Техосмотр: разбираем новую инициативу об упрощении правил ТО

Гости
Дмитрий Золотов
автоэксперт
Антон Шапарин
вице-президент Национального автомобильного союза

Марина Калинина: МВД планирует сделать техосмотр проще и исключить из него некоторые параметры. Кроме того, в планах министерства сделать процедуру необязательной для физических лиц. Об этом сообщает Autonews.ru.

Что хотят убрать из списка обязательных параметров для проверки? Ну, например, отказаться от проверки коррозии и механических повреждений тормозной системы; перестать замерять шум и загрязняющие вещества в выхлопах; комплектацию аптечки, огнетушителей; не вдаваться в подробности, почему капает масло из двигателя; и некоторые другие пункты. При этом и стоимость техосмотра может измениться. Процедура, вероятнее всего, подорожает. Ну, это мнение экспертов.

Сейчас будем обсуждать эту тему с нашими экспертами. Антон Шапарин с нами на связи.

Иван Князев: Вице-президент Национального автомобильного союза.

Марина Калинина: Он присоединиться к нам чуть позже.

Иван Князев: Мы выведем его в эфир чуть-чуть попозже.

А сейчас приветствуем Дмитрия Золотова, автоэксперта. Здравствуйте, Дмитрий Юрьевич.

Дмитрий Золотов: Добрый день.

Марина Калинина: Здравствуйте. Скажите, суть этих изменений – она вообще какая?

Дмитрий Золотов: Ну смотрите. Кардинально ничего не изменится, если брать именно наше время. Потому что мы все прекрасно знаем, что техосмотр очень доступен всем автомобилистам, его можно получить, оформляя ОСАГО. Если говорить, что очень много ДТП происходит по вине технически неисправного транспорта, то это будет неправда, потому что никто не проверяет при ДТП техническое состояние автомобиля, если нет каких-нибудь серьезных повреждений или же смертельного исхода.

Марина Калинина: А тот пункт, что хотят вообще сделать необязательным прохождение техосмотра для физических лиц, останутся только юридические лица?

Дмитрий Золотов: В принципе, это хорошая идея, потому что занимает очень много времени проверка. По идее, это должно удешевить. Но, скорее всего, наоборот, повысят тариф именно на техосмотр. Особенно это будет проблемно для регионов, где нет большого количества этих станций.

Марина Калинина: Ну смотрите. Какие тут есть подводные камни? Оно вроде бы как будет добровольным (ну, пока по крайней мере, как предполагается) для физических лиц, но, например, если происходит авария – в этом случае, если у тебя нет техосмотра, будут проверять техническое состояние автомобиля? То есть это будет лишним таким «крючочком» для сотрудников ГИБДД? Или что?

Дмитрий Золотов: Ну, если на этом будут делать акцент, то, скорее всего, будут проверять. Но при незначительных, мелких авариях, где машины притерлись на трассе, поворачивая с одного ряда в другой, я думаю, не изменится. И никто не будет проверять, потому что все прекрасно понимают, что притертость никак не влияет на техническое состояние автомобиля.

Марина Калинина: Ну смотрите. Пункты техосмотра, которых сейчас, в общем-то, и так не хватает… Все время же переносится эта обязательность иметь и видеокамеры, и какое-то специальное оснащение для этих пунктов. Их и так – тех, которые соответствуют всем нормам, – мало. Сейчас, если убрать обязательный техосмотр для физических лиц, то этим пунктам вообще будет невыгодно работать. Или они раз в пять поднимут, действительно, эту стоимость техосмотра? Потому что у нас нет столько автобусов, грузовиков и так далее, ну и вообще машин, которые на организации оформлены. Или я не права?

Дмитрий Золотов: Вы правы, да. Вы понимаете, у нас ДТП происходят… вернее, автомобиль ломается не в гараже или на стоянке, а именно в процессе эксплуатации. И когда мы эксплуатируем автомобиль и понимаем, что у нас автомобиль сломался, мы это видим, это явная поломка.

А есть такие поломки, которые мы не можем видеть. Это такие длительные поломки. Может шланг тормозной где-то треснуть. Ну, такие серьезные. Это – да. Вот на эти моменты нужно обращать внимание. Если все остальное, как не горящая фара, если даже автомобиль въезжает в заднюю часть другого автомобиля при дневном освещении, в светлое время суток – это не говорит о том, что он совершил ДТП из-за этой фары. Поэтому здесь…

Иван Князев: Ну, это больше говорит о том, какой водитель сидел за рулем.

Дмитрий Золотов: Да, конечно.

Иван Князев: Давайте послушаем телезрителей.

Дмитрий Золотов: Разделять, частники или юрлица – здесь смысла нет. Естественно, большая нагрузка на общественный транспорт. Обязательно нужно даже ужесточать такие технические моменты, потому что перевозят большое количество людей. И, как правило, многие автобусы, особенно в регионах, их берут либо не новыми, либо недолжное обслуживание этих автобусов, этих автомобилей.

Марина Калинина: Дмитрий Юрьевич, как раз общественный транспорт больше всего и не соответствует техническим требованиям. И нам очень часто пишут наши телезрители, когда мы обсуждаем тему общественного транспорта, что автобусы, трамваи вообще в ужасном состоянии находятся.

Дмитрий Золотов: Ну смотрите. Что такое «ужасное состояние»? Если автомобиль, ну, автобус…

Марина Калинина: Ну, если едет – значит, нормально, вы считаете?

Дмитрий Золотов: Ну, по старости, например. Это не говорит о том, что он технически неисправен. У него могут быть все расходники поменяны и шланги нормальные быть. Но от какого-то фактора – например, от жары или еще от чего-то – где-то маленькая течь масла, а особенно у тех автобусов, где двигатель сзади, и, как правило, возгорается задняя часть машины. Они на линию выходят каждый день через свой местный техосмотр. Ни один автобус не выходит без технического осмотра.

Поэтому здесь дополнительно каждые полгода делать – ну, это бессмысленно. Он сегодня вышел исправный, а через час у него где-нибудь что-нибудь лопнет, какая-нибудь труба – и потечет масла. Но это не говорит о том, что автобус был неисправным.

Иван Князев: Ну подождите, тут по пунктам, конечно, вопрос дискуссионный. Сейчас мы по ним еще пройдемся. А пока Виктора из Воронежа послушаем, что он думает. Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Здравствуйте. Алло.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Скажите, пожалуйста, ну почему его все-таки нельзя отменить для частных лиц? Ну совсем. Ну зачем он нужен? Это же чисто условно. Каждый человек вправе отвечать за себя, за свою семью. Ну кто поедет из гаража без тормозов, к примеру?

Иван Князев: Да, понятно. Спасибо вам за вопрос, хорошее мнение.

Давайте как раз это и обсудим. Смотрите, какой момент. Я понимаю, что смотреть, как у тебя номерной знак прикреплен – это одно дело. Но, например, содержание загрязняющих веществ – это наша экология. Например, требования к транспортным средствам, которые пищевые продукты перевозят, – это тоже такой серьезный момент, в каком состоянии ты продукты возишь. Это уже другое.

Вы сказали про автобусы: «Ну какая разница? Главное, чтобы он ехал», – и тому подобное. Но даже если в автобусе не работает кондиционер в жару, неизвестно, как это скажется, например, на состоянии водителя, который может плохо себя почувствовать.

Здесь, понимаете, дьявол в деталях кроется. Как считаете?

Дмитрий Золотов: Сложно сказать, по какой причине может сломаться автобус. Мы же знаем, основные моменты, на что стоит обращать внимание, – это тормозная система и сам водитель, который управляет.

Иван Князев: Согласен. Ну, например, те же выхлопные газы. Если у нас будут ездить сплошь старые машины и коптить, то какую экологию мы получим в городах? Весь цивилизованный мир уже давно и серьезно за этим следит.

Дмитрий Золотов: Ну смотрите. Если взять Москву, то большая часть автобусов – это электробусы. Если взять регионы, то, прежде чем поставить автобус на учет, соответственно, ГИБДД выдает номера на этот транспорт…

Иван Князев: Я не только про автобусы, я даже про частные автомобили. Все мы начнем ездить на старых машинах. Кто сможет, будет покупать. Радуешься, что не нужно будет проходить техосмотр. И все.

Дмитрий Золотов: По старым автомобилям есть у нас регламент. У нас есть даже не то что техосмотр, а у нас есть ГИБДД, которая определяет, какие автомобили в каком состоянии должны выезжать на дорогу.

Старый автомобиль…. Если взять, например, 10–20 лет назад, был другой класс двигателей и были другие нормы. Поэтому те ГОСТы, которые существовали на автомобили, например, те же «Победы» и «Москвичи» в 60-х, 70-х и 80-х годах, они до сих пор хорошо себя чувствуют и ездят. Да, у них экологический класс самый низкий и выхлопы большие. Но сейчас запретить, например, все ретро-автомобили – это невозможно.

Иван Князев: Нет, здесь дело даже не про ретро. Я прошу прощения, Дмитрий. Смотрите. Если авто едет и коптит бог знает как, у него там кольца стерлись, гибэдэдэшник остановит его, сотрудник, инспектор остановит и скажет ему: «Тебе сейчас нужно поехать и это дело заменить». Как-то я с трудом себе это представляю.

Дмитрий Золотов: Ну, это как с тонировкой – делают предписание. Если водитель не исполняет и в следующий раз он попадается с этим же нарушением в течение короткого времени, то будет выписан штраф либо же штрафстоянка – тут уже в зависимости от мер, которые будут приняты в том или ином случае.

Иван Князев: Понятно.

Марина Калинина: Еще один вопрос: что будет тогда с ОСАГО? Там же тоже всю систему надо переделывать, если техосмотр будет уже необязателен для получения ОСАГО.

Дмитрий Золотов: Ну, ОСАГО с техосмотром вообще как-то не очень вяжется, потому что страховщики всегда были против каких-либо послаблений для водителей, любых скидок. Для них это средство заработка. И те повреждения, которые автомобили получают, они… Ну, это малая часть тех людей, которые попадают в ДТП. В основном это добросовестные и внимательные водители, которые…

Вот я на своем примере могу сказать, что за последние пять-шесть лет ни одного ДТП не было, а плачу за три машины исправно. И то же ОСАГО привязано не к водителю, а к транспорту, хотя ответственность автогражданская должна быть на водителе, а не на транспорте.

Марина Калинина: Спасибо. Дмитрий Золотов, автоэксперт, был с нами на связи.

А сейчас – Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза. Антон Владимирович, здравствуйте. Антон?

Антон Шапарин: Да, приветствую вас. Я тут.

Марина Калинина: Как вы относитесь к этой инициативе МВД – упростить процедуру техосмотра и отменить для физических лиц этот техосмотр?

Антон Шапарин: Ой, вы знаете, на две части разделим.

Марина Калинина: Давайте.

Антон Шапарин: Первое – упростить. Да, естественно, это нужно делать, потому что там содержится огромное количество разных бессмысленных норм. Например, я приехал сейчас на том самом ретро-автомобиле, у меня расколот задний фонарь, левый, трещина там. Я техосмотр с такой машиной не пройду, потому что трещина. При этом, конечно, такие нормы надо убирать. Или трещина на лобовом стекле, которая типа сильно влияет на безопасность.

Например, что предложили отменить наши дорогие сотрудники ГИБДД? Они предложили отменить контроль за механическими повреждениями тормозных трубок, тормозов. То есть им все равно – оно тормозит, не тормозит. Они предложили вот это сделать. И у меня волосы от такого шевелятся на голове, потому что…

Вот слушатель набирал, который говорил: «Надо отменить. Мы тут все такие хорошие». Вы знаете, вы отвечаете, когда на машине находитесь, не только перед собой и своей семьей, но и перед окружающими людьми. И лично мне очень хотелось бы, чтобы транспорт, у которого тормоза работают с механическими повреждениями, на дороге не присутствовал рядом со мной, потому что я очень хочу жить, и жить долго. В ГИБДД, вероятно, не хотят, чтобы я жил долго, и готовы выпустить на дорогу всех кого ни попадя.

При этом первый замминистра внутренних дел, то есть начальник Госавтоинспекции, говорит, что у нас из-за плохого технического состояния на дорогах за год погибло 1 200 человек. 1 200 человек – это много, это 12% от всех погибших. И какой добровольный техосмотр в таких условиях вообще может фигурировать? Это первый момент.

Второй момент – нам предлагают, что техосмотр станет добровольным, страховые компании сделают скидки для тех, кто пройдет его добровольно.

Марина Калинина: А, вот так?

Антон Шапарин: Страховые компании сами прямо говорят, что никаких скидок никому делать не собираются. И откуда скидки взяли – вопрос открытый. Я вас перебил.

Марина Калинина: Нет-нет, говорите, говорите.

Антон Шапарин: Ладно. Второй момент – про добровольность. У нас сейчас пунктов техосмотра и так совершенно не хватает, их мало. В городах с населением меньше 100 тысяч человек их практически нет. Сейчас говорят, чтобы сделать добровольным. Соответственно, закроются все, которые есть, потому что они без многократного – в десяток раз – увеличения тарифов просто не выживут, потому что аренда, потому что налоги, потому что зарплаты, как минимум это. Ну и оборудование. Вот сейчас это показывают. А это все стоит денег, и денег существенных.

Соответственно, что мы получаем дальше? У нас остаются требования по прохождению техосмотра для коммерческого транспорта, для тех самых автобусов.

Марина Калинина: Значит, будут опять же повышены цены на билеты, потому что коммерческий транспорт будет платить.

Антон Шапарин: Это понятно. Но вопрос в том, а куда они поедут, если техосмотр им пройти просто негде, потому что пункты закрылись, оставшиеся?

Иван Князев: Они же закроются все.

Антон Шапарин: И все! И вся система развалится вообще, как карточный домик. Соответственно, альтернативы ей ГИБДД не предлагает.

О чем сейчас речь идет? Они очень не хотят нести ответственность за тот эпический провал реформы техосмотра, в котором принимают деятельное участие. Потому что внезапно выяснилось, что пунктов техосмотра у нас в стране маловато. И они по мановению Минтранса не выросли как грибы, не вышло. Соответственно, решили пролонгировать диагностические карты – за полгода, может быть, пункты техосмотра и «отрастут».

Это вместо того, чтобы упростить к ним требования и убрать избыточные требования к автомобилям, потому что у нас большая часть парка техосмотр в принципе пройти не может. Например, весь парк на Дальнем Востоке. Там средний возраст автомобиля – 26 лет. Средний возраст автомобиля по России – 14 лет. Средний российский автомобиль – это «Лада». Какая 14-летняя «Лада» пройдет техосмотр жесткий? Да никакая!

Поэтому мы попадаем на самом деле в ужасную ситуацию, когда с 1 марта у нас еще вводятся штрафы за отсутствие диагностической карты – 2 тысячи рублей с камеры раз в сутки. Получите и распишитесь!

Иван Князев: Господи, а почему такая чехарда у нас, Антон Владимирович? Ну неужели нельзя…

Марина Калинина: С техосмотром постоянно какие-то происходят катаклизмы.

Антон Шапарин: Мне кажется, что в аббревиатуре ГИБДД буква «Д» – это «добровольный», в расшифровке. Потому что иначе объяснить это я не могу. Противоречие первому замминистра – это надо быть очень уверенным в себе человеком и, соответственно, располагать абсолютной статистикой и так далее. А у ГИБДД даже точной статистики ДТП нет из-за плохого технического состояния. А знаете, откуда Горовой берет цифры про количество погибших?

Марина Калинина: Откуда?

Антон Шапарин: Потому что по каждому уголовное дело возбуждается, и следователи уже «копают», а не сотрудники ГИБДД. Поэтому МВД знает, а ГИБДД – нет.

Иван Князев: Антон, буквально на пальцах. Вот те самые избыточные пункты техосмотра – какие бы вы убрали? Вы же наверняка их помните.

Антон Шапарин: Да, конечно. Я бы убрал все, что связано с «кузовщиной», потому что это совершенно бессмысленно (задние фонари и так далее). Я бы убрал техосмотр для ретро-автомобилей старше 30 лет, потому что на них не распространяется технический регламент, потому что мы не можем посмотреть технические характеристики.

Иван Князев: Ну и на них не разгонишься.

Антон Шапарин: Я бы убрал течи и капли от падения жидкости, потому что они есть почти у всех, даже у достаточно исправных автомобилей. Но оставил бы железно все, что связано с тормозами, абсолютно точно. Все, что связано со светотехникой, тоже оставил бы. Все, что связано с оптикой – это нужно оставлять. И качество рулевого управления, качество рейки и так далее. Вот это я бы оставил.

Марина Калинина: Спасибо. Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза, был с нами на связи.

Буквально через пару минут будем говорить о том, почему изменилось качество продуктов.

Иван Князев: О качестве наших продуктов.

Марина Калинина: Оно действительно изменилось или мы стали более привередливыми?

Иван Князев: Или нам только кажется, что колбаса невкусная? Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)