ТЕМА ДНЯ: Газ – не сейчас. О полной газификации страны к 2030 году

ТЕМА ДНЯ: Газ – не сейчас. О полной газификации страны к 2030 году | Программы | ОТР

За чей счет и сколько будет стоить подключение?

2021-01-20T12:42:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Газ – не сейчас. О полной газификации страны к 2030 году
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Что нового? Как прошли праздничные выходные в Иркутске, Челябинске, Чебоксарах
Настоящий военный. Подарок к 23 февраля. «Главные документы войны». Пенсионеров попросили уйти. Медицинский туризм. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым
Как выбрать подарок на 23 февраля
Гости
Ольга Кузнецова
профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук
Александр Фролов
заместитель генерального директора Института национальной энергетики
Александр Пасечник
руководитель Аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем, вернулись в студию. Тамара Шорникова с вами...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Переходим к главной теме этого дня, этого эфира. Газ дойдет до каждого дома России, но через 10 лет. И еще «но», одна оговорка...

Тамара Шорникова: ...не к каждому.

Иван Князев: Не к каждому, об этом чуть позже поговорим. А вот это заявление сделал глава «Газпрома», прямо президенту пообещал все это. Сказал следующее, что с регионами поработали, проработали уже планы на ближайшую пятилетку, «Газпром» почти утраивает финансирование газификации России к 2025 году, объем инвестиций за этот период составит 526 миллиардов рублей. И вот за это время, по словам Алексея Миллера, будет построено 24 тысячи километров газопроводов и газифицировано 3 632 населенных пункта.

Тамара Шорникова: В итоге, обобщим, к 2025 году газификация завершится в 35 регионах, и это 90% технически возможной газификации.

Иван Князев: Это вот та самая оговорка.

Тамара Шорникова: Да. А к 2030 году будет уже 100%-я газификация, но опять же там, где это технически возможно.

Иван Князев: Вот что это все значит? Газифицирован ли ваш дом? Сколько вы сейчас платите за газ? Или, может, вы только ждете подключения? – тогда вопрос, когда обещают вам его подвести. Подключайтесь к нашему разговору, звоните в прямой эфир, пишите SMS.

Тамара Шорникова: Подключаем к разговору наших экспертов. Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Сергеевич.

Александр Фролов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Так все-таки давайте сначала разберемся, что же значит вот та самая технически возможная газификация.

Александр Фролов: Ну, здесь два момента. Первый: имеется в виду, что «Газпром» подводит трубы к населенным пунктам. Сейчас в эту деятельность включается еще и, конечно, распределение внутри, но в принципе задача «Газпрома» подвести газ к населенному пункту. Ну а второй момент заключается в том, что у нас есть области, куда тянуть газ просто физически, ужасно сказать, бессмысленно, давайте так, экономически бессмысленно. Потому что есть регионы, которые миллион квадратных километров, по человеку на два квадратных километра там живут, и что вы будете делать? Каждому человеку...

Иван Князев: Так-так-так, Александр Сергеевич, вот все-таки уже разные понятия пошли, «технически возможно» либо «экономически возможно», это разные вещи все-таки.

Александр Фролов: Нет, технически возможно, я вам раскрыл как раз термин «технически возможно», он включает в себя вот эти моменты. То есть, условно говоря, у нас есть Якутия, допустим, по которой тянуть, где есть месторождения, но тянуть газ от этих месторождений до всех возможных населенных пунктов и всех потребителей практически невозможно. Стопроцентной газификации в том смысле, что у 100% населения Российской Федерации будет газ в том или ином виде, – нет, этого не будет.

Тамара Шорникова: Александр Сергеевич, понятно, у нас есть Крайний Север, есть другие очень далекие регионы и так далее. Но у нас есть негазифицированные деревни в Центральной России, у нас в Подмосковье такие есть. Про техническую возможность проведения туда газа говорить не приходится, я думаю, каждый понимает, что это возможно, но другой вопрос как раз в экономической целесообразности. Так вот такие деревни, где там тысяча человек живет, там две тысячи, они будут газифицированы?

Александр Фролов: Эх... Наверное, этот вопрос лучше задавать, например, «Мособлгазу», который не входит в «Газпром», но немножко отвечает за эту деятельность. Здесь вопрос в возможности финансирования этого процесса. Насколько я понимаю, сейчас для интенсификации этого процесса финансирование частично будет, будут предприниматься меры по снижению платы за подключение газа, вот. Просто проблемы в чем могут быть? На данный момент проблема с подключением в том же Подмосковье заключается в том, что, мягко скажем, не у всех есть такие деньги, чтобы взять и подключить газ. То есть когда с вас в сумме требуют за весь процесс порядка 350 тысяч, ну вы почешете в затылке и скажете: не нужен мне этот газ, я, вон, дрова куплю и уголечек, буду ими топить.

Иван Князев: Да, Александр Сергеевич, но здесь опять же (прошу прощения, что встреваю) определенное «но». Президент в свое время говорил, что последний километр, вот та самая последняя миля все-таки должна быть за счет государства, это, по-моему, недвусмысленно было сказано.

Александр Фролов: Ну, я в данном случае говорю про день сегодняшний, то есть почему Подмосковье не подключено.

Про последнюю милю – это как раз, опять же я об этом сказал, та система, которую собираются сейчас вводить. Однако каждому... Нужно опять же понимать, что, как я понимаю эту систему, возможно, я глубоко заблуждаюсь, но подключение самого дома будет производиться за счет потребителя. Это будет гораздо дешевле, чем 350 тысяч, вот. За примерами ходить нужно, конечно, далеко, в Западную Сибирь, но соответствующая система уже там была опробована, например в Тюменской области, там само подключение обходится дешевле, по крайней мере если вы... Ну ладно, не будем рекламировать отдельно взятые компании, короче говоря, там эта система была протестирована.

Абсолютно бесплатно подключать не будут, здесь вопрос в том, что сами распределительные сети будут подводить и гораздо дешевле и быстрее будет обходиться процесс подготовки проекта, техусловий, ну и, собственно, самого подключения.

Тамара Шорникова: А дешевле – сколько? Вот прямо понятно, что это конкретный регион, конкретный пример, но все-таки 350 тысяч звучит жутковато. Насколько это может быть дешевле?

Александр Фролов: Я, конечно, вот сейчас могу ошибиться, потому что, вы понимаете, сам процесс еще не запущен, на московской почве соответствующие ростки еще не произросли. Но я так думаю, что раз в 7 будут сокращены эти затраты, то есть тысяч до 50, может меньше.

Тамара Шорникова: До 50, понятно.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок.

Иван Князев: Виктор из Ленинградской области сейчас с нами на связи. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Это Виктор, Ленинградская область.

Ну, что я хочу сказать? Тридцатый километр Дороги жизни и до Ладожского озера, у нас газификации как не было, так и нет.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Теперь насчет цены. Мы за столько... Не одно поколение прожили без всякой газификации и потратили на дрова или на уголь столько денег, сил, здоровья и времени. Мы уже оплатили этим, чтобы нас газифицировали забесплатно, уважаемые господа, вот так.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Мы газифицировали в советское время все республики, смогли, всю Европу, а почему мы сейчас должны… ? Мы потратили, наши деды ходили в лес за дровами, и до сих пор ходим, потратили денег столько, сил, здоровья и времени на дрова или на уголь. Мы заслужили, чтобы забесплатно нас газифицировали. Не одно поколение...

Иван Князев: Виктор, а что говорят, когда будет? Вообще обещают вам что-нибудь, газифицируют вас, нет? Подведут газ?

Зритель: Нам обещают, поставили вот эти на улице желтенькие приборы железные, уже 3 года. Но денег не собрать, потому что у населения нет денег на газификацию, уважаемые...

Иван Князев: Ну то есть ветку до вас не добросили? Вроде уже все готово, но ветку не кинули?

Зритель: А... отказываются от газификации, потому что дорого, потому что по счетчикам надо будет платить, вот так.

Александр Фролов: Это ужас какой, по счетчикам...

Иван Князев: А сколько денег просят?

Зритель: Просят по 200, по 250 тысяч.

Иван Князев: Понятно. Да, спасибо вам, Виктор.

Тамара Шорникова: Ну, это один из конкретных примеров, может быть, сейчас... Или хотите прокомментировать?

Александр Фролов: Ну, я прокомментирую. Понимаете, я чувства-то понимаю, но... Деды ходили в лес, и что, они платили за дрова эти, извините? Ну опять же, дрова вы покупаете у кого, у газовой компании? Нет, конечно. Надеяться на то, что газификация будет бесплатной... Извините, а люди, которые ее будут чисто физически осуществлять, они за что свои семьи должны кормить? Ну то есть люди приходят вам осуществлять сварку, осуществлять подготовку труб, для того чтобы к вам пошел газ, от уличного газопровода к вам в дом, обвязку делают, – они что, бесплатно должны работать?

Тамара Шорникова: Александр Сергеевич, возможно, я не настаиваю, все-таки не профильный эксперт в этой теме, за счет денег, которые большая компания получает за большие контракты, экспортируя газ за рубеж?

Иван Князев: В том числе.

Александр Фролов: Люди, которые занимаются строительством, вот непосредственно, они, скорее всего, к «большой компании», как вы выразились, никакого отношения не имеют. У нас масса небольших компаний, которые занимаются непосредственно подключением, получили лицензию соответствующую...

Тамара Шорникова: Понятно.

Александр Фролов: ...наняли сотрудников, пошли подключать. Никакого отношения, как правило... Часть компаний имеет отношение, часть не имеет, это, как правило, не пересекающиеся понятия. Но 200–250 тысяч, тут я могу согласиться, это безумные деньги.

Но тут есть тонкий момент, что, когда «большая компания», которая получает деньги, приходила на протяжении нулевых годов и говорила: «Ребята, давайте мы дешевле будем подключать», – потому что им выгодно вам газ продавать, они на этом деньги зарабатывают. Это, знаете, как вам продать станок подешевле, а потом на лезвиях для бритвы деньги зарабатывать, если вы станком для бритья будете пользоваться. Так вот, они приходили и говорили: «Давайте мы дешевле». К ним приходили антимонопольные органы и говорили: «Как это дешевле? Вы что? Тут есть масса компаний, которые зарабатывают на подключении газа. Если вы будете дешевле, они же разорятся. Это нечестная конкуренция, идите лесом», – туда, где вот дрова, видимо, рубили.

То есть, с одной стороны, да, действительно, чувства людей, у которых 200 тысяч просят (ну просят, предлагают заплатить) за подключение газа, я не просто понимаю, я сам вот как раз в Подмосковье в свое время к домику подключал газ, это чудовищных денег стоит. Простой гражданин Российской Федерации эти деньги потянуть не может, ему кредит надо брать, это очень дорого. Но просто вот «а давайте бесплатно» – ну это тоже не дело. Ну не будет бесплатно, ну это просто надо взять и выбросить из головы.

Тамара Шорникова: Ну, мне кажется... Не могу все-таки согласиться. Мне кажется, тут надо просто определить, мы государство, которое хочет, как социальное декларирует себя и хочет, чтобы все в нем жили хорошо, или мы хотим заработать в том числе и на этом.

Александр Фролов: Вы знаете, в 1991 году у нас государство, в котором «чтобы все жили хорошо», по моим скромным представлениям, немножко закончилось, все захотели жить при общественно-экономической формации, где главное – это получение прибыли. Поэтому ну... У нас есть компании, на которые наложена значительная часть социальных обязательств, и вот эти компании сейчас как раз-таки и будут осуществлять процесс газификации, но дешевле опять же, вот то, о чем вы говорили, ссылаясь на президента. Бесплатно... Ну людям надо платить зарплату, то есть люди работают в этих компаниях...

Иван Князев: Ну понятно, да. Спасибо большое. Александр Фролов был с нами на связи, заместитель генерального директора Института национальной энергетики.

Тамара Шорникова: Еще несколько примеров давайте посмотрим. С какими техническими сложностями газификации сталкиваются люди на местах, наши корреспонденты выясняли в Свердловской, Рязанской и Кировской областях. Смотрим видеоматериал и возвращаемся в студию.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот еще на самом деле важно понять, почему в одном регионе 800 тысяч, в другом 200 тысяч, и причем 800 тысяч там, где вроде бы уже распределительная станция совсем рядом находится. Спросим это у нашего эксперта, Александр Пасечник у нас на связи, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности. Здравствуйте, Александр Михайлович. Слышите нас, Александр Михайлович?

Александр Пасечник: Слышу прекрасно все.

Иван Князев: Александр Михайлович, действительно, почему такие вот разные цифры подключения по регионам? Кто там встает между производителем газа и потребителем конечным?

Александр Пасечник: Нет, ну бывают, конечно, скажем, какие-то посреднические фирмы, вот, и в связи с этим такие возникают искажения. Но с этим борются, на это обращал внимание и президент, что как максимум минимизировать все возможные вот эти посреднические схемы и упростить ситуацию. То есть в целом будет газификация проводиться не за счет граждан, стоят такие именно задачи, а финансирование программы «Газпрома» будет проводиться за счет так называемых облигаций бессрочных, в этом смысле такой новый концепт.

Иван Князев: А вот этих денег, 526 миллиардов на 5 лет на газификацию, их хватит? Тут вот даже количество населенных пунктов, 3 632. Просто я почему спрашиваю? Непонятны вот эти критерии рационального подведения газа, рентабельности подведения к тому или иному населенному пункту. Это сколько, чтобы населенный пункт был рентабелен, 10 тысяч должно проживать, 5 тысяч? В 100 километрах он... ?

Александр Пасечник: Ну, таких критериев не ставится в целом, там может быть население деревни и 200 человек...

Иван Князев: Подведут?

Александр Пасечник: ...и газификация будет, да. То есть здесь не по числу, значит, жителей смотрят, это не ключевой параметр все-таки. Так что в целом денег должно хватить, да, порядок вложений, вот еще замечу, до 2030 года гигантский, это до 2 триллионов рублей, вот, первый этап, как вы верно заметили, более 500 миллиардов. Вот эти деньги будут как раз гарантироваться бессрочными облигациями...

Иван Князев: А какая-то дорожная карта по газификации у нас есть в стране?

Александр Пасечник: Конечно. Практически со всеми регионами у «Газпрома» перезаключены контракты на газификацию с расширением, значит, финансирования, то есть все это есть, безусловно, все это есть в стратегии «2035»...

Иван Князев: Ну просто, чтобы заранее понимать, до кого дойдет, до кого не дойдет газ.

Александр Пасечник: Конечно. Нет, безусловно, все это функционирует. Еще раз замечу, что вопрос может возникать уже в ходе реализации программы, потому что, чтобы привлечь деньги под облигации, нужны все-таки какие-то институциональные интервенции, то есть кто будет еще столько бумаг «Газпрома» покупать, то есть гарантировать там, значит, надо будет повышенную доходность. Но это уже частности, но тем не менее гражданам это, скажем, фиолетово, как там это все будет организовываться, им задача, чтобы газ пришел, и, что называется, по социальной программе.

Тамара Шорникова: Александр Михайлович, это важные частности, потому что мы до этого и нацпроекты видели, и другие очень масштабные программы федерального значения, в которых тоже подразумевались триллионы каких-то инвестиционных денег, и вдруг выяснялось, что вот прямо сейчас нужно найти еще триллион-полтора, потому что не нашли.

Иван Князев: Особенно когда это доходит до того или иного региона.

Александр Пасечник: Нет, здесь четкие определены параметры, то есть все на контроле президента, он не раз высказывал свое недовольство темпами газификации. Ну и мы видим уже результат, Миллер докладывает о том, что в 3 раза, то есть кратно, будет увеличено финансирование программы газификации регионов, и это существенно, конечно.

Тамара Шорникова: Понятно.

Александр Пасечник: Ну и, как вы уже тоже заметили, что к 2030 году до 100% технически возможная газификация будет все-таки реализована. Я не думаю, что здесь могут быть какие-то сдвиги по программе, мы, может, даже увидим и форсирование этого процесса, учитывая, что дело на контроле президента.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок. Тамара из Хабаровского края, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Тамара.

Зритель: Я живу в Комсомольске-на-Амуре, считайте, что не в центре города, а у нас дом... считается как бы тоже второй, это, и заводы, и дома, все. И я живу в поселке тут же, он называется Майский поселок, у нас много частных домов в этом поселке, был, ну как кооператив считается, много настроили коттеджей.

Кто богатые, платят кому-то там, проводят им газ, а у меня 7 лет... Я тоже, когда был дед живой, построила дом с дедом, теперь дед умер, и 7 лет мой дом без отопления стоит. И наша улица обращалась к начальнику, ездили кто помоложе, мне 70 лет, я инвалид I группы...

Иван Князев: А сколько просят за подключение сейчас?

Зритель: ...сын у меня тоже инвалид II группы. Нам они отвечают, что нет газа, в городе не хватает газа, и нам провести газ от этих труб, вы знаете, метров 50, которым провели..., построили коттеджи рядом, им провели газ, и от них эту трубу прорыть 50 метров, на нашей улице, она односторонняя, домов ну 25 от силы стоит, и нам не могут провести газ.

Тамара Шорникова: Интересно, да. Спасибо большое.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое, Тамара.

Тамара Шорникова: Александр Михайлович, а такое возможно, что вот не труб не хватает, не денег проложить, а вот газа нет?

Александр Пасечник: Нет, смотрите, с дефицитом такие вопросы решаются в частном порядке. Я не думаю, что из-за одного домохозяйства дефицит газа возникнуть может. Это, конечно, проблема на уровне, скажем, муниципальных властей, может быть региональных.

Но смотрите, вот программа газификации, все заявки, там же дата была определена, то есть с какого года под эту программу можно зайти. То есть многие, допустим, не оформляли заявку на газификацию как раз для того, чтобы попасть в программу уже по газификации обновленную, понимаете, чтобы попасть под субсидии государственные, вот в чем момент или казус. Ну, здесь уже это на уровне региональном должны, конечно, разбираться, и, я думаю, проблема должна в любом случае решаться.

Иван Князев: А вот это вот, Александр Михайлович, очень такой опасный момент, когда вот скидывают вот решение этой проблемы на региональный уровень. Потому что у нас тут вот очень много SMS, вот из Башкортостана: «Газ проходит в 50 метрах за огородом, но провести не хотят». «Газовая труба оканчивается у моего забора в 50 сантиметрах уже, – это из Московской области. – До моего дома, правда, еще 30 метров, за подключение просят 350 тысяч рублей». Ну и много историй, когда, например, стоит пятиэтажный дом, к нему газ подвели, а рядом два частных дома, к ним уже не хотят и вот тоже говорят, что это все в ведении местного самоуправления. А где вот оно будет заканчиваться, их полномочия?

Александр Пасечник: Это тоже обсуждается, вы заметили правильно, то есть газ до забора домохозяйства, а дальше это уже, значит, за деньги граждан, вот в чем момент. И те тарифы, которые назывались, там в каждом регионе свой, и, естественно, в Минэнерго обсуждалось это на круглых столах, и стоит задача все-таки как-то привести тариф, может быть, не к единой ставке, но к разумной, скажем, чтобы это все-таки не вызывало недовольства граждан, вот в чем момент, то есть все это сделать, по максимуму дебюрократизировать и сделать универсальным, может быть, унифицировать этот подход, то есть чтобы каждый метр стоил определенное количество, такие чтобы были ставки. И опять же, бывает у кого какой участок: бывает, от забора, что называется, до непосредственно дома 100 метров, а у кого-то может быть и гектар, ну не гектар, 5 метров...

Иван Князев: Ну понятно, да.

Тамара Шорникова: Да. Александр Михайлович, от частного теперь немного к глобальному. Опять же про «газа не хватает». Мы привыкли так думать, что у нас очень богатая ресурсами страна, но вот, например, обсуждают уже нефть, выясняется, что месторождения, которые сейчас остаются в разработке, они достаточно дорогие, и есть страны, которые обходят нас по этому параметру, там дешевле добавлять нефть. А с газом у нас как? У нас его много, очень много, умеренно много? На сколько лет активного пользования его хватит? У нас действительно хватит?

Александр Пасечник: Нет, газовые запасы и ресурсы, ресурсный потенциал у нас прирастает. У «Газпрома» есть возможность в соответствии с растущим спросом, допустим, если мы будем китайский рынок прогрессирующий и поставки туда по контракту будут увеличиваться по «Силе Сибири», по «Силе Сибири – 2» в перспективе... То есть в целом коэффициент не запасов даже, а даже оперативных мощностей, которые «Газпром» может в соответствии со спросом ввести быстро в строй, это до 20%, а вообще потенциал, коэффициент 1,5, то есть при нынешнем уровне добычи мы можем добавлять еще в 1,5 раз больше, в достаточно короткий период то есть поднять.

То есть с этим вопроса нет, с внутренним дефицитом газа тем более, то есть все-таки насыщение внутреннего рынка остается, скажем, стратегической даже задачей, первоочередной, а уже дальше экспорт. Но еще раз замечу, что портфель производственный соизмерим с экспортным и с внутренним потреблением, здесь никаких, значит, рисков с газоснабжением мы не ожидаем.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Александр Пасечник, руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да. И очередь из звонков, давайте послушаем Николая из Воронежской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот служил в Германии 1975–1977-е гг., там буквально до 800–900 метров стоит дом один от дороги, к нему подведен газ. У нас же вот в Аннинском районе Воронежской области поселок считается нерентабельный, так как люди там уже остались, пожилые живут. Должен был идти через два..., там через… пруда, а они пошли легче, вдоль Бобровской трассы, дороги, прокопали на Березовку, а поселок, здесь старики, никому не нужны мы.

Раньше я дров сам наготавливал, а в последнее время, я вот инвалид II группы уже 20 лет, и дров я раньше сам готовил, в этом году до того доработал, что рука отказала. Приехал вот сюда в Воронеж, уже второй месяц лечу руку, делаю уколы, чтобы работала. Ну неужели трудно? В Германии, я говорю, дом один стоит, как страна, и мы здесь, в России, у нас нет ничего, «газ тяжело», «нерентабельный поселок» – что это за разговоры? Денег у нас нет, у пенсионеров, я получаю 14 400, жена 10 тысяч, куда их деть?

Тамара Шорникова: Да, понятно...

Иван Князев: Да, спасибо, Николай. Ну вот как раз-таки и будем разбираться, что будет, какое будущее у таких вот поселков, которые почему-то могут признать или уже признают нерентабельными. Но пока еще один телефонный звонок у нас.

Тамара Шорникова: Юрий из Челябинска, давайте послушаем.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте!

У меня такой вопрос, значит. От города Аша есть поселок Ук за 6 километров. Туда построили, трубы проложили, газовые трубы, уже лет 10, больше, назад, а газа до сих пор не дают.

Иван Князев: Ага.

Зритель: В чем дело, почему, что там такое, не знаю.

Иван Князев: А ничего не объясняют? Может, просто денег просят?

Зритель: Ничего... Прокладывают, под землю сейчас прокладывают, там верховые были трубы эти проложены, а сейчас по поселку проложили пластиковые трубы, о газе пока ничего не слышно.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое, Юрий.

Несколько SMS. Вот в Ивановской области газ проходит мимо населенных пунктов, хотя до домов оставалось всего лишь опять 200 метров, неужели так трудно провести. Из Татарстана: «За те деньги, которые уйдут у меня на подключение оборудования и сам газ, я уж лучше буду тогда платить за электроэнергию, на 20 лет мне хватит денег на это».

Тамара Шорникова: Да. Тут об альтернативных технологиях тоже нам пишут, Вологодская область: «Зачем газ, если все деревни электрифицированы? Реконструкция электросетей и плата по цене АЭС, как во Франции, например».

Давайте подключим к разговору еще одного эксперта – Ольга Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, доктор экономических наук.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга Владимировна.

Ольга Кузнецова: Добрый день!

Иван Князев: Ольга Владимировна, ну что будет вот с такими вот населенными пунктами, с такими поселками, деревеньками, которые уже признали нерентабельными? Какие у них варианты остаются тогда?

Ольга Кузнецова: Вы знаете, я думаю, что проблема такая очень сложная, надо в каждом конкретном случае разбираться, что привело к такому решению. Вот пока поток новостей и сообщений от слушателей, который идет, и то, что я знаю от многих своих знакомых, и то, о чем уже говорилось раньше: к сожалению, нет у нас прозрачной ситуации с тем, как принимаются решения о подключении к газу и во что обходится это подключение. И конечно, для начала надо разбираться прежде всего в этом, когда действительно труба проходит на границе населенного пункта, в нескольких десятках метров, и тем не менее цена почему-то этого газа оказывается заоблачной для многих граждан, – это, конечно, ненормально, и надо по крайней мере разобраться и понять, почему так происходит.

Если же говорить о неперспективных населенных пунктах, то надо действительно разбираться с тем, являются ли они неперспективными. Ну, если так сложилось, что действительно нет рабочих мест, уже ветхое жилье, только пенсионеры и нет никаких вариантов изменить эту ситуацию, то, наверное, надо подумать, как создать нормальные условия для жизни для этих пенсионеров; тащить туда газ, тратить огромные деньги, если будущего у населенного пункта действительно нет, наверное, неразумно.

Если же все рассуждения о том, что населенный пункт бесперспективен, не соответствуют действительности, есть рабочие места, есть добротное жилье, и как раз отсутствие газа является сдерживающим фактором, для того чтобы развивать экономику таких населенных пунктов, то, конечно, надо тащить газ, а местным региональным властям, соответственно, создавать условия, для того чтобы там появились рабочие места и были перспективы для развития. Но это действительно надо решать на местах исходя из специфики каждого конкретного населенного пункта, и я думаю, что и местные региональные власти гораздо лучше знают ситуацию на местах в своих регионах.

Тамара Шорникова: Ольга Владимировна, а вот этот вот приговор «нерентабельная, неперспективная деревня» – это окончательный вердикт? Есть право голоса у людей? Ну потому что властям же может быть просто достаточно вот такой вердикт вынести и не искать инвесторов, не искать какие-то пути выхода, просто, не знаю, предложить переселиться людям или переселить самим?

Ольга Кузнецова: Я думаю, что опять же в каждом конкретном случае, в каждом конкретном населенном пункте с участием населения, властей, того местного бизнеса, который есть, надо собираться и обсуждать, что действительно является сдерживающим фактором.

Иван Князев: Ага.

Ольга Кузнецова: Если ветхое жилье, если нет никакой инфраструктуры, если нет, соответственно, возможности там создавать новые рабочие места и появляться инвесторам, может быть, все-таки действительно дешевле переехать в какой-то крупный населенный пункт, где есть рабочие места. Если дело в том, что, ну извините, у власти сидят коррупционеры, которые не работают с инвесторами, приходят желающие что-то там делать, а у них не получается, потому что не могут решить то один, то другой, то третий вопрос...

Иван Князев: Ну, это другое, да, это...

Ольга Кузнецова: ...это уже другая история.

Иван Князев: Это отдельная история, и весьма очевидная.

Ольга Владимировна, а вы не считаете, что, может быть, вот эти вот населенные пункты и не рентабельны потому, что там газа нет? А подведи ты газ, будут там и предприятия какие-нибудь возникать, будут и люди переезжать. А что б не переехать, когда у тебя газ подведен? Взял да и переехал из города, мы вот буквально накануне обсуждали: был бы газ, была бы транспортная инфраструктура, да прощай ты, этот город.

Ольга Кузнецова: Вы знаете, я думаю, что одним газом дело в любом случае не ограничивается. Потому что опять же здесь прозвучало, что если все хорошо, то отсутствие газа, конечно, является некоторым препятствием и дискомфортом, но тем не менее есть альтернативные технологии. Если есть деньги, то можно и электричеством топить, можно газгольдер зарыть, сжиженным газом топить.

Иван Князев: Ага.

Ольга Кузнецова: Поэтому я не думаю, что дело вот исключительно в отсутствии газа. Да, это один из факторов, но, скорее всего, в подавляющем большинстве случаев речь идет о целом наборе факторов и препятствий для успешного экономического развития.

Тамара Шорникова: Правда, мы тут недавно в «ОТРажении» обсуждали, что счета за отопление, если топиться тем же электричеством, приходят под 30 тысяч... Но основная мысль понятна, да, что при желании альтернативу найти можно.

Давайте послушаем Татьяну из Московской области, звонок от телезрителя есть у нас. Здравствуйте, Татьяна.

Иван Князев: Слушаем вас, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте, добрый день.

Значит, у меня такая ситуация. Мы проживаем вот уже в связи с пандемией почти год на даче, это Московская область, Подольский район, деревня Федюково рядом, в 50 метрах от нас, СНТ. Значит, деревня газифицирована, СНТ тоже газифицировано, но, значит, около миллиона стоит подключение к этому газу.

И вопрос у меня такой: вот в связи с этой программой газификации... Мы согласны заплатить, вот некоторые говорят, 350 тысяч, уже согласны на 350 тысяч, хотя мы пенсионеры, но около миллиона – это неподъемно, потому что как бы это в частных руках находится, в СНТ газовое хозяйство. Вот интересно, как вот в современных условиях будет происходить?

Иван Князев: Да, Татьяна, вот мы... Я просто сейчас хочу уточнить: а кто просит вот эти деньги, этот миллион? Вот вы говорите, в частных руках – кто конкретно?

Зритель: Ну, руководство нашего СНТ, которое провели вот эту газовую компанию.

Иван Князев: А, то есть они, видимо, свои трубы проложили, теперь они уже с вас деньги требуют?

Зритель: Ну конечно. То есть где-то 350 стоит по улице, а все остальное в той же самой цене, где-то, получается, может быть, 700–800, вот так вот на круг.

Иван Князев: Да, понятно, спасибо. Ну, вот какие еще препятствия могут быть.

Тамара Шорникова: Да.

И опять-таки очень зацепила вот эта, видимо, обидная нерентабельность многих телезрителей. Знаете, что пишут? А мы должны к каждому населенному пункту относиться как к какому-то донору страны, как к источнику процветания, промышленного рывка какого-то и так далее? А что делать тем деревушкам, селам, где условно живут пенсионеры, которые... ? Им рабочие места-то особо не нужны, они там получают пенсию, они просто хотят жить здесь, на своей земле в комфортных условиях. То есть возможен ли в стране баланс, когда мы зарабатываем в одном месте, а в другом просто обеспечиваем комфортную жизнь, тратя деньги?

Ольга Кузнецова: Вопрос очень неоднозначный. Давайте проведем параллель с социальной политикой. Вот если перед вами поставят вопрос, одни люди работают, а другие просто хорошо живут, вас этот вариант устроит или нет? Думаю, что нет.

Иван Князев: Мы с этим живем.

Ольга Кузнецова: Хотя пенсионеры, я думаю, действительно заработали как бы на достойную старость. Но всегда ли именно сетевой газ является единственной альтернативой для вот обеспечения достойных условий жизни? Может быть, дело не в сетевом газе, а, допустим, можно дотировать, субсидировать сжиженный газ, дотировать то же электричество. Надо просто считать и определять, во-первых, и реальную цену подводки газа, еще раз повторю в продолжение предыдущего звонка, действительно ли миллион стоит подключить частный дом, если труба уже подходит. И смотреть, считать экономику разных вариантов, в том числе и субсидирование того же электроотопления, сжиженного газа, и принимать оптимальное решение.

Иван Князев: Ну, если там-то трубу кинула частная компания, владелица вот этого СНТ, то, конечно, они уже будут за это просить деньги, уже будут ставить в тупиковое положение.

А какие-нибудь вообще альтернативные варианты у нас есть помимо газа? Ну вот вы сказали про сжиженный газ, газгольдер поставить, электричество. Если можно, прямо коротко.

Ольга Кузнецова: Ну, по крайней мере те варианты, которые я знаю, общаясь с людьми, я назвала. Я знаю людей, которые живут круглогодично в загородных домах и которые топят электричеством. Да, это недешево, но в принципе даже по сравнению с тратами за городскую «коммуналку» люди считают это оправданным. Я знаю людей, которые платят за газгольдер, и тоже опять же рядовые граждане ставят эти установки и живут за городом, если у них есть такое желание и нет, к сожалению, для них варианта сетевого газа.

Иван Князев: Ну понятно, в общем, все то, что мы уже перечислили. Спасибо вам большое. Ольга Кузнецова, профессор кафедры экономической и социальной географии России МГУ, была с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да. И скоро будем говорить о налогах, будем говорить о мигрантах, не переключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
За чей счет и сколько будет стоить подключение?