ТЕМА ДНЯ: Будем тратить – будет рост

ТЕМА ДНЯ: Будем тратить – будет рост | Программы | ОТР

Есть ли у граждан деньги, чтобы больше покупать? И как может помочь вакцинация страны?

2021-01-18T12:45:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Будем тратить – будет рост
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ
Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета
Владимир Карачаровский
кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики ВШЭ

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. Тамара Шорникова вместе с вами...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. Переходим к главной «Теме дня», хотим сегодня поговорить и с вами, и с нашими экспертами об экономике в наступившем году – и нашей с вами личной, и государственной. Что касается первой, эксперты говорят, что цены на некоторые продукты вновь подскочат после окончания их государственного сдерживания, а это тот же сахар, и масло, и другие продукты. Если говорить о макроэкономике, хочется понять, какая будет инфляция, что будет с курсом валют и энергоресурсами.

Иван Князев: Ну, давайте посмотрим, какие экономические прогнозы на этот год дает кабинет министров и независимые аналитики. Первое: курс доллара упадет ниже 70 рублей, ВВП России увеличится на 3,3%, однако бюджетный баланс не восстановится как минимум до следующего года. Второе: безработица в 2021 году останется на уровне около 6%, даже чуть ниже. Бюджет будет дефицитным.

Тамара Шорникова: Еще два важных момента, которые могут повлиять на темпы выхода из кризиса. По мнению экспертов, это восстановление экономической активности населения, это о том, будем ли мы с вами активно тратить наши деньги, если они будут...

Иван Князев: Если они есть, конечно, у нас.

Тамара Шорникова: Да. И, как бы это ни звучало, желание людей вакцинироваться тоже важный фактор. В общем, какая экономика будет в России в наступившем году, будем обсуждать прямо сейчас с нашими экспертами.

Иван Князев: Вы тоже, друзья, да, присоединяйтесь к этому разговору, пишите, звоните нам, какие прогнозы у вас, ну я не знаю, в вашей личной экономике, в вашем личном домохозяйстве на этот год.

Тамара Шорникова: Расскажите нам об экономике своей семьи, да, что с ней сейчас и какие прогнозы строите. Приглашаем экспертов.

Иван Князев: Владимир Карачаровский выходит на прямую связь со студией, кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Владимир Карачаровский: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Владимир Владимирович, знаете, что хочется спросить? Всегда нравится, как эксперты подбирают слова, термины для описания конкретной жизненной ситуации или государственной. Мы в свое время то искали дно, то отталкивались от него; вот сейчас, я просто даже процитирую, «экономика из обвального состояния первой половины 2020 года перешла в ситуацию неглубокой заморозки», вот так.

Иван Князев: Интересная формулировка.

Тамара Шорникова: Да, то есть... При этом наши зрители гораздо свободнее, естественно, в выражениях, не стесняются и пишут, что у многих в их личных финансовых делах вполне глубокая..., и дальше непечатно. Вы бы как ситуацию нынешнюю описали? Это что сейчас у нас?

Иван Князев: И будущую.

Владимир Карачаровский: Отлично, спасибо за вопрос. Вопрос очень интересный. Я всегда говорю, что можно... Здесь есть два взгляда. Когда мы говорим о том, что нас ждет в следующем году, в следующие 2–3 года в России, то есть два основных подхода, две точки зрения, два взгляда на экономику.

Один взгляд, который в основном обсуждается, – это когда мы на экономику смотрим как бы чуть-чуть со стороны, как на уже сложившийся по своей структуре, по структуре институтов развития такой объект самоорганизующийся с минимальным количеством вмешательств в нее. Вот если мы будем смотреть на экономику вот в таком ключе, то есть на что способна в 2021 году экономика России в той структуре, в которой она сформировалась к началу пандемии, то ответ мой не будет расходиться с прогнозами большинства экспертов: да, это будет год постепенного, достаточно вялотекущего восстановления после вот этого 3,5–4%-го падения ВВП 2020 года. Да, скорее всего, к концу года или в начале 2022 года экономика вернется к докризисному уровню, то есть к уровню до пандемии. Вернутся и реальные располагаемые доходы к уровню, на котором они были до пандемии; сократится, естественно, и безработица.

Однако если мы смотрим на экономику таким образом, то мы видим, что вот то, о чем мы говорим, мало кого устраивает, да? Потому что пандемия – это то, что ворвалось в нашу жизнь достаточно спонтанно, а ведь мало кого устраивало то, что происходило в экономике до пандемии. То есть когда мы говорим, что да, через год, максимум полтора все вернется к уровню начала 2020 года, – ну а кого это устраивает? Более того, правительство Михаила Владимировича Мишустина ведь вынужденно столкнулось с этим вызовом пандемии, а изначально оно было назначено для модернизации институтов развития, для технологического и экономического рывка. Это же потом уже на нашу голову свалилась пандемия.

Поэтому да, 2021 год – это во всем мире год такого плавного восстановления экономики, но только наша экономика вернется к показателям, которые уже на начальном этапе мало кого устраивали, вот это я подчеркиваю. Но, безусловно, мы все увидим некоторое облегчение. Естественно, вакцинация уже идет, какая бы массовая она ни была, но, я думаю, это даст все-таки свой эффект, мы не можем существовать вечно в условиях локдаунов, нескончаемой пандемии. Но да, наверное, основной виток восстановления начнется весной или летом, то есть где-то во второй половине года, и к концу года бо́льшую часть показателей по безработице, по восстановлению ВВП мы достигнем, например, декабря 2019 года, мы этих показателей достигнем.

Ну а что касается инфляции, то да, то соглашение о заморозке цен, которое было заключено и с производителями основных продовольственных продуктов, и с ретейлерами, ну да, делается прогноз о том, что после того, как это соглашение закончится, будет так называемое компенсационное, что ли, наверстывание того, что производители и ретейлеры утратили в ходе действия этого соглашения. Но опять же это же выбор наш собственный, это выбор наших экономических агентов. Если они ориентируются... Хотя известно, что у рыночной экономики нет национальных интересов, но если наши производители ориентируются на национальные интересы, то этого второго витка инфляции, о котором вот говорят эксперты, может и не быть, это наш собственный выбор, это гражданский выбор и бизнеса в том числе.

Тамара Шорникова: Владимир Владимирович, судя, если следовать вашей логике, то и первого бы не было, если бы всех в первую очередь интересовали национальные интересы, но ведь пришлось же регулировать этот процесс.

Владимир Карачаровский: Совершенно верно, абсолютно согласен. Поэтому вот это я сказал об одном взгляде на экономику. Но я всегда в параллель с этим привожу второй взгляд на экономику, на экономику, которая еще до пандемии... Пандемия – это временная мера, случайно возникшая, с которой мы все столкнулись, с этим вызовом. Основная проблема-то не решена, экономика нуждается в изменении модели роста.

И вот второй взгляд на экономику... А что нужно сделать? Ведь задача не в том, чтобы, и прогноз-то интересен, не вернутся ли реальные располагаемые доходы к концу 2021 года к уровню до пандемии, а нужно ставить вопрос хотя бы, а вернутся ли они к уровню 2014 года, они ведь сейчас где-то на 10% ниже, чем были 6 лет назад, вот какой вопрос интересен.

Тамара Шорникова: Что их может вернуть на этот уровень, поговорим сразу после звонка давайте.

Иван Князев: Да, у нас Маргарита на связи из Санкт-Петербурга. Маргарита, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Ага, добрый день, здравствуйте. Тоже хочу присоединиться, сказать свое мнение.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Здесь вся экономика сейчас направлена на то, чтобы как можно больше выжать из людей денег, и не волнуются, есть ли у людей эти деньги, потому что некоторые живут просто за гранью бедности. Понимаете, люди просто будут искать новые способы выжить, и они будут просто отказываться от многих услуг. Они уже не ездят в транспорте, они не покупают многие вещи. Запомните, что людям можно что-то не дать, но их нельзя заставить чем-то пользоваться и что-то покупать, то есть экономика еще больше пострадает.

И поэтому я думаю, что люди просто откажутся от электричества, будут покупать какие-то альтернативные электростанции. Люди могут отказаться еще от каких-то там вещей. ЖКХ, к сожалению, не платить не могут. Но люди у нас изобретательные, они будут искать новые способы выжить, и просто экономика пострадает еще больше. Я думаю, что...

Иван Князев: Маргарита, вы от чего уже отказались? От каких привычных вещей? От каких, может быть, привычных покупок...

Тамара Шорникова: ...или услуг?

Иван Князев: ...или услуг?

Зритель: Ну, я, кстати, успела купить самое необходимое, посуду, постельное белье, мудро поступила, все нужные вещи, покупаю только из аптеки и еду, вот.

Но сейчас серьезно подумываю, что мне делать с электроэнергией, хочу перейти на тариф, меня постоянно накручивают в 2–3 раза, собираюсь ехать разбираться. Как только начинаю ровно платить и гасить долги, приходит счет в 3 раза больше, что там в этом «Петроэлектросбыте» происходит, я не знаю. Вот по тарифу плачу газ и воду, все нормально, аккуратненько приходит квитанция, я плачу строго то, что я употребила по тарифу, с электроэнергией постоянно какие-то неразберихи. Вот мое переживание сейчас, хотя я порядочный плательщик.

Тамара Шорникова: А это о каких суммах идет речь? Что вас, какие цифры вас расстраивают в платежке?

Зритель: Значит, я, например, нажигаю электричества, я очень экономна, одна лампочка, светодиодные лампы, светодиодные телевизор и холодильник, на 350, на 300 я максимум нажигаю. Вот я уплатила, например, 350, на следующий месяц нажгла на 250; приходит платежка, значит, мои заплаченные уже 350 прибавляют к этим 250, и платежка уже где-то на 600. Потом я уплатила это, в конце года погасила все долги, которые там были, и потом приходит новая платежка уже больше на 1,5 тысячи. Откуда? Говорят: «За позапрошлые какие-то месяцы там у вас долги». То есть там такая путаница...

Тамара Шорникова: Понятно. Просто хотелось понять, какая сумма уже ощутимой кажется. Понятно.

Зритель: Концов не найти, да.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Маргарита.

Владимир Владимирович, ну вот смотрите, мы все как мантру повторяем «вернемся к докризисному уровню», но ведь с тех пор много чего поменялось в нашей жизни, цены, как мы сами сказали, уже выросли. А вот то, что наш телезритель отметил, говорила Маргарита как раз-таки о потребительской активности. Многие эксперты говорят, что потребительская активность может дать толчок росту экономики. А какая она у нас будет?

Владимир Карачаровский: Ну, я-то как раз считаю, что потребительская активность не сможет в 2021 году выступить драйвером роста.

Иван Князев: Ага.

Владимир Карачаровский: Просто потому, что у людей нет денег. Причем, еще раз повторю, у людей убывают деньги не только в этот последний год, пандемический, они у них исчезают в течение последних 5–6 лет. Надеяться на то, что потребительский спрос будет драйвером роста, не стоит, нет. Может быть, это и даст какой-то прирост ВВП, но очень незначительный. Основной источник роста, я всегда об этом говорил и хочу подчеркнуть, – это государственные расходы. Даже несмотря на то, что значительный дефицит у бюджета и этот дефицит будут стараться, естественно, минимизировать, я считаю, что только государственные расходы могут дать толчок развитию нашей экономики.

Иван Князев: А что вы имеете в виду? Социальные расходы?

Тамара Шорникова: На что должно тратить государство?

Владимир Карачаровский: Смотрите, вот социальные расходы... Вот, кстати, за время пандемии сложился, я бы сказал, принципиально новый тип социальной политики, который предполагает гораздо более демократические, что ли, инструменты нацпроектов... Ну, например, материнский капитал уже на первого ребенка и, например, подарки к Новому году, вот эти вот, например, 5 тысяч рублей; веерные выплаты, социальный контракт, когда люди могут получить на безвозмездной основе деньги, для того чтобы выйти из сложной ситуации. Обратите внимание, это принципиально новые институты социальные, и вот их обязательно нужно сохранить. Да, это №2, но №1 инструмент – это государственные расходы, связанные с созданием рабочих мест.

Иван Князев: Ага.

Владимир Карачаровский: Смотрите, мы все время экономику пытаемся чуть-чуть регулировать, чуть-чуть подтолкнуть, ищем такие инструменты, чтобы бизнесу в них было легче. А мы видим: пока мы ищем эти инструменты, например, тот же Китай... Вот я, например, вам скажу, что государство должно не боясь, если для этого нужно напечатать деньги, значит, нужно их напечатать, попытаться создать в ключевых отраслях экономики своих мировых гигантов.

Иван Князев: Ну драйверы такие у нас получатся.

Владимир Карачаровский: Так же как Huawei Technologies в Китае. Наверное, это для инвесторов выглядит смешно, что я говорю, но если бы 20 лет назад кто-нибудь сказал о том, что Китай хочет создать своего мирового цифрового гиганта, мирового уровня, то тоже все бы смеялись.

И мы все время вот в этой порочной парадигме вращаемся, что нам не надо инвестировать в то, что уже производят американцы, японцы, корейцы, нам нужно производить что-то, что еще никто не производит. И вот мы это с 1990 года, вот это уж мы действительно повторяем как мантру, и в результате мы потеряли всю крупную индустрию. Вот реиндустриализация и государственные расходы, направленные на создание таких цифровых гигантов, машиностроительных гигантов...

Иван Князев: А хватит ли на всех тогда рабочих мест, когда мы все это создадим? Ну слишком много придется создавать тогда.

Владимир Карачаровский: Значит, вот рабочих мест хватит, у нас безработица 6%. Да, этих людей нужно переучивать, и, значит, нужно их переучивать. Если необходимо, под это дело привлекать и экспатов, зарубежных специалистов. Но мы должны научиться насыщать свою экономику продуктами собственного производства. Мы же видим, что в первую очередь развитые страны решают эту проблему, и потом уже эти гиганты, которые обеспечивают их внутренние потребности, выходят на мировой рынок.

А мы в другой, у нас как бы мышление иное: раз это уже производится, давайте это оставим, попробуем перепрыгнуть. Давайте брать пример с военно-промышленного комплекса. Поставлена задача сделать гиперзвуковое оружие – оно сделано. Если такая задача будет поставлена, например, создать собственный планшетный компьютер, создать собственный конкурентоспособный автомобиль...

Тамара Шорникова: Владимир Владимирович, простите, не могу слушать это...

Иван Князев: Мысль понятна.

Тамара Шорникова: Да, но все-таки прямо, если можно, коротко на мою ремарку ответить. Мысль понятна, да, действительно, нужно обеспечивать своими товарами. Но не поздновато ли действительно тягаться с тем же Huawei? Не поздновато ли сейчас свой планшет городить, когда все пользуются другими? Или что, или просто бешеные деньги вкладывать и дотировать снова эти предприятия, как было в советское время?

Владимир Карачаровский: Да, именно так. Всегда поздно.

Тамара Шорникова: А зачем?

Владимир Карачаровский: А вот смотрите, игроки конца 1980-х гг. Япония – и где теперь Япония на цифровом рынке? У вас есть японский смартфон? У вас японский планшетный компьютер? – китайский, американский или корейский. Вот вам ответ на вопрос.

Иван Князев: Я просто думаю, тут, понимаете... Тамара, тоже, понимаешь, чтобы не получилось, как в свое время в 1990-х гг., когда Гайдар сказал «Аэрофлоту», что зачем нам здесь производить наши самолеты Ту-134, когда мы уже договорились с Boeing. Вот об этом, чтобы мы к этому опять не пришли.

Владимир Карачаровский: Совершенно верно. А любое такое предприятие, даже если оно пока еще не вышло на производственную мощность, если мы еще только создаем, создает мультипликативный эффект в экономике. Вокруг этого раздолье для малого и среднего бизнеса, мы же таким образом на 1 рубль инвестиций создаем прирост ВВП, я не знаю, на 10, на 15 рублей. Этим надо заниматься всерьез, потому что бизнес этого уже вряд ли создаст в России.

Мы видим, бизнес ищет источники, активы, вложения выгодные за рубежом, ну любая компания, взять IT-компанию, машиностроительные компании, у нас в 50–100 раз по обороту меньше, чем китайская или американская. Вот это нужно переломить, и людей переучивать, и инженерная мысль должна закрутиться в этом направлении, не в сервисном, обслуживать иномарки, а в производстве, это очень важно.

Вот это второй взгляд на экономику, и, мне кажется, собственно, без... А когда мы говорим об экономике как о том, что уже сложилось, вот давайте... Ну мы знаем, как она реагирует, наша экономика, на шоки, знаем, как она реагирует на те или иные воздействия правительственные, например, по заморозке цен, мы все это уже знаем, как это будет. Но этого недостаточно, экономика должна быть изменена, и изменена только на основании госрасходов.

Тамара Шорникова: Понятно.

Владимир Карачаровский: И надо не бояться напечатать деньги, потому что нужно добиться цели, чтобы продукция была создана и реализована. Я думаю, население поддержит это, и все будет нормально. Вот надо вывести из этого порочного круга российскую экономику на другую орбиту.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Владимир Карачаровский был с нами на связи, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики. Слава богу, что мы не скатились к тому, что мы опять будем ориентироваться на то, что нефть у нас дорожает на мировом рынке и газ дорожает, что этим мы будем стимулировать, двигать нашу экономику.

Тамара Шорникова: Да, и слава нашим телезрителям, взглядов на экономику гораздо больше, чем два, мы видим это по вашим SMS, потому что вы предлагаете свои решения, свои какие-то взгляды. «Пока не начнут строить заводы, ничего не изменится», – вот согласен телезритель в Кировской области.

Иван Князев: В Псковской области тоже люди соглашаются, что «в кризисы нужно давать народу деньги, чтобы было на что покупать, а то сейчас просто не на что». «Вся экономика держится на плечах простого налогоплательщика», – это мнение из Архангельской области.

Тамара Шорникова: Да. И вот, возможно, не с готовой продукции начинать, а телезритель в чате нашего телеканала советует или рассуждает: «Часто начинать нужно с комплектующих, Китай да Япония так стартовали». Послушаем телефонный звонок.

Иван Князев: Юрий из Курганской области на связи. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Алло?

Тамара Шорникова: Да, слышим и слушаем.

Зритель: Я вот... Очень интересная тема «Будем тратить – будет рост». Ну вот, например, я пенсионер, хорошо, я еще и помогаю своему многодетному сыну. Мы хоть ему, семья у нас 5 человек, доход 5 тысяч на человека в месяц, жена получает на маленького ребенка 10 тысяч, а на две девочки, которым по 12 лет, получает по 250 рублей. И мы не можем что-то там купить хорошее, говорят там, это, то, какие-то смартфоны, то-се, тут как бы морковки бы купить хотя бы либо картофеля.

Нам... Я хотел, тут эксперт, может быть, он бы ответил, он правильно все говорил, экономический с Высшей школы экономики. Но я говорю, нам не пережить в России рынок, не пережить, надо возвращаться немедленно, уже даже все сроки прошли, в государственное регулирование. Надо от рынка избавляться.

Иван Князев: Понятно, Юрий, спасибо вам большое. Ну, кстати, вот этот наш тезис «Будем тратить – будет рост», по-разному можно к нему относиться. С одной стороны, будем мы тратить, будет рост экономики, будет государство на нас тратить деньги, тоже будет рост экономики.

Тамара Шорникова: Да. Мы спрашиваем вас о том, что у вас сейчас с финансами, о том, какие вы планы строите на этот уже год. Вот спросили уже наши корреспонденты у жителей Липецка, Симферополя и Самары, они поделились, телезрители, своими финансовыми планами...

Иван Князев: Посмотрим.

Тамара Шорникова: Давайте узнаем.

ОПРОС

Иван Князев: Ну, достаточно оптимистичные планы у наших граждан...

Тамара Шорникова: Закроем ипотеку, дом построим, да?

Иван Князев: Да, «за границу съездим», «машину старую продам, куплю новую». Не знаю, может быть, это какое-то новогоднее настроение еще у наших граждан в душе пока, а может быть и нет. Попросим прокомментировать все это нашего следующего эксперта – Иван Родионов у нас на связи, профессор Департамента финансов Высшей школы экономики. Здравствуйте, Иван Иванович.

Иван Родионов: Да, добрый день.

Иван Князев: Разделяете оптимизм? Смотрели, что отвечают наши телезрители?

Тамара Шорникова: И своими планами тоже поделитесь.

Иван Родионов: Вы знаете, у нас люди вообще оптимистичны, потому что от той ситуации, в которой мы находимся, очень легко попасть вообще как бы, ну повеситься, вот.

Иван Князев: Ну что же вы так сразу-то...

Иван Родионов: Поэтому, конечно, люди хотят жить, люди хотят жить, и они понимают, что 2020 год был таким как бы выбросом, никто не ждал этого коронавируса, и им кажется, что хотя бы в 2021-м что-то должно измениться, вот.

Другая проблема, что вот те меры, которые предлагаются государством по разгону экономики, они опять могут оказаться безрезультативными, понимаете? Вот мы сколько потратили на Олимпиады, на футбольные эти чемпионаты, но народ-то от этого ничего не получил. И вот здесь сейчас есть большой разрыв: мы формально делаем государственные программы, они нам обеспечивают рисованный такой рост экономики, но при этом уровень жизни людей не увеличивается, он уже 7-й год падает. Вот на самом деле у меня всегда есть такое как бы опасение, что вот мы по этому пути попробуем пойти.

Плюс к тому вот тоже стандартная такая как бы идея, что надо развивать промышленность, вот будет промышленность, будет все хорошо. Ну вот смотрите, Мексика обеспечивает больше половины автомобилей для США, больше половины компьютеров, многого другого – а что, там жизнь очень хорошая? Нет, это бедная страна с бандитами, с наркотрафиком. То есть на самом деле это все не так однозначно. И вот у меня такое ощущение, что...

Иван Князев: Ну а почему вы думаете, что вот этот сценарий, который в Мексике, и у нас получится так же? Может быть, нет, мы всегда отличались от Мексики.

Иван Родионов: Ну понимаете, мы уже пробовали четвертый раз за эти 30 лет, а жизнь-то у людей не такая длинная, и можно ее попробовать.

Тамара Шорникова: Да. Иван Иванович, ваш-то альтернативный рецепт какой? Как добиться такого рывка, который мы бы заметили?

Иван Родионов: Вы знаете, на самом деле, вот как в свое время Жванецкий говорил, «тщательне́е надо»... Понимаете, вот за те зарплаты, которые мы платим министрам, мы от них вправе требовать по полной, и притом с ежедневной отчетностью и так, по большому счету, чтобы это место было таким как бы действительно ненасиженным, вот. Вот видно, что пока правительство работает неэффективно. Никого это не беспокоит, это неправильно.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Иван Родионов, профессор Департамента финансов Высшей школы экономики, был с нами на связи. Несколько SMS.

Тамара Шорникова: Да, еще немного планов от наших телезрителей, или много. Коми: «В этом году планируют люди жить еще экономнее, найти работу и иметь свое жилье, это самое важное для всех, работа и достойная зарплата, что решает все проблемы семей». Москва, вот мнение телезрителя: «Собственное производство планшетов – это мартышкин труд. Надо накормить и одеть население».

Иван Князев: «Возвращать все в государство нужно», – это мнение из Башкортостана. Из Воронежской области телезритель пишет, что вот от чего отказались: «Второй год не покупаем одежду, обувь, не говоря уже о мебели и других товарах», – это вот, например, ремарка к хорошему настроению, в нашем опросе которое.

Тамара Шорникова: Давай узнаем, что с настроением у Григория, Пермский край на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: У меня... Вот тема у вас передачи «Будем тратить – будет рост». А что тратить-то? Денег, зарплата не растет, денег нет. То есть вот у вас сформулировано просто очень интересно. Экономика будет расти...

Тамара Шорникова: Григорий, мы только что смотрели видеоматериал, и там вот люди действительно собираются кто в поездку, кто дом достроить, кто еще что-то, ну то есть разная картина по стране.

Иван Князев: А у вас работа есть?

Зритель: Работа есть, работаю шахтером...

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Так.

Иван Князев: Так. Зарплаты какие?

Зритель: Зарплаты копеечные. Сорок тысяч зарплата – это разве зарплата, в шахту спускаться?

Иван Князев: Ага. Да, понятно. Ну а планы на 2021 год какие у вас?

Зритель: Планы? Приобрести автомобиль как-то, не знаю, в кредит опять залезть, в долги, государству платить долги и съездить отдохнуть, вот такие планы.

Иван Князев: А зачем в кредит-то залезать? Без автомобиля совсем никак?

Зритель: А?

Иван Князев: А без автомобиля совсем никак?

Зритель: Без автомобиля передвижение очень дорого, билеты очень дорогие, все дорого, только надежда на свои возможности.

Иван Князев: Да...

Тамара Шорникова: Ну, с одной стороны да, с другой стороны, обслуживание, бензин сейчас тоже дорогой...

Иван Князев: Просто дороже не получится ли.

Тамара Шорникова: Ну, это, конечно же, решение телезрителя.

Давайте послушаем мнение еще одного эксперта – Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Дмитрий Журавлев: Добрый день, добрый день, рад вас слышать.

Иван Князев: Дмитрий Анатольевич, по прогнозам еще пройдемся. Хотелось бы знаете что понять? Много мы обсуждали в 2020 году, в какой экономической ситуации в связи с пандемией оказались наши регионы. И вот что будет происходить именно в регионах в 2021 году? Опять у нас будет отток в мегаполисы, как, знаете, в голодные годы люди перевозили в город, чтобы там работу найти и так далее? Бюджеты трещат по швам?

Дмитрий Журавлев: Ну, вы оптимист, там еще есть чему трещать, это уже интересно – да там трещать-то особо нечему. Что касается оттока в мегаполисы, отток в мегаполисы идет постоянно, другой вопрос, что он ступенчатый. Невозможно из маленького города просто так переехать в Москву, у вас не хватит денег даже не то что однокомнатную квартиру, а на угол в квартире. Поэтому люди идут шагами: они переезжают из маленького города в большой, как-то выкручиваются, что-то покупают, потом продают, покупают что-то в мегаполисе, в миллионнике, потом в столицу.

Но эта многоэтапность не потому, что они хотят где-то остановиться, а потому, что они просто сразу не могут перескочить. Все равно зарплаты, уровень жизни, уровень просто обслуживания, уровень такой инфраструктуры тем лучше, чем больше город, к сожалению, у нас так, так не во всем мире, но у нас так, в результате люди, естественно, стремятся. Кроме того, существует еще некая инерция мышления, потому что еще со времен советской власти была жесткая установка: надо уезжать из деревни в город и из города в столицу. И эта установка продолжает работать, и она иррациональна, она не нуждается в разумных обоснованиях.

А есть еще третья форма действия, когда семья остается в деревне или в маленьком городе, а работник едет в большой город, потому что там зарплаты большие. И потребление у него как в маленьком городе, а зарплата как в большом, за счет этого удается как-то концы с концами свести.

Тамара Шорникова: Дмитрий Анатольевич, а вот по крайней мере в первую волну, в эти очень длинные каникулы весенние я, например, замечала среди своих знакомых обратный отток. То есть те, кто приехал из городов, из регионов работать в Москве, возвращались, потому что, во-первых, не тянули аренду и так далее, а во-вторых, в связи с удаленной работой, в связи с расширением предприятий, на которых теперь удаленная работа есть, они поняли, что они могут жить в своем городе, получать прежнюю зарплату и тратить ее в своем городе.

Дмитрий Журавлев: Во-первых, не прежнюю, в связи с удаленкой зарплаты многие понизились, может быть, не очень сильно, но понизились. Во-вторых, конечно, там, где есть возможность жить дома, не знаю, в Твери, и работать в Москве, так и будут делать, собственно, удаленка в этом смысле более удобный просто формат и для работодателя, которому тратиться не надо, и для работника.

Но это же не везде возможно. Во-первых, не все виды деятельности можно делать удаленно. Во-вторых, вы понимаете, что варить сталь или чистить тротуары удаленно не получится. Удаленка хороша для офиса, но люди, которые работают в офисе, чаще всего всю семью свою перетягивают в крупный город, потому что в офисах не скажу, что хорошо платят, но более-менее платят. А во-вторых, другая сторона вопроса: многие уезжали-то не потому, что у них была возможность, а потому, что предполагалось, что в маленьком городе меньше вероятность заразиться, ведь в первую волну самая большая плотность заболевших была в столице.

Иван Князев: Ну в мегаполисе, да.

Дмитрий Анатольевич, смотрите, а что касается национальных проектов. На прошлой неделе президенту докладывали о том, как исполнялся национальный проект «Дороги», например, в прошлом году, ведь так или иначе все равно это все направлено на наши регионы, и рабочие места там создаются, вот если касаться опять тех же дорог, и все остальные национальные проекты. Они сыграют свою роль в следующем году?

Дмитрий Журавлев: Они играли, играют и будут играть свою роль. Но просто, понимаете, что такое пандемия? Это прекращение коммуникаций, да?

Иван Князев: Ага, ну да.

Дмитрий Журавлев: И она просто фактом своего существования замедляет, во-первых, реализацию этих самых проектов, любых, необязательно проекта «Дороги» или проекта «Жилье». А во-вторых, она в любом случае бьет по экономике, потому что, если вы не можете перевозить товары, если вы не можете предоставлять услуги, где-то вот у вас граница региона и дальше нельзя, да, не потому, что кто-то плохой, губернатор не хочет, а потому, что он хочет вас защитить от болезни…

Иван Князев: Ну да. Дмитрий Анатольевич, я прошу прощения, я немножко не к тому. Пандемия рано или поздно у нас все-таки закончится, может быть, положительную роль вакцинация этому сыграет, уже в оперативном штабе говорят, что к маю, возможно, уже какие-то ограничения поснимают. Дальше-то что, вот если опять же останавливаться на национальных проектах?

Дмитрий Журавлев: Нет, национальные проекты... Ведь, понимаете, можно двумя способами решать проблему, которую вы поставили, «тратить и рост», да? Может тратить каждый человек, и тогда у вас будет развиваться производство товаров потребления, этот путь стабильный, он всегда простой. И может тратить государство, вот собирать с людей, как было в Советском Союзе, как сейчас в Скандинавии, и тратить на проекты.

Мы пошли вторым путем, во-первых, нам это исторически привычнее. Но это все те же затраты, а затраты одних – это доходы других, и в этом смысле, конечно, национальные проекты решают многие проблемы. Здесь я не могу сказать, что это проблема, но вот особенность крупного любого проекта, в том числе и национального, в том, что космические корабли хорошо получаются, а пуговицы плохо.

Иван Князев: Ага.

Дмитрий Журавлев: Вот национальный проект очень многое решит: и рабочие места будут, будет скачок в развитии экономики, но какие-то мелочи и частности все равно нужно реализовывать за счет потребления рядовых граждан ну просто потому, что невозможно...

Иван Князев: Восстанавливаем пока связь, послушаем наших телезрителей.

Тамара Шорникова: Да, Евгений, Калужская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас внимательно.

Зритель: Что я хочу сказать? Вот говорят, планшеты. Ну ладно, планшеты нам делать, пускай, допустим, сложно. Но вот был шарикоподшипниковый завод саратовский, великолепнейший завод, работало предприятие, 10 тысяч человек работало, по всему миру шли подшипники. Его закрыли.

Почему закрыли? Потому что выгодно китайцам, чтобы поставлять китайскую продукцию, чтобы мы покупали не советские, не русские подшипники, а китайские. Ребята пришли и сказали: «Вы закройте предприятие, мы вам денег дадим, а будем гнать с Китая вам». Вы представляете, уникальное предприятие закрывают и все, на 4 открытых предприятия 10 закрытых.

Иван Князев: Ну понятно, соответственно, нет рабочих мест, нужно восстанавливать вот такое вот производство. Спасибо вам большое.

Дмитрий Анатольевич, вот тогда, естественно, что импульс даст развитию регионов у нас в экономике?

Дмитрий Журавлев: Ну, проекты – это уже какой-то импульс.

Во-вторых, повышение уровня жизни, чтобы больше тратить, надо больше иметь, к сожалению, это кольцо, это замкнутый круг, его надо разрывать. Нужно повышать уровень жизни, мы у вас в эфире не раз это говорили, что нужно находить какие-то дополнительные способы этого повышения, пусть искусственные, это второе. И третье – это то, о чем говорил телезритель, это развитие индустрии, потому что, к сожалению, сфера услуг не сможет пополнить все, она небольшая.

Ну и четвертое, то, о чем, грешен, я все время говорю, – изменение налоговой системы, при которой в регионах будет оставаться больше денег. Но это возможно только вместе с ужесточением контроля над действиями региональных властей, иначе вместо того, чтобы эти деньги шли на пользу, они могут пойти во вред.

Иван Князев: Спасибо. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем, был с нами на связи. Говорили мы об экономике в наступившем году, что с ней будет и какие прогнозы, о чем говорят экономисты и что будет в нашей с вами личной экономике.

Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Есть ли у граждан деньги, чтобы больше покупать? И как может помочь вакцинация страны?