ТЦ просят денег

Гости
Дмитрий Москаленко
президент Российского совета торговых центров

Ксения Сакурова: А вот кто еще у нас страдает в России...

Виталий Млечин: Ха-ха.

Ксения Сакурова: ...кто просит о помощи, как бы вы думали? – рантье, это те люди, у которых, вообще-то, есть свой собственный доход с бизнеса, с недвижимости, с каких-то торговых площадей.

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: В общем, небедные люди, будем честны. Российский совет торговых центров обратился к Михаилу Мишустину с просьбой оказать ТЦ государственную поддержку на период действия QR-кодов. На поддержание, так сказать, деятельности арендодателям нужно 15 миллиардов рублей.

Виталий Млечин: Причем не всего 15 миллиардов, а в месяц.

Ксения Сакурова: Да. Причем примерно половина из этого – компенсация расходов на управление объектами недвижимости, остальное – налоговые льготы.

Виталий Млечин: По словам президента организации Дмитрия Москаленко, падение оборотов розничных магазинов вместе с введением QR-кодов тут составляет до 70%. В той же пропорции снижаются арендные доходы торговых центров.

Ксения Сакурова: На федеральном уровне решение об обязательном использовании QR-кодов при посещении торговых центров пока не принято, соответствующий законопроект еще обсуждается депутатами. Но, если он будет принят, меры могут начать действовать уже с февраля.

Как вы думаете, нужно ли помогать сейчас торговым центрам? Напишите, позвоните, расскажите свое мнение.

Виталий Млечин: 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – короткий бесплатный номер для ваших SMS-сообщений.

С нами на связи Дмитрий Москаленко, президент Российского совета торговых центров. Дмитрий Владимирович, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Дмитрий Москаленко: Добрый день, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Дмитрий Владимирович, ну ведь правда же, ну небедные люди, наверное, владеют торговыми центрами. Кроме того, это же, как правило, огромные компании, которые включают в себя не только торговые центры, это и какая-то другая недвижимость, отели, бизнес-центры и т. д., и т. п. Действительно уже сейчас все так плохо у такого бизнеса?

Дмитрий Москаленко: Вы знаете, наверное, здесь стоит немножко обратить внимание на ретроспективу событий и вспомнить вот этот большой локдаун, когда в некоторых регионах и в целом по стране было закрытие на несколько месяцев. И в эти месяцы торговые центры, их собственники, управляющие компании продолжали нести расходы по содержанию объектов, по выплатам заработных плат, в том числе предоставляя скидки арендаторам, во многих случаев это доходило и до 90–95%.

А при этом обязательства, которые возникают у людей, занимающихся управлением объектами недвижимости, никуда не исчезали. Собственно, ровно поэтому разрыв, возникший в экономической деятельности этих предприятий, случился еще тогда, и все... Ну то есть если на тот момент как-то это все уже переварили люди и жили, хотя понесли существенные расходы, то на текущий момент у нас очень чувствительно для объектов недвижимости, когда основной наш капитал, это люди, которые попадают в торговые центры и которым мы предоставляем услугу покупать у наших арендаторов, которые во многом и часто субъекты малого предпринимательства, мы о них заботимся, чтобы бизнес процветал... И чтобы они могли продолжать работу внутри торговых центров, нам нужно держать двери открытыми.

Все ограничения, связанные с входом в торговый центр, они напрямую влияют на наш основной актив, это людей, и чем меньше людей будет попадать в торговый центр, тем меньше будет выручка у арендаторов, соответственно, это все отражается на выручке и торговых центров, а при этом расходы сохраняются те же. Как говорится, здесь мы находимся вот в той как бы, несмотря на то, что вы вот как-то так подчеркнули, что люди, конечно, наверное, не бедные, но торговые центры есть разные, есть и быстрые, и малые, и средние, и у всех разный доход. Как правило, вот это расхожее мнение о том, что это рантье и они только и думают как бы о своих деньгах, ну это еще и прежде всего рабочие места, налоги, это люди, которые приходят за покупками, и люди, которые получают положительные эмоции, особенно в канун Рождества.

Виталий Млечин: Дмитрий Владимирович, мы пользу, которую торговые центры приносят нашей стране и нам, естественно, не ставим под сомнение. Но мы все-таки вот этой сумме немножко не то чтобы прямо удивились, но хотели бы уточнить. 15 миллиардов рублей в месяц, вот нам наши зрители пишут, что лучше пенсионерам помогать в первую очередь, а не торговым центрам...

Ксения Сакурова: Ну как бы да, у нас есть разные категории населения, разный бизнес, который в этой ситуации тоже пострадал, многие люди сейчас чувствуют на себе последствия инфляции. Наши зрители недоумевают, почему именно торговые центры должны получить столько денег.

Дмитрий Москаленко: Ну, мы же... Вы поймите, это исходит из того, что есть разные торговые центры с разными источниками доходов и в разных регионах. Если сравнивать какие-то большие торговые центры, вы возьмете по нашей информации, около 2 тысяч торговых центров качественной торговли по Российской Федерации, то в целом, если говорить об операционных расходах, которые несут эти объекты недвижимости, это окажется не так уж и много. В целом да, когда такая цифра на один торговый центр или просто применительно к терминологии «торговый центр», кажется большой. Когда вы смотрите на расходы, которые несут торговые центры, а это, как правило, больше половины или около половины всей выручки, то там это не так уж и много.

Ксения Сакурова: Вот что пишут нам из Москвы: «Неправда, торговые центры в большинстве своем скидок арендаторам не дали, наоборот, повысили аренду», – пожалуйста, представители бизнеса, если вы нас смотрите, напишите, позвоните нам, как вы переживали, дали ли вам скидку ваши арендодатели, очень интересно было бы узнать какую-то картину по разным регионам.

И давайте послушаем Александра из Санкт-Петербурга. Александр, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый день.

Я считаю, таким порядком просто идет какое-то лоббирование, как и все, и хотят опять в бюджет залезть те люди, которые неплохо себя чувствуют. Во-первых, торговые центры – это представители иностранного ретейла, наших там представителей, хозяев нет. Они сдают в аренду помещения, они не занимаются торговлей, обеспечение товарами идет из-за границы. И то, что, так сказать, товары по таким ценам, они в 3–5 раз завышаются, цены эти, и не надо нам байки петь про 70%, так сказать, потери выручки, никакой потери нет, и пусть ваш эксперт мне это дело не рассказывает. Мы очень хорошо в Петербурге знаем, что такое торговые центры, как они живут и где живут их хозяева.

Ксения Сакурова: Ага.

Виталий Млечин: Ага.

Зритель: В России их никогда не было.

Виталий Млечин: Как интересно, спасибо.

Ксения Сакурова: Понятно.

Зритель: Поэтому нужно открывать глаза россиянам...

Ксения Сакурова: Спасибо, спасибо.

Дмитрий Владимирович, но ведь это же правда частая ситуация, когда в торговом центре есть так называемый якорный арендатор, который в доле, тоже является совладельцем торгового центра, и если это крупный, не знаю, супермаркет, то, наверное, у него проблем с прибылью даже в пандемию не было, все, наоборот, неплохо там покупали.

Виталий Млечин: Ну естественно.

Дмитрий Москаленко: Ну не знаю, насколько естественно. О каком вы супермаркете говорите?

Виталий Млечин: О любом продуктовом супермаркете. Люди же есть не перестают, даже если вводится локдаун, даже если вводят QR-коды, людям все равно нужно есть, покупать продукты первой необходимости.

Ксения Сакурова: И гипермаркеты не закрывались.

Дмитрий Москаленко: Давайте вернемся к тезису, который вот человек из Петербурга сказал. Он как-то так приравнял торговые центры с ретейлом, это немножко все-таки разное. Ретейл – это ретейл, а торговый центр – это, собственно, помещение, в котором ретейл может находиться. Поэтому я бы здесь все-таки немножко это все разграничил, хотя, конечно, мы неразрывно связаны в тех наших активностях, которые ведут к тому, чтобы обеспечить в том числе и население всеми необходимыми группами товаров.

Теперь относительно супермаркетов или продуктовых магазинов и тех категорий товаров, которые даже в пандемию, как вы верно заметили, оставались работать: это аптеки, салоны связи, зоомагазины и продуктовые магазины. И вы знаете, вы правы, у многих был из этих перечисленных магазинов рост выручки.

Виталий Млечин: Так.

Дмитрий Москаленко: Это было связано с тем, что, видимо, ничего другого не работало. Был огромный прирост у e-commerce, потому что...

Виталий Млечин: Вы знаете, у нас осталось ровно 30 секунд, пожалуйста, все-таки закончите свою мысль, очень хотелось бы, чтобы вы успели договорить.

Дмитрий Москаленко: Если заканчивать, то как раз речь идет о том, что те, кто остаются работать в офлайн, они действительно в своих выручках много не теряют. Хотя то, что мы видим по оборотам, когда арендаторы приходят за скидками, они все-таки какую-то часть выручки теряют. А если говорить про торговый центр, то все остальное закрыто, а это далеко не только продуктовые магазины.

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо, спасибо.

Виталий Млечин: Дмитрий Москаленко, президент Российского совета торговых центров, был с нами на прямой связи. Пару сообщений?

Ксения Сакурова: «Помогать нужно бедным, нищим и безработным», – в общем-то, вот такие сообщения есть у нас.

Виталий Млечин: Да, смысл у всех одинаковый.

Ксения Сакурова: Краснодарский край: «Хозяева торговых центров брали и берут арендную плату при любых условиях, даже в пандемию».

Виталий Млечин: Сейчас прервемся, а потом будем говорить о коронавирусе. Никуда не уходите, пожалуйста, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Потери от введения QR-кодов торговые центры оценили в 15 млрд рублей в месяц