ТЕМА ЧАСА: ИП или не ИП?

ТЕМА ЧАСА: ИП или не ИП? | Программы | ОТР

Нужны ли частники государству и в каком количестве

2021-02-11T13:14:00+03:00
ТЕМА ЧАСА: ИП или не ИП?
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Владислав Корочкин
первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России»
Антон Любич
заместитель главы «Ассоциации защиты бизнеса»
Александр Хуруджи
независимый правозащитник, сопредседатель «Партии Роста»

Петр Кузнецов: Это программа «ОТРажение». Мы продолжаем работать в прямом эфире вместе с вами. Марина Калинина, Петр Кузнецов. Спасибо, что вы с нами. Сейчас – первая большая тема сегодня. Мы хотим поговорить об индивидуальных предпринимателях, о том, как им живется у нас, чем занимаются, сколько зарабатывают и какие подводные камни здесь есть.

Дело в том, что накануне стало известно, что Федеральная налоговая служба хочет упростить процедуру получения статуса ИП. Получить его можно будет вроде бы как за пару минут. При этом совсем недавно представителей малого бизнеса взбудоражил уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов. Давайте посмотрим, послушаем, что он сказал.

Борис Титов, бизнес-омбудсмен: Действительно, во всем мире существуют или самозанятые, которые не имеют права нанимать людей на работу, или уже юридические компании, ну, юридические лица, компании. Почему? Потому что компания – это уже, во-первых, коллективная ответственность, это и разделение финансовых ответственностей, потому что есть деньги компании, а есть личные деньги. Это разные два кошелька. А у индивидуального предпринимателя все вместе. И он не платит никаких налогов – при том, что он выводит эти деньги на потребление. Поэтому, конечно, в этом есть некая нелогичность.

Петр Кузнецов: То есть мы это к чему? С одной стороны, упрощают до максимума процедуру получения, а с другой – задаются вопрос: «Зачем нам вообще нужны ИП в такой форме?»

Марина Калинина: «Нужны ли они нам?»

Петр Кузнецов: То есть понятно, что речь не идет об отмене такой формы, как ИП, тем более в ближайшей перспективе. Но в бизнесе уже опасаются, что такие рассуждения, которые вы сейчас послушали, станут такой мягкой психологической подготовкой к уже большим изменениям, не мягким. К каким? Ии как нужно реформировать систему ИП? Мы это тоже будем сегодня обсуждать.

Марина Калинина: Ну давайте сначала посмотрим, кто же вообще такие индивидуальные предприниматели. Это физическое лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью и зарегистрировано в качестве предпринимателя без образования юридического лица. Сегодня ИП остаются по большей части в теневом секторе экономики, по крайней мере так говорят эксперты. Но официальная статистика указывает, что фактическая численность действующих ИП в России сокращается примерно на 5–7% ежегодно.

Петр Кузнецов: А теперь о том, какие налоги платят индивидуальные предприниматели. Ну, здесь все зависит от вида его деятельности. Сейчас существует пять основных налоговых режимов. При этом страховые взносы за себя и за работников в Пенсионный фонд и в медицинское страхование, а также обязательный налог 13%. Общая система налогообложения применяется реже остальных, так как в ней предприниматель платит больше всего. Также существует единый налог на доход при условии стабильных и высоких доходов. Наиболее популярна упрощенная система налогообложения: уплата налога ежеквартально, можно выбирать объект налога – на доход или на прибыль.

Вот так вот на первый взгляд все сложно. Если вы индивидуальный предприниматель, то рассказывайте…

Марина Калинина: Позвоните, расскажите, напишите, как вы живете, как вы работаете, с какими проблемами сталкиваетесь, как их решаете.

А мы пока начнем обсуждать эту тему с нашим первым экспертом. Это Александр Хуруджи, независимый правозащитник, сопредседатель «Партии Роста». Александр Александрович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Александр Хуруджи: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте оттолкнемся от слов господина Титова. Вот быть или не быть индивидуальному предпринимательству? Нужны стране индивидуальные предприниматели или все-таки нет?

Александр Хуруджи: Ну, я по поводу комментария сначала к вводным по Борису Титову. Там вырвали из контекста на самом деле его длинного интервью определенные фразы. И дальше какой-то хайп пошел по стране по этому поводу. Он никогда не предлагал индивидуальных предпринимателей как форму закрыть. Более того, он их много лет защищает, как и самозанятых.

Речь здесь стояла как раз о стоимости вывода денежных средств в случае, когда индивидуальный предприниматель выводит их в наличку. Это действительно упрощает работу. Особенно это сейчас распространено в ряде секторов. Но надо понимать, что до этого режим ЧП, сейчас ИП, ПБОЮЛ – это все формы достаточно древние, которым уже много лет, к которым граждане привыкли. И это основная форма для малого предпринимательства. Она подкупает своей простотой, минимизацией количества различных отчетных документов. И самое главное, что она достаточно стабильная во времени.

И то, что государство пошло навстречу, упростило возможность любому зарегистрироваться, а потом сразу же переходить на упрощенный режим, – я считаю, что это очень полезно. И это как раз возможность «обеления» экономики. Индивидуальные предприниматели относятся к тем, кто меньше всех уклоняется от налогов. То есть это люди, которым не выгодно уклоняться на сегодня.

И такую форму необходимо не только сохранять, но и поддерживать, и давать возможность предпринимателям получать нормальные кредиты, потому что многие банки нашу выручку как индивидуальных предпринимателей (а я с 2006 года индивидуальный предприниматель) не признают. Соответственно, когда ты берешь кредит, они не считают это доходом. В этом есть проблема. Если это исправить, то будет очередной рывок.

Петр Кузнецов: Александр, вы сказали, что нет смысла уклоняться индивидуальным предпринимателям. Но, с другой стороны, есть ощущение, что если индивидуальный предприниматель соблюдает все правила, шаг ни вправо, ни влево, то у него маржинальность получится минимальная. Ну, по сути, заниматься этим бессмысленно, нет смысла, нет выгоды особой.

Александр Хуруджи: Я говорил про сферу услуг больше. В сфере услуг индивидуальный предприниматель – это вообще идеальная схема работы. Я считаю, что в некоторых случаях, когда… Это по ресторанам, по кафе тоже отлично работает.

В общем-то, естественно, когда доходит дело до производства, то там уже возникают сложности. И там, наверное, нет смысла – в строительстве, вот в таких секторах, потому что там очень много входящего НДС, когда надо оформлять индивидуального предпринимателя на общей системе налогообложения, и тогда теряется весь смысл. Я говорю прежде всего о самой распространенной форме, когда индивидуальный предприниматель плюс упрощенная система налогообложения – 6%.

Петр Кузнецов: Тогда давайте попробуем нарисовать средний портрет индивидуального предпринимателя в России. Сколько примерно зарабатывает этот человек? Имеет ли или не имеет какой-то персонал, который он нанимает? Кто такой среднестатистический индивидуальный предприниматель сейчас?

Александр Хуруджи: Среднестатистический индивидуальный предприниматель – это где-то 3–5 человек в штате. Второй момент: заработок этого человека в год – порядка 350–400 тысяч, поскольку очень большое количество представителей… Я говорю за вычетом зарплаты. То есть это не какие-то сверхдоходы. Это, как правило, предприниматель, который занят в сфере торговли либо оказания услуг – то есть это основная форма.

И если речь идет про услуги, которые связаны с IT-сферой, то там, конечно, доходы серьезно отличаются и могут составлять уже миллионы. В редких случаях индивидуальные предприниматели зарабатывают больше. Это в основном так называемые формы дробления крупного бизнеса – тогда там максимальные лимиты они вырабатывают по тем возможностям, которые дает законодательство.

Марина Калинина: Смотрите, Александр, вот сейчас упростят схему регистрации индивидуальных предпринимателей. А вообще в принципе, по мне, кстати, индивидуальному предпринимателю открыть свое дело – это должен быть человек немножко авантюрист, потому что это большой риск, он рискует только своими деньгами, он рискует своим делом.

Петр Кузнецов: Ну, в случае чего… В отличие от ООО.

Марина Калинина: Да. И так далее, и так далее. А насколько…

Александр Хуруджи: Он рискует своим имуществом. Не забывайте, что индивидуальный предприниматель для государства и для всех кредиторов – это самая интересная, с точки зрения ответственности, категория, потому что мы, индивидуальные предприниматели, отвечаем всем своим имуществом. И когда вы заказываете работу или услуги у индивидуального предпринимателя, то вы должны понимать, что этот человек не побежит, как многие ООО, прятаться за корпоративную ширму и потом методом слияния ликвидировать. Поэтому с такими формами, как ИП, работать для конечного потребителя намного надежнее.

Марина Калинина: Я к тому, что открыть-то можно открыть, даже начать. Но насколько сложно выжить этому индивидуальному предпринимателю? Мы в начале сказали, что 5–7% закрываются ежегодно. Ну, наверное, это официальные данные. Есть же и неофициальная статистика.

Александр Хуруджи: Ну, индивидуальный предприниматель – это одна из форм. Если посмотреть на все остальные формы, то, безусловно, в момент, когда бури финансовые в государстве кладут одного за другим предпринимателей, рисковать всем своим имуществом не каждый хочет. И, наверное, многие предпочтут форму в виде ООО. Индивидуальный предприниматель в этом случае является наиболее, наверное, несущей самую большую опасность для конкретного физического лица формой. И многие предпочтут выбрать ООО, я с вами согласен.

Петр Кузнецов: Марина, я так понимаю, имела в виду, что вот сейчас за две минуты, за пять минут можно будет стать индивидуальным предпринимателем, если это все утвердят. А многие берутся за ИП, совершенно не просчитывая риски. Не попадут ли граждане в ловушку? «Ой, смотри, как просто! Давайте оформим за пять минут, а уже потом разберемся».

Марина Калинина: Ну да, вроде бы привлекательно…

Александр Хуруджи: Вы знаете, и раньше большинство предпринимателей… Я начинал свой бизнес в 90-х, в самом начале. Многие не знали, как просчитывать, как писать бизнес-планы. Поэтому предполагать, что большинство предпринимателей очень сильно образованные… Я вас уверяю, Марина, если вы завтра откроете ИП и начнете заниматься своим бизнесом, то у вас все получится – у вас достаточно знаний.

Петр Кузнецов: Нет, может быть… Знаете как, Александр? Давайте еще вот так. Может быть, государству все-таки выгоднее подпускать на этот рынок через какие-то дополнительные фильтры более качественных потенциальных индивидуальных предпринимателей?

Марина Калинина: Проверять их каким-то образом?

Петр Кузнецов: Да-да-да. А не наоборот – упрощать до пяти минут регистрацию.

Александр Хуруджи: Вы знаете, есть такой патерналистический подход, когда: «Мы за вас подумали и решили, что вы можете часто ошибаться, поэтому для того, чтобы вы стали квалифицированным игроком, вот вам дополнительные барьеры, которые надо пройти и получить допуск». Так вот, у индивидуального предпринимателя этих барьеров выше крыши было, в том числе потом при регистрации в налоговой и так далее. Когда я это начинал, это были не две минуты, на это уходило более месяца, на всю процедуру. Естественно, когда ты пройдешь все круги ада…

Петр Кузнецов: Но вот какой индивидуальный предприниматель получился!

Александр Хуруджи: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Я про это. Все круги.

Александр Хуруджи: Вы знаете, это такой первый фильтр, такой барьер, который многих останавливал. Но сейчас новое поколение тех же ребят-айтишников, которые… Проект сегодня актуален – они его быстро открыли. И мы не можем как государство предлагать условия хуже, чем наши соседи. Многие государства в рейтинге Doing Business совершили прорыв. Если мы не сделаем упрощение в такой популярной форме, как ИП, то мы проиграем конкурентную борьбу, и люди начнут со своего компьютера открываться в других юрисдикциях. И мы не получим даже этих налогов.

Марина Калинина: Давайте послушаем Юрия из Кемеровской области. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас ИП, торговля. Раньше был вмененный налог. Сейчас, как и всех, перевели… Выбрать можно три режима: 6% от общего валового дохода ты платишь; либо 15%, но именно с доходов; либо патент. Так вот, 6% – это очень тяжелая нагрузка. А 15% почему? Указ Путина, что люди, получающие свыше 5 миллионов, они начинают платить 15% подоходного налога. А ИП платят уже изначально 15% подоходного налога. И патент. Если раньше был вмененный налог, то насчитывалось… Ну, сколько заработает человек. Город, улица, район – там свои коэффициенты. А сейчас независимо от того, где находится магазин, где он стоит – в центре, где хорошая проходимость, либо на окраине, где три дома, – абсолютно одинаковая стоимость патента. Вот такое мнение.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр, есть у вас комментарий какой-то?

Александр Хуруджи: Конечно есть. Смотрите, Марина. Логика человека совершенно верная, если смотреть на индивидуального предпринимателя как больше на физлицо, чем на предприятие. Нас же государство считает одним из самых распространенных видов организации предпринимательской деятельности, поэтому они к нам, индивидуальным предпринимателям, относятся фактически как к предприятиям – со всеми вытекающими последствиями.

И сравнение с физлицами, по которым порог 150 тысяч и так далее, не совсем корректное. Поэтому нас считают как предприятия. Естественно, подхода как к физлицам к нам, индивидуальным предпринимателям, ни сейчас, ни в дальнейшем, я прогнозирую, не будет. Не будут относиться так, как к «физикам». Нет. С нас будут брать так, как с предприятий. Я думаю, что в дальнейшем, к сожалению, будут увеличивать нагрузку и осложнять процессы вывода, что называется, в кеш денежных средств. Это ожидаемая мера. И нам предстоит в дальнейшем к этому готовиться, рано или поздно это произойдет.

Марина Калинина: Ну смотрите. С одной стороны, вроде как вам жизнь облегчают. С другой стороны, усложняют. Вы сами говорите…

Александр Хуруджи: По факту так и есть. Мы все время находимся в ситуации, когда приходится мониторить свои риски. И если ты видишь, что ты не проходишь, то ты меняешь, так сказать, ценники и смотришь: есть ли вообще смысл заниматься деятельностью или пора податься в наемные работники? Но я вас уверяю, что большинство людей, которые избрали для себя путь быть предпринимателем – это навсегда.

Марина Калинина: Слушайте, ваши мысли… А что за вас так взялись, уже несколько лет не дают покоя? То одно, то другое.

Александр Хуруджи: Мне кажется, ответ очевиден: деньги еще не закончились, но «кубышку» надо набивать, видимо, за счет нас.

Петр Кузнецов: Вот! И об этом поговорим уже со следующим экспертом. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Александр Хуруджи.

Петр Кузнецов: Это Александр Хуруджи.

«Такое огромное государство не может существовать только за счет ИП. Нужны крупные госпредприятия», – мнение и Архангельской области. Татарстан: «Все, что связано с продовольствием, должно быть только государственным, ИП туда подпускать нельзя». Мы просто о сфере услуг говорили. «Государство помогает большим холдингам, а ИП во внимание не берут, будто их нет. А во всех государствах на них и держится экономика». Видите, какие разные мнения. Вот это бы хотелось обсудить. Это была SMS из Карелии.

Антон Любич, заместитель главы Ассоциации защиты бизнеса. Здравствуйте, Антон.

Антон Любич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Понятно, что нет никакого интереса бизнеса в отмене ИП. Ну, мы понимаем, что никто не собирается их отменять. А вот государству выгодно присутствие ИП? И в каком количестве, в каких сферах, если да? Где ИП выступает скорее каким-то обслуживающим инструментом для государства, для большого бизнеса? В какой форме? Расскажите.

Антон Любич: На сегодняшний день в России 8 миллионов субъектов предпринимательской деятельности. 3,5 миллиона из них – это индивидуальные предприниматели. И 1,5 миллиона – это самозанятые. То есть из 8 миллионов 5 миллионов – это физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Соответственно, конечно, это важнейшая форма получения дохода для граждан. Это важнейшая форма занятости, особенно в небольших городах. Это главная форма для предпринимательства в целых секторах экономики, связанных с услугами населению.

Петр Кузнецов: Для государства, соответственно, сокращение безработицы? Они сами себя занимают.

Антон Любич: Сокращение социальных расходов. Это возможность опять же вывести людей в цивилизованное правовое поле, обеспечить им возможность легальных доходов – и, как следствие, кредитования, ипотеки. Что заметили многие во время коронакризиса? Получение доступа к социальным льготам. То есть все это обеспечивают индивидуальные предприниматели для миллионов людей.

Петр Кузнецов: Вы упомянули самозанятых. Сейчас, как Марина выразилась несколькими минутами раньше, взялись… Вот она сказала: «Почему взялись за индивидуальных предпринимателей?» В последнее время взялись за самозанятых. Кстати, если я не ошибаюсь, с подачи господина Титова произошел выход и оформление самозанятых, всякие послабления для них. А можно ли сейчас институт самозанятых рассматривать как замену ИП? Есть ли такая попытка?

Антон Любич: Это должна быть комплексная реформа. У нас, к сожалению, смешивают два абсолютно разных вопроса – гражданско-правовые отношения и налоговые отношения. Ну, чтобы было понятно обывателю. Говорят: «Квадратное должно быть только красным». А почему, собственно говоря, квадратное не может быть синим или круглым? То есть почему у нас налоговые режимы привязаны к организационной форме юридического лица, а, например не к размеру выручки, не к количеству работников? Это абсолютно нелогично и неправильно.

У нас гражданин, который действует как индивидуальный предприниматель, может, например, быть субъектов патентной системы. А если он откроет ООО, то он уже не может получить патент, хотя у него точно так же будет он один, какой-то один работник и так далее. Почему бы не упростить эти вопросы? Почему бы не убрать двойное налогообложение? Почему у нас учредитель ООО, единственный учредитель ООО платит 19% налога, а ИП – соответственно, 6%? Причем у нас все как-то подталкивают к тому, чтобы повысить ИП до 19%, а я вот, например, считаю, что нужно понизить учредителям до 6%. Почему есть такая дискриминация?

И государство на этом ничего не зарабатывает, потому что люди просто избегают таких форм – как следствие. В результате мы создаем дополнительные гражданско-правовые риски для индивидуальных предпринимателей – что стало особенно важным во время пандемии, когда десятки тысяч людей, отвечающих всем своим имуществом, столкнулись с остановкой деятельности. В результате накопили гигантские убытки, за которые сейчас должны отвечать собственными квартирами, машинами, имуществом близких родственников. Поэтому это чудовищный удар на самом деле.

Марина Калинина: Смотрите, Антон, еще такой момент. С 1 января этого года отменен единый налог на вмененный доход, который был очень удобен предпринимателям. Теперь им нужно переходить на какие-то другие схемы оплаты налогов. И, как пишут сами предприниматели, это очень увеличит эти налоговые выплаты. С другой стороны, упрощается правила получения статуса индивидуального предпринимателя. Нет ли здесь какой-то такой завуалированной связи? То есть: «Ребята, вы давайте регистрируйтесь быстрее, мы вам все сделаем, давайте работайте. И налогов платите больше». Больше предпринимателей – больше налогов.

Антон Любич: Ну, естественно, государство заинтересовано в получении налогов. Здесь очевидно, на мой взгляд. Медведь не может быть против меда.

Марина Калинина: Ну, поэтому и уменьшили, сократили эти сроки регистрации – чтобы быстро, быстро, быстро. А налоги увеличили. Вот, пожалуйста.

Антон Любич: Государство подталкивает индивидуальных предпринимателей к переходу в определенные отрасли. То есть государству выгодны высокообразованные предприниматели с высоким личным доходом, платящие высокие налоги. Это программисты, например. Это различные высокооплачиваемые сектора услуг. Вот этих предпринимателей мотивируют сейчас.

Напротив, из тех секторов, где сильны монопольные сети, например, как в торговле, предпринимателей целенаправленно выдавливают, создавая необоснованное конкурентное преимущество федеральным сетям. Как сейчас, например, произошло с ЕНВД. Это ведь удар по кому? Это прежде всего удар по тем, кто торговал продуктами и одеждой, вместе с маркировкой. Соответственно, задача – облегчить жизнь федеральным сетям. Поэтому вот такой дифференцированный подход со стороны государства.

Петр Кузнецов: Но при этом государству нужно больше индивидуальных предпринимателей, желательно в нужных отраслях. Как пишет нам Тверская область: «Государству трудно при этом контролировать ИП». Но при этом прикрыты далеко не все способы ухода от налогов со стороны индивидуальных предпринимателей. То есть не может за всеми государство уследить. И лазеек по-прежнему у ипэшников много.

Антон Любич: Ну, начнем с того, что государство и не ставит задачу – контролировать доходы индивидуальных предпринимателей. Коллега из Кемеровской области, по-моему, сейчас объяснил работу патентной системы. То есть вы платите патент от потенциального дохода, 6% от потенциального дохода. Заработали вы его, не заработали – это ваша проблема.

Государство получает фиксированную сумму и, в принципе, не заботится о том, сколько вы реально получили денег. Оно и не пытается контролировать эти формы ухода. Государство, ну будем честно, не сильно контролирует и доходы самозанятых. Оно говорит: «Хотите быть в легальной сфере? Не хотите потом иметь проблем с налоговой инспекцией? Не хотите иметь проблем с банками? Ну, задекларируйте доход, заплатите 4%». Опять же, по сути дела, такой явочный характер.

Поэтому, будем честны, основной источник доходов для бюджета на сегодняшний день – это два налога: НДС и налог на добычу полезных ископаемых. Ни тот, ни другой ипэшники, по сути, не платят. И когда государство говорит о том, что ему нужно как-то урегулировать сферу ИП, речь прежде всего идет о нормализации правовых отношений в отношении работников, чтобы работникам индивидуальных предпринимателей нормально оформляли трудовые договоры, чтобы у них были трудовые гарантии, чтобы с них платились социальные налоги, чтобы у этих работников формировались потом пенсии, чтобы не возникла ситуация, когда пенсии будут копеечными у людей.

Вот эти задачи сейчас прежде всего решает государство. А пополнение бюджета… Ну, будем честно, «Газпром» платит как миллион предпринимателей, вместе взятых.

Петр Кузнецов: Послушаем индивидуальных предпринимателей. В эфире Алексей из Ленинградской области. Алексей, здравствуйте. Это наш телезритель.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Чем вы занимаетесь?

Зритель: Можно говорить, да?

Петр Кузнецов: Да. Чем вы занимаетесь?

Зритель: Я занимался извозом. У меня ИП где-то седьмого восьмого года. И до этого открывал, потом закрыл. С восьмого или девятого года я опят открыл. Занимался извозом. Четырнадцатый год наступил – фирма накрылась. Я не стал закрывать, я решил заняться медом. Сначала попробовал…

Петр Кузнецов: Простите, Алексей, пока мы далеко не уехали…

Зритель: Да, говорите.

Петр Кузнецов: А почему фирма накрылась в четырнадцатом году?

Зритель: Ну, в четырнадцатом году, когда много закрылось.

Петр Кузнецов: Кое-что произошло, да. И дальше вы вдруг переключились на мед?

Зритель: Булочки выпускали, они закрылись. Вот я решил заниматься медом. Потом приобрел… Алло.

Марина Калинина: Да, говорите.

Петр Кузнецов: Мы вас внимательно слушаем.

Зритель: А потом купил себе улья в Воронежской области, у себя на родине. Свое забираю, плюс друг, у которого я содержу, беру его мед еще. Вот где-то до 1,5 тонн меда я беру. И продавал, все было нормально. Теперь запретили возле дома. А я тут площадку сделал. Это называется «незаконное предпринимательство». Я решил на рынке. На рынке разрешали, но в этом году сказали: «Ты должен зарегистрировать свой…» То есть я пишу в «Меркурий» на свой дом. То есть мой дом и подвал, где я храню мед, он должен быть зарегистрирован в ветеринарии. Плюс я должен еще, оказывается, цех по разливу сделать. То есть я должен разогревать мед, расфасовывать. Только так имеешь право. Но у меня этого нет пока.

Я об этом знать не знал, только в этом году узнал. Поехал в ветеринарную службу, они мне говорят: «У нас есть человек, у которого есть линия. Ты сдаешь мед, он его разогревает, расфасовывает, ставит свой лейбл. И потом пиши договор». – «А какой договор?» – спрашиваю. Они говорят: «Что ты обязуешься ежемесячно отчислять в ветеринарную службу 8 тысяч», – не считая того, что я буду расфасовывать и еще платить.

Петр Кузнецов: Господи, даже пчелы быстрее мед делают сами по себе, чем…

Зритель: Конечно! То есть получается, что за год я еще должен отдать…

Петр Кузнецов: Кошмар! Алексей, спасибо, понятно.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Антон, вот чем мешает государству (ну, государству же в данном случае – как еще сказать?) человек, который пытается накормить медом округу, регион, заработать самостоятельно на этом?

Антон Любич: Понимаете, это ведь палка о двух концах. Я, конечно, могу сказать, что государству мешает Алексей, торгующий медом. Наверное, похайпую на этом. Но если, не дай бог, из-за неправильного хранения меда у Алексея в подвале отравится семилетняя девочка, то хайп на тему того, куда смотрела ветслужба, будет ведь не меньше. И если какое-то ООО организует хранение, организует цех по фасовке, то почему ИП не должен этого делать? Кто потом будет нести ответственность?

Петр Кузнецов: То же самое и с пожарной безопасностью, и так далее. Кстати, Антон, а ведь официально ИП освобождены у нас от проверок? Официально.

Антон Любич: Ну почему?

Петр Кузнецов: Нет?

Антон Любич: Существуют разные типы проверок….

Петр Кузнецов: Нет-нет-нет. Я к тому, что… Я сейчас уточню. Если кто-то заявит – тогда да?

Антон Любич: Все равно существуют определенные регламенты и проверки. Конечно, если ИП откроет, не знаю, микрогенерацию электроэнергии, то это не значит, что его никто проверять не будет.

Повторюсь: у нас в этом-то и большая проблема. У нас смешивают постоянно круглое с красным, теплое с квадратным. Неважно – ИП он, ООО или еще что-то. Должно быть принципиально разное регулирование – в зависимости от того, чем человек занимается, какой у него объем. Одно дело – продавать одну тонну меда, буквально с пасеки. А другое дело – 100 тонн собирать с кучи пасек бесконтрольно и так далее. Одно дело – человек сам этот мед собирает. Другое дело – он с 15 разных мест его скупил, не контролируя процесс производства. Понятно, что должны быть разные требования, наверное, ко всему этому. И здесь тоже нельзя заниматься таким популизмом.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Антон Любич, заместитель главы Ассоциации защиты бизнеса.

Петр Кузнецов: Поприветствуем в нашем эфире Владислава Корочкина, первого вице-президента общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России». Владислав Леонтьевич, здравствуйте.

Владислав Корочкин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Итак, не первый год пытаются взяться за ИП. В том смысле: куда же их все-таки отнести? Часть ИП с наемными работниками вроде как принципиально не отличаются от обычных предприятий, а без найма – уже от самозанятых. По-вашему, как нужно изменить эту форму? В какую сторону двигаться? Вот послабления предлагаются в качестве регистрации. Ну, есть ощущение, что не знают, с какой стороны подойти.

Марина Калинина: Но очень хочется.

Петр Кузнецов: Но очень хочется все-таки в отдельную конкретную категорию их отнести, чтобы на двух стульях не сидеть.

Владислав Корочкин: Они и так отнесены в определенную категорию. Это форма ведения хозяйственной деятельности с полной ответственностью, в отличие от ООО, где ответственность ограничена, как все знают, размером уставного капитала и той долей, которую вносит участник. Здесь человек отвечает всем своим имуществом. Собственно говоря, во многих случаях это гораздо более ответственный бизнес, чем ООО.

Собственно говоря, вот так и задумывалось изначально. Потому что ООО нужно в тех случаях, когда планируется увеличивать инвестиции и привлекать дополнительных партнеров. Вот тогда нужно ООО.

Петр Кузнецов: Хорошо, ну оставили бы их в покое. Действительно, самое главное на кону – это собственное имущество. Ну и все. Это главный риск.

Владислав Корочкин: Коллеги, наоборот, потом, сейчас речь идет о том, чтобы облегчить и регистрацию самих ИП. Хотя, конечно, это далеко не самая главная проблема. А то, что предыдущий фермер, который занимается пчелами, рассказал – там гораздо большие проблемы связаны с другой регламенторикой, которая относятся в том числе и к ИП. И когда товарищу говорят: «Плати ежемесячно мзду в Россельхознадзор местный», – то, наверное, это немножко другое. Это не ФНС, не налоговая система и даже не государство. Это какие-то неправильные отношения между контролером и контролируемым лицом.

Марина Калинина: Владислав Леонтьевич, а скажите (давайте разберемся), что тогда больше всего давит на индивидуальных предпринимателей? И какие проблемы в первую очередь надо было бы решать? Может быть, не ускорять постановку на учет в качестве ИП, а, может быть, с другой стороны как-то подойти? Налог на недвижимость, еще что-то. Какие здесь проблемы?

Владислав Корочкин: На самом деле, да, есть имущественные налоги, которые в некоторых регионах существенно возросли, в том числе и для ИП. Это серьезная вещь. Но на самом деле системный подход предполагал бы, что должна быть предельная фискальная нагрузка. Причем этот подход надо было бы распространить на все предприятия – как на ИМ, так и на малые, средние и крупные предприятия. Когда, скажем, сумма платежей, которые человек платит в бюджет, фискальных и так называемых парафискальных (обязательных сборов), не должна превышать некий процент от выручки.

Ну, собственно говоря, насколько я понимаю, примерно такой подход сейчас и практикует Федеральная налоговая служба. Те же самые 4% для самозанятого – это предел, который с него берется, если он оказывает услуги физическим лицам. Всего 4% от выручки. Это не так много.

Другой вопрос, когда появляется у предприятия или ИП какое-то имущество. Кроме 4%, ИП еще должен будет заплатить огромный налог на имущество, который очень часто считается от кадастровой стоимости, которая иногда в разы завышена по сравнению с рынком. Вот тогда возникают действительно проблемы. Предприятие просто не может существовать и исполнять свои налоговые обязательства. И оно вынуждено либо закрываться, либо уходить в тень. Об этом много говорили. Собственно говоря, сейчас все должно делать для того, чтобы все-таки этот подход, который я обозначил, он возобладал.

И вторая тема – это, конечно, избыточные требования, с которыми тоже сейчас достаточно активно с помощью «регуляторной гильотины» удается постепенно бороться. Платежи за всякие разные вещи (а их достаточно много) постепенно должны снижаться практически до нуля.

Марина Калинина: А отмена ЕНВД как сказалась на предпринимательской деятельности?

Владислав Корочкин: Конечно, большинство предпринимателей, которые использовали этот режим, не сильно довольны, мягко говоря, потому что все-таки добавилось проблем, добавилось контролеров, добавилось обязательств, с точки зрения необходимости использования кассовых аппаратов, дополнительной отчетности и так дальше. Ну, думаю, что в основном это все-таки привычка, потому что все-таки единый налог на вмененный доход не совсем правильный по сути своей.

Все-таки должна быть единая налоговая система, когда все предприятия находятся в определенных рамках. Но для каждого предприятия (и я тут абсолютно согласен с Антоном) используется свой режим и свои платежи, своя налоговая система – в зависимости от оборота и в зависимости от того вида деятельности, которой данный хозяйствующий субъект занимается.

Петр Кузнецов: Спасибо за ваш комментарий. Владислав Корочкин, первый вице-президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России».

Это первая большая тема в дневном «ОТРажении» – о вас, об ипэшникам в том числе.

Марина Калинина: А мы вернемся через несколько минут.

Петр Кузнецов: Вернемся с еще одной большой темой – о медицине поговорим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Нужны ли частники государству и в каком количестве