• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Овчаренко: Даже в бывших союзных республиках такого безобразия, как 300-1000 домов на одну «управляйку», нет!

Татьяна Овчаренко: Даже в бывших союзных республиках такого безобразия, как 300-1000 домов на одну «управляйку», нет!

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Оксана Галькевич: В этом часе говорим о ЖКХ. «ЖКХ по-нашему» - это наша рубрика. Сегодня будем разбирать работу управляющих компаний. Вы знаете, мы каждый день десятки, сотни иногда (в зависимости от дня недели) получаем от вас СМС-сообщений и писем с жалобами именно на работу управляющих компаний.

Константин Чуриков: А сегодня для этого есть и дополнительный повод. Дело в том, что премьер Дмитрий Медведев на совещании со своими замами сообщил, что утверждены новые правила для управляющих компаний. Если в двух словах, за два повторных грубых нарушения в течение года деятельность этой управляющей компании, ее обслуживание данного конкретного дома может быть прекращено. А вот как это сделать – большой вопрос.

Оксана Галькевич: Давайте графику сразу покажем. Там перечислены основные нарушения, за которые управляющая компания может лишиться лицензии. При эксплуатации лифтов, если были допущены какие-то нарушения. Если есть задолженность перед ресурсоснабжающей организацией. За непроведение испытаний систем отопления. Зима у нас практически везде долгая и суровая. За ненадлежащее содержание систем газового оборудования, а также ненадлежащее содержание имущества дома.

Константин Чуриков: И давайте обратимся к нескольким примерам из жизни. Их, конечно, много. Но к слову. Мировой суд Волгограда сегодня оштрафовал на 200 000 рублей управляющую компанию, которая незаконно завышала тарифы на отопление. Иск в суд на коммунальщиков подала прокуратура. Сотрудники ведомства проверят предприятие по жалобе жителей города.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Как прокуроры установили, управляющая компания в результате неправильных расчетов получила с жителей одного из многоквартирных домов около 100 000 рублей. После пересчета людям, естественно, часть денег вернут. А еще у нас есть несколько историй.

Константин Чуриков: Вот история из Екатеринбурга. Житель этого города Матвей Захаров получил квитанцию о квартплате на 5 700 000 рублей. Это счет за воду и водоотведение всего за один август этого года.

Оксана Галькевич: Матвей на самом деле сказал, что не ожидал, потому что он всегда нормально вовремя оплачивал коммунальные услуги, но не уследил за показания счетчика и сильно удивился, когда увидел в нем рекордную цифру – 99 с лишним тысяч кубометров. Написал заявку.

Константин Чуриков: Написал заявку, чтобы ему заменили прибор. Но неисправный счетчик по-прежнему на месте, а в управляющей компании жильца обвинили в том, что это он сам накрутил показания, чтоб не платить. Сам виноват.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Теперь хозяин квартиры, естественно, будет обращаться в прокуратуру. Надеется, что счет признают недействительным. Но столько вопросов, какие-то совершенно вопиющие случаи. Пора к ответу пригласить.

Константин Чуриков: К ответу призываем, во-первых, вас. Расскажите о своей управляющей компании и хотите ли ее сменить. Это формулировка нашего опроса. СМС-голосование запускаем прямо сейчас. 5445 – наш СМС-портал.

Оксана Галькевич: А за ответами мы обратимся к Татьяне Иосифовне Овчаренко, руководителю Школы активного горожанина, эксперту в сфере ЖКХ. Она у нас в студии. Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Как вам наши примеры?

Татьяна Овчаренко: 99 тысяч кубометров – это 99 тысяч тонн воды. Это такое озеро вообще за месяц.

Константин Чуриков: Человек любит чистоту.

Оксана Галькевич: Может, он моется часто, всех моет, все моет, соседей приглашает помыться.

Татьяна Овчаренко: Самое поразительное, что там нет пломб. Вот это основное. А показания могут быть. Счетчики иногда сходят с ума. А как управляющая организация вообще вела расчеты с ним, когда не опломбирован ни один счетчик? Так что это…

Оксана Галькевич: Есть основания для пересмотра?

Татьяна Овчаренко: Вообще это серьезное дело. Надо выяснить, в чем дело.

Константин Чуриков: Расскажите, пожалуйста, как сейчас работает процедура смена управляющей компании и как она должна будет заработать в соответствии с новыми правилами, о которых рассказал Дмитрий Медведев.

Татьяна Овчаренко: 21 числа вступает в силу постановление «1090», о котором мы с вами говорили, которое вносит дополнения и изменения во все возможные правила о предоставлении коммунальных услуг и прочего. И там все очень просто. Там грубые нарушения перечислены строчка за строчкой. И в принципе можно сменить компанию просто общим собранием. Вообще не вдаваясь ни в какие объяснения. Абсолютно не обязательно. Просто нам другая понравилась. «Хотим». Но можно и находясь в споре. То есть будучи недовольным услугами. Если доказана справедливость этих претензий, то ее лишают лицензии, там дальше это уже целая система административных наказаний. И можно самостоятельно избирать. В прямом смысле слова. Повесить объявление: «Хотим новую управляйку». А можно поручить местному самоуправлению дать такую же, ничуть не лучше. То есть вот такие системы.

Константин Чуриков: А как сделать так, чтобы дали все-таки управляющую компанию лучше, не кота в мешке подсунули? Как собрать эту информацию?

Татьяна Овчаренко: Мы как-то с вами уже говорили о том, что если нет конкуренции, мы практически не имеем возможности. Все же в сравнении познается.

Оксана Галькевич: Вот. Татьяна Иосифовна, а у меня в связи с этим вопрос. Ведь при повторном грубом нарушении управляющая компания будет лишаться лицензии. А у нас велика ли конкуренция? Будет ли из кого выбирать? Вот лишится одна компания. А кто придет?

Татьяна Овчаренко: Вы можете себе представить, если у нас 1115 городов меньше 1 млн. Стотысячник, пятидесятитысячник – в таких городах в принципе обычно одна управляющая организация. Кого на кого менять, я плохо себе представляю. А поселки? Тоже непонятная совершенно история. В результате, зная реальность, как-то эти нарушения отсутствуют. Они как бы не фиксируются.

Оксана Галькевич: То есть по факту они есть, но…

Татьяна Овчаренко: Да, управляющая организация, зная, что она одна необыкновенная и красивая…

Константин Чуриков: Очередная хорошая инициатива, которая ничего не изменит.

Татьяна Овчаренко: Тут часть интересная, хорошая. Но она вся написана жителями крупных и крупнейших городов, в то время как в стране основное жилищно-коммунальное потребление, естественно, в городах, весях, селах и поселках, в маленьких городках. Здесь я так и не поняла (читала очень внимательно), как это будет там исполняться.

Константин Чуриков: А что следовало бы тогда написать, если бы это писалось не в Москве, а в малом городе?

Татьяна Овчаренко: Должно было быть дифференцированно. К нему должны быть специальные таблицы, меры, зависящие от классификаций объема возможностей, услуг и так далее. И, потом, помните, здесь был у нас эксперт из ассоциации ТСЖ Подмосковья, который правильно говорил, что упущено понятие «управляющий». Не управляющие компании, а один человек, который может обслуживать (с помощью наемных бригад) 3-5 домов, то есть то, что очень характерно для нашей страны на самом деле по структуре.

Оксана Галькевич: Нам люди пишут, что меняли они управляющие компании, в итоге получается шило на мыло. Что те деньги собирали, ничего не делали, что эти деньги собирают, ничего не делают. Я не понимаю. Это же бизнес, Татьяна Иосифовна. Почему люди не работают даже за деньги?

Татьяна Овчаренко: Это не бизнес.

Константин Чуриков: Это жулики.

Оксана Галькевич: А что это?

Татьяна Овчаренко: Вы идете, покупаете пару туфель. 14 дней у вас есть просто, вообще не пускаясь ни в какие объяснения, вернуть им эту пару за 40 000, и пусть там они рыдают, и все. А в этой сфере, во-первых, нет никакого практически возврата. Посмотрите, допустим, эта история с 99 000 или с отоплением волгоградским, где прокуроры… Ведь им никто наличными или на счет не переведет. Им просто сделают перерасчет. Они перестанут платить или будут платить намного меньше. Но если я получаю живые деньги, как говорят в бизнесе, а возвращаю в прямом смысле слова по телевизору, то какая выгода? Нет. Здесь для потребителя не существует инструмента воздействия. То есть компания работает за деньги, а некачественную услугу тебе возвращают путем распределения собственного долга, причем, абсолютно произвольно. Тоже отдельная история.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, но бывает же некачественная услуга, которая заканчивается печально, как, например, произошло в городе Энгельсе Саратовской области. Там попытки жителя договориться с коммунальщиками действительно к добру не привели. Игорь Антошкин обращался в управляющую компанию с просьбой починить аварийный балкон. Но проблему так и не решили. В июле в доме подскочило напряжение, и наконец туда приехали коммунальщики. Мужчина решил показать им состояние своего балкона. Сейчас мы это все увидим. И стал расшатывать ограждение. В итоге перила не выдержали. Он упал с 4 этажа. Его отвезли в больницу. И спасти его уже не удалось.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Теперь обстоятельства гибели мужчины проверяет Следственный комитет. Вообще история жуткая, Татьяна Иосифовна. Довели людей просто. Понимаете, он же не просто так вышел на этот балкон, стал какие-то демонстративные действия предпринимать. Довели.

Татьяна Овчаренко: С другой стороны, ведь жители платили за содержание и ремонт. Вместо того, чтобы написать в компанию, что в связи с аварийным состоянием балкона, отсутствием какой-либо с вашей стороны реакции оплату по строке «содержание и ремонт» приостанавливаю.

Оксана Галькевич: А суд какой-нибудь не придет потом?

Татьяна Овчаренко: Суд принимает во внимание. Реагировать надо хоть каждый день с помощью соседей.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, но для этого нужно быть, во-первых, Татьяной Иосифовной, а, во-вторых, должно быть очень много свободного времени на это. Страсть к этим судам. А давайте себя поставим на место человека, которому вообще по судам ходить не хочется, бумаги писать не хочется, но есть угроза жизни. Куда обращаться в этом случае?

Татьяна Овчаренко: Я не хочу ни в коем случае вас обидеть, но так вопрос стоять не может. Если есть угроза жизни, значит ты должен ответственно к этому подойти. И, потом, не надо ни в какие суды ходить. Отписал, отправил заказным письмом и забыл. Когда они явятся в суд (а они не явятся), тогда будем разговаривать. Но, кроме этого, вы правы – здесь аварийная ситуация. Здесь указана такая строка, как грубейшее нарушение. Это два раза зафиксированные нарушения работы аварийной диспетчерской. Это относится к аварийному случаю. И их лишают лицензии.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, у меня все-таки этот вопрос неоплаты некой услуги волнует. А они потом не начнут это засчитывать как мой долг, накручивать какие-то проценты?

Татьяна Овчаренко: Конечно. И что?

Оксана Галькевич: Как что? А потом внесут меня в число должников, пойдут в суд и скажут: «Задолженность по коммунальным платежам – квартиру у вас отнимаем».

Татьяна Овчаренко: Нет. Квартиру у нас все еще не отнимают. Но тут у меня своя точка зрения. Не буду ее излагать, потому что народ меня не поймет. Ничего страшного. Вообще в понятии долга как такового нет ничего страшного. Всякий, кто берет кредит, является должником. И ничего. И здесь картина такая. Здесь не оплачивается на законном основании неоказанная услуга или некачественная. Потому что у нас есть специальный раздел правил предоставления, например, жилищных услуг, 491 постановление, где сказано, каким образом рассчитываются эти самые, которые не долги на самом деле.

Константин Чуриков: Оксана, если что, на пару недель воду тебе выключат. У нас в Останкино, если что, есть душ на первом этаже.

Оксана Галькевич: Можно дома я все-таки? Давайте Сергея из Самары послушаем. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Я боюсь управляющих компаний вот по какому вопросу. Я в квартире не зарегистрирован, не проживаю. А с меня они зимой дерут за уборку снега с территории и за вывоз крупногабаритного мусора типа шкафов и так далее, и тому подобное. Правомерны они или нет?

Константин Чуриков: А как это они с вас дерут, если вы там не зарегистрированы и формально не проживаете?

Зритель: Они говорят: «Мы считаем по площади. Что хочешь, то и делай».

Татьяна Овчаренко: Вы же собственник квартиры или наниматель?

Зритель: Собственник.

Татьяна Овчаренко: За содержание и ремонт с вас берут в любом случае.

Зритель: Я с этим согласен. А они зимой за уборку снега….

Татьяна Овчаренко: Уборка снега относится к содержанию придомовой территории, которая является общим имуществом вашего дома и в доле вашей. Поэтому они и берут. Если у них вообще есть уборка снега. Проверьте договор управления, есть ли там такая строка в сезонных услугах.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, вопрос такой: «Обязана ли управляющая компания отдать денежные средства, не использованные на дом, если вдруг дом уходит к другой управляющей компании?».

Татьяна Овчаренко: Это вопрос арбитражный. То есть по идее да. Если в договоре не указано, что они имеют право… В принципе это же некоммерческая организация. У них нет прибыли и так далее. В принципе неизрасходованные должны быть переведены. Но это требование новой организации.

Константин Чуриков: Татьяна Иосифовна, я помню, как-то раз мы в эфире обсуждали вообще такую широкую проблему, что управляющие компании – это не просто какие-то структуры, которые сквозь пальцы смотрят на какие-то недочеты, а что это структуры, для которых это бизнес, и это, как нам рассказывают зрители, просто жулики. Действительно жулики. Я не про всех говорю, но про некоторых. Скажите, пожалуйста, ведь в тех ситуациях… Хорошо, представим себе крупный город. Реально ли действительно уйти от управляющей компании? Она же может не отпустить. Мы знаем много таких историй. Мы о них говорим в эфире. Как здесь быть?

Татьяна Овчаренко: Потому и не отпускают, что жулики. Жители выступают в качестве дойной коровы. Как же отпустить? А реально если у вас будет управляющий на ваш дом. Какой-нибудь человек возьмет на себя эту работу и потом будет выступать как подрядчик, будет нанимать всякие бригады. Такое известно, например, в других странах. И даже в наших бывших союзных республиках такого безобразия (1000 домов на управляйку) – вообще там такого нет. Три дома, один человек, это одна бригада. Дворники, которые ходят, бригадой обслуживают по графику дворы. Все в одно время. Очень интересная система.

Константин Чуриков: А где бы этого человека найти?

Татьяна Овчаренко: Выпускаем единицы специалистов. И вообще это такая комплексная профессия. Она требует очень больших знаний, честно говоря. Я скажу, где. Инженеры-пенсионеры, которые сидят дома и скучают и у которых маленькая пенсия, жизнь не удалась. Я всегда на них смотрю и думаю: ты инженер-механик… Да любой инженер. Может быть, какие-нибудь безумные электронщики. И чтоб ты не знал… Наше хозяйство ЖКХ – это очень простое хозяйство на этой стадии. Чтоб ты не мог фланец от патрубка выучить за 2 месяца и на животе полежать под водопроводной трубой? Что за проблема? Нет, это сдвижки сознания. Практически в каждом доме вы можете найти или электрика, либо в соседнем доме кого-то, кто мог бы еще и на пенсии подзаработать.

Оксана Галькевич: Не зря вы у нас Школу активного горожанина возглавляете. Спрашивает Удмуртия: «Почему выдают лицензию управляющим компаниям с уставным капиталом в 10 000 рублей?».

Татьяна Овчаренко: Потому что закон не запрещает открывать на 10 000.

Оксана Галькевич: Так с нее же, простите, взятки гладки, и ничего не получат с этих 10 000.

Татьяна Овчаренко: Конечно. Там миллионные доли. Если, допустим, все деньги пропали, приходят ресурсники, и ты им должен. Потому что они на самом деле посредники управляющей компании.

Оксана Галькевич: А, вот так вот даже? То есть будем должны мы?

Татьяна Овчаренко: Да, второй раз будем платить. Люди не могут понять, почему нужен контроль. Потому что на самом деле мы платим и получаем услуги от ресурсников. И если компания, как, помните, до революции, когда говорили – «взяла кассу», то есть взяла кассу и удалилась. А деньги не поступили. То ресурсники имеют право прийти и сказать: «Вы мне должны». Все суды удовлетворяют такого рода претензии.

Оксана Галькевич: «Кто там кассу с вас собирал – это не наше дело».

Татьяна Овчаренко: Там ты не смотрел, дружок.

Константин Чуриков: Нам звонит Неля из Ярославля. Неля, здравствуйте. У вас какая-то беда с коммунальщиками.

Зритель: Здравствуйте. Я живу в городе Ярославле в Кировском районе, Центральный район города Ярославля. У нас из крана очень часто течет ржавая вода. Причем, с тухлым запахом. Из горячего крана, пока не спустишь минут 30-40, особенно ночью, холодная вода течет, прежде чем потечет теплая и потом горячая. Отключают больше, чем на 14 дней, как по закону положено. Ссылаются – не успели. Так они должны успевать за эти 14 дней, а не отключать, как им вздумается.

Теперь я поменяла счетчик на электроэнергию. Я массу времени потратила и массу нервов, прежде чем мне пришли сделать опломбировку. Я позвонила в «Ярэнерго», мне сказали: «Можете нанять любого электрика». Потому что у них там тоже очереди большие. «И позвоните в управдом Кировского района, и вам придут, опломбируют». Опломбировка мне пришла через 2 месяца и 1 день. Уже всех на уши поставила. И пока не было опломбировки (хотя и счетчики новые, и пломбы на месте стоят и в старых, и в новых счетчиках), все равно продолжали, пока не опломбировали мне счетчики, 967 рублей с копейками брать. И перерасчет не собираются делать.

Сначала просто поставить счетчики горячей, холодной воды. Тоже невозможно. Где-то с апреля или с мая месяца Иван кивает на Петра, а Петр – на Ивана. До сих пор ничего не сделано.

Константин Чуриков: Спасибо, Неля. Сейчас будем поступательно пытаться ответить на ваш вопрос.

Татьяна Овчаренко: Ну, что значит «поставить»? А что, в городе Ярославле фирмы отдельные не ставят за деньги? Понимаете, здесь такой простой вопрос. У меня было дело, в котором человек получил долговые по нормативу, потому что 1.5 года ждал бесплатной установки счетчика. Когда его спросила, посчитал ли он, сколько тысяч рублей он переплатил за это время, человек впервые задумался. Так что, извините, да, жалуйтесь. Понимаете, никаких нормативных сроков установки нет. Что касается пломбирования, тут такая история. Вот «Мосэнергосбыт» совершенно равнодушно относится. Ко мне пришли опломбировать через полгода. И все это время я платила по нормативу 50 кВт. Как это у нас получалось? Их совершенно не интересовали эти данные. То есть они мне выставили… Я ничего вам не могу сказать. Энергетики, особенно сбытовики, в нас не очень заинтересованы. Понимаете? Там всегда был беспорядок. А сейчас он грандиозный. И поэтому зафиксировали тебе, не зафиксировали тебе, тебе вдруг приходят счета и долги. Потом вдруг оказывается, что ты переплатил. Поэтому ничего вам не могу сказать. Жалуйтесь в министерство на действия…

Оксана Галькевич: То есть это бесполезно?

Татьяна Овчаренко: На местном уровне это абсолютно бесполезно. Сбытовики – это монополисты. Они что хотят, то и делают.

Константин Чуриков: Хочется нащупать конечность этого спрута, если мне говорим о мафии. Вот нам Волгоград пишет про то, что у них в городе приходит управлять новая управляющая компания, года через 2-3 становится банкротом. Приходит другая с тем же адресом, телефонами и так далее, уже в который раз. То есть людей кидают многократно. Здесь как-то можно доказать преступный умысел? Может быть, это уже не в Роспотребнадзоры куда-то жаловаться?

Татьяна Овчаренко: Во-первых, Роспотребнадзор граждан вывел за скобки. Вы знаете, что он 2 года назад сказал: «Давайте, ребята. Вы такие противные, вас так много мелких. Мы будем только с юридическими лицами». Поэтому можно себе представить. Жаловаться можно только в жилинспекцию. Я полагаю, что при известном опыте следовательской части очень легко доказать вот эти самые перекидки. Но я не нахожу желающих по большому счету. Вот тут в постановлении сказано, что категорически запрещены организации со сходными или тождественными наименованиями. То есть у нас, помните, было так: допустим, «Полюс», а потом «Полюс плюс», потом «Полюс-2». Это в Волошихе есть такой «Белый парус». Их было 14 штук «Белых парусов». «Парус белый», «Белый парус», большими и маленькими. Это считаются разные юридические. И ничего. Вот сейчас это строжайшим образом наказывается. Но вот эти перекидки – это дело самих граждан.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, много вопросов. Вот такой, например: «Как правильно вывоз мусора? По головам или по квадратным метрам?».

Татьяна Овчаренко: Как постановят.

Оксана Галькевич: Жильцы.

Татьяна Овчаренко: Субъектный вопрос. Субъект Российской Федерации. Вообще по метрам, потому что удобнее считать.

Оксана Галькевич: Вообще как установит субъект. Понятно. Спасибо.

Константин Чуриков: Подводя короткий итог нашей беседы, необходимо обращаться в суд по любому поводу. И если вы с чем-то не согласны, не платите, - сказала нам Татьяна Овчаренко, руководитель Школы активного горожанина, эксперт в сфере ЖКХ. И подведем итоги нашего голосования.

Оксана Галькевич: Подведем итоги нашего голосования. Сменить хотят 80%, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Боже, это катастрофа.

Оксана Галькевич: А остальные не хотят. И таких меньше гораздо. Спасибо большое, друзья. Мы с вами не прощаемся. Через несколько минут большой выпуск новостей, а после этого мы вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты