Татьяна Овчаренко: В законе сказано: не живёшь, но собственник – будешь платить за мусор. Требуйте изменения закона

Татьяна Овчаренко: В законе сказано: не живёшь, но собственник – будешь платить за мусор. Требуйте изменения закона
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Тамара Шорникова: Ну и теперь наша…

Петр Кузнецов: …ваша любимая рубрика.

Тамара Шорникова: Наша и ваша.

Петр Кузнецов: Наша и ваша. Рубрика «ЖКХ по-нашему». Вот о чем сегодня хотим поговорить. Повод – парадоксальная ситуация произошла на днях с оплатой за вывоз мусора в Челябинской области. Дело в том, что там на имя умерших, причем несколько лет…

Тамара Шорникова: …назад.

Петр Кузнецов: …умерших несколько лет назад, пришли платежки. Платежки приходят и сейчас. Письмо с такой жалобой пришло в нашу редакцию. Жительница Нижегородской области получила счет на оплату услуг ЖКХ на имя родственницы, которая умерла 13 лет назад. Это еще одна история.

Тамара Шорникова: Как это можно объяснить? Кто присылает, формирует эти платежки? Речь идет здесь об ошибке или о мошенничестве? И что нужно сделать, если вы ее получили? Сейчас будем детально разбираться в нашей рубрике. Если у вас есть подобные истории или другие вопросы, которые вы хотите задать нашему эксперту, – звоните и пишите к нам в прямой эфир.

А у нас в гостях – Татьяна Иосифовна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. Давайте сразу к материальчику. Мы хотим вернуться к истории из Челябинской области.

Тамара Шорникова: У нас есть видео.

Петр Кузнецов: Если конкретно, то речь идет о поселке Черноборский. Уже полгода местным приходят квитанции за мусор на «мертвые души» как раз. Долги по несколько тысяч. Жители не платят, пытаются добиться перерасчетов. И это при том, что мусор они вывозят еще и сами. В общем, сейчас посмотрим репортаж Елены Тимоновой об этом.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, уникальная какая-то история? Или все-таки в нашей стране таких можно набрать?

Татьяна Овчаренко: Ну, смотря с какой стороны смотреть. Тут две как бы стороны. Одна выглядит следующим образом. Этот самый сельсовет утратил документы, подлинники, что люди умерли. Это сплошь и рядом. У нас же ко всему, как к бумажкам относятся. Вторая сторона – те, кто составляют списки, всякие МФЦ (не знаю, кто у них там составляет), они пользуются старыми базами, в которых никто не вносит никаких правок, хотя это обязанность их – вносить. Ну и третье – судя по всему, это просто мошенническая схема. Потому что пока вы эти деньги… там часть явно абсолютно, вы платите, а потом вы их с трудом получите назад. Ну а за это время эти деньги принесут новые деньги.

И еще… Я забыла совершенно сказать. Знаете ли вы, что при смене управляющей организации традиционным является уничтожение всей предшествующей документации, в том числе даже в столице нашей прекрасной Родины?

Петр Кузнецов: Да вы что?

Татьяна Овчаренко: Да, грузовиками вывозят. Вот меняли всякие РЭУ на ДЭЗы, это происходило. Потом ДЭЗы – на «Жилищник». И это спокойно. После чего глаза голубые. Я лично, например, в Бабушкинском районе застала картину, где к утилизации были приготовлены отчеты пятилетней давности, перечни жильцов и прочее. Для меня это совершенно не понятно.

Тамара Шорникова: Подождите. Вы говорите, что, с одной стороны, были утеряны документы. Но здесь у нас в сюжете у одной из героинь… пенсионерка Тамара Григорьевна рассказывает как раз в интервью, что ей не помогло даже свидетельство о смерти мужа. То есть ей сказали, что это не доказательство. А что? Какие документы?

Петр Кузнецов: Хотя в этой истории, казалось бы, документ документов. Что еще?

Татьяна Овчаренко: Нет, сказать много чего можно. Если письменно ей ответили таким образом, то надо требовать увольнения этого человека. Пусть сначала окончит среднюю школу, а потом поговорим, годится ли он в мусорщики вообще. Они, очевидно, хотели, чтобы она ехала в органы загса, доставала там… А совершенно необязательно, что там это есть. Правда, в Челябинске Великой Отечественной войны не было, а на европейской части это просто страшная история – архивы-то частью погибли, а частью без конца перетряхивались, их все время переводили из одного ведомства в другое. Это всегда у нас почему-то кончается выкидыванием документов. А так это просто безответственность. Люди платят – что не взять?

Петр Кузнецов: Ну, тут еще ситуацию, я так полагаю, усугубляет то, что это в глухой деревне произошло.

Татьяна Овчаренко: Да, но большой. Видно, она по трассе расположена, огромная. Вот как только они прокурору пожаловались, начались какие-то признаки…

И второе. Там было такое заявление: «У нас нет времени по судам ходить». Ну, нет времени, дорогая? За это время ты и будешь… за свободу полную вот и будешь платить. Тут других вариантов нет. И куда смотрит прокурор – я не знаю. Его распоряжение не исполняется. Вообще говоря, это уголовное… Вы знаете, что это уголовное деяние? Он мог возбудить и административный штраф наложить за это, и далее действовать в пределах своих полномочий. Понимаете? А кидаться прокурорским предписанием у нас стало очень модно.

Петр Кузнецов: Уважаемые телезрители, рассказывайте нам свои истории, если они есть, с неправильными платежками. Задавайте вопросы. Как бороться? Куда дальше обращаться, если вы все уже, казалось бы, обошли?

Послушаем Ольгу из Новосибирской области и ее, наверное, тоже историю. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я бы вот хотела задать вопрос. Новосибирская область, Коченевский район, село Прокудское. Нам стали приходить платежки с января-февраля месяца. Мы живем в частном секторе. Неважно, сколько прописано, какое количество человек – приходят платежки за троих. То есть неважно – один или сколько. К примеру, у меня бабушка умерла в октябре. Ей пришла платежка в январе месяце за троих. То есть там вообще сейчас никто не прописан, дети еще в наследство не вступили, а платежка уже пришла. Это одно.

И еще по этому поводу. У нас, значит, через дорогу находится свалка. Каждый день утром я еду на работу и снимаю видео, как горит эта свалка. То есть дышать там просто невозможно. Дети болеют, естественно. Почему мы должны платить?

Татьяна Овчаренко: Ну, первый вопрос…

Петр Кузнецов: Два вопроса, сейчас будет два ответа. Спасибо.

Татьяна Овчаренко: То, что в доме никто не зарегистрирован, не проживает, не освобождает собственников этого помещения от оплаты за вывоз мусора и за утилизацию. Так закон был составлен. Когда его составляли, никто не волновался. Вот теперь пожалуйста. Это первое.

Что касается свалки, то вы должны подать… можете подать заявление территориальному этому самому регоператору, который вывозит этот мусор. Он должен явиться, обязан явиться, отснять, сделать координаты и отправить требование владельцу земли – вывезти за свой счет. Если владелец это не исполнит, то оператор вывозит сам и далее взыскивает с всякими неустойками и прочим с владельца земельного участка. Вот так это выглядит, процедура вот такая.

Тамара Шорникова: И сразу параллельный вопрос, Ставропольский край: «По процедуре сколько лет нужно хранить квитанции на ЖКХ?»

Татьяна Овчаренко: Вечно. Потому что я вам могу сказать на личном примере, что мне, например, приходит требование…

Тамара Шорникова: Такие большие квадратуры…

Петр Кузнецов: Следующий вопрос будет: «Где хранить платежки?»

Татьяна Овчаренко: С 2002 года мне приносят. Я там не жила, это вообще была чужая квартира.

Петр Кузнецов: Друг рассказывал.

Татьяна Овчаренко: И по ней идет… Оборотные ведомости ходят, как деньги. И там в конце страшные долги! Вот поэтому я держу. У меня есть с 2006 года до сих пор, особенно по борьбе с энергосбытом.

Петр Кузнецов: Так что – как можно дольше, да. И еще такой вопрос. Сейчас был мусор, в нашем сюжете тоже вокруг мусора, вот эти переплаты. А есть ли какая-то графа в платежках, где манипуляций, что ли, больше? Ну, там, где чаще всего «селятся» вот эти переплаты, «мертвые души».

Татьяна Овчаренко: Конечно. Все графы. Что я могу сказать? Вода, особенно тепло, содержание и ремонт с поливом газонов. Вы знаете, что это еще туда входит? Что у нас еще? Газ, за который москвичи, например, платят, но когда вам предъявляют долг, то графы «газ» нет. То есть – кому? Я до сегодняшнего дня не могу понять, куда деваются деньги за газ у нас в Москве. А сейчас при выведении вот этого мусора на поверхность, так сказать, земли, видите, что происходит?

Причем вольность-то в чем? Вместо того чтобы считать по головам (все-таки люди производят мусор), местным властям дано право считать или по головам, или за метры квадратные. И в результате ваш нормальный дом, никакой особенный, он очень дорого вам обходится.

Петр Кузнецов: Да. Ну, мы о мусоре, помню, мы говорили.

Тамара Шорникова: Еще пара SMS. Одна – об упорстве. «Я пять лет возила свидетельство о смерти мамы в управляющую компанию, пока не настояла, чтобы при мне не внесли изменения. В компьютере человек считался жив все это время». Смоленская область, Вязьма: «Платили за мусор за одного прописанного. Теперь контору перевели в Смоленск и присылают за двоих. Мы звоним – все время занято. Послали справку о составе семьи – не реагируют. Мы оплачиваем по факту за одного». Вот эту разницу потом…

Татьяна Овчаренко: Ничего, отправятся в суд и предъявят, что они отправили, если заказным письмом. И суд присудит сделать перерасчет. Возьмите неустойку, моральный вред…

Петр Кузнецов: То есть компенсация все-таки за неправильные платежки существует? И ее даже можно добиться?

Татьяна Овчаренко: Да, конечно. Потому что это их забота, этих самых товарищей из «управляйки». А вообще очень…

Тамара Шорникова: Но без суда навряд ли ее получишь?

Татьяна Овчаренко: Ну, очень принято не отвечать, делать вид, что… Вот у нас, видите, тоже есть письмо из Нижнего Новгорода. Вот квитанция тоже с «мертвой душой», которая умерла в 2006 году. Вы можете себе представить – человек умер 12–13 лет назад. Пришли, пожалуйста, насчитали.

Петр Кузнецов: И до сих пор считают, да?

Татьяна Овчаренко: И до сих пор считают, да. Хотя тоже и свидетельство о смерти предъявлено.

Тамара Шорникова: Давайте еще один телефонный звонок…

Петр Кузнецов: Окунемся в проблемы Московской области, оттуда Николай дозвонился. Здравствуйте, Николай.

Зритель: Алло. Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Татьяна Овчаренко: Добрый вечер!

Петр Кузнецов: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте. Московская область, деревня, 150 километров от Москвы. Нам тоже в деревню с января месяца… ну, за январь уже начали присылать на умерших. Вот у меня сестра умерла четыре года назад, на нее присылают – 200 рублей за вывоз твердых коммунальных отходов из расчета, что если от 50 до 100 квадратных метров изба у нас. Из этого расчета – 200 рублей. Уже четыре месяца – 800 рублей получается, должна долг отдать умершая. Теперь прислали бумажку о том, что если она в течение 10 дней не погасит этот долг, то суд… Статья КоАП, административная ответственность, штраф от 1 000 до 2 000 рублей она должна заплатить, по закону 1998 года и так далее. Там много чего в бумажке этой написано.

Ну, у нас таких человек пять в деревне, умерших. И льготы распространяются на деревенских. Я, к сожалению, московский пенсионер, на меня льготы не распространяются. А деревенским есть льготы. Кому за 80 лет – тот освобожден от этого налога на квадратные метры. Но пока они обязаны платить 200 рублей тоже. А потом им эти деньги вернут на какой-то расчетный счет, хотя бумажки все уже отнесены, и все знают, что людям за 80. И так далее и тому подобное. Это вся Московская область, по всей видимости. Ну, это естественный процесс. Гоголь такого не мог придумать.

Петр Кузнецов: Расширили географию, Николай, спасибо. Новый вид похоронного бизнеса какой-то.

Татьяна Овчаренко: Да. Ну а что?

Петр Кузнецов: И обратите внимание – из деревень, из деревень.

Татьяна Овчаренко: А вы обратите внимание – все в компьютерах, просто метра не сделаешь, а при этом документы о том, что вы с работы на работу перешли (а это же в Пенсионный фонд отчисления), идут по матушке-Москве полгода. Вот можно узнать, зачем им это железо? Так вы хотите, чтобы об умерших…

Петр Кузнецов: Тогда уж, я прошу прощения, и пенсию умершим платите, раз с них берете.

Татьяна Овчаренко: Так и происходит. Потом истребуют назад эти деньги. Потому что они начисляют, и автоматически они переходят на счета. Это сплошь и рядом.

Тамара Шорникова: Вот еще сообщение из Московской области, деревня Микишкино: «С января выставляют платежки за вывоз ТБО, а в деревне нет мусорных контейнеров. Деньги берут, а услуги не оказывают». Здесь что-то можно сделать?

Татьяна Овчаренко: Да. Требовать, чтобы оказывали услуги. А пока фиксировать, что в деревне нет ни одной мусорной площадки, ни одного контейнера.

Тамара Шорникова: Требовать, фиксировать и платить все это время?

Татьяна Овчаренко: Нет. Написать: «Приостанавливаю платежи в связи с неисполнением услуги на основании закона «О защите прав потребителей». Нет услуги – нет оплаты.

Петр Кузнецов: То есть, значит, если не платить по неправильным платежкам, будут приходить неправильные штрафы и вот эти пени?

Татьяна Овчаренко: Ну, штрафы у нас…

Петр Кузнецов: А это потом сложнее все оспорить?

Татьяна Овчаренко: Нет, штрафы у нас «управляйка» назначать не может, только суд. Штрафы – это прерогатива федеральных органов. Это все рассчитано на слабонервных, я вам честно скажу, или на тех, кто говорит, что он так занят, что он лучше отдаст.

И в-третьих, эта неразбериха вытекает как раз из этой ситуации. Нет учета, нет необходимости в этом учете. Огромные деньги приходят и сидят за балансом. Это особая ловкость бухгалтерская. То есть она не поступает на счет этого человека. Потом она списывается пять лет. И пять лет ее можно крутить. Ну, замечательная жизнь! Зачем работать, зачем улучшать, какие-то контейнеры? «Кто там требует? Прямо смешно! Граждане, сидите и платите! И все».

Петр Кузнецов: И что бы вы рекомендовали? На самом деле столько историй. Просто регулярно проверять платежку, с чем-то сверять, то есть вести собственные расчеты?

Татьяна Овчаренко: Ну, в общем – да.

Петр Кузнецов: Каждый может оказаться в такой ситуации.

Татьяна Овчаренко: Ну, что касается мусорных площадок, то два варианта. Районные архитекторы обязаны в схемах эти места прямо определять. Ну, необязательно по каждой деревне. Это зависит очень от областей. Самостоятельно устраивать можно, а потом вчинять иск, требовать возврата денег. Там будет в зачет, то будешь какое-то время не платить, просто не платить. Ну, в системе ЖКХ почти никогда деньги живые тебе не возвращаются. То есть платишь деньги, а возвращают…

Петр Кузнецов: То есть как бы переплата за одни услуги перенести на другие?

Татьяна Овчаренко: Нет. Именно по этой услуге не будешь платить какое-то время. Это не разрешается, вот эти переносы.

Петр Кузнецов: Ну, хоть так.

Татьяна Овчаренко: Это возможно.

Петр Кузнецов: Чем этих компенсаций добиваться, да?

Татьяна Овчаренко: А вообще с органами… Запись актов гражданского состояния у нас ужасна! В городах лучше намного, а в сельской местности… Люди очень небрежно относились к документации, которая хранилась в сельсовете, просто очень – вплоть до выбрасывания. Стоят разоренные эти помещения. И в результате подлинники не поступают в архивы областные, где есть записи – и все, концы обрываются.

Тамара Шорникова: Еще один звонок – Николай, Владимирская область.

Петр Кузнецов: Да, еще одна область. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: У нас такая ситуация. У нас восьмиквартирный дом. У нас стоит в пяти квартирах свои котлы, а три квартиры топит котельная. И нам сейчас высылают квитанции, у кого свои котлы, высылают квитанции – якобы постановление Правительства. Но у нас нет ни общих батарей, ничего нет. Даже трубы, которые над нами идут (а у нас верхняя разводка), они обрезаны по нашей квартире. У нас угловая квартира, мы никакого отношения к ним не имеем. Вот они имеют право на это или нет?

Татьяна Овчаренко: Ну, как вы думаете сами – они имеют право вам писать?

Зритель: Я думаю, что нет.

Татьяна Овчаренко: Да. Так что пусть… Ответьте им, что вы не будете это оплачивать ввиду того, что не являетесь конечным потребителем тепла от этой котельной или от кого-то там, и все. Какое постановление? Прямо сказки какие-то.

Петр Кузнецов: Так, тут на самом деле по сегодняшней нашей получасовке очень много вопросов по мусору. Вот Денис Александрович спрашивает: «Если у человека две квартиры и две дачи, должен ли он платить за мусор четыре раза?»

Татьяна Овчаренко: Зависит от того, где дачи, проживает он или нет.

Петр Кузнецов: «Кушает и мусорит он один в каждом месте».

Тамара Шорникова: Переменно.

Татьяна Овчаренко: Знаете, закон сказал: «Не живешь, но собственник? Будешь платить». Все. Требуйте изменения закона. Это в законе четко сказано. Ты можешь там не проживать, не зарегистрированным быть – и будешь платить за мусор.

Петр Кузнецов: История из Смоленской области, Рудня: «Тетя умерла в декабре 2016 года. Платежки на вывоз мусора приходят. «Приходят квитанции на пять человек, – Ленинградская область, – прописан один, а приходят квитанции на пять человек. В бухгалтерии, – почему-то в бухгалтерии, – говорят: «С вами проживают еще четыре человека». А что за бухгалтерия?

Татьяна Овчаренко: Непонятно.

Петр Кузнецов: Управляющая компания, наверное.

Татьяна Овчаренко: В управляющей организации, да. Тут два варианта. Если там пять собственников, то они преспокойно начисляют на пятерых собственников, а не по количеству проживающих. Понимаете, это надо очень конкретно знать обстоятельства. Не исключено. Есть и московские случаи, когда по восемь человек. В Подмосковье приходят счета на восемь человек. Восемь собственников!

Петр Кузнецов: Нет, это ладно. А в Перми недавно история была, мы даже ее приводили, по-моему, в анонсе рубрики «ЖКХ по-нашему» в марте, что ли. Ему 2 миллиона пришло за февраль, потому что насчитали, что у него в квартире 4 тысячи человек живет.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да.

Петр Кузнецов: В двухкомнатной.

Татьяна Овчаренко: В двухкомнатной, да.

Тамара Шорникова: А вот такое сообщение из Самарской области: «Живу в девятиэтажном доме. За мусор квитанции не всем носят, велят ждать». С одной стороны, у нас сейчас у всех Госуслуги – соответственно, можно получать какие-то электронные варианты. Ну, чисто теоретически, я не знаю, нет интернета, нет возможности, неудобно в конце концов, а платежки не носят. Можно на этом основании сказать: «Ну, мне же не принесли. Я не знаю, сколько платить»? Вот что делать в этой ситуации?

Татьяна Овчаренко: Конечно. Нет, это та же история. Тут не только воздержаться от оплаты по основанию этому, но еще и за неисполнение услуги управления. Доставить платежку – это обязанность их, она входит в тариф. Вот эти все боковые расходы внутрь сливаются, в эти тарифы. Поэтому – нет. И потом, не предъявлено – о чем разговор?

Тамара Шорникова: И конечно, много даже не вопросов, а пожеланий: «Как хочется добиться оплаты не за метры, а за количество жильцов», – и так далее, и так далее.

Татьяна Овчаренко: Ну, это требование, честно говоря, надо вписать в законодательные органы. Во-первых, местные органы определяют – по головам или по метрам. Поэтому требуйте от областного правительства или от местного самоуправления, вплоть до… В этом поселке платят по метрам, а в соседнем могут платить по головам. Это письма, требования.

Петр Кузнецов: И лучше стаями, стаями собираться, потому что коллективно это решить все-таки можно хоть как-то и быстрее.

Тамара Шорникова: И лучше дублировать свои письма в органы письмами на телевидение – например, на Общественное телевидение России.

Петр Кузнецов: Тверская область, очень коротко: «Как попасть к вам в школу?» – спрашивают. Воспользуемся случаем, эфирным временем.

Татьяна Овчаренко: Очень просто! Летом последнее занятие 10 июня. Мы рассказываем, и мы транслируемся по интернету.

Петр Кузнецов: А попасть-то как?

Татьяна Овчаренко: Попасть очень просто. Звоните в Москву на телефон партии «Яблоко» – и вас закидывают в эту школу.

Петр Кузнецов: Здорово!

Татьяна Овчаренко: Она бесплатная. Вас координаторы перенаправят.

Петр Кузнецов: Агиточка!

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: Сами напросились. Татьяна Овчаренко – спасибо большое – руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. До встречи через неделю. Спасибо большое.

Татьяна Овчаренко: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски