Текучка кадров: где и почему она возникает?

Гости
Валерий Оськин
председатель Правления национальной конфедерации «Развитие человеческого капитала»

Тамара Шорникова: Треть работодателей в стране жалуются на текучку кадров в своих компаниях. Среди поводов для увольнения называют неудобный график работы, сложные отношения в коллективе, но самая распространенная причина – низкая зарплата, так ответили 43% опрошенных.

Иван Князев: Ну вот, хотя в Росстате утверждают, зарплаты растут: среднемесячная начисленная заработная плата в апреле 2021 года, по данным ведомства, составила 56 600 рублей, это на 14% больше, чем в апреле 2020-го. В каких отраслях стали платить больше? Расскажите о своих условиях труда. Хотите поменять работу? Что делаете для этого? Какие есть варианты? Ждем вас в прямом эфире, и пишите нам также SMS.

Тамара Шорникова: Да. Давайте поговорим с экспертами. Валерий Оськин, председатель правления национальной конфедерации «Развитие человеческого капитала».

Иван Князев: Здравствуйте, Валерий Валентинович.

Валерий Оськин: Добрый день.

Иван Князев: Валерий Валентинович, скажите, пожалуйста, ну вот обычно работу меняли по различным условиям труда, но сейчас вот уже дело дошло именно до заработной платы. Это уже такой серьезный звоночек, по вашему мнению, как считаете?

Тамара Шорникова: С учетом того, что безработица все-таки остается еще высокой, соответственно, многие звонят и пишут, что трудно найти работу...

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: ...но даже риск остаться без места не пугает, меняют.

Валерий Оськин: Услышал ваше мнение. Ну вот не пугает... Здесь надо рассматривать повнимательнее.

Тамара Шорникова: Так.

Валерий Оськин: Значит, не пугает – некоторых уже испугать нечем, понимаете, когда ситуация такая, когда куда деться. Кстати, то, что мы обсуждаем с вами, мы обсуждаем по материалам, по-моему, «Независимой газеты»...

Тамара Шорникова: Да, все верно.

Валерий Оськин: Там статеечка вышла, вот. Но исследования есть и другие. Например, наш давний партнер, давний партнер нашей конфедерации «Развитие человеческого капитала» Antal регулярно проводит исследования, и вот исследование по текучести в начале этого года было, и там данные не совсем такие.

Иван Князев: А какие там данные?

Валерий Оськин: Но мы сейчас будем не о цифрах давайте, а о сути, вот как вы совершенно правильно задали вопрос, не пугает. Здесь надо уже разделять на несколько позиций. Первая позиция: уже не пугает, а некуда деться. Я вспоминаю 1991 год, когда я сидел в институте, зарплата была мизерная, семья с двумя детьми, которую надо кормить, и, понимаете, ждать нечего. Вот во многом сегодня большой пробел в сегодняшней ситуации, что люди не видят, что впереди положительного может измениться.

Отчасти это касается и ситуации с ограничениями пандемийными. Ну вот QR-коды сейчас требуют для входа во все рестораны, кафе и прочее – как эта ситуация изменится? Можно удержать там персонал? Люди сами разбегаются, а частично их увольняют. Можно это остановить? Для этого нужна хоть как-то прогнозируемость событий, согласитесь. Мы на месте сейчас официантов, продавцов, поваров тоже с вами сидели бы в такой ситуации и думали: а что нам делать? И если мы узнали, что где-то есть хоть какой-то шанс, мы бросаем это насиженное, нажитое место, извиняемся перед нашим работодателем, бывшим теперь уже, и уходим.

Иван Князев: Нет, ну если зарплату платят, даже когда клиентов мало, то и ладно.

Валерий Оськин: Ну, на самом деле это не всегда платится зарплата, когда клиентов мало, потому что мы тоже понимаем работодателей, это тоже люди, которые занимаются своим делом, они не могут платить, опять же не понимая, что в будущем. Если они понимают, что да, вот сейчас эта ситуация изменится, сейчас не будет так, что вот соседний кинотеатр работает без QR-кодов, а я в кафе сижу, поддерживаю его с QR-кодами, и что? Как изменится ситуация? Очень плохо, что у нас нет такой вот психологической поддержки бизнеса, психологической поддержки работодателя, да и людей тоже.

Поэтому мы здесь выходим еще на один новый поворот: текучесть, которую мы сейчас обсуждаем, и безопасность, безопасность для человека, безопасность для компании и безопасность для страны. Недавно мы с вами все радовались, что вроде какие-то подвижки в Совете Безопасности, обсудили новую стратегию о развитии, о поддержании человека как главного в этой стране, но вот это все, что мы обсуждаем, – это тоже часть безопасности страны. Вот когда мы это поймем, мы по-другому начнем относиться к этим, в общем-то, вопросам, о которых сейчас говорим: ну текучка, ну безработица, ну чуть больше, ну чуть меньше. Не в этом дело, дело в том, что человек, если мы его ставим наконец-то на первое место, давайте заниматься вопросами человека.

Тамара Шорникова: Валерий Валентинович...

Валерий Оськин: И если мы займемся с этой стороны, то у нас по-другому тогда все пойдет.

Иван Князев: Тамара, я просто хотел уточнить – а этими вопросами кто должен заниматься, вопросами человека? В том числе работодатель, он не всегда же, может быть, был работодателем, он точно так же может поставить себя на место сотрудника. Если он не будет ему повышать заработную плату, если у него, как вы говорите, нет каких-то перспектив, понимания, что будет дальше, то, грубо говоря, кто этими вопросами человека должен заниматься?

Валерий Оськин: Вопросами человека должны заниматься как бы три объекта. Первый – это сам человек, и это важно. Важно людям давать понимание, как делать, что делать, какие будут прогнозы. Второй – компания, работодатель. Они занимаются. Вы представляете, сколько денег вкладывают в то, чтобы удерживать людей?

Иван Князев: Не представляю, если зарплаты у нас не обгоняют инфляцию.

Валерий Оськин: Ну, это тогда вопрос к экономической ситуации в стране тоже, тоже. Да, и в том числе... Здесь очень много вопросов: и вопрос жадности работодателя, который мы обсуждали совсем недавно, и вопрос о бизнесе как о подходе, именно либеральном подходе, «плевать, ты плохо себя, не совсем подходишь, я тебя увольняю». Но уже мы прошли много периодов, за эти 30 лет мы прошли много периодов. Я помню период, когда управление персоналом вообще только начиналось, и тогда это все объясняли, объясняли и работодателю, и работникам.

Сегодня другое время, и та и другая категория созрела, сегодня нужна просто согласованность этих результатов, а для этого и та и другая сторона должны понимать, что будет через неделю, через месяц, через год, хотя бы какой-то элемент планирования должен присутствовать у всех людей, тогда им будет легче принимать взвешенные решения. Сегодня многие принимают решения невзвешенные, потому что у них нет никакой информации. Да, они услышали, что где-то можно перехватить деньги, а сколько людей ушло в самозанятые, а сколько людей ушло в «серую» зону? Это тоже вынужденно зачастую, и чаще, чем люди сами захотели, они вынуждены просто это делать.

И тоже не надо делать работодателей такими беленькими и пушистыми: многие увольняют, многие пользуются... Мы знаем, в каждый кризис очень много работодателей, больше половины, пользуются возможностями, для того чтобы улучшить качество своего человеческого капитала в компании. И тоже мы можем их понимать, да, они тоже когда-то были работниками, сейчас стали работодателями и понимают, большинство все-таки понимает. И взвешенные эти решения – они есть. Перспективы, нужно понимать перспективу. Россияне теряют работу, россияне находятся в ситуации, когда бедность захватывает все больший и больший процент населения, – надо принимать меры на всех уровнях, на всех, и они должны быть согласованы. В том числе противопандемийные меры, надо согласовывать их и с этой точки зрения, не только с точки зрения...

Тамара Шорникова: Валерий Валентинович, ну, давайте тоже краски сгущать не будем по поводу тотальной бедности, полной деградации зарплатного фонда, потому что да, можно скептически относиться к статистике от Росстата, которая говорит, что в целом зарплаты номинальные, начисленные растут. Но мы всегда знаем, что в какой-то сфере густо, в какой-то пусто, где-то поднимают. Соответственно, говоря о безопасности, о том, что все тылы должны быть прикрыты, давайте все-таки поговорим о том, в каких сферах люди бегут, в каких сферах работодатели не успевают за ценами, устанавливая зарплаты.

Валерий Оськин: Ну вот, например, всем известен теперь сектор IT. В IT тоже очень большая текучесть, очень большая, она какой не была никогда, там, по-моему, за 40%. Так вот в IT это другая текучесть, там люди переходят, потому что спрос растет на людей.

Тамара Шорникова: Ищут более комфортные условия.

Валерий Оськин: Ищут лучшие условия, они ищут возможность самореализации, многие сейчас ищут возможность дистанционной занятости, что раньше было, как вы знаете, гораздо менее развито, – вот тоже сфера.

Дальше берем сферу туризма, HoReCa, ну это сфера гостиниц, сфера гостеприимства. Так вот, возьмем эту сферу – а здесь непонятно. Вот если в IT все равно прогнозируемо, IT растет, увеличивается количество компаний, увеличивается количество переходов, количество компаний растет, бизнес растет, то в HoReCa и в туризме не растет. Да, сейчас начинаются какие-то меры по поддержке российского туризма, мы тоже это видим, можно, наверное, принять и какие-то другие решения, более эффективные, для того чтобы поддержать вот эту сферу. Как мы знаем, куда мы ни приедем в другую страну, мы видим, самые малюсенькие стоят кормушечки для народа, в которые заходишь и всегда хорошо. У нас... Мы двинулись в эту сторону, но не дошли до этой ситуации, и сейчас удар, во всяком случае в Москве, мы видим, наносится очень четко.

В других каких-то... Опять же, если мы возьмем наших уважаемых углеводородных людей, нефтегазовую отрасль, ну так там и уровень зарплат, кстати, он за прошлый год вырос категорически, средний уровень зарплат, он стал... Он и был самым большим в стране, но сейчас, по-моему, если не ошибаюсь, 176 тысяч средняя зарплата. Ну да, там можно перескочить туда-сюда, если есть возможность перейти внутри этой отрасли. А вы представляете, если человек вылетает из отрасли, он, значит, сразу попадает в другие отрасли, где уровень зарплат в два, три, четыре, десять раз меньше, и он будет выполнять ту же работу за деньги в десять раз меньше. Раньше мы говорили, помните, о том, что вообще уйти на временный отдых, как-то пересидеть это время, – а сегодня непонятно людям, сколько пересиживать, а может быть, и пересиживать это не получится.

Иван Князев: Не самый лучший вариант. Да, спасибо вам большое. Валерий Оськин, председатель правления национальной конфедерации «Развитие человеческого капитала», был с нами на связи. Спасибо, Валерий Валентинович.

Тамара Шорникова: Ну вот развитие человеческого капитала, конечно, присылают нам зарплаты, и тут ни о каком развитии, скорее о выживании, конечно, речь идет. «Я повар в Кургане, получаю зарплату 12 тысяч рублей». «Зарплаты снизились до МРОТ, другой работы нет, и, в общем-то, смысла уже тоже особо не видится работать», – это Волгоградская область нам пишет.

Иван Князев: «У жены 8-часовой рабочий день, работает матросом, получает 11 тысяч уже много лет. А куда идти, если больше никуда не берут?» – тоже, кстати, из Волгоградской области. Из Воронежской: «Работаю на пивзаводе 4,5 года, зарплату проиндексировали только один раз, когда люди стали массово увольняться». Из Московской области: «Работодателей не пугает вообще, что люди бегут, гастарбайтеров полным-полно, их можно нанимать».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, сейчас есть у нас Галина, Волгоградская область как раз. Давайте послушаем. Алло, Галина?

Зритель: Алло, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Это Волгоградская область, город Камышин.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Вы вот когда выставляете 56 тысяч, вы знаете, это такое ощущение, не знаю о ком, о каких россиянах и где это зарабатывают такие деньги. Вот мой сын высшее образование получил, работает в школе инженером-айтишником и в городе считается, в общем-то, неплохим специалистом и получает чуть выше прожиточного минимума. И можете зайти на сайт организации, требуется уборщица, требуется учитель начальных классов, требуется инженер IT – 12 тысяч что уборщица, что учитель начальных классов, что инженер с высшим образованием. Как можно жить? Ему уже скоро будет 32 года.

Интересно, я мама, понятно, любой маме свое дитяти лучше всех, но все считают, что, в общем-то, парень неплохой, что прекрасный, и в гороно его тоже считают, но там не могут поднять ему просто зарплату за то, что он просто такой молодец. Я не хочу сказать, он не сидел ровно на одном месте, он попытался поискать работу, он ездил в Москву, но, извините пожалуйста, 50 тысяч, и работал он по специальности, получая 50 тысяч, 30 тысяч за квартиру, 20 тысяч – как можно прожить в Москве? Прожил 1,5 года, все...

Иван Князев: Галина, еще раз, какая специальность? Я просто хочу немножко уточните вот эту зарплату в 56 тысяч... Галина, слышите меня?

Зритель: ...ну извините, чуть больше прожиточного минимума.

Иван Князев: Да, Галина, мы вас услышали, можно вам вопрос задать? Специальность какая все-таки у вашего сына? Потому что вот эти зарплаты в 56 тысяч – это не мы, а Росстат устанавливает. А специальность какая у него? Сфера IT понятна.

Зритель: Так, это Волгоградский госуниверситет, технический университет у него, и не только бакалавриат, а магистратуру закончил...

Иван Князев: Специальность какая у него?

Зритель: Инженер IT, этот, как его, по компьютерам он.

Иван Князев: Ну, это...

Зритель: Или мне сейчас диплом прямо дословно вам назвать?

Иван Князев: Да нет, просто хотелось понять, что именно в IT, потому что только что наш эксперт говорил, что в IT-сфере как раз-таки зарплаты достаточно хорошие.

Тамара Шорникова: Но не везде.

Иван Князев: Но не везде. Ладно, Галина, хорошо, спасибо вам за ваш звонок.

Тамара Шорникова: Спасибо.

«Почему вы поменяли место работы?» – решили такое небольшое исследование провести с помощью наших корреспондентов, задавали такие вопросы на улицах Казани, Новосибирска и Волгограда. Давайте послушаем ответы.

ОПРОС

Иван Князев: Ну а вот что пишут...

Тамара Шорникова: Да, добавим.

Иван Князев: Да, добавим. Из Краснодарского края телезрители пишут: «Работу поменять невозможно, ее попросту нет, особенно для...» – ну, здесь написано «недопенсионеров», но на самом деле это «предпенсионеров», которые еще не вышли на пенсию.

Тамара Шорникова: «Умной молодежи легче поменять страну, чем работу», – это мнение телезрителя из Калининградской области. Вот даже скорее совет от телезрителя из Москвы: «Сейчас нужно иметь несколько специальностей, любая работа не зазорна, так как фирмы распадаются, офисы закрываются», – трудно поспорить. Послушаем.

Иван Князев: Еще один звонок у нас есть, на связи... Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем. Анатолий, да?

Зритель: Да-да-да, я.

Иван Князев: Здравствуйте, Анатолий.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Я вот смотрю, слушаю передачу вашу постоянно. У меня первый вопрос, вот женщина сказала у вас говорить про зарплату. Я не знаю, я вот работаю, у меня много друзей, директора... – никто зарплату у нас не повышает никому. Не знаю, где берут цены вот эти все, во-первых.

Во-вторых, насчет работы. Понимаете, с работой сейчас очень тяжело, потому что, сами видите, пандемия эта, везде сокращают. Но самая востребованная работа у нас сейчас, наверное, все-таки таксисты, это что, интересно, водители автобусов...

Тамара Шорникова: Кассир, водитель автобусов.

Зритель: Да, и подсобный рабочий на стройке. Цены больше у нас, так вот чтобы бегать, нет. Я вот в Москве был...

Тамара Шорникова: Это вот картина по Оренбургу, правильно?

Зритель: Да зачем, это по России по всей.

Тамара Шорникова: По России.

Зритель: В принципе, да у нас везде таксисты работают, в Москве посмотрите, везде, и автобусов не хватает, да практически везде. И это, вот я был в Москве раза три в том году, и я понял, кто хорошо более-менее получает, – это кто делают ремонт квартир. Вот если своя бригада есть..., они зарабатывают хорошо, потому что стройка идет, квартиры все у нас сейчас идут сами знаете какие, надо все делать. Вот эти если кто собираются, как говорится, в кучу ребята, молодцы, они получают достойную зарплату, это точно.

Тамара Шорникова: Да. Анатолий, про себя расскажите, вы чем зарабатываете?

Зритель: Я работаю водителем 17 лет..., 5 лет на пенсии, как говорится. Меня устраивает зарплата. Как она может не устраивать? Я на пенсии, вместе с пенсией меня устраивает, пока работаю. А зарплата... Вот 7 лет нам зарплату не повышали, 7 лет. Кто понижает зарплату..., кого ни спроси, рядом на стройке... тоже стали понижать зарплаты.

Тамара Шорникова: Понижать, да. А зарплата у вас какая 7 лет без изменений?

Зритель: Ну, скажем, в среднем 20–35.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Да, вот тебе и развитие человеческого капитала. Спасибо вам, Анатолий.

Несколько SMS в завершение обсуждения этой темы. Из Воронежской области: «Врач, стаж 40 лет, высшая категория, зарплата 20 тысяч. За стаж давно нигде не платят, лучше, честно говоря, работать дворником», – это говорит человек, между прочим, врач. Из Башкортостана: «У нас на заводе слесари механосборочных работ получают не более 10 тысяч рублей. Текучесть по этой причине огромная, люди увольняются то и дело». Из Владимирской области: «Работаю машинистом на ремонте железных дорог. Зарплата не самая маленькая в регионе, но и до средней очень далеко». И Ольга написала в чате нашего прямого эфира на сайте ОТР: «Библиотекарь, пятидневка режим, зарплата 15 тысяч в Воронеже», – вот такая вот картина.

Тамара Шорникова: Говорили о работе, о зарплатах.

После короткого перерыва будем говорить о еде будущего. Производства молочной, мясной продукции сокращаются, нужно будет искать в будущем альтернативу. Какой она будет, узнаем через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Готово ли начальство увеличивать оклады, чтобы сохранить коллектив?