Телефонные мошенники: что нужно знать, чтобы не потерять деньги

Телефонные мошенники: что нужно знать, чтобы не потерять деньги | Программы | ОТР

мошенники, звонки, банки, деньги, кража

2020-08-13T19:38:00+03:00
Телефонные мошенники: что нужно знать, чтобы не потерять деньги
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Марат Аманлиев
адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита»
Анатолий Аксаков
глава комитета Госдумы РФ по финансовому рынку

Ольга Арсланова: Ну а сейчас – к нашим главным темам.

Телефонные мошенники зарабатывают все больше. Сегодня лжесотрудник банка обманул москвичку почти на 4 миллиона рублей. Он попросил предоставить ему реквизиты банковских счетов, чтобы якобы сохранить деньги клиентки, но в итоге деньги со счетов увели. Вот такие истории случаются ежедневно в нашей стране.

Петр Кузнецов: Все как всегда, ничего нового. Один из способов борьбы все-таки с такими мошенниками – это блокировка их телефонных номеров. Закон об этом может быть принят уже к середине следующего года. Об этом сообщил председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Он отметил, что законопроект подготовлен, но требует пока еще множества согласований.

Ольга Арсланова: Все подробности у Анатолия Аксакова планируем узнать уже в ближайшие минуты.

Напомню, что о необходимости законопроекта заговорили после того, как в конце 2018 года клиенты «Сбербанка» массово стали жертвами мошенников, которые звонили как раз с номеров самого банка. Но пока что законопроекта нет, есть лишь рекомендации Роскачества. По данным экспертов, мошеннические звонки можно заблокировать самостоятельно посредством настроек телефона, с помощью аппаратов сотовой связи и специальных программ.

Давайте поговорим о том, как бороться с мошенниками и как уберечь себя, в нашем эфире. Если вам звонили мошенники – позвоните нам в прямой эфир, расскажите и поучаствуйте в опросе. Были ли вы когда-нибудь жертвой этих мошенников?

Петр Кузнецов: Расскажите, как вы с ними боретесь. Какие у вас есть способы? Может быть, они помогут другим.

Анатолий Аксаков как раз, депутат Госдумы, с нами сейчас на связи. Анатолий Геннадьевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Анатолий Аксаков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, подробности законодательной инициативы, которая сейчас рассматривается, для борьбы с мошенниками.

Анатолий Аксаков: Сейчас предлагается законодательно прописать систему верификации номеров телефонов, с которых идут звонки. Это должно быть взаимодействие телекоммуникационных компаний с банками. Ну и сами банки, вернее, сами компании должны между собой взаимодействовать по поводу верификации оператора, от которого идет звонок. Потому что зачастую злоумышленники подставляют номер какого-то оператора – ну, условно, 495 или другой номер. И дальше уже подставляют какие-то иные номера. То есть подставляют номера. И вот для этого предлагается, чтобы операторы верифицировали реальность соответствующего номера, принадлежащего тому или иному оператору, либо подставу.

Ольга Арсланова: Анатолий Геннадьевич, правильно ли мы вас понимаем, что речь идет о дополнительной нагрузке на сотовых операторов, которые должны будут проверять, настоящий этот номер или подставной?

Анатолий Аксаков: Ну, естественно, это дополнительная нагрузка. Поэтому нам необходимо в ходе консультаций определиться, кто будет нести эту нагрузку и каким образом она будет распределяться.

Ольга Арсланова: Анатолий Геннадьевич, ни для кого не секрет, что многие такие мошенники названивают россиянам из мест не столь отдаленных. Это старая история. Говорили даже о том, что нужно поставить какие-то глушилки для сотовой связи. ФСИН разрабатывала какие-то инициативы. Тем не менее по-прежнему мошенники на зоне остаются почему-то неподконтрольными. Что депутаты будут для этого делать?

Анатолий Аксаков: Для этого как раз этот законопроект и предназначен. То есть он предусматривает верификацию того, откуда идет звонок, и, соответственно, блокировку этого звонка, если на самом деле звонок идет не от реального оператора, а из-за границы, например.

Ольга Арсланова: А известно ли вам о каких-то случаях, когда работники ФСИН были также вовлечены в такие схемы и, в общем, понимали, что заключенные этими вещами занимаются?

Анатолий Аксаков: Я думаю, вряд ли. Я, честно говоря, не слышал.

Ольга Арсланова: Еще один вопрос…

Анатолий Аксаков: Я допускаю случаи, что внутри банка могут быть какие-то злоумышленники. Такое возможно.

Ольга Арсланова: Да, как раз об этом хотелось бы поговорить. По вашим данным, откуда у злоумышленников данные клиентов, такая широкая клиентская база?

Анатолий Аксаков: Да часто звонят, скажем так, по какому-то спектру телефонов. Я сам получал звонки сомнительные на свой телефон от имени какого-то банка. Я, кстати, не являлся клиентом этого банка. Сразу же сообщил в кредитную организацию. Они подтвердили, что по этому банку работают злоумышленники. В принципе, номера телефонов могут по вееру выбираться. Это зависит уже от людей.

Кстати, этот законопроект действительно поможет бороться с нелегальными звонками, скажем так. Но при этом главное – это все-таки внимательное отношение к таким звонкам. На самом деле из банков ну очень редко… Я не помню даже, чтобы мне звонили и говорили, что у меня какие-то проблемы и так далее, именно реально. Реальных таких звонков из банков и не было.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, раз вы о банках заговорили, а ответственность самого банка в этом законопроекте собираются как-то прописывать отдельно?

Анатолий Аксаков: А при чем здесь банки-то? Они должны взаимодействовать с операторами. Там возможно просто распределение нагрузки между банками и операторами в таких ситуациях. А так же, в принципе, они ничего не нарушают. Какая может быть ответственность?

Петр Кузнецов: Вот нам пишет телезритель из Москвы, например: «Много мошенников дружат с банками», – утверждает наш телезритель.

Анатолий Аксаков: А, ну если дружат, то – да. Если сотрудники банка нарушают законодательство, если они помогают получать персональные данные клиента, например, если они не соблюдают нормы, связанные с обеспечением безопасности персональных данных, то, естественно, они уже по закону несут ответственность, должны нести ответственность.

Ольга Арсланова: Спасибо за то, что разъяснили.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Анатолий Аксаков: Да, пожалуйста. Всего доброго!

Петр Кузнецов: До свидания.

Ольга Арсланова: Депутат Госдумы Анатолий Аксаков – об инициативе парламентариев. Скорее всего, законопроект о блокировке телефонных номеров мошенников может быть принять к середине следующего года.

Петр Кузнецов: Пишет нам телезритель из Владимирской области: «На моем смартфоне установлена программа блокировки звонков и сообщений с незнакомых номеров, не включенных в список контактов моего устройства. Живу спокойно». Москва пишет: «Звонят ежедневно по 5–7 раз. Заблокировала уже более сотни номеров за это время». Интересует телезритель из Белгородской области: «А если заблокируют телефон по ошибке, потом куда обращаться? В Госдуму?» И еще одно сообщение, на этот раз из Воронежской области: «Мне постоянно звонят с московских номеров. Видимо, мошенники, – пишет Воронежская область. – Стараюсь просто не отвечать на незнакомые номера и заношу их в черный список». У каждого свой законопроект.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей. У нас есть Оксана из Москвы на связи. Добрый вечер, Оксана. Звонили ли вам?

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Петр Кузнецов: Ну, Москва чаще сталкивается с этим.

Ольга Арсланова: Наверняка звонили, потому что, по последним данным, каждый третий в России сталкивался хотя бы раз с такими звонками. В общем, вероятность велика.

Петр Кузнецов: Ну, одно дело – столкнуться. А вот дальше как себя вести? Правда, Оксана?

Ольга Арсланова: Слушаем.

Петр Кузнецов: У вас есть свои методы? Или вы, к сожалению, попались когда-то?

Зритель: Нет, к сожалению… вернее, к счастью, я не попалась. Со мной подобная ситуация произошла дважды.

Первый раз мне позвонили из «Сбербанка», сказали, что в определенном отделении у меня открыт счет, когда открыт, прямо четко мне сказали. Девушка тараторила без умолку! И сказала мне о том, что какая-то подозрительная операция будет совершена при помощи моего расчетного счета. На что я ей сказала, уже будучи наслышанной об этих многочисленных историях, что я сейчас свяжусь с отделом безопасности «Сбербанка» и уточню.

Ольга Арсланова: И проверите.

Петр Кузнецов: Отлично!

Зритель: Моментально бросили трубочку.

Петр Кузнецов: Вот и все.

Зритель: Через месяц позвонили из «ВТБ». То же самое – какая-то транзакция из города Владивостока. «Вы совершали перевод? Не совершали?» Тут я уже была подкована, сказала: «Ребята, я сейчас с полицию позвоню».

Петр Кузнецов: Оксана, я знаю, что еще можно отвечать просто: «Да, я совершала». И они тоже молчат, молчат – и бросают трубку. Вот еще такой способ есть.

Ольга Арсланова: Вопрос в другом. Оксана, вот вы говорите, что вы были подкованы. А вы откуда вообще узнали о том, как надо реагировать, и о том, что это мошенники, скорее всего? Просто многие люди попадаются. Такое ощущение, что не очень информируют сами банки о таких подставах.

Зритель: В прошлом году, когда было массовое явление со «Сбербанком», когда звонили со стационарных номеров «Сбербанка», я помню, что на каждом канале буквально несколько дней подряд выступал представитель «Сбербанка» и говорил о том, что никто не может вам позвонить, представиться сотрудником службы безопасности и попросить назвать вас все реквизиты счета и карты. То есть это однозначно мошенники.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: Ну и коллеги, соответственно, тоже, которым крайне регулярно звонят. Ну, мы работаем в IT-сфере, поэтому нас очень сложно ввести в заблуждение.

Петр Кузнецов: Но тут еще какой момент? Тут еще важно, в каком состоянии, в каком положении вас застал этот звонок. Понимаете?

Зритель: Да. Звонили утром.

Петр Кузнецов: Если где-то на ходу, какое-то расшатанное состояние, то можно и поверить, можно дополнительно запаниковать.

Зритель: Да, соглашусь с вами.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Это Оксана из Москвы.

Еще успеем послушать до нашего эксперта Краснодарский край, оттуда Елена на линии. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Вот сейчас слушала Оксану. Один в один, вот такая же ситуация произошла. Как вы сказали, может быть, какая-то ситуация была… Да, мне тоже позвонили. Я только заходила в дверь, лифт не работает, с пакетами, как обычно. И тут звонок…

Петр Кузнецов: Во-во-во!

Зритель: «Елена, с вашего…» А почему я повелась? А я повелась. Хорошо, что в тот момент пришел сынок. У меня «Сбербанк Онлайн» и на планшете, и на телефоне, на двух носителях. Пытались что-то где-то сделать, когда мне позвонили. Я быстренько села за планшет. «Скачайте вот такую программу, сделайте вот так и вот так». И я начала качать ее.

И тут приходит сын. Он говорит: «Лена, что ты делаешь?» Я говорю: «Наверное, где-то взломали». Я ему показываю. А там по-английски написано. Ну а я – здравствуй, дерево. Я воспитана в 80-х годах, поэтому… Он говорит: «Так это ты скачиваешь программу удаленного доступа». И мы резко все прекратили скачивать, все общение. Мошенник, который звонил, так проводил по телефону! Он рассказывал, куда нажать, что сделать.

Петр Кузнецов: Лучше бы сумки помог донести, да?

Зритель: Ну да. И самое интересное… Потом я уже выдохнула, поняла всю ситуацию. Мне сын объяснил, разжевал. Думаю: слава богу, что… Вот так получилось, не довела операцию до конца.

На следующий день опять же звонят. И всегда почему-то московские номера – 495. На следующий день опять же звонят, и слышно: «Елена, здравствуйте!» – так быстро. И слышно, что голоса сбоку, еще кому-то названивают.

Петр Кузнецов: Ну, рядом оператор сидит.

Ольга Арсланова: Целая фабрика мошенническая. Это так.

Зритель: Да-да-да, не один. Я тут же быстренько собралась, пошла в полицию, написала заявление, показала все свои звонки. Ну, полиция что? Полиция сказала: «Извините, сорри». Потом прислали мне письмо со временем, что…

Петр Кузнецов: Единственный вопрос: а вы продолжаете брать незнакомые номера? Вот вы видите, что московские. Зачем вы берете-то? Просто видите незнакомый номер…

Зритель: Нет, московский номер я беру. Я учусь в московском институте, поэтому… Мало ли, могут позвонить. А так вообще такие номера… Я живу в Новороссийске. Звонят: «Здравствуйте. Только для жителей Краснодара…» Нет, уже все.

Ольга Арсланова: Спасибо, спасибо. Желаем вам, чтобы больше вам не звонили такие люди

Петр Кузнецов: Спасибо. Краснодарский край был на связи.

А вот из Ленинградской области метод: «Говорю им: «Подождите, я включу запись». И сразу же бросают трубку». Видимо, не на одном попробовал свой метод наш телезритель из Ленинградской области, и он работает.

Ольга Арсланова: А мы приветствуем в нашем эфире Марата Аманлиева, адвоката, президента общественной организации «Коллективная защита». Здравствуйте, Марат.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Марат. Вот интересно, что…

Ольга Арсланова: Сейчас связываемся.

Петр Кузнецов: Я не знаю, Марату или нет. В общем, сейчас телезритель из Удмуртии интересуется: «А можно ли мошенников посылать на три буквы? Не привлекут ли?» Не знаю.

Ольга Арсланова: Мошенников?

Петр Кузнецов: Мошенников. Удмуртия еще думает, как себя вести с ними, как им ответить.

Ольга Арсланова: «Трубку не беру»…

Петр Кузнецов: Кстати, как будто бы Михаил (подписался – пенсионер) из Краснодарского края отвечает телезрителю из Удмуртии: «Мне звонили мошенники – я их послал. Больше не звонят».

Ольга Арсланова: «Трубку не беру», – пишут нам…

Петр Кузнецов: Так что, в принципе, судя по всему, Михаила не привлекли. И это решило сразу две проблемы.

Ольга Арсланова: Так, третья попытка прочитать SMS.

Петр Кузнецов: Первая – не привлекли. А вторая – отстали, больше не звонят.

Ольга Арсланова: Итак. «Трубку не беру с незнакомых номеров, – пишет Москва. – Потом просто «пробиваю» в Интернете номер, кто звонил. Очень правильно вы задали вопрос: откуда попадает база телефонов? Значит, кто-то их сливает». И если бы эта история не была прибыльной, этих звонков бы не было. Очевидно, что удается все-таки достаточно заработать, если все это продолжается

Давайте поговорим все-таки сейчас с Маратом Аманлиевым, адвокатом, президентом общественной организации «Коллективная защита». Здравствуйте, Марат.

Марат Аманлиев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: А как вам кажется, достаточно ли сейчас законодатели, сами банки, откуда часто вытекают данные, и прочие организации защищают нас всех от таких мошенников? Или тут каждый сам за себя?

Марат Аманлиев: Ну как вам сказать? Если персональные данные утекают из банков, то, судя по всему, недостаточно защищают эти персональные данные. Потому что есть случаи, когда сотрудники намеренно копируют персональные данные, а потом их продают. А есть случаи, когда программное обеспечение взламывают злоумышленники и, соответственно, воруют, а потом продают в Даркнете где-то эти персональные данные. Ну, если они где-то пропадают, если они откуда-то утекают – значит, недостаточно надежно хранятся.

Петр Кузнецов: Ну а что, не научились такое внутри самого банка контролировать?

Марат Аманлиев: Я думаю, так или иначе, в любом случае технический персонал старается пресекать такие попытки взлома и кражу персональных данных. Но, в общем, от хакеров никуда не денешься. Как бы ты ни придумывал систему защиты, всегда найдется тот, кто эту систему вскроет. Это такая динамическая история, когда приходится работать на опережение. Судя по всему, банки пока не успевают.

Петр Кузнецов: Чего уж говорить о законопроекте о блокировке номеров. Все-таки я не совсем понимаю, как это поможет. Во-первых, разве что-то новое в этом законопроекте? И разве эту блокировку не смогут мошенники спокойно обойти?

Марат Аманлиев: В целом, конечно, надо отметить, что порыв-то благородный. Но насколько он реально поможет блокировать работу… ну не то что работу, а блокировать такие злодеяния мошенников? Скорее всего – нет. Потому что это не работа на опережение, а это такое подбивание хвостов.

То есть выяснили, что это за номер – ну и заблокировали его. Наверное, с этого номера больше не позвонят. Но операторы сотовой связи постоянно генерируют новые номера, и купить SIM-карту не составляет никакого труда абсолютно. То есть это работа постфактум, не наперед, а просто блокировать, чтобы больше с него не звонили. Ну а новую SIM-карту купить – проблем никаких нет, я думаю.

Поэтому не могу сказать, что это окажет какой-то невероятный эффект и прямо снизит разительно количество таких мошенничеств.

Ольга Арсланова: Скажите, а есть ли у пострадавшего хоть какой-то шанс вернуть свои деньги или хотя бы наказать мошенника? По крайней мере, знают номер телефона, можно обратиться в полицию. Вот такие дела вообще имеют хоть какую-то перспективу, по вашему опыту?

Марат Аманлиев: Ну, девять из десяти – скорее всего, перспективы никакой нет. Максимум, чего можно ожидать, – это, наверное, возбуждение уголовного дела. Наверное, сотрудники полиции в рамках расследования уголовного дела установят, на кого зарегистрирован этот номер (если он на кого-то зарегистрирован), вызовут его на допрос или дачу объяснений. Ну и все. Он скажет: «Я никому не звонил, номер не мой. Ничего не подписывал, договор не заключал». А скорее всего, тот, на кого зарегистрирована симка, этот человек даже не подозревает, что на него зарегистрирован номер. Ну, примерно на этом и закончится вся история взыскания этих денег и возврата.

Максимум – можно, наверное, еще потом отследить, куда ушли эти деньги. Ну а дальше… Мошенники не такие дураки, чтобы на свою банковскую карту переводить денежные средства, которые они только что похитили.

Петр Кузнецов: Это к вопросу, который сейчас поступил из Ленинградской области от телезрителя: «А где посадки за фишинг и прочее?» Ну совершенно резонный вопрос, если столько мошенничеств. Кибератаки, фишинговые атаки, всякие черные рынки. Там миллиарды рублей в общей сложности в прошлом году только похитили. А где посадки и неотвратимость наказания?

Марат Аманлиев: В сфере киберпреступлений посадки и неотвратимость достаточно сложно осуществимы. Поэтому я считаю: чтобы заставить банки каким-то образом работать на опережение, необходимо вводить ответственность для банков, в случае если кто-либо завладеет персональными данными и на основании этих персональных данных потом похитит денежные средства.

Потому что здесь банк в любом случае виноват. Если банк не смог обеспечить сохранность персональных данных и на основании этих данных, которые утекли из банка, похитили деньги, то банк здесь виноват. Ну, у него здесь вина по неосторожности, если не смогли обеспечить сохранность персональных данных. Либо, если сотрудник банка целенаправленно скопировал персональные данные и кому-либо их предоставил, то банк все равно отвечает.

То есть все данные находятся в банке. И если они утекли из банка – значит, банк виноват в той или иной степени. И за это нужно вводить ответственность. И за такие случаи необходимо предусмотреть гражданско-правовую ответственность, чтобы человек смог взыскать денежные средства с банка, а банк уже потом разбирался. И поверьте, когда банки заставят отвечать рублем за похищенные денежные средства, то они, в общем-то, очень интенсивно займутся вопросом обеспечения безопасности персональных данных своих клиентов.

Петр Кузнецов: Марат, предлагаем послушать вместе Ярославль, оттуда Александр, наш телезритель. У него, судя по всему, вопрос.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Добрый.

Зритель: Я звоню по такому вопросу. Мне постоянно с 1-го по 5-е (дни перечисления пенсии) звонят, я так понял, мошенники. Юлия, она говорит так…

Петр Кузнецов: Простите. Один и тот же человек – Юлия, да?

Зритель: Да, Юлией представляется: «Ждите, с вами будут разговаривать». Потом берет молодой человек трубку, Плотников, представляется сотрудником банка, «Сбербанка», говорит: «С вашего счета большая сумма ошибочно переведена. Мы хотим вам вернуть ее». И так неоднократно звонят.

Ольга Арсланова: И что спрашивают?

Петр Кузнецов: Что нужно?

Ольга Арсланова: Для того чтобы эту сумму вернуть, вы должны им, наверное, какие-то данные предоставить, да?

Зритель: Ну да, пытались. Я уже их узнаю по голосам.

Петр Кузнецов: Ничего себе!

Зритель: «Юлия, позови Плотникова». Потом отключаются. На следующий месяц также звонят: «Мы сотрудники «Сбербанка», предлагаем вам 9 миллионов под выгодный процент». Я говорю: «Ты позови Плотникова». Она сразу – раз! – и отключается.

Ольга Арсланова: То есть вы развлекаетесь вместо того, чтобы заблокировать просто к чертям собачьим.

Зритель: Я взят кредит потребительский на забор… Алло-алло.

Петр Кузнецов: Да, слушаем. «Это Юлия». «Это Плотников». «Мы слушаем вас».

Зритель: «Это Плотников?» Короче, они сразу бросили трубку.

Ольга Арсланова: Спасибо. Понятна история, в общем.

Петр Кузнецов: Троллинг на троллинг. Троллинг на фишинг.

Ольга Арсланова: Марат, примерно так обычно это и происходит, да? Примерно по одной и той же схеме: сотрудники банка пытаются втереться в доверие.

Марат Аманлиев: Конечно.

Петр Кузнецов: То есть тут получается, что, по сути, никак и не связаны все эти новые виды с новыми технологиями и возможностями, да? Это вся та же социальная инженерия: напугать, запутать формулировками, выудить словесно нужные данные. И все?

Марат Аманлиев: Да. Ну, они стараются войти в доверие. Есть люди, которые моментально скидывают просто телефон и говорят: «Я понял, спасибо». А есть те, кто вступают в этот диалог. Я не понимаю, зачем люди вообще общаются в принципе с этими людьми. Ну, входят с ними в диалог и в какой-то момент начинают делиться данными о своем банковском счете, о словах контрольных. Ну, к сожалению, так происходит.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, что действительно могло бы помочь в борьбе с такими мошенниками?

Марат Аманлиев: Я думаю, изначально нужно заняться как раз продажей этих SIM-карт, откуда звонят мошенники. Потому что если ввести жесткую персонализацию и идентификацию тех, кто покупает номера, тех, на кого оформляются эти номера, то я думаю, что это бы существенно затруднило такие мошеннические действия, начиная с телефонных звонков. Но другое дело, что есть IP-телефония, можно звонить через интернет.

Поэтому не могу сказать, какой именно способ может значительно сократить такой вид мошенничества. Я думаю, проще всего начать с человека, потому что каждый человек должен понимать, что банк никогда не позвонит вам лично и не попросит у вас контрольные слова, чтобы что-нибудь сделать.

Как только вам звонит банк, даже если вы вдруг запаниковали и думаете, что сейчас что-то может пойти не так, у вас украдут деньги… Ну, одна минута ничего не решает. Можно просто сбросить телефон и просто набрать свой банк, но уже по номеру телефона, который есть в Интернете или у вас в мобильном банке, туда зайти и позвонить. И там уже можно уточнить, происходит ли что-то с вашим счетом или не происходит.

Я думаю, это самый действенный способ, самый простой, как можно предотвратить такие преступления. Потому что в момент, когда звонят человеку, вот сейчас совершается преступление. И только человек может его предотвратить сам, и очень легко.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: И никакой законопроект. Да, спасибо. Марат Аманлиев, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита».

Мы все эти полчаса спрашивали: звонили ли вам мошенники? «Да» – ответили 85%, «нет» – 5%. Так мы выяснили, что у 5% нет мобильных телефонов. Хочется пошутить, но на самом деле с чего-то же они голосовали.

Вот такая печальная пока картина на сегодняшний день. Боремся как можем. А получается, что борется каждый сам за себя. Впрочем, как и во многих сферах нашей жизни.

Оставайтесь с нами. Совсем скоро продолжим. Впереди «Несерьезные новости», а потом будем говорить о том, какой у нас богатый лес – в буквальном смысле.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)