Татьяна Овчаренко: Тарифы у нас неоправданно растут, потому что мы безропотно платим

Татьяна Овчаренко: Тарифы у нас неоправданно растут, потому что мы безропотно платим
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Это наша рубрика «ЖКХ по-нашему», где мы говорим о наших самых житейских и насущных проблемах, о проблемах в домах, в которых мы живем.

Петр Кузнецов: Да, решаем ваши вопросы, конечно же. Ваша любимая рубрика и Татьяна Иосифовна Овчаренко. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Наша постоянная ведущая. Жители Липецка (наверное, до вас эта жалоба уже дошла) нам написали в редакцию, пожаловались на заплесневелое общежитие.

Татьяна Овчаренко: Боже!..

Петр Кузнецов: Крыша, трубы протекают, краска отваливается. И при этом там есть один нюанс, мы сейчас его разберем. «Управляйка» говорит: «Капремонт будете ждать в 2023 году». Давайте на этом примере разберем, всегда ли управляющие компании оказываются виноватыми в том, что происходит с конкретным домом. Давайте посмотрим этот сюжет.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Что скажете? Ваш вердикт.

Татьяна Овчаренко: Ну, первый вопрос: «За что мы платим?» – зрительница взывала. А у меня другой вопрос: а почему вы платите? Вообще за неоказанные услуги вы не обязаны платить. Есть закон «О защите прав потребителей»…

Петр Кузнецов: Видимо, боятся, что дальше пени и штрафы пойдут, и уже не отмыться.

Татьяна Овчаренко: Не пойдут. А что значит «пойдут»? Я тоже могу им нарисовать. Это все незаконно абсолютно.

Петр Кузнецов: Но, чтобы не платить, нужно, наверное, как-то зафиксировать неоказанную услугу, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: А как это сделать?

Татьяна Овчаренко: Этого нет. Явно они этого не делают.

Петр Кузнецов: Нет, ну они же не могут прийти и сказать…

Татьяна Овчаренко: Могут. И обязаны. Письменно. Они имеют полное право, если в течение трех дней не явится комиссия проверять состояние, самостоятельно составить акты. Эти акты будут юридическими документами, на основании которых они могут потребовать перерасчеты за прошедшие периоды, хоть за три года. А если «управляйка»… Потому что это завышенное зачисление, ну, если ты не сделал, а деньги взял. На это положены штрафы – 50%. Потребительский штраф положен. И суд наверняка встанет на их сторону. Это раз.

Второе – они могут самостоятельно нанять бригаду, которая будет им делать это, но по договору, а потом вчинить этот иск «управляйке».

Петр Кузнецов: То есть уже потом, да?

Татьяна Овчаренко: Вот что касается газа, то здесь другое дело. Ресурсники… На самом деле управляющая организация – только посредник, а настоящую услугу проводит ресурсник, поэтому претензии непосредственно к газовщикам.

Ольга Арсланова: А в этой ситуации люди могут получить какую-то компенсацию?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: Ведь они живут во вредных условиях. И как им это доказать?

Татьяна Овчаренко: Для этого есть фотофиксация, видеофиксация. Надо приглашать санэпидстанцию, требовать, чтобы она произвела съемку, соскребы со стен, какая там у них плесень, и даже пробы воздуха. Не знаю, в Липецке пробы воздуха они проводят ли.

Петр Кузнецов: Заказывать, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: А за это надо платить? Или это все бесплатно проходит?

Татьяна Овчаренко: Нет, такие визиты для санэпидстанции обязательны. Роспотребнадзор обязан проследить. И тут руководство правильно сказало, что будет отзывать, очевидно, лицензию у этой управляющей организации и найдет в других городах.

Я вам должна сказать, что это маленькое счастье. Как только у вас возникнут проблемы, вы будете из города Липецка ездить, например, в город Нижний Новгород. Это «замечательно». Правда? Всего-навсего съездил туда и назад, а там закрыто, открыто, обед. Это уже в Московской области наблюдается. То есть у нас, согласно Гражданскому кодексу, перемещение товаров и услуг – свободное. Да хоть во Владивостоке у тебя может быть «управляйка». А на практике это чрезвычайно неудобно.

Петр Кузнецов: Мы узнали из сюжета, что капремонт обещают, но обещают в 2023 году. Опять же на этом примере – каким образом они могут его приблизить, повлиять на то, чтобы хотя бы в начале следующего года?

Татьяна Овчаренко: Общим собранием. Они должны потребовать общим собранием, решением общего собрания от администрации. Совершенно ясно, что здесь не делался капремонт в предшествующие периоды.

Петр Кузнецов: Поднять документы?

Татьяна Овчаренко: Это очень легко.

Петр Кузнецов: И опять же на основании состояния самого здания?

Татьяна Овчаренко: Неисполненные обязательства. И передвинуть в связи с состоянием, ведь аварийным или непригодным для проживания его не признают, потому что тогда им надо давать квартиры. Начинается цепочка, понимаете?

Петр Кузнецов: Да, да.

Татьяна Овчаренко: Значит, в таком случае должен быть капитальный ремонт первоочередным. Что им мешало, начальству их, провести эти самые конкурсы, всякое разное? Это несложно.

Петр Кузнецов: А заказать какую-нибудь независимую, но тем не менее обладающую нужными правами экспертизу, которая, например, покажет, что дом на самом деле под расселение, они могут?

Татьяна Овчаренко: Да, могут. Но это платная услуга.

Петр Кузнецов: Ну, ради такого… И насколько влиятельным будет заключение этой экспертизы?

Татьяна Овчаренко: Это дело суда, вообще-то, потому что в таких случаях обычно администрация отказывается. Там должна быть межведомственная комиссия, которая осматривает дом, специализированная организация заказывает, состояние конструкций. Там целая история. Но для них это бесплатно. Просто этого не делает администрация. А если ты хочешь, то ты вынужден бежать к частным независимым компаниям, которые работают на самоокупаемости, понимаете, и потом уже через суд взыскивать назад. А суд может сказать: «Нет, это заинтересованная экспертиза, я свою заказываю. Будете оплачивать, стороны?» Я очень люблю этот вопрос замечательный.

Ольга Арсланова: Причем это недешево, да? Правда, что это стоит порядка 100 тысяч рублей?

Татьяна Овчаренко: Нет, в Москве где-то 60 тысяч. Ну а там – раза в три дешевле. Судя по тому, сколько платят бедные жители за содержание и ремонт, там очень низкие расценки.

Ольга Арсланова: Понятно.

Татьяна Овчаренко: Но все равно тысяч тридцать будет.

Ольга Арсланова: Вот зрители еще спрашивают резонно: нельзя ли создать какую-то госслужбу, проверяющую управляющие компании, и в случае нарушения направлять представление сразу в прокуратуру для возбуждения уголовных дел? Именно потому, что сами жильцы не всегда достаточными юридическими знаниями обладают.

Татьяна Овчаренко: Ну а кто? Нет, во-первых, у нас есть эти государственные службы. Ну и что? Жилищная инспекция где там? Покажите мне ее, только близко, если можно. И потрогать пусть себя дадут. Это раз.

Роспотребнадзор. Санитарный врач Липецкой области – а он государственный служащий – где он? Стройтехнадзор, если у них такое состояние. Мало ли, может, у них там трубы завтра попадают или лопнут с кипятком. Этих организаций, которые имеют полное право штрафовать, имеют право взывать к прокуратуре… И потом, сами граждане могут требовать от прокуратуры возбуждения административных, а затем уголовных производств.

Петр Кузнецов: Послушаем Евгению как раз из Московской области. Здравствуйте, Евгения.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Евгения. Я из Московской области, Клинский район, город Высоковск. Нашему дому 130 лет. Его не признают ветхим, его не обслуживают. У нас по всему дому висят провода, гниют стены, водопровод, трубы гнилые, тараканы, клопы. Это вообще общежитие. Туда заселили на фабрику рабочих типа временно, и они там уже живут все по 40 лет.

Я умоляю! Может, меня кто-то слышит из адвокатов. Просто мы уже везде судились, пересудились. И Путину, и Воробьеву… Везде-везде были. И везде мы суды проигрываем.

Петр Кузнецов: Спасибо. Безусловно, вас услышит большое число людей, ну и главное – наш эксперт. Пожалуйста.

Татьяна Овчаренко: Если суды проиграны, то надо знать, по какому предмету проиграны, так сказать, в чем спор состоял и были ли оценки физического износа. Есть специальная процедура, которая должна быть исполнена. И при этом в области (я говорила вам) обнаружилось недавно, что было приказано местным администрациям степень износа указывать не выше 40%. А 40% – это прекрасные крепкие здания.

Ольга Арсланова: И иногда это бывает даже лучше, чем капремонт, который делается по-разному.

Татьяна Овчаренко: Да, лучше не трогать.

Ольга Арсланова: Смотрите, нам прислали зрители как раз фотографии капитального ремонта.

Петр Кузнецов: Опять же Московская область.

Ольга Арсланова: Это город Кашира. Незаконченный – внимание! – третий капитальный ремонт кровли. Итог: рухнувшая крыша в ванной комнате, вплоть до утеплителя.

Татьяна Овчаренко: Боже мой!

Ольга Арсланова: Это не первый ремонт, это третий.

Петр Кузнецов: Еще раз: третий капремонт вот как выглядит.

Ольга Арсланова: Понимаете, вопрос наших зрителей о том, что деньги сдают на капремонт, а ничего не получают, становится все более справедливым.

Татьяна Овчаренко: Тут берем в руки закон «О защите прав потребителей», открываем статью 29-ю, и там сказано первым-наперво, что некачественно выполненные работы или услуги должны быть выполнены за счет бракодела. Начнем с этого.

Второе. Раз он третий – значит, были назначены сроки исполнения первого. Можно считать от первого и получить потребительский штраф на сумму… Ну, он же рухнул – пришлось делать следующий. 1% в день. Там огромные деньги будут возвращены вот этим жертвам, потому что…

Петр Кузнецов: Начиная с первого, да?

Татьяна Овчаренко: С первого, конечно. Он же – первый – потребовал следующего. Конечно, если это одна и та же услуга…

Петр Кузнецов: Вот я и хотел уточнить. А если это как бы не связанные друг с другом капремонты?

Татьяна Овчаренко: Но последний раз из-за чего-то рухнула кровля. Значит, был капитальный ремонт чего-то – либо сама кровля, либо связанное с ней. Это потребительский.

Кроме этого, все это время они платили за капитальный ремонт. Значит, это было все излишне начисленное. На это 50-процентный штраф на всю сумму за то время, что они платили.

И последнее – моральный вред где? Только пусть полмиллиона не назначают, а то судьи не любят такого размаха.

Петр Кузнецов: А, как правило, в таких ситуациях на сколько можно замахнуться так, чтобы удовлетворили?

Татьяна Овчаренко: Я еще была в спорах, когда было 2 тысячи, 5 тысяч. Теперь уже 60 тысяч.

Петр Кузнецов: Да что это за моральный вред?

Татьяна Овчаренко: Да ну смех!

Ольга Арсланова: Скудная мораль, маленький вред.

Татьяна Овчаренко: Это вообще была отдельная история, как судьи на это реагировали. Но Верховный Суд наконец, видимо, был переполнен жалобами и обжалованиями решений в этой части, и он постановил, что судьи обязаны объективно, соразмерно… Что массовый характер носит занижение в судах. А это первая инстанция обычно. Ну, она самая важная. И указал. И сейчас как-то судьи мощно так десятки тысяч назначают. Есть даже больше. Ну, довольно редко, но все-таки.

А здесь – безусловно. Здесь будут огромные штрафы (во всех смыслах). Все они суммируются. Я приводила пример у себя в школе, как за метр квадратный стоимостью 2,40, отсутствует услуга, уборка, и получается на квартиру 1,5 тысячи рублей за два месяца забывчивости. Приятно так, да?

Петр Кузнецов: Хорошо, хорошо.

Татьяна Овчаренко: Мне нравится. Мне тоже понравилась эта сумма, когда я все это собрала, в соответствии с законом.

Более того, получив эти деньги, можно выполнить самостоятельно ремонт и опять вчинить им эти самые деньги, потому что ты же потратился.

И последнее. Фонд капремонта – только финансовый посредник, но тем не менее на него возложен контроль за тем, какого подрядчика он взял и так далее. Ну и где прокурор в городе Кашире? Это прямое дело для прокуратуры, потому что отсутствует… Там местные власти и обязательно фонд. Вот за ненадлежащее исполнение, безусловно, необходимо наказывать сотрудников и сам фонд.

Петр Кузнецов: Ну что? У нас остается меньше 10 минут, давайте нашу площадку расширим. Любой вопрос по ЖКХ задавайте. Отдельная рубрика «Спросите Овчаренко».

СПРОСИТЕ ОВЧАРЕНКО

Ольга Арсланова: «Для чего меняют статус общежития на статус коммунальных квартир?» Я так понимаю, чтобы денег больше собрать.

Татьяна Овчаренко: Безусловно. Потому что было сказано когда-то, несколько лет назад, что у нас в стране просто нет общежитий, все люди расселены в соответствии с нормами закона. И общежития буквально в течение месяца превратились… И самое ужасное, что коммунальные квартиры от 25, 50, 100 комнат на этаже. Вот у вас было общежитие… Да, замечательно. И это такие квартирки. Князьям Юсуповым не снилось. Это делается для того, чтобы повысить, безусловно, оплату. Ну, объемы денег большие.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Но это законно? С этим ничего не поделаешь?

Татьяна Овчаренко: Увы. Нет, надо протестовать. А вообще – нет. Это, безусловно, действие притворное. Надо опротестовать и требовать, чтобы статус реальный был возвращен, потому что это не соответствует действительности. Это все равно общежитие. Какая это коммунальная квартира?

Петр Кузнецов: Петербург на связи. Светлана, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Да, ваш вопрос.

Зритель: Будьте добры, у меня два вопроса. Законно ли высчитывают деньги? У меня в ванной стоят счетчики и вот эта полотенцесушилка. И в летний период у нас берут как за отопление. Законно ли это или нет?

И второй вопрос. А если нет счетчиков, то берут еще дополнительную плату. «Поскольку нет счетчиков, то платите по 200 с лишним рублей». Это у моего сына такое. Вот это законно или нет?

Татьяна Овчаренко: Первый вопрос: почему не ваш сын задает вопросы? Вы меня, конечно, извините. Взрослый, совершеннолетний? Это его проблема.

Петр Кузнецов: Наш предыдущий эксперт выяснил бы, как зовут сына, и объяснил бы, почему он не позвонил.

Татьяна Овчаренко: Да. Что касается последнего вопроса, то это, очевидно, связано либо с тем, что если технически нельзя установить счетчик, то мы почему-то наказываем потребителя. Это он виноват, что у него ржавые трубы, которые не держат несчастных пальцев, переходников. Полуторный коэффициент начисляют, если нет общедомовых счетчиков. А так я вам не могу сказать. А первый вопрос был – что-то про горячую воду?

Ольга Арсланова: Про полотенцесушитель.

Татьяна Овчаренко: А! Тариф по горячей воде. Сразу поступление горячей воды в полотенцесушитель, так что брать отдельно за полотенцесушитель незаконно.

Петр Кузнецов: Большой вопрос от Ольги, прямо через SMS-сообщение. Просто жалко, если не успеем. Смотрите. Постараюсь по делу.

«Проживаю в Москве, являюсь собственником частного дома в Подмосковье. Ни прописанных, ни постоянно проживающих в доме нет. Бываю редко, наездами, как правило, в летний сезон. Показания счетчика электроэнергии – большей частью 0 кВт. В услуге по вывозу ТКО по данному адресу не нуждаюсь в связи с отсутствием фактического объема мусора. Договор оферты не признаю. Счета регулярно выставляют за изначально завышенные квадратные метры. 450 рублей. Сумма мнимой задолженности с каждым месяцем растет.

Вопрос. Как вы считаете, само требование оплаты за вывоз ТКО, если я в этом не нуждаюсь и договор без учета моих интересов и на не выгодных для меня условиях подписывать отказываюсь… Мне, ссылаясь на Правительство Подмосковья, грозят судом и штрафами. Можно ли это считать принуждением к сделке и нарушением моих конституционных прав?»

Ольга Арсланова: Кстати, многие дачники, думаю, присоединятся.

Татьяна Овчаренко: Здесь все очень просто. С того момента, как мы ввели закон «О платежных агентах» (каждая «управляйка» может завести себе их хоть восемь штук), у нас мусорщики взяли в качестве такого агента Мосэнергосбыт, потому что у самих мусорщиков нет никаких данных о тех, с кого они собирались брать деньги, а у того якобы есть. У Мосэнергосбыта очень плохая база, но ею пользуются.

Наш товарищ должен отписать мусорщикам, представить им документы о том, что он там не проживает. Справку из сельсовета или откуда-то. Показания счетчиков, что они постоянно на ноле. Сослаться на то, что постоянно энергосчетчики дают ноль. И потребовать, чтобы с него оплату за этот самый мусор сняли. Но вообще по общефедеральному закону, если ты собственник, живешь ты, не живешь ты – за мусор будешь платить.

А теперь по поводу 450 рублей. Дорогие друзья, когда в Московской области принимали эти безумные расценки, вы все где были? Вот теперь вы платите так, потому что губернатор Воробьев думает, что у всех танцзалы величиной 100 и более метров. Есть и по 900 рублей в месяц. Так что, пожалуйста, займитесь своими правами непосредственно. Пишите ему протесты, судитесь с ним в административном порядке по поводу завышенных оценок. Это все, что я могу сказать.

Петр Кузнецов: Тюменская область звонит нам. Валентина, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Валентина звонит нам. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Живу в Тюмени в многоквартирном доме. Оборудован дом у нас индивидуальными счетчиками по отоплению. В результате с нас берут и по индивидуальным показателям, и разбрасывают общедомовой – кто не платит и кто живет без счетчиков. Как быть? Как платить нам?

Татьяна Овчаренко: У вас лестничные клетки отапливаются?

Зритель: Отапливаются.

Татьяна Овчаренко: Так кто за них платить будет?

Зритель: Нет, мы согласны. Я почему задаю вопрос? Мы по счетчикам оплачиваем. И потом мы оплачиваем за всех, кто не платит…

Татьяна Овчаренко: Я все поняла. Значит, что касается тех, которые живут за ваш счет – ну что? – это незаконно. Поставщик тепла или через управляющую организацию, или сам должен взыскивать с них в судебном порядке эту самую разницу. Это раз.

И второе. Все счетчики имеют погрешность, поэтому обычно добавляется до 5% стоимости в целом на дом, потому что стопроцентной точности добиться невозможно в измерительных приборах в таком количестве.

Ольга Арсланова: Давайте Псковскую область послушаем, Галина на связи. Здравствуйте. Ваш вопрос, Галина.

Зритель: Добрый день. Я хотела спросить вашу гостью Татьяну Овчаренко, у меня к ней два вопроса будет.

Один – относительно счетчика. У меня квартира муниципальная, электрический счетчик находится на лестничной клетке. Сказали, что нужно заменить. Я бы хотела узнать, за счет этот счетчик должен меняться. Обязана ли я его менять, платить за это? Потому что, во-первых…

Татьяна Овчаренко: Это зависит от вашего договора с собственником. Кому квартира принадлежит? Городу?

Зритель: Муниципалитету, да.

Татьяна Овчаренко: Вот посмотрите договор между управляющей организацией и городом и свой договор. Может, там написано, что вы за все будете платить, включая за снег и за трамвайные линии, которые мимо вас проходят. Так я вам прямо ответить не могу. В принципе, есть решение верховных судов, где сказано, что находящиеся на лестничных клетках, на балансе управляющей организации подлежат замене за счет управляющей организации. Такой вариант тоже есть.

Петр Кузнецов: Так, значит, по теплу несколько вопросов. Это Москва, чтобы вы понимали просто. «На улице плюсовая температура, а цена за отопление растет». То есть здесь не вопрос, а претензия.

Ольга Арсланова: Почему растет?

Татьяна Овчаренко: А потому что мы платим. Что вы удивляетесь, господа москвичи? Ну мы же платим! Естественная форма, тариф растет всегда. И будет расти всегда. Другое дело – каковы темпы этого роста и на чем они основаны? Но здесь ни на чем не основаны. Наши московские тарифы растут, потому что москвичи безропотно платят.

Помните, у нас был сюжет по Восточному округу города Москвы, где дома были обсчитаны на десятки и сотни миллионов рублей? Вот в Восточном округе нашлось несколько домов, которые дали по зубам, извините за грубость. А остальные…

Ольга Арсланова: Еще вопрос.

Петр Кузнецов: И вот еще: «А это правда, что норма в жилых помещениях – 18 градусов и далее?» 18, 19, 35 и 130…

Татьяна Овчаренко: Не-не-не. От климатических районов зависит. Это чистая правда, господа. Это предельно допустимый уровень пребывания человека в помещении жилом в течение трех часов. Если вы очень-очень-очень покопаетесь в санитарных нормах, и не просто в нормах, а в инструкциях… Да, господа. А что такое? А за каждый градус сверху на определенном этапе с вас берут двойную цену. Так что давайте добиваться, чтобы было иначе.

Петр Кузнецов: Давайте этим и закончим. Спасибо. Татьяна Овчаренко.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)