ТЕМА ЧАСА: Купаться негде!

Гости
Юрий Эхин
эксперт по жилищной политике, член Союза архитекторов России
Оксана Ерина
научный сотрудник кафедры гидрологии суши Географического факультета МГУ, кандидат географических наук
Илья Акинфиев
кандидат медицинских наук, врач-инфекционист, член молодежного совета Департамента здравоохранения Москвы
Андрей Гаврилов
президент «Альянса туристических агентств»

Иван Князев: Дорогие друзья, в эфире программа «ОТРажение», по-прежнему в студии Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Переходим к главной «Теме дня». Как никогда актуально, вот вы прямо сейчас сами видели, прогноз погоды какой идет, редко где, в каком регионе меньше 20 градусов тепла на улице, а в Москве сегодня вообще до 30 обещали местами. В Калуге +27, в Красноярске 22 градуса, вообще по всей стране на этой неделе синоптики нам пообещали серьезную жару. И отсюда вопрос – а где загорать и где купаться? Заграничные пляжи у нас теперь закрыты, Крым, Краснодар далеко и дорого, остались свои родные речки, озера, карьеры, водохранилища, у кого что, в общем. Россияне массово мигрируют на муниципальные пляжи.

Тамара Шорникова: Да, видим уже эти картинки, где один на другом. Тут-то и выяснилось, собственно, что золотой песочек, лежаки далеко не везде есть, хорошо если стоят кабинки для переодевания. Зато вот что есть в наличии: кучи мусора, битое стекло, сосед с мангалом, молодежь с горячительными напитками.

Иван Князев: О, господи...

Тамара Шорникова: Ох уж эта молодежь.

Иван Князев: Да, знакомый, знакомый набор услуг, правда, уважаемые друзья? Это уж не говоря о том, что вот если так вот сходить в туалет надо, в некоторые без защитного костюма, честно скажу, лучше не заходить, на своем опыте знаю, неизвестно, что подцепишь. А так ну куда? – в кустики, в водичку тоже.

Тамара Шорникова: Ну не раскрывай все секреты.

Неудивительно, что на большинстве водоемов установлены знаки «Купание запрещено», а Роспотребнадзор отдыхать здесь не рекомендует. Хотя когда нас это останавливало, правда?.. Почему муниципалитеты так и не научились оборудовать в стране нормальные пляжи, обеспечивать безопасность, и это никого не удивляет?

Иван Князев: Что самое грустное.

Друзья, расскажите нам, где вы этим летом загораете и купаетесь? В каком состоянии пляжи у вас, водоемы? Сильно грязно, можно отдыхать вообще? Звоните нам прямо сейчас в прямой эфир, телефон на ваших экранах. Ну а мы подключаем к разговору наших экспертов.

Тамара Шорникова: Такой сразу безальтернативный вариант даешь «сильно грязно».

Иван Князев: Ну а может быть, и чисто.

Тамара Шорникова: Если у вас голубой флаг можно ставить на вашем пляже в вашем городе, тоже позвоните, расскажем, куда ехать, где отдыхать.

Сейчас посмотрим сюжет, некоторые телезрители уже рассказали, что у них там на пляжах. Где купаются россияне, мы с вами? О состоянии отечественной пляжей в нашем репортаже, смотрим.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну что ж, можно порадоваться за нижегородцев, у них, судя по всему, пляжи-то чистые.

Тамара Шорникова: А у вас, у вас пляж чистый? – «да» или «нет», это наш SMS-опрос, присылайте свой ответ на короткий номер 5445 и, конечно, звоните к нам в прямой эфир, рассказывайте.

Иван Князев: Рассказывайте, где купаетесь, где загораете, какие условия там для всего этого созданы.

Ну а сейчас у нас на связи Оксана Ерина, научный сотрудник кафедры гидрологии суши географического факультета МГУ, кандидат географических наук. Здравствуйте, Оксана.

Оксана Ерина: Добрый день, коллеги.

Тамара Шорникова: Оксана, смотрите, вот начали обсуждать, и просто посыпались одна за одной SMS. Псковская область: «Купаться негде, все загажено, реки, русла не чистят. При СССР реки, озера чистили каждый день, сейчас этого, естественно, нет», – ну и так далее, и так далее, очень много похожих. А вот как действительно реки готовят к сезону? Кто занимается их очисткой, их подготовкой? Что за мероприятия должны проводить? Кто их должен проводить? За чей счет?

Оксана Ерина: Ну, на самом деле, как правило, этим занимаются муниципальные, насколько я знаю, все-таки власти. Но тут многое зависит не только от властей, но и от самих рек, потому что многое определяется тем, что в этих реках уже есть, и не всегда мы можем прекратить, например, сбросы сточных вод в реки.

Насколько я знаю, Роспотребнадзор контролирует вот как раз качество воды рек, пригодность их для купания в первую очередь, конечно, по бактериологическим показателям, потому что вода является, может являться переносчиком различных бактерий и, соответственно, вызывает различные заболевания. Именно этот показатель является критичным для возможности купания, соответственно, людей в водных объектах.

Но к сожалению, эти бактерии появляются тоже не в результате какого-то единоразового сброса, а в результате того, что наши реки получают очень большое количество различных загрязняющих веществ, которые неизбежно поступают с нашей с вами жизнедеятельностью. Тут вопрос к качеству очистных сооружений.

Иван Князев: Ну вот в этом-то, наверное, и основная проблема, понимаете. Да, как вы сами сказали, действительно, тот или иной завод загрязняет, это как бы постоянно видится, это постоянно контролируется. А вот элементарно, если какой-нибудь карьер, да, если там прошел ураган, все, если там камыши выросли или просто люди мусора накидали – вот этим кто-то занимается, постоянно это чистит? Вот вы говорите, этим должны заниматься муниципальные власти, – только ли они?

Оксана Ерина: Ну, насколько я знаю, по крайней мере вот среди Росприроднадзора такие тоже проводятся мероприятия расчистки пляжей. Но в первую очередь, так как это касается нашего с вами здоровья, то это, действительно, муниципальные власти, Роспотребнадзор как контролирующий орган.

Иван Князев: А что чистят? А как чистят, прошу прощения? Вот чтобы сразу далеко не ушли. Я не знаю, если коряги всякие плавают, бутылки пустые, полиэтиленовые пакеты, что делать в таких случаях?

Тамара Шорникова: Если водоросли, заросло все по пояс?

Иван Князев: Водоросли элементарно, да, заболотилось все.

Оксана Ерина: Это и называется расчисткой, соответственно, водных объектов, русел рек. Для этого различные ежегодно тендеры, соответственно, госзакупки осуществляются и, соответственно, осуществляются такие работы. Преимущественно они должны осуществляться после прохождения весеннего половодья, потому что, когда весной реки поднимаются, соответственно, и происходит самый интенсивный смыв. Мы часто видим, что иногда у нас заторы под мостами, например, в результате того, что какие-то коряги выступают, но в первую очередь, конечно, это функция муниципальных властей.

Тамара Шорникова: То есть это, смотрите, тендер – значит, подрядчики, это, значит, оплата услуг. Это вообще хорошо оплачивается? Есть ли желающие вычистить русло реки?

Оксана Ерина: Ну, на самом деле, насколько мне известно, желающие находятся, вопрос, да, в качестве проводимых работ, как всегда, к сожалению, и вопрос в том, насколько муниципальные власти готовы вкладываться в объемы финансирования. Возможно, многие знают о том, что последние годы у нас проводятся такие акции по уборке берегов рек, социальной, скажем так, ответственности за эти действия, потому что в то же время мы сами, многие, к сожалению, из наших граждан тоже вносят непосредственный вклад в загрязнение водных объектов, и мы видели это из репортажей очень четко.

Иван Князев: Ну вы сейчас о таких субботниках, да, говорите?

Тамара Шорникова: Да, о каких-то разовых мероприятиях, а хочется вот просто узнать. Конечно, вопрос, скорее всего, не к вам, но вот интересно, сколько стоит вот как раз очистить вот ту маленькую речку или озеро. Не знаю, если есть такая информация, насколько это может потянуть.

Оксана Ерина: К сожалению, у меня нет сведений по финансированию, но это действительно, насколько я знаю, это миллионы могут быть.

Тамара Шорникова: Миллионы.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок.

Иван Князев: Александр на связи, Волгоград. Приветствуем вас.

Зритель: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте, где купаетесь, как отдыхаете.

Зритель: Купаемся, вот мы живем в Волгограде, в Советском районе Волгограда. Купаемся, прямо спускаемся на обувной фабрике вниз, там дикий пляж, который никто не убирает. Мы пытались его сами убирать, но так, знаете, не совсем удачно, мало кто откликается на... И так же во многих местах Волгограда, нашего миллионного города, а пляжей культурных как таковых здесь нет, чтобы можно было пойти, отдохнуть, спрятаться от солнца, поплавать. А сегодня на термометре 41 градус тепла в тени. И вот, собственно, вся проблема.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: В общем, пойти, собственно, некуда, только одни дикие пляжи. А как вы там переодеваетесь, туалетов, я так понимаю, вообще ничего такого там нет?

Зритель: Нет, ничего там нет. Мы не переодеваемся, мы сразу приезжаем на машине, сразу из машины выходим, идем плаваем, потом садимся в машину, едем домой.

Тамара Шорникова: Ну а после-то что, в купальнике едите в машине?

Иван Князев: Ну, это уже такое дело, десятое. Ты же должна, наверное, знать этот пляж, земляк твой звонит.

Тамара Шорникова: Да знаю, знаю. Спасибо огромное за звонок.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Оксана, вот прямо коротко для финала: если проранжировать, кто все-таки наши реки, водоемы загрязняет? Это заводы, это, действительно, какие-то отели, наша «коммуналка», или это мы, не знаю, своими бутылками, которые оставляем на пляже, потом они всплывают?

Иван Князев: Или элементарно, вот как сейчас наш телезритель сказал, на машинах подъезжаем к берегу, пожалуйста, а еще можно и машину там помыть, сам покупался – машину помой?

Оксана Ерина: В первую очередь это «коммуналка», это мы, потому что сточные воды, именно которые содержат отходы нашей жизнедеятельности, они провоцируют развитие бактерий различных и, соответственно, цветение воды, которое делает воду токсичной, и это самая такая опасная часть для нашего здоровья. Разумеется, промышленность тоже вносит вклад в это, но там специфические загрязнители больше, и коммунальные стоки несут намного больше опасности.

Но мы вносим тоже значительный вклад в загрязнение особенно берегов. Если мы говорим про водохранилища, которые сейчас стали называться уже морями местного значения, то загрязнение берегов в течение этого лета повлияет на то, что все эти бутылки попадут следующей весной в эти водохранилища, когда они снова будут наполняться. Поэтому тут так.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам. Оксана Ерина, научный сотрудник кафедры гидрологии суши географического факультета МГУ. Несколько SMS почитаем.

Тамара Шорникова: Да. Пензенская область: «У меня свой дом, купаюсь во дворе, поливаюсь из ковшика после работы на поле, это безопасно», – возможно, это даже единственная возможность. Кировская область: «Все речки... (дальше непечатное, в общем, очень грязные) хуже, чем в луже».

Иван Князев: Ага. Омская область пишет: «В Омске уже многие годы запрещают купаться в Иртыше по бактериологическом показателям воды». Воронеж: «Ни одного пляжа в черте города нет».

Тамара Шорникова: И вот тоже из Воронежа земляк пишет: «Там, где много людей, пляжи грязные. Люди не умеют культурно отдыхать, оставляют после себя горы мусора».

Иван Князев: Ну и напоследок Саратовская область: «У нас в деревне был Пузановский пруд, его слили...» – для того чтобы почистить, видимо, поставили заслон...

Тамара Шорникова: А куда слили, забыли, да?

Иван Князев: Да-да-да: «...и все, потом назад не вернули, купаться в черте населенного пункта вообще негде. Все, с тех пор так и оставили».

Тамара Шорникова: Интересно.

Давай узнаем, как дела в Ульяновской области, Алексей оттуда к нам дозвонился. Здравствуйте, Алексей.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Ну рассказывайте, где можно отдыхать в Ульяновской области.

Зритель: Ой, нет, это не Ульяновская область, это Сибирская губерния.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Бывшая Сибирская губерния.

Иван Князев: Ульяновская, ну да.

Зритель: Да, раньше была Ульяновская, Сибирская, сейчас она стала городом Анадырь.

Тамара Шорникова: Ага. Ну познакомьте нас с вашим городом, расскажите про места, где можно отдохнуть. Есть вообще такие?

Зритель: Ой, да, я вам скажу, места у нас красивые. У нас текут две речки, Сура и Анадырь.

Иван Князев: Да, знаем такие.

Зритель: Слияние. Раньше было много очень пляжей, но теперь они чуть-чуть заросли. Для чего, я не понимаю, ездить за границу, когда можно восстановить все свои пляжные ресурсы?

Тамара Шорникова: Алексей, а купаться-то на ваших пляжах можно? Нам вот многие жалуются, что пляжи есть, а таблички стоят.

Зритель: Нет, мы ходим купаемся спокойно все полностью.

Иван Князев: Ничего не боитесь, все чисто, хорошо?

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: А мы ничего не боимся, у нас Суру можно перейти, буквально до середины Суры можно перейти по пояс голому.

Иван Князев: А ну и правильно, а почему бы и нет.

Тамара Шорникова: Так немного узнали подробности национального отдыха. Да, спасибо.

Иван Князев: У нас есть еще один видеоматериал, хотим посмотреть и вам показать, как в Омске купаются и загорают.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Кабардино-Балкария нам тут пишет: «Нальчик, пляж на озере почти опустел, убрали раздевалки, буи все убрали». Самара пишет: «Приезжайте к нам, загорать и купаться можно, отличный чистый пляж, 6 километров набережная». А вот Санкт-Петербург пишет, Ленинградская область: «Какой купаться, холодно, холодно у нас! Не выйти из дома».

Тамара Шорникова: Волгоградская область: «В городе Волгограде открыли всего 1 пляж в 50 километрах от центра. Остальные всегда открывают в конце августа, так сильно торопятся», – главное, вовремя, да?

Иван Князев: Я почему про Ленинградскую область вспомнил? – нам дозвонилась Наталья из Санкт-Петербурга, давайте ее послушаем. Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Это Санкт-Петербург на проводе.

У меня такая проблема: у нас вообще купаться негде по мурманскому направлению практически. Есть два, почему-то одно озеро стало платное, это Коркинское, хотя там абсолютно, вообще я не знаю, за что деньги берут, там даже нормальных туалетов нет, грубо говоря, шезлонги продают дорого...

Тамара Шорникова: А есть вообще какая-то инфраструктура?

Зритель: Нет, едешь ужасно вообще, просто машину поставить негде. Если ты хочешь машину поставить, заплати, и то неизвестно, поцарапают ее или нет.

Тамара Шорникова: Ну просто помимо кабинки с билетами там что есть вообще?

Зритель: Кафе.

Тамара Шорникова: Кафе.

Иван Князев: Ага. И все?

Зритель: Кафе и все.

Тамара Шорникова: И сколько стоит вход?

Зритель: Вход 150–200 рублей, когда как. Видимо, все дорожает, еще в этом году мы не были, потому что там не проехать просто даже, пыльная дорога, 2 метра столбом стоит просто пыль.

Следующий у нас пляж платный Круглое озеро, куда, видимо, все и ходят, это просто антисанитария полнейшая. А наше озеро Барское находится в массиве Михайловское, Барское обычное озеро, мы сами, видимо, там все это убираем за собой и все, никто ничего не смотрит, никому ничего не надо, рыбка водится там наша, там же и купаемся. У нас другая проблема, нам туда не доехать, потому что у нас дорог до сих пор нет.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: В общем, сразу все проблемы. Да, спасибо.

Зритель: Да-да-да, мы уже какой год вообще, и «НТВ» у нас, все каналы, наверное, были, и нам бесполезно, нам никто не помогает с дорогой с этой.

Иван Князев: Ну, теперь будем надеяться, что на ОТР вас услышат.

Тамара Шорникова: Сработает, да. Спасибо.

Зритель: А так купаться если в Финский залив, то это если только частные пляжи, потому что остальное все в грязи, больше мне сказать нечего.

Тамара Шорникова: Ага, да, понятно, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо, Наталья.

Еще один эксперт у нас на связи – Илья Акинфиев, кандидат медицинских наук, врач-инфекционист, член молодежного совета Департамента здравоохранения Москвы. Илья, здравствуйте.

Илья Акинфиев: Здравствуйте, добрый день.

Иван Князев: Илья, вы знаете, я вот тут думаю, где мне с ребенком с моим пойти покупаться ну вот в Москве, Подмосковье или, может быть, куда подальше отъехать. Что можно сейчас найти в наших водоемах? Куда мне потом бежать, в какую инфекционную больницу и с чем?

Илья Акинфиев: Ну, для всех, кто не соблюдает определенные правила, всегда работает Первая инфекционная больница...

Тамара Шорникова: Ха-ха.

Иван Князев: Спасибо.

Илья Акинфиев: ...а также различные кожные диспансеры. А так на самом деле, если соблюдать определенные правила, то можно безопасно купаться. Самое главное, чтобы не было таблички «Купаться запрещено» на пляже, пляж был официально разрешен для купания, на воде не плавали водоплавающие птицы, вода не цвела, ну и не было неприятных запахов от воды, и тогда, возможно, в воде будет безопасно купаться.

Если же ответить на ваш вопрос, чем опасен водоем, который как раз запрещен для купания, то заразиться можно различными кишечными инфекциями, такими как кишечная палочка, энтеровирусные заболевания, плюс к этому гепатит А. Опасны также грибковые кожные заболевания. Если водоплавающие птицы плавают на воде, то возможны даже паразитарные заболевания кожи. Поэтому нужно соблюдать правила: купаться там, где разрешено, ну и плюс научиться самому и своих детей во время купания не глотать воду.

Иван Князев: С птицами я, конечно, удивился, потому что я, наоборот, всегда...

Тамара Шорникова: Чайки, уточки.

Иван Князев: Да, чайки и уточки, значит, животные не полезут туда, где грязно.

Илья Акинфиев: Особенно если мы говорим про какие-нибудь такие деревенские мелкие водоемы, то вот все деревенские жители прекрасно знают: где купаются гуси, там купаться нельзя.

Иван Князев: О, интересно.

Тамара Шорникова: Да.

Давайте послушаем вместе телефонный звонок, дозвонился к нам телезритель Владимир из Сочи. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Я хочу мою мольбу выразить в вашем славном месте. Значит, у нас тихая улица небольшая, много сточных вод, которые у нас проходят мимо домов, и канава забита. Там если пару человек возьмутся за лопату и очистят свое расстояние, получается, там не чистят, и вода, в общем, грязь эта стоит, полные лотки. И тут же эта вода уходит в море, когда..., и еще получается.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: А-а-а...

Зритель: Двадцать лет пишу, двадцать лет, у меня мешок документов, мои жалобы или заявления, ответ: «Вот-вот-вот деньги будут». На днях читаю газету, говорят, 300 с чем-то миллионов выделено на сточные воды, на эти цели, а использовано всего 24 миллиона. Ну как это, денег нет, а тут сегодня мне...

Иван Князев: Владимир, а это какой район Сочи у вас там, ну-ка расскажите нам?

Зритель: Адлерский район.

Иван Князев: Ага, понятно, чтобы знать, куда ехать, куда не ехать.

Зритель: Ну да, ну да.

Иван Князев: А то я просто представлял, что сейчас у нас там, точнее у вас там, в Сочи уже все красиво, пляжи чистенький, белый песочек и водичка.

Зритель: Ну конечно. Там людям лечь некуда.

Иван Князев: Ага, вот оно как. Хорошо, спасибо, спасибо вам большое, Владимир.

Тамара Шорникова: Да.

Илья, вот коротко, обнаружили в водоеме как раз, не знаю, кишечную полочку или паразитов не дай бог, поставили табличку – а дальше-то что происходит? Кто занимается очисткой? Возможно ли это сделать за сезон купальный?

Иван Князев: Или табличка там на века уже?

Илья Акинфиев: Ну, табличка там надолго на самом деле, но этим всем будет заниматься Роспотребнадзор, брать пробы и ожидать, когда все-таки благодаря солнечной активности будет уменьшение как раз наличия бактерий.

Иван Князев: Вот это очень хорошо звучит.

Тамара Шорникова: Меркурий в Тельце, да?

Иван Князев: Брать пробы, ставить табличку и ожидать, когда что само изменится.

Илья, совсем коротко, если можно. У нас если в целом по стране, по вашим данным, по аналитике, вообще какая ситуация? У нас много водоемов вот прямо таких, что загрязнены, что везде кишечная палочка? Если вот так вот ситуацию в целом обрисовать.

Илья Акинфиев: Нет, так... водоемов сказать сложно, практически, я думаю, такой статистики нет, но именно по собственным наблюдениям из детства, за последние 20 лет в той же Москве уменьшается количество водоемов. То есть не следят за этим, невыгодно, наверное.

Иван Князев: А, то есть уменьшается количество водоемов или уменьшается количество чистых водоемов?

Илья Акинфиев: Разрешенных для купания.

Иван Князев: Ага. Вот это вот наблюдение врача-инфекциониста.

Тамара Шорникова: Мне все-таки не дает покоя, неужели действительно все зависит только от самой природы, сама себя должна очистить? Не дает мне покоя эта ситуация с Роспотребнадзором, который будет просто брать пробы и ждать.

Илья Акинфиев: Нет, все равно это зависит и от устройства самого водоема, и специальные очистительные есть средства и мероприятия. Но это все упирается в деньги.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Илья Акинфиев, кандидат медицинских наук, был с нами на связи, врач-инфекционист.

Несколько SMS. Вот Пенза нам пишет: «Лучше купайте ребенка в ванной водой комнатной температуры, лучше будет». Ульяновская область: «Вода очень грязная, везде мусор, но никого это не смущает», – Ульяновск, село Силикатное.

Тамара Шорникова: Светлану давай послушаем из Амурской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Да, здравствуйте.

Будьте добры, у нас, вот слушайте, две реки огромных, огромных, еще масса озер. Ну вот за столько лет, я 36 лет живу в этом городе Благовещенске, никто даже не подумал, неужели это так сложно, такие огромные деньги нужны вычистить для детей небольшое место? Очень… Табличка такая есть «Купаться нельзя» и все, это все решение вопроса. Ну жарко, лето, дети, куда-то же надо идти, не все же могут уехать на моря, вот сейчас такая ситуация, поэтому... Никто не может сделать. Раньше было вот в других городах огорожено, сеточки детям, хотя бы детям, понимаете? И вот это ужасно, это такое халатное отношение, вообще возмущению нет предела – идешь и не можешь, две реки, искупаться.

Тамара Шорникова: Спасибо, да, Светлана, вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Зададим вопрос этот сейчас нашему следующему эксперту, с нами на связь выходит Юрий Эхин, член Союза архитекторов России. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий Брониславович.

Юрий Эхин: Добрый день.

Тамара Шорникова: Юрий Брониславович, ну вот тоже пишут и звонят нам телезрители: раньше были сеточки, раньше были лежаки, зонтики. Раньше вроде и заводы пыхтели в каждом городе по несколько штук...

Иван Князев: Не меньше.

Тамара Шорникова: Да, сейчас многие остановились, наоборот, купаться стало негде, как будто бы промышленность так заработала, что загрязняет все подряд. Почему у нас нет пляжей? Кто в этом виноват?

Юрий Эхин: Давайте разберем на примере города Москвы, это самый ближний, самый известный пример.

Иван Князев: Ну давайте.

Юрий Эхин: Все дело упирается в решение мэра Москвы, в данном случае Сергея Собянина, потому что с некоторых пор все решения принимаются на так называемой градостроительной земельной комиссии, в которую, в общем, специалисты если и входят, то на праве только совещательного голоса, и совершенно не принимают взвешенных решений, основанных на, скажем, мировой практике или даже на отечественной практике положительных примеров. Это первая системная проблема: специалисты не участвуют, как это было раньше.

Тот пример, который вы привели, когда были заводы, все градостроительство подчинялось определенным правилам, там решения принимались специалистами, архитекторами и градостроителями, на градостроительном совете. И благодаря этому, собственно, были предусмотрены некоторые рекреационные так называемые зоны, зоны восстановления трудоспособности или зоны отдыха, как чаще их называют.

Ну, если брать уже более конкретные примеры, например, я, в общем, думаю, что Сергей Собянин просто в силу того, что он сам с севера, знаем, да, Тюменская область, видимо, не очень понимает, что население нуждается в подобного рода зонах отдыха. И даже пример застройки известного парка «Зарядье» показывает, что там мы имеем тундру, там мы имеем вечную мерзлоту, но на Москве-реке, в районе Кремля...

Иван Князев: Юрий Брониславович, ну это мы так, конечно, немножко обобщаем, в Москве-то более-менее с местами отдыха все как раз-таки хорошо. Я недавно был, знаете, на Клязьме, там вот уже где начинается Клязьминское водохранилище. Вот вы говорите, нет какой-то взвешенной, какой-то общей политики, нужно градостроительные советы собирать. Я приехал на пляж, а там, ну понятно, была пандемия, пляж не косили. Ну вот элементарно, уже ограничения сняли, люди туда уже толпами едут, но скосить траву и немножко подмести, убрать урны – здесь какая градостроительная политика-то нужна? И поставить, ну я не знаю, одну-две кабинки туалета. Мне кажется, здесь не нужно какие градостроительные советы собирать. Как считаете?

Юрий Эхин: Все равно все зависит от решения мэрии или местных властей, как бы они ни назывались.

Иван Князев: Ага.

Юрий Эхин: То есть если только местные власти заинтересованы в том, чтобы такие места были, то они находят и специалистов, и правильно выстраивают работу, и в том числе работу коммунальных служб, которые ухаживают за пляжами, и так далее. В этом главная причина: если они заинтересованы, то да, если нет, то, соответственно, есть то, что мы с вами видим.

Иван Князев: Ну понятно, все опять мы уперлись в муниципалитеты. Юрий Эхин был с нами на связи, член Союза архитекторов России.

Тамара Шорникова: Да. Давайте слушать телезрителей, Зульфия из Мордовии позвонила нам. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Зульфия.

Зритель: Добрый день. У нас в республике есть водоемы, где чистая вода, пляжи, единственное, конечно, не всегда благоустроенные, но места для купания имеются.

Иван Князев: А как пляжи выглядят? Вот вы говорите, что не всегда благоустроены, – что есть, чего нет?

Зритель: Ну, туалетов нет, кабинок для переодевания нет, ну такие моменты.

Иван Князев: Ага. Но таблички «Купаться запрещено» не стоят у вас там?

Зритель: Вот в черте города, да, стоят, а если выезжать в районы куда-то, то вода чистая достаточно, табличек нет.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Еще один эксперт поможет нам разъяснить ситуацию – Андрей Гаврилов, почетный президент ассоциации «Альянс туристических агентств». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Юрьевич.

Тамара Шорникова: Алло, Андрей Юрьевич, слышите нас?

Андрей Гаврилов: Да-да, добрый день, здравствуйте.

Иван Князев: Андрей Юрьевич, вот смотрите, мы тут запустили опрос «Чисто у вас на пляже или нет?». Жители нашей страны отвечали, 16% всего лишь ответили, что у них на пляже чисто, соответственно, «нет» 84%. Как вы оцениваете вообще инфраструктуру наших пляжей в нашей стране?

Андрей Гаврилов: Ну, к сожалению, сейчас, конечно, нужно сказать, что не дотягивают наши пляжи до мировых уровней, хотя сама по себе система классификации пляжей была внедрена уже достаточно давно, носит она до сих пор добровольный характер. Но к сожалению, не получила она широкого распространения своего, и наши отдыхающие тоже не особо понимают, что такое синий флаг, что такое желтый флаг, что такое зеленый флаг на пляже. Соответственно, к каждой категории там есть определенные требования, которые предъявляются и к оборудованию этого пляжа, благоустройству территории, необходимой инфраструктуре. Но к сожалению, на сегодняшний день мы не имеем такой широко распространенной практики по благоустройству пляжей, хотя это, безусловно, важно, конечно, для отдыхающих.

Тамара Шорникова: Да. Андрей Юрьевич, вы знаете, я вот накануне начала готовиться и зашла так или иначе, в общем, колеся по интернету, на сайты, где предлагали, где рассказывали о том, как создать бизнес пляжный, то есть как открыть пляж. Я прямо заинтересовалась, знаете, что выяснила? Там, конечно, не знаю, насколько экспертные подсчеты, но, в общем-то, пишут, что дело действительно прибыльное. Условно, небольшой пляжик может приносить до 5 миллионов рублей в год, это учитывая то, что у нас не круглогодичное лето, это там всего, я не знаю, короткий летний сезон. При этом, в общем, окупиться может где-то годик на второй, и, в общем-то, дело прибыльное. Почему частники не хотят в это вкладываться?

Андрей Гаврилов: Вы знаете, сами по себе ведь пляжи, как показывает мировая практика, есть общественные пляжи, а есть пляжи, я имею в виду муниципальные, городские, куда вход практически для всех людей открыт, за само посещение пляжа плата не взимается, только за определенные виды услуг. А есть пляжи, которые прилегают к соответствующим гостиницам и коллективным средствам размещения различных категорий, там стоимость обслуживания пляжа и, соответственно, вся экономическая составляющая содержатся в цене проживания для каждого туриста. Поэтому говорить о пляжном бизнесе как отдельном виде экономической деятельности, я не знаю, достаточно, мне кажется, сложно, здесь нужно еще просчитывать.

Иван Князев: Ну а почему, почему, Андрей Юрьевич? Ну вот давайте даже навскидочку просчитаем: поставил несколько кафе с мороженым, палаточки, мороженое продается; если еще стационарное кафе открыть, тоже какая-никакая копейка в муниципальный бюджет.

Тамара Шорникова: Аренда шезлонгов, транспорта, мотоциклов, гидроциклов.

Иван Князев: Аренда шезлонгов, водных, вот это все, катание на парашютах... Почему, когда мы приезжаем в ту же Турцию, даже если это не при отелях какие-нибудь пляжи, все это присутствует. Ведь это муниципалитетам даже думать не нужно, на чем зарабатывать, у них есть природа, есть речка. Вот сейчас коронавирус показал, что отдыхать в России хотим мы, ну вынуждены сейчас, – почему бы на этом не зарабатывать?

Андрей Гаврилов: Ну, здесь дело в предпринимательской инициативе и поддержке местных властей. На самом деле это резонно, и я с вами соглашусь, но, видимо, не хватает вот этих, так сказать, каких-то стимулирующих факторов, которые подтолкнули бы людей к тому, чтобы зарабатывать именно таким образом, на пляжах, учитывая... Но, видите, тут единственное, что может сыграть роль, что непродолжительность летнего сезона, может быть, экономически не очень окупает те затраты, которые нужно произвести, купить те же самые катера, купить все оборудование и 2 месяца его использовать, а остальные 10 месяцев в году оно будет простаивать.

Иван Князев: Ну они же не на один год, эти же катера.

Тамара Шорникова: Знаете, по бизнес-плану выходит, что даже это выгорает, еще раз повторю. А во-вторых, опять же есть же варианты использования и в зимний период, хотя бы осенью поздней, можно там баню какую-то поставить рядом, можно бассейны с теплой водой.

Иван Князев: Можно кемпинги спокойно сделать и в зимний период там отдыхать, люди будут воздухом дышать.

Тамара Шорникова: Город-то почему не хочет зарабатывать, условно, хорошо, частники не собираются вот прямо сразу бизнес открывать, а город, например? Вот найти кого-то, потому что там можно поставить, действительно, какие-то лотки с мороженым, какие-то налоги получать в казну местную.

Андрей Гаврилов: Ну это же не только пляжи получаются, это вообще, будем говорить так, индустрия отдыха и рекреации, условно, не только на пляжах, это можно везде делать в рамках города, конечно. Но опять возвращаюсь к тому, что это необходимо, чтобы муниципальные власти создавали условия и стимулировали такой вид предпринимательской деятельности.

Иван Князев: Давайте прямо сейчас послушаем телефонный звонок, у нас есть Краснодарский край на связи, Людмила нам дозвонилась. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Рассказывайте, где отдыхаете.

Зритель: Я здесь не отдыхаю, я живу здесь 4-й год. Приехали мы из Москвы, купили здесь дом на берегу прямо моря. Значит, здесь..., пляж вообще не убирается, нет ни контейнеров для мусора, хотя мы обращались в администрацию, сказали, что им это не нужно, в общем, ничего не делается. Коряги как выброшены штормом, все валяется, мусор, корки арбузные, бутылки, там чего только нет. А люди приезжают со всей России, здесь каждый дом сдается, и гостиницы здесь, и все.

Иван Князев: Стыдно должно быть, наверное, местным муниципальным властям за такое отношение...

Зритель: Да я вот понаписала все бумажки, убирайте хоть за собой, раз за нами некому убирать. Но извините, они могли бы сброситься, все, кто сдают, берут деньги с людей, и поставить эти контейнеры хотя бы на выходе, везде ведь такое есть.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое, Людмила, мы вас услышали.

Андрей Юрьевич, еще вот, если можно, прямо совсем-совсем коротко: какие критерии должны быть сейчас у нас, есть вообще по обустройству зон отдыха, я имею в виду пляжей? То есть это кабинки, это зоны для переодевания, туалеты и так далее?

Тамара Шорникова: Души?

Иван Князев: Да. Если можно, коротко.

Андрей Гаврилов: На самом деле все это прописано в системе классификации пляжей, я повторюсь, там есть 3 категории, для каждой категории есть необходимые требования по шезлонгам, по туалетам, по питьевым точкам и так далее, там все это уже давным-давно прописано, я сейчас не вспомню досконально, но это все есть.

Иван Князев: Понятно, осталось только все это выполнить и чтобы у кого-то был еще интерес. Хотелось бы еще спросить, везде ли у нас есть посты МЧС, для того чтобы следить за безопасностью...

Тамара Шорникова: Коллеги спросят, вечером как раз продолжение этой темы в 21:00. Ну а мы продолжим эфир дневной уже совсем скоро.

Иван Князев: Уже через несколько минут. До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Мусор на пляже, грязная вода и туалет под кустом. Муниципальные места отдыха не готовы к потоку отдыхающих