их обоснованность в «Содержании и ремонте» основана исключительно на том, что граждане не принимают самостоятельных решений в назначении суммы, закон нам такое право дал. А что касается вот всего остального… Ну нужен контроль, контроль за их работой.

Александр Денисов: Есть такие сообщения шутливые, например, из Тамбова: «Если дворы святые, надо строить церкви там».

Татьяна Овчаренко: Ха-ха.

Александр Денисов: Обосновывать, так сказать.

Татьяна Овчаренко: Обосновывать святость, да.

Александр Денисов: С чем святость связана, на чем держится она, не на этом же мужике здоровом, который выбивает зубы и глаза.

Кемеровская область: «На 5-м этаже горячая вода нагревается лишь через 5 или 10 минут. Возможна ли скидка?» – Людмила.

Татьяна Овчаренко: Вы знаете, это такой вопрос… Он требует вообще экспериментальной проверки, то есть надо делать замеры вместе с товарищами из «управляйки», сколько процентов от общего объема сливается в это время. Обычно очень незначительная часть.

Александр Денисов: То есть не кубометры вылетают, нет?

Татьяна Овчаренко: Нет. Вопрос в другом: это означает, что ваши товарищи, которые подают вам воду внутри дома, экономят электричество, выключают насосы, которые должны эту воду гонять, поэтому она все время в системе горячая, и за экономию электричества они получают ежеквартальную и годовую премию, вот и вся развязка. Какие там скидки? – по рукам дайте.

Александр Денисов: Татьяна Иосифовна, Санкт-Петербург активно вам отвечает: «Скорее всего, вы учились в Ленинграде, а не в Питере».

Татьяна Овчаренко: И что?

Александр Денисов: Он пытается объяснить.

Татьяна Овчаренко: А мой прадед был министром при Николае I и Александре I, и что? В Питере на Большой Морской дом ему принадлежал, дальше что? Вот я там училась, имела несчастье.

Анастасия Сорокина: Давайте вернемся в Москву, дозвонилась до нас Анна. Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Рассердили.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, здравствуйте, Анна, мы вас слушаем.

Зритель: Я слушаю вас тоже.

Александр Денисов: Анна, вопрос у вас?

Зритель: Вопрос у меня вот такой. Я хотела поставить батарею, у меня трубы в хомутах, хотела поставить новые трубы. А мне затребовали 100 тысяч! Это так возможно?

Татьяна Овчаренко: Требовать не запрещено, можно было и 5 миллионов запросить, вопрос в обоснованности.

Зритель: Ну…

Татьяна Овчаренко: Вы калькуляцию представили? Почему так дорого? Батарею вы сами…

Зритель: Да я уже везде походила, где только ни походила, они: «Так возьмут, так нужно». Я говорю: «Как так нужно, 100 тысяч? Это что вы, совсем, что ли, с ума сошли?»

Татьяна Овчаренко: Тогда пишите в МВД на факт вымогательства. Раз вам отвечают, что так нужно, значит, все, товарищи готовятся к правонарушению, можно я мягко скажу, да? Вот пишите. Вам обязаны представить калькуляцию со ссылками на источники этих цен, так что это все разговоры. А батарею купите сами, имеете полное право, рекомендую чугунную.

Анастасия Сорокина: Из Краснодарского края сообщение: «Здравствуйте. Мы собрали подписи о том, что хотим переизбрать домкома, но управляющая компания не разрешает и говорит, что они пожизненно избраны».

Татьяна Овчаренко: Чего? А жениться они вам разрешают, нет? Домком, это до сегодняшнего дня работающая норма еще с 1968 год, избираете вы ее сами собственным собранием и немножко забываете спросить своих лакеев, когда они чистят зубы. Это не только не их, это хамство. Они вам письменно это ответили? Думаю, что нет. Значит, это целиком ваше решение. Возьмите постановление правительства СССР от 1968 года о домкомах, о домовых комитетах, и там все написано: и порядок, и как собрание. Ничего не изменилось с тех пор. И управляйте.

Александр Денисов: Из Московской области сообщение: «Сосед устроил мастерскую по ремонту машин во дворе нашего дома, использует общедомовое электричество. Как тут законодательство должно регулировать? Как нам поступить?»

Татьяна Овчаренко: Ну как? Он должен платить. А кому он платит за это общедомовое?

Александр Денисов: Видимо, бросил просто провод с крыши.

Татьяна Овчаренко: Просто бросил? Ну это вообще вопрос этих самых поставщиков, сетевиков.

Александр Денисов: В «Мосэнерго» звоните и все.

Татьяна Овчаренко: «Мосэнергосбыт», да. Это очень грубое нарушение со страшными штрафами, это просто они прямо ненавидят. И необходимо затребовать от поставщика, чтобы он себя проявил в этом смысле, просто написать заявил, и вычел, и так далее.

Александр Денисов: А с ремонтной мастерской как быть? Это же там должны быть нормы, сколько метров от дома.

Татьяна Овчаренко: Вообще это… Да, сколько метров. Вообще это, конечно, а как же? Это с решения общего собрания можно делать, почему нет? Можно. А как это он устроил, я не понимаю, под пальмой или что? Ну ремонтная мастерская – она же не под чистым небом. Нет, это они разрешили, так это нельзя. Вообще можно, снова вам повторяю, только маникюрные и парикмахерские кабинеты на одно кресло, и то в собственной квартире, и зубоврачебные, точка.

Анастасия Сорокина: Есть звонок у нас из Воркуты, дозвонилась Татьяна. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Татьяна Иосифовна, я хочу вот вам такой вопрос задать. В 2009 году я получила квартиру, как вам сказать… В общем, из общежития стали делать квартиры двухкомнатные.

Татьяна Овчаренко: Ага, да.

Зритель: Один подъезд сделали, а два подъезда забросили, вот уже 10 лет они стоят разрушенные. И когда мы получали ключи от квартир, нам сказали, что у нас доасфальтируют возле дома, в общем, все благоустроят. Вот уже 10 лет ничего этого нет, понимаете? К кому обратиться, как вот? И у меня вот квартира, именно одна из комнат соединена, ну как…

Татьяна Овчаренко: Примыкает?

Зритель: С подъездом нежилым, и у меня стена, по которой функционирует с нежилым подъездом, она зимой промерзает, летом оттаивает. Ко мне приходили три комиссии, все стоят смотрят на эту стену, все говорят, что да, видят, что от нее холод идет, но «утепляйте стену за свой счет», вот так они мне отвечают.

Татьяна Овчаренко: Нет.

Зритель: Вот к кому мне обратиться? Вот уже 10 лет.

Татьяна Овчаренко: Ну во-первых, к администрации в первую очередь. Во-вторых, требуйте. У вас есть два варианта: требовать, признать эту комнату нежилой и встать на очередь на новую квартиру, один вариант, по 47-му постановлению 2006 года вы имеете такое право. Во-вторых, тепловизором пусть замерят, это их проблемы. Раз здание не завершено, это необходимо выяснить в администрации, кто был ремонтник, застройщик, реконструктор, почему это не сделано. Десять лет вы потеряли, следовало этим заниматься. А теперь еще раз вам говорю, такую комнату надо признавать нежилой.

Александр Денисов: Сообщение из Самарской области, спрашивают вас: «Имеют ли право брать пени за капремонт, если была неуплата за 1 месяц? Инвалид, пенсии не хватает».

Татьяна Овчаренко: Нет. Если вы успели рассчитаться до 31-го дня до 12 часов ночи после 10-го числа, то есть с 11-го, во всяком случае по закону это так, то вы пени не платите, 31 день у нас каникулы. Если же вы уже на 32-й день заплатили, то да, платите. Вот такое правило.

Анастасия Сорокина: Из Москвы вопрос: «Управляющая компания не спиливает сухие ветки деревьев, которые лезут в окна, говорят, не положено».

Александр Денисов: Пусть лезут.

Татьяна Овчаренко: Застрахуйте квартиру. Как только вам выбьет стекло, получите, как Татьяна Иосифовна, у меня тоже была такая «управляйка», 10 тысяч я свои получила за выбитые стекла.

Александр Денисов: Во время ветра или что там?

Татьяна Овчаренко: Да, а что? Простенько все. Нет, обязаны спиливать. У вас должен быть отдел в городе, который занимается природоохранной… Напишите им жалобу в обязательном порядке письменно, чтобы была зафиксирована их бездеятельность, и все. Попытайтесь заставить, пусть жилинспекция их штрафует за деятельность-бездеятельность. Тут возможностей много.

Александр Денисов: Про капремонт еще спрашивают из Хабаровского края: «Обязаны ли жильцы оплачивать взносы на капремонт?»

Татьяна Овчаренко: Это вопрос сложный. Перед вами сидит человек, который не платил за капремонт и не платит. Нет, плачу сейчас, когда нам сделали фасад и я увидела услугу исполненной, то есть работу, я начала платить.

Анастасия Сорокина: Мне вот лично прислали на квартиру, которая осталась от бабушки, досталась, что у меня долг, оставшийся от бабушки, 11 тысяч рублей за капремонт.

Татьяна Овчаренко: А сколько лет-то?

Анастасия Сорокина: Бабушке было 86, я так понимаю, что она долгое время должна была не платить.

Татьяна Овчаренко: Да.

Анастасия Сорокина: Тем не менее мне пишут письма с угрозами, что меня лишат возможности выехать за рубеж и так далее.

Татьяна Овчаренко: Да-да, о да, особенно это. То есть пограничникам исключительно нечего делать, как заниматься теми, кто должен 3–10 тысяч. Нет, вообще говоря, закон требует, чтобы мы платили, и никто, когда это все было, как-то не возражал. Ну а частное решение, да, взять на себя ответственность. У меня подруга зарабатывает: она эти деньги, которые надо за капремонт, откладывает все время во вклад, депозит, каждый раз добавляет, и говорит: «Вот когда придут всерьез так с судом, по всем делам, я эти деньги с заработанными процентами тогда и вручу».

Александр Денисов: Спасибо, Татьяна Иосифовна, очень интересный ответ про взносы на капремонт, я не ожидал такого.

А сейчас расскажем, что далее будет в нашей программе вечером у наших коллег в вечернем блоке «Отражения».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски