ТЕМА ЧАСА: Главное событие года

ТЕМА ЧАСА: Главное событие года | Программы | ОТР

По опросу зрителей ОТР, в первой тройке - пандемия и вакцина, 75-летие Победы и принятие поправок к Конституции

2020-12-30T12:40:00+03:00
ТЕМА ЧАСА: Главное событие года
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Что нового? Екатеринбург, Абакан, Биробиджан.
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Гости
Олег Буклемишев
заместитель декана экономического факультета МГУ им М.В. Ломоносова
Анетта Орлова
психолог, кандидат социологических наук
Алексей Малашенко
независимый политолог, доктор исторических наук, профессор

Петр Кузнецов: 30 декабря, в эфире программа, в прямом эфире программа «ОТРажение», Петр Кузнецов, Елена Медовникова. У нас большая тема впереди, и мы уже готовы подводить итоги этого года. Событие года, мы запустили в самом начале проект «Реальные цифры», в его рамках просили рассказать, что вы считаете главным событием в этом году, указать свой регион и возраст. Буквально через секундочку узнаем, что у нас получилось.

Елена Медовникова: Да, и будем говорить об итогах.

И вот пандемия, разработка вакцины, ВЦИОМ и так далее. Россияне говорят о том, что событий действительно много, стали они не совсем обычными. И вот что стало лидером нашего опроса – COVID.

Петр Кузнецов: Да. Начал его ВЦИОМ, мы решили оттолкнуться от того, что называли россияне, и сравнить со своими цифрами, на то они у нас и называются «Реальные цифры», мы меряем все в рамках нашей программы, по меркам Общественного телевидения России.

Итак, лидером нашего опроса в итоге все-таки стал COVID, да. В том числе вы писали, что рады изобретению вакцины от вируса. На втором месте 75-летний юбилей Победы. И в нашу тройку вошли также поправки в Конституцию и, внимание, отмечены такие события, как снятие Чубайса, инцидент с Навальным и закрытие ток-шоу «Дом-2». Вы точно наши телезрители?

Елена Медовникова: Ну, что из экономических... Да-да-да, сейчас узнаем как раз. Что из экономических итогов года? Это потеря работы, рост цен и так и не случившаяся индексация пенсий работающим пенсионерам соответственно.

Петр Кузнецов: Это вот экономическая отдельная тройка по версии телезрителей Общественного телевидения России.

Ну и, конечно, немало личных итогов. Мы вас ничем не ограничивали, говорили, что, если есть что-то важное, что произошло под окнами вашего дома конкретного в этом году и это важнее, по-вашему, чем пандемия, чем юбилей Победы, поправки в Конституцию, указывайте и его. И немало личных итогов было. Вот, например, читаю сообщение из Омска, Надежда нам прислала: «Самое лучшее мое событие в 2020 году – дочка подарила путевку в Крым на 21 день».

Елена Медовникова: Да, действительно, вот разные события у людей. Но большинство радовались, что все близкие живы и здоровы. SMS из Москвы: «Главное событие – близкие остались живы после «короны».

Петр Кузнецов: У многих были свадьбы, пополнения в семьях. Кто-то закончил ремонт в квартире. А вот из Тюменской области нам написала семейная пара, они, как они написали, «справили юбилей по 70 лет».

Елена Медовникова: Так, а вот SMS из Рязанской области: «Год был нормальным, сами его испортили излишними нововведениями». Челябинская область: «У нас нормальный год, работа и зарплата сохранены. Отдыхали летом на местных курортах», – ну вот, все прекрасно у людей, проблем не было.

Петр Кузнецов: Проблем не было. Сообщение из Оренбургской, пожалуйста: «Первый раз уволилась с работы, врач, 75 лет».

Если вы не успели проголосовать, если вы не успели назвать свое событие года или где-то ваше сообщение затерялось, о личном рассказывайте в этом часе, пробивайтесь в прямой эфир, пишите нам SMS-сообщения, заходите на наш сайт otr-online.ru.

«Главное событие года, что вспомните вы?» – мы спросили у жителей Казани, Перми и Рязани. Лично наши корреспонденты вышли на улицы этих городов, давайте посмотрим, что там получилось.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Вот, не так все плохо, Лен.

Елена Медовникова: Даже, я бы сказала, очень хорошо.

Петр Кузнецов: Девиз года – «Главное, что все живы и здоровы».

Елена Медовникова: Позитивные жители у нас страны.

Петр Кузнецов: «У нас в Нижегородской области был хороший урожай земляники, а еще мы никуда не поехали в этом году, жили в деревне 4 месяца. С наступающим Новым годом!», – SMS из Москвы. «Я рада, что дочь выжила после ожога огнем, а внуки сыты», – это сообщение из Кемеровской области. «Вышел на пенсию, сделали ремонт квартиры», – сообщение из Пермского края. Продолжают все-таки подводить личные итоги.

Ну а мы к экономике, мы начнем с экономики, с экономического эксперимента. Олег Буклемишев, заместитель декана экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, с нами на связи. Олег Витальевич, здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Олег Буклемишев: Добрый день.

Петр Кузнецов: Ну потому что экономика градообразующая, экономика потеряла потрясения, перевернута, неожиданности и так далее. Год с точки зрения экономики, скажите, пожалуйста, как он ее изменил и как он изменил отношение, самое главное, людей к экономике, к личной экономике прежде всего?

Олег Буклемишев: Действительно, этот год был очень серьезный для экономики страны в целом и для экономики каждого отдельного домохозяйства...

Петр Кузнецов: Олег Витальевич, если можно, прошу прощения, чуть погромче или ближе к микрофону, не очень хорошо вас слышно.

Олег Буклемишев: Да, хорошо, давайте так.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Олег Буклемишев: Год для экономики российской очень серьезно пришелся, в нем вместились самые разные события, эти события были связаны в основном с сопротивлением отдельных домашних хозяйств, отдельных бизнесов угрозам, связанным и с самой болезнью, и с ее последствиями, и с карантинными, которые вводились для того, чтобы система здравоохранения выдержала и не сломалась от такого огромного напряжения. Вот это все явилось таким серьезнейшим вызовом.

Этот вызов на самом деле еще не закончился, он продолжается. И на следующий год несмотря на то, что вроде бы мы чисто арифметически должны пойти в плюс, такой просадки экономической, как в этом году, быть уже не может, тем не менее экономика заметно перестраивается, перестраивается и мировая экономика, и отечественная. Поэтому такие события серьезные не закончились, нас ждет еще довольно много неожиданностей.

Петр Кузнецов: Насколько сильно мы зависим от мировой экономики? Если она восстановится быстро, Morgan Stanley прогнозировал V-образный такой подъем экономики, то есть резкое падение и резкий подъем, не знаю, как на самом деле выйдет, то это поможет нам автоматически быстрее восстановиться?

Олег Буклемишев: Да, безусловно. Российская экономика – это открытая экономика, мы поставляем на мировой рынок как минимум сырьевые наши ресурсы, это в первую очередь энергоносители, и, конечно, цена на энергоносители очень сильно зависит от спроса, то есть от темпов восстановления.

Но вопрос другой заключается в том, насколько долго продлится вот эта сырьевая, скажем так, предрасположенность мировой экономики. Потому что еще одним трендом, я этот тренд обязательно бы выделил, стало такое изменение отношения, усиление, на мой взгляд, «зеленых» тенденций, усиление ощущения хрупкости окружающего нашего мира. Поэтому, на мой взгляд, все тенденции, связанные с вот таким вот переходом на новые технологии, с сокращением выбросов, с циркуляцией одних и тех же ресурсов, эти тенденции только усиливаются.

Петр Кузнецов: Ага. Олег Витальевич, если можно, еще вернемся ненадолго к личной экономике. Можно ли все-таки сказать, что в этом году в таких условиях мы научились экономить, правильно распределять средства (казалось бы, мы умеем это делать) и так или иначе прокачали свою какую-то финансовую грамотность, научились каким-то инструментам, здесь отложить, тут перераспределить?

Олег Буклемишев: То, что вы говорите, наверное, справедливо для определенной части домашних хозяйств, которые научились экономить, которые в зависимости от утраты работы, от утраты источников дохода стали искать другие пути выживания, существования, и это, кстати, чувствовалось в ваших опросах на улицах, что многие люди говорили: «Слава богу, что не было хуже».

Но при этом я бы сказал, что другая часть граждан чувствует себя не очень хорошо, увеличивается задолженность просроченная, увеличивается задолженность перед банками, и поэтому для многих домашних хозяйств это явилось таким очень серьезным испытанием и будет являться серьезным испытанием. Нужно еще продолжать усилия по повышению финансовой грамотности населения...

Елена Медовникова: Олег Витальевич, а если мы берем общую картину, вот все-таки мы уже, да, стали говорить, начали говорить об экономической ситуации в стране. Насколько Россия, на ваш взгляд, достойно справляется с нынешней ситуацией, выходит из этого кризиса действительно по сравнению с Европой, с Америкой?

Олег Буклемишев: Об этом сейчас очень многое говорится, разные сравнения приводятся. Действительно, если судить по основному экономическому индикатору, который в таких случаях, как правило, используется, темпы падения валового внутреннего продукта, у нас он ожидается примерно 4% в год, что гораздо лучше, гораздо меньше, чем во многих европейских странах, чем в Соединенных Штатах Америки, вообще в развитом мире есть очень немного стран, которые в кризис отреагировали лучше, чем мы.

Но если мы посмотрим на другой индикатор, мне этот индикатор кажется гораздо более важным, это индикатор падения реальных доходов населения, который у нас продолжается с небольшими условно перерывами уже который год, мы упадем в этом году еще примерно на 5%, по всей видимости. И это вот очень тяжелая, мне кажется, цифра, которая свидетельствует о том, что не все так хорошо и почивать на лаврах ни в коем случае не нужно, нужны новые усилия, для того чтобы повышать благосостояние.

Петр Кузнецов: В этом смысле как бы вы оценили шаги экономические прежде всего, экономические шаги на опережение в исполнении государства, когда пандемия только начиналась и мы, как тогда принято было говорить, еще не знаем, с чем мы столкнемся и какие будут последствия, помощь государства, оказанная и домохозяйствам, и малому и среднему бизнесу?

Олег Буклемишев: Я бы сказал так: хорошо, но мало. Очень правильные были меры по поддержке семей с детьми, очень правильные были меры, с моей точки зрения, по повышению пособий по безработице для тех, кто работы лишился из-за этих драматических событий. Но среди мер, которые принимались для поддержки и бизнеса, и, скажем так, сектора здравоохранения, я бы сказал, что эти меры были недостаточными, можно было бы сделать больше. В бюджете осталось не израсходовано больше 1 триллиона рублей, и, если бы эти средства были пущены своевременно на поддержку отечественного бизнеса, на поддержку семей, которые довольно сильно пострадали, мы в следующем году росли бы гораздо быстрее. Мне кажется, что здесь серьезная недоработка, было стремление экономить, вместо того чтобы всеми силами стремиться помочь.

Петр Кузнецов: По поводу накоплений. Обращают на себя внимание цифры: количество клиентов физлиц на Московской бирже к концу этого месяца, получается, к концу года, к концу декабря достигло 8,5 миллионов человек. Число индивидуальных инвестиционных счетов 3,5 миллиона, в одном только этом году Мосбиржа открыла почти 2 миллиона индивидуальных инвестиционных счетов, это половина всех таких счетов за 5 лет. Вот можете объяснить, что это за, не знаю, частные инвесторы, которые появились? Что это за люди, что это за класс? И самое главное, откуда у людей лишние деньги?

Олег Буклемишев: Ну, во-первых, это не лишними деньги, это, скорее всего, те депозиты, которые людям стали просто неинтересны в силу достаточно низкого уровня ставок. Люди в России привыкли к высоким депозитным ставкам, и снизившаяся инфляция привела к тому, что и ставки тоже довольно резко упали. Чисто оптически люди смотрят на эти ставки и видят, что накопить таким образом нельзя, и начинается поиск, как всегда в подобных случаях, это и теорией предписывается, более выгодных вариантов сбережений.

Поэтому это не какие-то новые заработанные деньги, скорее всего, идет переключение сбережений с банковского сектора, который, кстати, в России, на мой взгляд, излишне гипертрофирован, то есть он занимает бо́льшую часть финансовой площадки, вот начинаются развиваться и другие формы сбережений, и, наверное, это хорошая вещь. Но опять же нужно вспомнить про ту же самую финансовую грамотность, что многие люди делают то, что они до конца не понимают, и это довольно плохо.

Петр Кузнецов: Ага.

Елена Медовникова: Ну, это касается, кстати, и пенсионеров, которые действительно очень часто и прежде всего, наверное, ведутся на удочку недобросовестных банкиров.

Олег Буклемишев: Ну, все-таки тут когда люди несут деньги на фондовый рынок, тут нужна и определенная стартовая сумма, тут уже и не банкиры, это другие в основном участники рынка. Но вы абсолютно правы, что мошенники в первую очередь бьют по лицам старших возрастов, тем, кто не до конца понимают реалии современной экономики и тем более сверхсложных во многих случаях финансовых операций.

Петр Кузнецов: «Я устроился на работу, хоть и за большую взятку», – написали нам из Ханты-Мансийского автономного округа, такой вот итог года, да, очень характерно и показательно.

Скажите, пожалуйста, мы об этом уже говорили в самом начале этой недели, когда только запускали проект «Реальные цифры», тот же вопрос хочется вам задать. Есть мнение, что пандемия выявила лишних людей и лишние сферы, ну в том смысле, что... Вот конкретные примеры: мы поняли, что мы совершенно спокойно можем обходиться без путешествий каких-то далеких в другие страны; мы совершенно свободно можем обходиться без походов в кафе и рестораны, то есть есть куча альтернатив. В этом смысле вы видите маркеры, которые пандемия расставила на тех сферах, которые, казалось бы, считались жизненно необходимыми?

Олег Буклемишев: Ну, не то чтобы это жизненно необходимые сферы, это те вещи, которые, скажем так, раскрашивают нашу жизнь, привносят в нее дополнительные краски. Я думаю, что довольно значительное число представителей среднего класса страдает оттого, что вот эти краски из жизни исчезли. Так что нельзя сказать, что мы научились совсем уже жить без этого. Давайте все-таки вспомним, что мы живем по большей части не для того, чтобы выживать, а для того, чтобы радовать себя и других, получать какие-то удовольствия, в конце концов, человек создан для счастья и счастье действительно выступает в разных формах.

Но о том, что вы сейчас сказали, конечно, многие вещи на сегодняшний момент представляются избыточными, лишними. Скажем, пребывание людей в офисах 100% времени, я думаю, что после пандемии наступит период такого немножко отрезвления, будут более гибкие графики. Но это приведет к серьезной трансформации того, как устроено, например, офисное пространство, как устроены города, как устроено время отдельных людей, как люди проводят время с семьей и с другими людьми, с которыми встречаются и путешествуют действительно.

И вот эти изменения вкусов, изменения предпочтений людей будут той главной силой, которая будет двигать экономику в ближайшие годы, и пока вот горизонт этого так ясно не просматривается. Я думаю, что эти изменения будут фундаментальными.

Петр Кузнецов: Ага.

Елена Медовникова: Олег Витальевич, интересная тенденция намечается. Действительно, многие наши зрители говорят о том, что COVID очень сильно повлиял на жизнь, с одной стороны, но, с другой стороны, если рассматривать большие масштабы этой проблемы, которая вдруг становится уже даже не проблемой, а подталкивает к каким-то, в общем-то, позитивным решениям.

Олег Буклемишев: Это правда. Действительно, в бизнесе начинают искать более эффективные решения, люди внутри своих домашних хозяйств тоже начинают изыскивать резервы, об этом мы уже говорили. Поэтому мир трансформируется, трансформируются международные отношения, трансформируется торговля, международные производственные цепочки. И вот эта трансформация сверху донизу приведет нас в совершенно другое состояние, вы абсолютно правы, ну для определенных секторов экономики, для определенных людей, которые в этих секторах заняты, а также, может быть, и для людей, которые что-то привыкли делать, для них это может быть полезно.

Петр Кузнецов: Ага. Реплика телезрителя, это Екатерина из Омска, по экономике. Здравствуйте.

Елена Медовникова: Да, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу сказать. Вот я 35 лет отработала в медицине. Сейчас очень тяжелый период наступил, и дело в том, что вот всем помогали и с детьми, и прочее, а про нас-то, пенсионеров, забыли совсем. Никто нам ничем не помог, а ведь мы болеем все абсолютно, это я вам говорю как медик.

Петр Кузнецов: Забыли о помощи этой категории. Да, об этом пишут многие наши телезрители, Олег Витальевич.

Олег Буклемишев: Да, действительно, пенсионеры в этих условиях чувствуют себя, особенно лишившись во многих случаях поддержки со стороны своих семей, во-первых, потому что доходы людей упали, люди не могут в той же мере, наверное, поддерживать старшее поколение; кто-то физически не может навещать стариков из-за того, что просто боится их заразить. И эта проблема действительно накладывается еще и на то, что лица пожилые стали основным направлением удара коронавируса, как известно, смертность среди этих категорий наиболее высокая.

Петр Кузнецов: Да-да-да. Люди просто тоже не могут понять, ведь эта категория как раз признана, если говорить о пандемии, самой уязвимой, получается самой уязвимой в плане помощи тоже.

Елена Медовникова: Олег Витальевич, вот из Московской области как раз сообщение пришло: «А нельзя ли помочь всему населению, не только, например, семьям с детьми? Мы хуже их? Лучший бы подарок был по 5 тысяч выделить всему населению». Ну вот действительно...

Петр Кузнецов: О «вертолетных деньгах» говорим, в масштабном таком виде говорили уже не раз в этом году.

Елена Медовникова: На самом деле вот 5 тысяч, 10 тысяч. Может быть, правда проще, чтобы как-то все почувствовали справедливость, о которой мы в последнее время так много говорим, и по 5 тысяч рублей всем раздать?

Петр Кузнецов: И богатым тоже.

Олег Буклемишев: Я бы, наверное, ратовал за это. Но основная проблема с экономической точки зрения заключается в чем? Смысл выдачи этих денег заключается в том, чтобы они пошли и потратили и экономика продолжала функционировать. В наших условиях многие люди просто не пошли бы тратить эти деньги, а в условиях неопределенности отложили бы их в сбережения, тем самым экономического эффекта такого большого, наверное, ожидаемого мы бы не получили. Хотя я всячески за более широкое такое социальное благополучие, более широкую раздачу денег. К сожалению, этого сделано не было, при том что ресурсы есть, но, по-видимому, в правительстве считают, что ресурсы нам еще пригодятся. Вопрос в том, не была ли эта экономия излишня, на мой взгляд была.

Петр Кузнецов: Экономические итоги мы подвели с Олегом Буклемишевым, заместителем декана экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, спасибо большое.

Давайте послушаем наших телезрителей, продолжают подводить, все равно тут преобладают личные итоги. Давайте послушаем нашего телезрителя из... сейчас скажу вам... Лариса из Омска.

Елена Медовникова: Здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Я из Москвы, если Лариса.

Петр Кузнецов: А, хорошо, из Москвы.

Елена Медовникова: Да, мы вас в любом случае слушаем. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Из Омска была Екатерины, верно, да. Из Москвы?

Зритель: Вы слушаете меня, да?

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Так. Значимое событие, одно из значимых событий для меня и для многих – закрытие безнравственной, глупой передачи «Дом-2». За столько лет нашелся человек, который сделал это, он для меня вообще-то человек года.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Зритель: Январь, 1-го празднуем Новый год, 2-го все мои знакомые празднуют закрытие «Дома-2».

Петр Кузнецов: Ну что, подождите, серьезно? Это вот главное событие 2020 года?

Зритель: Одно из главных, одно из главных. Все перечисленное, все главные, но я рада за то, что уже не увидят больше дети и молодежь этой сумасшедшей передачи, глупой и для ума, и для здоровья. 2 января мы закрытие «Дома-2» празднуем.

Петр Кузнецов: А почему не сейчас?

Елена Медовникова: А как празднуете?

Зритель: А?

Петр Кузнецов: Почему не сейчас?

Зритель: Нет, сейчас нет, сейчас еще настроение… Сейчас посмотрим, что вообще делается в мире, может быть, что-то такое, что радостнее более. Но в общем-то, это самое... Сейчас да, все уже звонят мне и говорят: «Наконец-то, Лариса!» Я говорю: «Да-да-да, наконец-то».

Петр Кузнецов: Переговариваетесь, да, то есть друг другу звоните. Скажите, наша передача вас устраивает в плане развития молодежи, людей?

Зритель: Это, это самое, да нет, нет, много очень, но сбивается все время, я много раз звоню.

Петр Кузнецов: Я к тому, что можно вас попросить 2-го, после того как вы будете отмечать закрытие «Дома-2», поднять тост как-то за программу «ОТРажение», чтобы...

Елена Медовникова: За ее дальнейшее существование.

Зритель: Ну конечно, могу! Это только время...

Петр Кузнецов: А там, может быть, и мы их место в эфире займем. Спасибо, Лариса из Москвы, с наступающим вас праздником.

Псковская область, Михаил. Здравствуйте.

Елена Медовникова: Мы вас слушаем, Михаил.

Петр Кузнецов: Михаил, у вас личные какие-то итоги, или вы все-таки привязаны к конкретному... ?

Зритель: Во-первых, поздравляю вас всех-всех с наступающим! Здоровья, счастья, удачи! Победить COVID!

Мне 61 год, предпенсионер. Пенсионеры жалуются, а мне платят по безработице 1 500 рублей уже 9 месяцев и все, полгода до пенсии. Никаких 11–12 никто не дает, денег нет в этой безработице и не будет, сказали, в течение 3 лет.

Петр Кузнецов: Вы спрашивали, обращались, да, вам сказали, не будет?

Зритель: Да. Всех поздравляю, еще раз удачи, здоровья, и обязательно на предпенсионеров обратите внимание, это просто выжитый класс, выжитый.

Петр Кузнецов: Здорово, что вы бодры при этом. Спасибо.

Елена Медовникова: Спасибо, Михаил.

Петр Кузнецов: Вас тоже с наступающим.

А теперь подведем некоторые политические итоги этого года. Алексей Малашенко, независимый политолог, доктор исторических наук, профессор, с нами на связи. Здравствуйте, Алексей Всеволодович.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Алексей Малашенко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Слышите нас, да?

Алексей Малашенко: Поздравляю вас с Новым годом! И вас лично, Петр и Елена, и ваш канал.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Елена Медовникова: Спасибо.

Алексей Малашенко: Это, наверное, на сегодняшний день один из самых, я бы сказал, порядочных каналов таких больших.

Петр Кузнецов: Это правда, спасибо.

Главным политическим событием 2020 года наш телезритель выбрал поправки к Конституции. Хочется вам задать вопрос, который был задан, собственно, и президенту на пресс-конференции, – а почему? И что они меняют масштабно? На что они действительно влияют, чтобы вот так вот их выделяли как главное событие, и не только политическое, кстати, а вообще?

Алексей Малашенко: Вы знаете, честно говоря, я бы не выделял Конституцию как какое-то великое событие, потому что принципиальных перемен она не несет, кто бы и что бы про это ни говорил. Вы знаете, в свое время после Великой французской революции, когда Наполеон Бонапарт менял конституцию тоже, то был такой разговор, это может быть, конечно, легенда, может быть анекдот, но тем не менее это записано. Два француза между собой говорят: «Ты это читал? Ты что-нибудь понял?» – «Нет, я понял только одно». – «А что она нам дает?» – «Она нам дает Наполеона, все». Поэтому я не думаю, чтобы это было какое-то событие, просто перемена Конституции...

Петр Кузнецов: Просто, видимо, как-то отложился сам заголовок, потому что звучит ярко и масштабно, весомо поправки к Конституции, голосовали...

Алексей Малашенко: Да, это тот тренд, который был, и тот тренд, который продолжается. Это означает укрепление нынешней политической системы в том виде, в каком она есть, и в принципе ничего не меняется.

Елена Медовникова: Алексей Всеволодович, но многие наши телезрители... Ничего не меняется, но многие говорят об обнулении, из Вологодской области, из Нижегородской.

Алексей Малашенко: Ну, обнуление... Вы сами понимаете, что такое обнуление. И в данном случае вот эти поправки к Конституции с обнулением и со всем прочим – это просто инструмент, инструмент укрепления нынешней власти, не более того. Никаких качественных перемен мы не видим, а то, что мы видим... после принятия Конституции, – это продолжение нарастания вот этого авторитарного режима жесткого, его ужесточения, и это вполне ожидаемо.

Петр Кузнецов: Алексей Всеволодович, еще одно событие – это смена правительства. Что, по-вашему, изменилось? Как правительство проявило себя в пандемию новое?

Алексей Малашенко: Я думаю, что это правительство проявило себя достаточно хорошо. При всем том, что, конечно, не все Мишустин и его команда могут сделать, осталась полностью зависимость правительства от Администрации президента, это однозначно, и это опять же свидетельство авторитаризма, безусловно. Но Мишустин и те люди, которые вокруг него, действительно пытались и пытаются чего-то сделать, и в этом отношении дай им бог здоровья. И вообще приятно видеть временами новые лица, причем даже не политиков, а таких менеджеров, администраторов. Так что тут...

Петр Кузнецов: Вы сказали о сохраняющейся зависимости, а вот о независимости хочется поговорить, тем более что мы сейчас вот плавно дошли до самой пандемии и работы во время пандемии. Регионы стали все-таки, как ни крути, самостоятельнее в пандемию, потому что они такие как бы вышли на эту авансцену, потому что на откуп был дан ряд решений, когда именно региональные власти сами должны были, могли, позволяли себе принимать решения: здесь закрыть, здесь ограничительные меры, а здесь, наоборот, опираясь на статистику или еще на что-то, смягчить эти меры. Можно ли сказать, что регионы стали самостоятельнее за этот год, за этот период?

Алексей Малашенко: Я бы сказал, что регионы, причем не все, кстати говоря...

Петр Кузнецов: Не все.

Алексей Малашенко: ...стали более самостоятельными, более самостоятельными, и я считаю, что это очень хорошо. Почему? Потому что при таком огромном российском пространстве всем руководить из одного кабинета просто-напросто невозможно. Мы ведь знаем, что такое ручное управление, оно имело и имеет место. Но когда на местах людям дают возможность действовать хоть как-то самостоятельно, это хорошо, и это, кстати говоря, приучает к нормальной политике, что я там у себя решаю что-то. Это очень важно. Посмотрим, продолжится ли этот тренд, потому что для федеральной власти, знаете, иметь такие полунезависимые регионы – это, в общем, большой риск.

Петр Кузнецов: Самостоятельность, но в меру. Алексей Всеволодович, спасибо. Алексей Малашенко, независимый политолог, доктор исторических наук и профессор. Посмотрим, что нам продолжают писать наши телезрители.

Елена Медовникова: Ростовская область: «Жизнь прекрасна! Пандемия принесла только пользу, минусов никаких», – ну вот видите, какие оптимисты есть. «Очень хороший год, пандемия в плюс», – из Кировской области.

Петр Кузнецов: «Большое спасибо, что поддержали детей, – сообщение из Челябинской области. – Спасибо за 5 тысяч». «Реальные цифры года – это то, что все-таки мы стали беднее», – это сообщение из Удмуртии.

Анетта Орлова прямо сейчас с нами на связи, это психолог и кандидат социологических наук. Раз все-таки личные итоги у нас тут преобладают... Здравствуйте, Анетта.

Анетта Орлова: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вот когда люди считают 2020 год одним из худших в своей жизни, есть такие сообщения, почему это происходит? То есть это что, работа? Здесь что, коронавирус? Что они имеют в виду?

Анетта Орлова: Ну, этот год стал вызовом для очень многих людей, и если говорить честно, то этот год, особенно первая половина этого года, была очень сильно наполнена тревогой, неопределенностью, ожиданием каких-то изменений, которые не очень-то успокаивали. И конечно, этот год навсегда, что бы мы ни говорили, он останется годом, полным тревог, полным таких, знаете, новых решений, быстрых решений.

И очень многие люди столкнулись с тем страхом, с которым они давным-давно не встречались, потому что у нас страна развитая, и тут вдруг все оказались буквально лицом к лицу с таким страхом, что есть болезнь, которая может в любой момент настигнуть, и неизвестно, что с этим делать. Поэтому тревога – вот что этот год сделало для людей очень напряженным.

Елена Медовникова: Анетта, но есть и обратная сторона медали. С одной стороны, безусловно, это тревога, но, с другой стороны, действительно многие отмечают, что некоторые семьи сплотились, стали больше внимания детям уделять, друг другу.

Анетта Орлова: Да. Вопрос был задан, почему люди говорят о том, что сложный год. Но если мы теперь зададим вопрос, почему люди говорят, что этот год был хорошим, то это тоже очень оправданно, потому что в этом году мы вынужденно, но все развернулись из вот этого постоянного бега, из этого постоянного процесса, когда мы чрезмерно ориентированы на внешние какие-то показатели успешности, мы развернулись внутрь, то есть к своим семьям, к тем отношениям, которые действительно важны. Вот все то, на что раньше не хватало времени, потому что люди все время конкурировали за какой-то успех, еще за что-то, в этом году оказалось, что это точка опоры, это фундамент. И очень многие люди действительно в этом году стали выстраивать более полноценные и более доверительные, более надежные и честные отношения.

Петр Кузнецов: Много сообщений о том, что стали беднее. Вот у нас деньги и счастье – это синонимы?

Анетта Орлова: Деньги и счастье не синонимы, но отсутствие денег действительно качественно снижает показатель удовлетворенности жизнью. Потому что хотим мы или не хотим, деньги – это эквивалент того, что мы можем себе позволить. Другой разговор, что, когда много денег у человека, оказывается, что это абсолютно не обеспечивает его счастье. Поэтому, конечно, хорошо, когда у человека есть возможности покупать продукты, покупать лекарства (лучше не болеть), водить своих детей на елку, то есть определенный уровень финансов, безусловно, влияет на удовлетворенность. Кстати говоря, вот те деньги, которые был переведены в помощь и людям, и детям, и бизнесу, это качественно очень многим помогало.

Елена Медовникова: Анетта, смотрите, вот много сообщений знаете, какого плана? Из Кировской области, из Ростовской области: «Очень хороший год на работе, сократили деньги, но я держусь». И вот, вы знаете, как раз вот эта фраза «я держусь», можете сказать, что, может быть, это какая-то сила русского характера в людях доминирует?

Анетта Орлова: Да, действительно...

Елена Медовникова: Из нашего опроса тоже ведь мы понимаем, что несмотря на то, что очень много трудностей, год действительно необычный, сложный, люди улыбаются, люди готовятся к Новому году.

Анетта Орлова: Ну, вы знаете, да, я думаю, что, если бы вы не были такой прекрасной ведущей, вы могли бы быть прекрасным психологом, потому что все, что вы говорите, это прямо в точку.

Елена Медовникова: Спасибо.

Анетта Орлова: Действительно, мы так привыкли, что когда трудности, то у нас есть мужество быть вместе. На самом деле у американцев совершенно другой стиль культурально, у них мужество быть одному и мужество начинать все сначала каждый раз. А для русского человека в большом формате, мы многонациональное государство, но в большом формате, в общем формате мы привыкли сплочаться, мы сплачиваемся во время трудностей и преодолеваем. Более того, у нас очень развито терпение, а терпение – это один из важных навыков по преодолению кризисных ситуаций. Поэтому в этом контексте, конечно, «держусь» – это хорошее слово, но хотелось бы, чтобы быстрее все это прошло, не надо было бы держаться, а можно было бы получать удовольствие от жизни.

Петр Кузнецов: Да, будем считать, что это настрой уже на 2021-й.

Елена Медовникова: Петр, для тебя сообщение из Ростовской области: «Мы в Новый год обязательно выпьем за программу «ОТРажение», обещаем. Она самая объективная».

Петр Кузнецов: Здорово! Анетта Орлова, психолог, была с нами на связи.

Спасибо, что вместе с нами были в большой теме. Никуда не уходите, совсем скоро новый час и новые темы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
По опросу зрителей ОТР, в первой тройке - пандемия и вакцина, 75-летие Победы и принятие поправок к Конституции