Телефонные мошенники: 10 тысяч за один звонок

Телефонные мошенники: 10 тысяч за один звонок | Программы | ОТР

Есть ли универсальный способ защиты? И какие новые уловки придумывают кибер-воры?

2021-02-17T12:32:00+03:00
Телефонные мошенники: 10 тысяч за один звонок
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Игорь Трунов
президент Союза адвокатов России
Андрей Масалович
президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы вновь в студии прямого эфира. С вами Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Итак, вот какая новость, точнее их много по одной теме. Во-первых, в Центробанке сообщили о серьезном вызове со стороны мошенников, это глобально будем обсуждать прямо сейчас. Злоумышленники все чаще вынуждают своих жертв переводить им деньги на счет в другом банке. Ну, все просто: логика такая, чтобы ваш банк ничего не заподозрил, не проверял, а кому, зачем вы хотите перевести деньги, что это за операция, ну просто сняли у них и все, куда вы их дальше понесете, это уже ваше дело.

Иван Князев: Ну а несут доверчивые граждане часто не туда. На кибермошенничество приходится каждое 4-е преступление, всего свыше 510 тысяч. Как отметил в Генпрокуратуре, за последние 5 лет число таких махинаций в стране выросло более чем в 11 раз.

Тамара Шорникова: По данным ведомства, большинство киберпреступлений совершаются через интернет или при помощи мобильной связи, там примерно поровну: в интернете 300 тысяч, по телефону обманули людей 218 тысяч раз. Вот еще интересная цифра: в среднем за один звонок мошенники крадут 10 тысяч рублей, ну то есть неплохо зарабатывают на нас, да? Как их остановить и как не отдать им свои деньги? Спросим у экспертов. Вы расскажите, как обкрадывали? Может быть, ваших знакомых, родственников? Нужны конкретные примеры, будем их разбирать.

Иван Князев: Ну да, как, как вас обманывали, расскажите нам ваши истории.

Андрей Масалович у нас сейчас на связи, президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности. Андрей Игоревич, здравствуйте.

Андрей Масалович: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Андрей Игоревич, смотрите, я вот прямо сейчас SMS от нашего телезрителя зачитаю, перед программой пришло на почту ему: «Уведомляем, что наш фонд открывает вторую волну выдачи денежных возвратов. Данную процедуру требуется сделать в течение нескольких суток, чтобы избавиться от запутанных ситуаций. Кликните сюда для перехода на официальный сайт фонда». Но я вот кликать, честно говоря, боюсь, нам прислали вот эту ссылку. Что вот это такое? Что это за вид? Потому что с таким я еще не сталкивался.

Андрей Масалович: Это новая волна мошенничества, очень хорошо, что вы ее сейчас зачитываете с экрана, потому что она действительно свежая. Там половина таких писем от имени каких-то фондов, половина касается социальных выплат, половина касается сохранности денег. Суть у них примерно одинаковая, то есть заставить человека что-то сделать быстро, потому что там еще в конце приписано, что, если сегодня не нажмете, все сгорит.

Вы нажимаете кнопочку, внешне похожую на настоящий сайт Госуслуг; вы попадаете на сайт, который зрительно похож на сайт Госуслуг, это называется фишинговой страницей, фишинговым сайтом, вот. И если у вас нет такого чертика внутри, который следит за подозрительными ситуациями, вы начинаете там заполнять свои данные, сначала учетные, потом банковские. Ну и если вы все дозаполните, у вас деньги улетят. Но даже первых шагов, даже слить свои учетные данные – это уже подарок для злоумышленников.

Иван Князев: В общем, ни в коем случае такие ссылки не открывать?

Андрей Масалович: Действительно волна последние недели... Ни в коем случае. Если вы смотрели на наше родное правительство, довольно редко бывает, чтобы рассылали, почти не бывает, чтобы рассылали письма, что с вами хотят какими-то деньгами поделиться, обычно это объявляют с экрана.

Тамара Шорникова: Андрей Игоревич, а вот что касается личных данных, какие личные данные если раскрыл, куда-то отправил, все, уже считай, пиши пропало? Это что, паспортные данные, карты или что-то еще, более безобидное, я не знаю, номер телефона уже страшно?

Андрей Масалович: Ну смотрите, вот мы сейчас начали с новости про средний чек, 10 тысяч рублей с одного пострадавшего. Вот сейчас как бы такой второй этап мошенничества. Первый этап, когда обзванивают просто, как бы били по площадям, обзванивали тысячи, миллионы адресов. Сейчас мошенники выбирают те номера телефонов, у которых данные так называемые обогащенные, то есть там есть фамилия, там есть номер счета в Сбербанке, то есть там есть какая-то дополнительная информация, которая позволяет за этого человека зацепиться. То есть любая информация, которую можно использовать, чтобы выделить вас из толпы, уже полезна для мошенника.

Другое дело, если ее вот так ранжировать, то самое безобидное – это ваши фамилия, имя, отчество, это легко добыть, телефон, который к вам привязан, это тоже в пиратских базах, в таких специальных каналах Telegram очень легко добывается. Номер банковского счета добывается сложнее, номер паспорта и адрес тоже чуть сложнее добывается. Ну и самое главное – это то, что позволяет делать финансовые или не дай бог юридически значимые операции, это уже как бы то, что Avito раскрашивает красным.

Тамара Шорникова: Простите, а как номер банковского счета добывается?

Андрей Масалович: Есть базы утечек. Причем могу подсказать для обычных граждан, просто наберите в Яндексе или в Google запрос «нужна база данных или выписка по такому-то банку» и посмотрите, сколько это стоит на черном рынке. И вы увидите, что у разных банков цена за такие базы разная. Соответственно, если у вашего банка цена низкая, значит, у него с безопасностью плохо, значит, мошенники уже нашли способ до таких данных дотягиваться. То есть это сейчас продукт на рынке, иногда дорогой, иногда...

Тамара Шорникова: А сколько в среднем, мне любопытно?

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: А сколько стоит такая информация в среднем?

Андрей Масалович: На одного человека – от 500 рублей до 50 тысяч, это сильно зависит от состава справки. Базовая справка примерно 5 тысяч рублей...

Иван Князев: Ну, это, прямо скажем, недорого, учитывая, что они по 10 тысяч в среднем с человека забирают.

Андрей Масалович: Это недорого, да-да-да, но мошенники, уверяю вас, вот такими целевыми запросами не занимаются, они покупают обогащенные базы, базы, по которым удобно звонить.

Иван Князев: Хорошо. Андрей Игоревич, вот мои данные куда-то утекли, имя, фамилия, дата рождения, банковские карты. Что с ними дальше могут сделать? Нас просто интересует, во-первых, что с этими данными произойдет, как я от этого пострадаю, и какие еще способы существуют нас обманывать.

Андрей Масалович: Ну, первое, вы уже пострадали, вам будут звонить, просто вас будут теребить, ну вы попались, вас будут сильно отвлекать и, может быть, пробьют, на чем-то зацепят, вы начнете диктовать дальше, это раз. Это нестрашно, но противно.

Второе: если утекли критические данные, так называемая expiration date, дата погашения, и не дай бог три циферки с оборотной стороны карты, вот это уже швах, потому что много платежей можно сделать, зная только эту информацию без подтверждения. У каждого банка есть минимальный лимит, например тысяча рублей, вот тысячу рублей вы можете потерять не глядя. Либо если мошенник от вашего имени купит более дорогую покупку у какого-то надежного поставщика, например в «Аэрофлоте», где тоже не глядя списываются деньги, вот. Поэтому есть данные, которые у вас не должны утекать.

Дальше. Если у вас есть хоть какие-то подозрения, просто разделите на две карты, на одну положите основные деньги, напишите в банке заявление, что по этой карте все операции только при моем личном присутствии в отделении. Заведите карту, на которой будут лежать 3 тысячи рублей, чтобы вам на текущий день хватало, и с ней проводите все расчеты в интернете, это может немножко выручить.

Тамара Шорникова: Вот что пишут нам телезрители. Иркутская область: «Пришло сообщение, что мне причитаются 27 127 рублей», – вот видите, еще такие детали, да, наверное, чтобы достовернее выглядело, неровная сумма.

Андрей Масалович: Да, да.

Тамара Шорникова: «Напишите номер карты для перечисления денег».

Андрей Масалович: Ну, сами понимаете... Да, кстати, действительно, когда некруглая цифра, возникает сомнение, а вдруг правда, в этот раз вдруг мне правда что-то причитается. Но практически не бывает ситуаций, чтобы вам прислали письмо и вам уже что-то причиталось.

Тамара Шорникова: Ну а вот номер карты все-таки без вот того самого кода?

Иван Князев: Да, без кода, вот этот CVV, или как он там называется.

Андрей Масалович: Если без кода вы даете номер карты, это всего лишь означает, что вам будут чаще звонить.

Иван Князев: Ага.

Андрей Масалович: Вы попадете в базу, которая попадет в руки разных-разных вот таких вот кол-центров.

Иван Князев: И рано или поздно этот код у вас все-таки каким-то образом способом... ?

Тамара Шорникова: ...выманят, да?

Андрей Масалович: Ну, каким-то способом выманят, потому что они придумывают каждую неделю что-нибудь новенькое.

Тамара Шорникова: Но напрямую деньги после такой информации, скинутой мошенникам, не украдут, да, если вот отправишь ответное SMS?

Андрей Масалович: Напрямую нет. Сейчас, к счастью, это действительно сильно усложнилось. Кроме того, сейчас, во-первых, хочу предостеречь, появилась новая мошенническая схема, когда вам звонят и сбрасывают звонок и вы перезваниваете, в этом случае средства проверки номера перестают работать, ну раз уж вы позвонили, значит, вы хотели, вы сами решили позвонить.

Иван Князев: А у них есть еще такая история, вроде сбрасываешь этот номер, он мгновенно, сразу же на автомате набирается, так можно несколько раз нажимать, сбрасывать его, сбрасывать, а потом изменяется, может быть, только последняя цифра.

Андрей Масалович: А. Ну, это как раз не самое страшное. Страшно, если они сбросили, а вы сами его набрали и звоните, это плохо. С другой стороны, сейчас активно обсуждается законопроект о том, чтобы сделать единую федеральную базу для ведения физических настроек номеров, чтобы провайдеры, это самое, операторы сотовой связи делились информацией, что они видят по данному номеру, и если в этой базе начнут накапливаться галочки, какие номера использовались мошенниками, то это очень здорово ситуацию оздоровит. Ну, надеюсь...

Иван Князев: Ну, это вы о том говорите, чтобы номера кому попало не доставались, кем попало не использовались?

Андрей Масалович: Да. Но при этом номера легко подменять, вот, и то, что номер сейчас подменен, видит провайдер, но никому это не говорит. Даже этой информации уже достаточно, чтобы забеспокоиться, что мне звонят с подменного номера.

Тамара Шорникова: Еще немного SMS, звонок сейчас возьмем. Москва: «Пытались обмануть, и не один раз, через «Одноклассники» от имени моей учительницы и от моей одноклассницы. Я размещала объявление о продаже деревенского дома всего за 300 тысяч рублей, и мошенники пытались заманить меня к банкомату. Пока не поддаюсь», – ну и дальше продолжайте стоять на своем. Томская область: «У нас в Сибири сейчас бич, горе-кооперативы собирают деньги в основном у стариков, 2–3 года проходит, подходит время платить, и все, убегают, обманывают. Правоохранительные органы, видимо, только руками разводят». И вот Самарская область, пишет нам телезрительница: «Отказалась от банковской карты, пенсию получаю на дому, мошенники больше не достают», – совет из Самары.

Иван Князев: Давайте послушаем Руслана из Калининграда. Здравствуйте, Руслан.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Как вас обманывали, обманывали ли?

Тамара Шорникова: Или пытались?

Зритель: Ну как бы звонки, вот, ну как бы не отвечаю...

Тамара Шорникова: Кто звонит? Откуда?

Зритель: Алло-алло?

Тамара Шорникова: Да. Кто звонит, откуда? Что предлагают?

Зритель: Ну, не предлагают, ну как бы неопределенный номер телефона. То есть если у меня на записи есть, то есть чужие номера звонят, ну как бы вот так бывает.

Тамара Шорникова: Звонят и сбрасывают, да, просто проверяют, видимо?

Зритель: Да-да-да, ну то есть надо перезвонить и все такое. Ну, оператору надо перезвонить, то есть если «МТС» или «Мегафон», и спросить, откуда звонили, то есть ну перестраховаться.

Тамара Шорникова: А вы пробовали так вот звонить и узнавать, что это за номерок у меня сейчас высветился?

Зритель: Ну да. Ну Московская область, разные области.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Ясно.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Руслан.

Андрей Игоревич, ну вот это правильная политика, вот так вот перезванивать на неизвестные номера? Или, как вы сказали, все-таки не нужно этого делать?

Андрей Масалович: Нет, правильная политика сразу напрягаться и сразу в голове прокручивать, что это, скорее всего, «разводка», вот это правильно. Перезванивать или нет, ну 50 на 50, тут хорошего особо ничего не получите, потому что, если номер подменный, вы все равно не понимаете, кто это и откуда.

Но вы сейчас, очень интересный пример прозвучал, что кроме кол-центров Сбербанка, к которым мы уже привыкли, слава богу, привыкаем, есть еще схема мошенничества, когда вы что-то продаете, например на Avito, и вам звонит типа покупатель: «Я хочу купить прямо сейчас, только никому не продавайте». Потом перезванивает, говорит: «Вы знаете, я все-таки волнуюсь, давайте я вам сейчас деньги переведу, чтобы вы не волновались, чтобы точно товар не ушел. Диктуйте номер, я вам сейчас буду деньги переводить».

В этом случае, конечно, человек дает номер карты, после чего слышит: «Ой, а у вас, наверное, Сбербанк, а у меня «Тинькофф», впрямую не переходит, сейчас мой банк запросит подтверждение, вам придет SMS, вы ее продиктуйте». Вот это вот действует даже на тех, кто не попадается на «службу безопасности» Сбербанка.

Тамара Шорникова: Ну конечно, хочется сразу сделку-то провернуть.

Андрей Масалович: Да-да-да, тем более вам предлагают деньги.

Тамара Шорникова: Конечно. Давайте послушаем еще один телефонный звонок.

Иван Князев: Лина, Хабаровск на связи. Здравствуйте, Лина.

Зритель: Здравствуйте.

У меня такой вопрос. Вот все говорят, снимают, да ладно, ласково к ним, да вы не кладите деньги на карту, разделите карту, с одной снимайте, – значит, сам факт мы признаем, что у нас могут любую сумму всегда снять. А почему Сбербанк, хотя имеющий такое богатство с его всяких технологий новых, почему не защитят нас от мошенников в принципе, вообще? На «цифру» нас везде подсадили, а здесь они прямо ничего не могут сделать.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Зритель: Только кратно увеличился размер всех этих снятий и ничего, берегите, граждане, свои деньги, и все.

Тамара Шорникова: Огромное спасибо вам за вопрос, Лина, вернее даже за такую ремарку, потому что вот тоже пишет телезритель из Красноярского края: «Почему их не наказывают? Их легко определить по номеру. Значит, это кому-то нужно?»

Иван Князев: Да, Андрей Игоревич, как прокомментируете?

Андрей Масалович: Ну, я бы здесь ситуацию разделил на три, даже четыре части. Часть первая – банки все-таки стараются и какие-то действия предпринимают, то есть ситуация сейчас гораздо лучше, чем год назад. Ну просто из-за этой самоизоляции мошенников стало больше, то есть все привыкают к каким-то надомным схемам, вот. Но ситуация хоть медленно, но улучшается, это раз.

Второе. Банки действительно могли бы делать гораздо больше и, например, для своих мошенничеств в отношении банков уже есть так называемый ФинЦЕРТ, то есть они делятся передовым опытом, они мгновенно учатся срабатывать. Вот надо такой же как бы ФинЦЕРТ для частных лиц тоже сделать, то есть службу, которая бы следила за схемами и их обнародовала.

Но есть одна сторона очень важная, почему-то люди о ней не думают. Есть ситуации для банка неразличимые, то есть то, что вы сами продиктовали SMS и своей рукой фактически сделали платеж, для банка не отличается от того, вы сделали это нарочно или это вас развел мошенник. Соответственно, может оказаться, что вы сами это все придумали.

Иван Князев: Ну вот нам тут люди пишут вот по поводу банков, что банкам выгодно кибермошенничество, предлагают страхование карт дальнейшим образом, всякие такие вот услуги, поэтому банки не особо, может быть, хотят этим заниматься.

Андрей Масалович: Ха-ха. Ну нет, конечно, звериное лицо капитализма... Кстати, сотовым операторам мошеннический трафик тоже выгоден, потому что это трафик, за который кто-то платит. Другое дело, если призывать к порядку и так потихоньку правильно вводить новые и новые меры регламентации, они начинают работать и порядок все-таки приходит...

Тамара Шорникова: Да. Давайте вместе посмотрим видеоматериал, собрали еще примеры, как обманывали мошенники. Возможно, для вас что-то будет новым или расскажете, как точно на такое не попасться. Наши корреспонденты эти примеры, о которых мы сейчас говорим, собирали в разных городах, Владивосток, Бийск и Липецк. Смотрим.

ОПРОС

Иван Князев: Андрей Игоревич, ну смотрите, масса примеров, действительно, почти каждого из нас обманывали. А кто все эти люди? Потому что ну мы как-то привыкли, в народном сознании укоренилось, что это где-нибудь колония 5028 в Ивановской области, сидит обзванивает такой кол-центр «Сбербанк». Но тут получается у нас какая-то целая индустрия мошенников, кибермошенников в стране.

Андрей Масалович: Ну, это действительно индустрия, потому что, чтобы это имело смысл, нужно, чтобы постоянно работали несколько грамотных человек, которых предварительно натаскали, нужно, чтобы у них лежали достаточно большие простыни с базами, по которым они звонят, чтобы у них были сменные симки, чтобы у них была возможность сделать виртуальную АТС, то есть это действительно индустрия. Другое дело, что сейчас по многим и многим параметрам мы похожи на середину девяностых, тогда тоже было очень много, рождалось способов сравнительно честного или нечестного отъема денег, и они долго не жили, сейчас вы их даже не вспомните. То есть сейчас просто расцвет одного из таких способов.

Иван Князев: Ну просто хочется понять, это какой-то, я не знаю, уволенный айтишник из банка?

Тамара Шорникова: Сколько это стоит, вот эти все замененные симки, АТС, штат людей? Это же вряд ли рядовой какой-то мошенник бедный может себе позволить с большой дороги.

Андрей Масалович: Ну, один мошенник должен быть очень творческим, чтобы у него это получалось и стало окупаться, это скорее такая схема мошенническая организованной группы, вот. Я не знаю, что все они находятся, например, в каких-то колониях, в колониях просто очень удобные места есть, где какие-то промышленные зоны, где технически трудно найти все это хозяйство, очень легко его спрятать, если сами заключенные вступили в сговор с тюремщиками, туда очень легко провести под видом, допустим, ремонта большие мешки вроде как с цементом, но с симками и телефонами, это уже ловили, вот.

То есть это правда индустрия, с ней надо бороться индустриальными методами. Но вот то, что сейчас происходит, потихоньку, во-первых, выдавливает мошенников. Во-вторых, вы сами обратили внимание, все звонки, которые были, это были рассказы людей, которые уже с такой схемой сталкивались и уже почувствовали, что дело неладно, так что это внушает оптимизм.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Андрей Масалович, президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да. Ленинградская область, пишет телезритель: «Девушка (видимо, в звонках регулярных) ласково зовет лечить зубы и приглашает нажать кнопочку «1», а там уже, значит, другие разговоры начинаются».

Иван Князев: Ага. Ульяновская область: «Как только схожу в магазин «Пятерочка» с карты, так начинаются пугающие звонки о краже карточки». Из Ставропольского края: «Недавно в интернете обещали вернуть НДС на потраченные средства по безналу, вот теперь думаю, мошенники это или нет».

Тамара Шорникова: Так. Давайте послушаем еще один телефонный звонок.

Иван Князев: Светлана из Ульяновской области расскажет свою историю. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Ага, здравствуйте.

Да, вот я тоже попалась недавно на крючочек мошенников. Так же продавала вещь на Avito, и мне приходит SMS: «Ой, мы сейчас хотим купить вашу сумку, давайте, чтобы вы ее не продали, мы вам денежки переводим». И я вот это все знаю, меня это просто удивило, и я как вот не знаю кто беру и сама перевожу им свои данные. То есть у меня просто отключился мозг, я не понимаю, что произошло.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: И пока вот я это все щелкала, причем несколько раз, я только через несколько минут, когда услышала, как у меня уходят денежки с мобильного, тик-тик, я только вот тогда...

Иван Князев: То есть вы...

Тамара Шорникова: Светлана, а вы же им что, сообщили PIN, да, вот этот код? Как они?

Зритель: Да. Они говорят: «Перейдите, мы на Avito, нажмите, пожалуйста, свои данные». И я, видно, нажала, перешла на другой сайт, как я уже сейчас понимаю. Но в этот момент у меня не было ни капли сомнения, я думала, что я нахожусь на Avito.

Иван Князев: Вы в ступоре фактически были, да?

Зритель: Да, просто вот отключился мозг, я просто в шоке была, как я так могла, я это все знаю.

Иван Князев: Сколько потеряли?

Зритель: Ну, несколько операций проходили, я еще и еще... Ну, 8 тысяч.

Тамара Шорникова: Восемь тысяч.

Иван Князев: Ого... Да, Светлана...

Тамара Шорникова: Сочувствуем, Светлана.

Иван Князев: Сочувствуем вам. Спасибо вам за вашу историю. Ну вот интересно с психологической точки зрения, вот как Светлана рассказала, что человек чувствует в такие минуты, почему он делает все эти действия.

Тамара Шорникова: Ведь знала же, да.

Иван Князев: Да, ведь знала же. Ну, спросим у специалиста. Александр Федорович у нас на связи, психиатр. Здравствуйте, Александр Михайлович.

Александр Федорович: Здравствуйте, добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Как это работает, что человек знающий, человек, сталкивающийся с такими историями, человек, который наверняка по телевизору не раз слышал обсуждения, и все равно вот этот ступор, и уже опомнился, когда ввел все данные?

Александр Федорович: Ну, здесь механизм очень простой. Мы всегда, во все времена и при любых обстоятельствах убеждены, что все, что может произойти, может произойти с кем угодно, только не с нами. И вот этот момент такой вот специфической психологической отстраненности от ситуации, неверия, недопущения того, что это может произойти, собственно, и влияет на процесс.

Ну, если мне позвонили, да, мне позвонили, я включаю звонок, то есть объединения, то есть некой компиляции в этой ситуации не происходит. Я отвечаю на звонок, я не думаю о том, что я услышал ровно минуту назад, и психологи очень много подобных экспериментов проводили, вешали фотографию «Ищем человека», этот человек стоял рядом с фотографией, все подходили, смотрели на фотографию, читали текст, и никто не обращал внимания на этого человека.

То есть такая специфическая расслоенность внимания, она нормальна, потому что если человек будет думать исключительно об этом, ну как, например, специалист по кибербезопасности, то он тогда не сможет думать больше ни о чем другом. А поводов для размышления у человека огромное количество, и он не сосредоточен именно на этом. Хотя да, нас всех предупреждают, что нужно выключать воду, отключать электричество, быть осторожными с бытовым газом и так далее, однако все это происходит вот по этим двум причинам, что, во-первых, мы на этом не концентрируемся, вот, а во-вторых, мы считаем, что это может произойти где угодно, с кем угодно, но только не с нами.

Иван Князев: Но это страшно как-то звучит, потому что ну вроде считаешь себя разумным человеком, а когда попадешь в такую ситуацию, потом думаешь: господи, где действительно были мои мозги.

Александр Федорович: Да.

Иван Князев: Натренировать себя как-то можно, чтобы немножко обезопасить свою голову, свое сознание?

Александр Федорович: Натренировать себя можно одним-единственным способом, если у нас будет вариант альтернативы. Ну, например, если не хочу использовать вот в этой ситуации карточку, если я не хочу, чтобы мне продукты доставляли, если я не хочу, то у меня должна быть альтернатива. А если мне говорят, что мы должны избавиться от денежной массы и как-то перейти к кибероперациям, соответственно, и мошенники будут подстраиваться именно под это. Если в первом случае им нужно было вытащить кошелек из кармана, то сейчас достаточно составить программу и какой-то алгоритм, какой-то скрипт написать по взаимодействию, и все. Это нормально.

Тамара Шорникова: Александр Михайлович, то, что вы сейчас говорите, что предлагаете, – это все равно какие-то ограничения, а у нас все равно цифровой век, это все семимильными шагами двигается. Мы не сможем просто в своей пещере оставаться, чтобы сохранить свою наличность. Но, возможно, есть какие-то приемы, как, например, при разговоре с незнакомцами вернуть себя в нормальное, думающее состояние.

Александр Федорович: Да.

Тамара Шорникова: Вот, условно, мы уже поняли, что ты по телефону впал в какой-то транс, какое-то случилось общение, ущипнуть себя, ну глупо, да...

Иван Князев: Паузу сделать какую-то, выдохнуть чуть-чуть, через 5 минут вернуться к этому?

Тамара Шорникова: Посмотреть на какую-то фотографию? Что сделать?

Иван Князев: Да.

Александр Федорович: Можно поступить очень просто. Вот вы себе представляете банковскую карту? На ней очень много различных картинок, логотипов, всего остального, очень это красочно, геральдика банка и так далее. Вот если на этой самой карточке сделать вот такую маленькую надпись «Никому не говорите, не отвечайте на звонки, сотрудник банка не будет задавать эти вопросы», все.

Тамара Шорникова: Ну кстати.

Александр Федорович: Этого будет вполне достаточно. Человек берет карточку, с которой он должен зачитать этот номер, а там написано: «Не говори об этом», – и все.

Тамара Шорникова: Да, кстати, это неплохой пример.

И, может быть, подскажете еще, какими словами выдают себя мошенники? Может быть... Знаете, есть же у продажников такие распространенные фразы, из серии «Да, но нет»...

Иван Князев: Волнуется он, может быть, еще что-то?

Тамара Шорникова: По каким таким маркерам словесным, вербальным можно определить, что, кажется, меня хотят обмануть?

Александр Федорович: Ну, четко их сформулировать не представляется возможным, потому что мошенники действуют гибко, и для кого-то нужно говорить очень мягким голосом, а для кого-то нужно переключать, «Я вас сейчас соединяю со службой безопасности», а для кого-то, наоборот, надо построже: «Ну-ка скажите сейчас же, пожалуйста, мы этот вопрос решим». Здесь довольно сложно.

Но я бы говорил о чем? О том, что большинство людей, которые становятся жертвами мошенников, – это люди пожилые, и, наверное, именно по отношению к ним и нужно проявить максимальное количество какого-то внимания, например, от близких людей, вот. И нужно обязать это отдельно фиксировать если не на карточку, то по крайней мере где-то на стене написать вот такой вот плакат и перевешивать его время от времени, иначе зрение замылится.

Тамара Шорникова: Примелькается.

Александр Федорович: В любом случае жестких рекомендаций, к сожалению, нет.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое. Александр Федорович, психиатр, был с нами на связи. Я вот когда подтупливаю (а это часто бывает), я просто паузу беру, чтобы немножко мысли в нужное русло направить.

Тамара Шорникова: Выдохнуть, да?

Как справляется Галина со стрессовыми ситуациями, давай узнаем. Московская область на связи, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот один раз сама продиктовала номер карточки. Продаю пуховик на, как вот сказали, Avito, только я на «Юле», и тут же звонят с «Юлы», именно высветилась «Юла»: «Мы покупаем ваш пуховик, давайте деньги перечислим, а попозже наш курьер подъедет». Я тоже обрадовалась, продиктовала счет. «Сейчас мы вам перезвоним». Тут же перезванивают, это, ну код спросили, я сказала. И тут же мне SMS пришла, 8 500 сняли.

Но знаете, странно, я тут же пошла в банк, заблокировала, пошла в банк «Почта Банк». Мне дали выписку, там указан номер счета, фамилия, имя, отчество, банк какой. Ходила в полицию, там даже заявление не приняли. Ходила в прокуратуру, только тогда приняли заявление. Но уже 2 месяца... Восемь пятьсот. Почему заявление не принимают? Может, для кого-то это небольшие деньги, у меня пенсия 9,5 тысяч. Сама, сама отдала.

Иван Князев: Да, Галина, мы сейчас поинтересуемся, потому что вот таких вот историй нам очень много написали наши телезрители. Вот из Белгородской, в частности, области: «У сына мошенники сняли с карты пенсию 11 тысяч. Точно так же обратился в полицию, допросили как свидетеля, на этом как бы все и закончилось, воз и ныне там». Много таких SMS, когда люди пытались что-то куда-то обращаться, но реакции не было.

Тамара Шорникова: Игорь Трунов, президент Союза адвокатов России, сейчас, возможно, подскажет, как действовать в таких ситуациях, надеемся на это. Игорь Леонидович?

Иван Князев: Да, здравствуйте, Игорь Леонидович. Ну действительно, в рамках правового поля мы можем как-то себя обезопасить, обратившись в полицию или еще куда-нибудь? Или бессмысленно?

Игорь Трунов: Ну, естественно, что в год возбуждается около 50 тысяч уголовных дел, это мошенничество в основной своей массе. И абсолютно верно вы говорите то, что латентность, то есть те преступления, которые не регистрируются, те преступления, о которых не сообщается, огромное количество, то есть мы даже не знаем, насколько велик этот айсберг. ВЦИОМ говорит, что в среднем в год в прошлом году похитили 150 миллиардов рублей, а зарегистрировано только 50 тысяч преступлений. Поэтому основная масса граждан ввиду того, что здесь мошенники на это ставят, понимаете, то есть когда сумма небольшая, ну гражданин сто раз подумает, пойти ли в полицию или не пойти в полицию.

И полиция не подкидывается почему? Потому что у нас определение подследственности тяжело, то есть по месту того, где находится гражданин, у которого деньги изъяли, или по месту того, откуда звонил преступник, а это, как правило, или из мест лишения свободы, или из других регионов, или по месту зачисления этих средств. Поэтому тут как бы еще юридических проблем целый ворох. Но в момент пандемии вот такого рода преступления подскочили в 3 раза, поэтому понятно, мы все ушли в онлайн и появился огромный спектр новых преступлений. И сейчас изобретаются все новые вот эти фейковые сайты, которые делаются по аналогии с известными сайтами, и так далее, и так далее, то есть это такая модифицирующаяся система, которая постоянно изменяется.

Но выход на сегодняшний день, конечно, один – это апеллировать в полицию, и, как правило, это не одиночные преступления, как правило, это организованные группы, как правило, это преступные сообщества, как правило, они встроены в криминальную жизнь, их крышуют, там за ними воры в законе стоят, и, конечно, наши надежды на объективную, честную и продуктивную работу правоохранительной системы, которая на сегодня, к огромному сожалению, не очень занимается мелкими преступлениями, понимаете. Вот убийство – да, особенно серийные удобства, терроризм, еще что-то, а вот такие мелкие хищения, 10 тысяч, 20 тысяч, никто в милиции не подкидывается.

Тамара Шорникова: Ну, 10–20 тысяч, для кого-то это месяц жизни на эти деньги, 2 месяца и больше даже.

Скажите, Игорь Леонидович, результат-то вообще бывает от таких заявлений? Ну хотя бы, не знаю, 1 на 10, 1 на 100? И какой это результат? Человеку возвращают деньги или что?

Игорь Трунов: Вот здесь тоже проблема, понимаете. То есть гражданский иск в уголовном процессе – это отдельная история. Да, допустим, выявили по вашему заявлению банду, которая похищала деньги: их должны осудить, вы должны дождаться приговора или заявить иск в рамках суда о возмещении вам вреда, то есть тех денег, которые у вас похитили. И потом, когда его осудят, он будет направлен в колонию отбывать срок, а это 159-я, до 10 лет лишения свободы, с первого раза где-то 5–6 лет. И вот оттуда, с колонии, если он будет работать, то он там в определенной очереди, потому что в первую очередь взыскивает государство долги...

Тамара Шорникова: В общем, Игорь Леонидович, да, простите, что перебиваю, но...

Иван Князев: ...денег не дождешься.

Тамара Шорникова: Учитывая, какое количество «если» прозвучало, ну то есть просто забыть об этом? Нет действительно смысла идти в полицию?

Игорь Трунов: Я поэтому и говорю, что высока латентная преступность. Почему? Потому что основная масса граждан прежде всего винят сами себя, ну вот я там, зачем я это сделал, не надо было мне этого делать. А второй аргумент – это то, что, понимаете, идти в полицию, там допрашивать, заявление писать, здесь подожди, там постой, завтра тебя вызовут, послезавтра, а у тебя какие-то дела, понимаете? Канительная это история, а украли не так много. На это расчет мошенников и идет, при том что в системе, в организованной группе огромные деньги похищаются.

Иван Князев: Игорь Леонидович, а что с этим тогда делать? Как с этим вообще бороться как с явлением? Нам пишут из Приморского края, что нужно давать большие сроки все-таки за эти преступления вот в качестве предложения, потому что мошенники до такой степени обнаглели, что они под видом сотрудников полиции уже звонят и что-то там говорят, что «на вас что-то возбуждено, оплатите». То есть они уже вообще ничего не стыдятся.

Тамара Шорникова: Да, условно если хотя бы одну банку раскрыли, то столько им дать, чтобы другим неповадно было.

Игорь Трунов: Ну, вы знаете, в Государственной Думе был вопрос по этому поводу, мошенничество телефонное из мест лишения свободы. То есть уже посадили, уже в тюрьме, но продолжают заниматься противоправной деятельностью. И в Государственной Думе обсуждают почему? – потому что это настолько массово.

Поэтому вот эта женщина, которая позвонила, она, в общем, молодец: она подала заявление, ну, как обычно, полиция не отреагировала, пошла в прокуратуру, и никуда никто не делся. Поэтому, может быть, придется все-таки двухходовку, полиция и прокуратура. Но то, что при определенной степени настойчивости эта система работает, – это однозначно, 50 тысяч преступлений в год раскрывается, доходит до суда, и до 10 лет лишения свободы. Но понимаете, вы говорите, может быть, больше срок – куда уж больше, 10 лет, половина жизни сознательной.

Иван Князев: Ну 20 дать, может, отвадит у кого-то охоту обманывать других людей.

Игорь Трунов: Ну вот он тогда с колонии и начинает звонить, понимаете.

Тамара Шорникова: Мстит.

Игорь Трунов: Ему же надо все-таки шанс дать, чтобы он исправился, чтобы он захотел жить нормальной жизнью, а 20 – это как бы уже отрезанный ломоть, он оттуда уже начинает делать то же самое.

Тамара Шорникова: Хорошо. А вы говорите, еще тоже сумма, 10–20 тысяч, «полиция не подкидывается», цитирую вас. Но у нас много случаев, когда у пенсионеров и 300 крадут, и полмиллиона, тогда «подкидывается» полиция или нет?

Игорь Трунов: Ну, ведь квалификация зависит от тяжести, тяжесть зависит от суммы, поэтому это, конечно, уже более тяжкая часть статьи 159-й. И чем более тяжкое преступление, тем быстрее реагирует правоохранительная система.

Тамара Шорникова: Больше мотивации, да.

Игорь Трунов: А она реагирует на особо тяжкие очень хорошо, понимаете. Поэтому, когда крупные суммы, тогда отказов, как правило, не бывает, потому что это уже серьезное преступление.

Иван Князев: Меньше, да.

Спасибо. Игорь Трунов, президент Союза адвокатов России. Говорили мы о кибермошенничестве. Уважаемые друзья, будьте бдительны, все-таки, наверное, в первую очередь многое от нас зависит.

Тамара Шорникова: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Есть ли универсальный способ защиты? И какие новые уловки придумывают кибер-воры?