ТЕМА ЧАСА: Лето – пора увольнений?

Гости
Елена Назарова
профессор кафедры социологии МГИМО, доктор социологических наук
Алексей Мазуров
директор по персоналу компании «Ратимир»

Оксана Галькевич: Продолжаем наш прямой эфир, программа «ОТРажение», приглашаем всех зрителей к разговору. Вот о чем поговорим. Вот так работаешь, друзья, весь год, потом вдруг приходит лето, ты берешь! – и увольняешься. Оказывается, из года в год у нас именно так поступает практически каждый десятый россиянин в стране.

Петр Кузнецов: Узнаете себя? Чаще всего, будем разбираться обязательно с этими цифрами, странными на мой взгляд, получается следующим образом: так делают женщины в основном, это опрос портала «Зарплата.ру», говорят, что нужно заботиться о детях, готовить их к школе, просто есть желание отдохнуть вместе с семьей, это у женщин. Мужчины в большинстве случаев, реже они это делают, пишут...

Оксана Галькевич: Отдыхать не хотят с семьей, ха-ха.

Петр Кузнецов: Не хотят с семьей, с детьми, скорее наоборот, на работу от них...

Оксана Галькевич: Ага, отдохнуть от семьи.

Петр Кузнецов: Говорят, что это связано с тем, что они хотят устроиться на какие-то сезонные работы, то есть там, где платят больше, чем на основной, а там уж вернусь не вернусь, осень покажет, может, и на сезонных останусь.

Оксана Галькевич: Ну, я не знаю, как мужчины, но женщины, мне кажется, у нас какие-то железные, школа-то ведь только закончилась, зачем опять к ней детей готовить...

Петр Кузнецов: Понятия не имею.

Оксана Галькевич: Гвозди бы делать из этих людей!

Вот еще что, какие цифры, друзья, смотрите: почти 40% опрошенных заявили, что они бы летом тоже, была бы возможность, уволились, а уволились бы они в том случае, если бы у них были хоть какие-то накопления. Складывается такое впечатление, что наш рынок труда – это вот такое комфортное место, куда можно легко прийти, уйти, летом вернуться, осенью вернуться... На любой вкус.

Петр Кузнецов: Нам люди, я уж извиняюсь, пачками звонят каждый день, говорят, что хоть какую-то работу бы найти, а тут «сейчас сезонно поработаю, дальше, может быть, вернусь»... Так ли это на самом деле? Верны ли цифры в этих опросах? Мы эту тему раскрываем до конца этого часа, пишите-звоните в прямой эфир, телефоны для связи с нами у вас на экранах, под нами, все это абсолютно бесплатно, как и летняя работа, с которой уходишь.

Оксана Галькевич: Ха-ха, бывает.

А в студии у нас сегодня рядом с нами Елена Назарова, профессор кафедры социологии МГИМО, доктор социологических наук, – Елена Александровна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Елена Назарова: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: И Алексей Мазуров, эксперт в области управления персоналом, – Алексей Михайлович, здравствуйте.

Алексей Мазуров: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, у нас есть небольшой сюжет, который мы бы хотели посмотреть, но вот прежде чем режиссеры его запустят в эфир, все-таки короткий вопрос есть. Действительно, вы знаете, мы когда этот опрос увидели с Петром, мы так немало удивились. Насколько это распространенное явление? Насколько оно массовое?

Петр Кузнецов: Та ли это... Мы проверили, та ли это страна, не о Европе ли идет речь, – нет, вроде российский рынок труда.

Алексей Мазуров: Позволите, да?

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Алексей Мазуров: На самом деле любой HR знает, что так и есть, это действительно не тайна. Постоянно, особенно часты эти увольнения перед майскими праздниками, они уходят уже сразу, некоторые товарищи, в лето. Это постоянная, в общем-то, практика, и можно верить этой информации.

Оксана Галькевич: Подождите, это прямо вот люди увольняются-увольняются, или, может быть, они берут хотя бы отпуск за свой счет?

Петр Кузнецов: Ну да, за счет чего-то делают его гигантским, но возвращаются, то есть они знают, что они хорошенько отдохнут...

Оксана Галькевич: Но место за собой оставляют.

Петр Кузнецов: ...это и работодателю хорошо, место за собой оставляет и возвращается.

Оксана Галькевич: Да.

Алексей Мазуров: На самом деле это достаточно сложно сделать, не все работодатели на это идут. Нет, есть, конечно, и такие случаи, но, как правило, это увольнения. У нас люди увольняются из-за того, что смена рабочая на Новый год попала, а тут лето.

Елена Назарова: Удивительно.

Оксана Галькевич: Да.

Елена Назарова: Я как социолог хочу сказать, что у меня прежде всего возникли вопросы, источник информации, источник этого исследования. «Зарплата.ру» – это сайт поиска работы, причем не самый популярный, так скажем, у нас в стране.

Оксана Галькевич: То есть выборка небольшая, да?

Елена Назарова: Выборка, во-первых, абсолютно нерепрезентативна. Это опрос посетителей этого сайта, тех людей, которые ищут работу в данный момент, которые находятся в состоянии, так скажем, поиска, и у них есть определенные свои приоритеты. То есть это проба того, что люди, определенная категория, готовы увольняться к лету, к сезону, потому что они для себя расставили приоритеты: семья, здоровье, комфорт прежде всего, а работа всегда есть, благо что сайтов много, можно найти что-нибудь себе сезонное.

Оксана Галькевич: Нет, классно, конечно, если можно комфорт семье и все прочее обеспечить без работы, наверное, есть и такие люди. Вы знаете...

Петр Кузнецов: Нет, ну вот Алексей Михайлович, эксперт в области управления персоналом, видите, не удивился, а, можно сказать, подтвердил эти данные. Давайте обратимся же к нашему материалу, может быть, там раскрыты будут какие-то ответы на эти вопросы, которыми мы продолжаем задаваться.

Оксана Галькевич: Посмотрим на этот сезонный рынок труда.

Петр Кузнецов: Какие вакансии предлагают сейчас в Бийске, Волгограде и Курске? Что там нового, что изменилось на рынке труда?

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вы знаете, здесь возникает вопрос: вот люди оставляют работу – это любая работа, любая зарплата, вот такой уклад жизни, или все-таки легко расстаются на сезон с какой-то не очень ценной работой? Невысокая зарплата, поэтому, конечно, если там арбузы, можно и 100 тысяч заработать в сезон, то проще уйти со своей зарплаты небольшой, уйти... ?

Алексей Мазуров: Это очень правильное замечание, как раз именно надо разделять категории работников. Как правило, не ценят работу на низкооплачиваемой и неквалифицированной работе, поэтому вы правильно выделили эту категорию людей, которые вот так легко относятся к смене своей работы.

Елена Назарова: А потом, мне кажется, нужно принять во внимание, что все-таки последний год у нас был весьма сложный год, и если вот посмотреть статистику занятости за 2020 год и 2021-й... Кстати, очень хорошее исследование было проведено сайтом HeadHunter, у них проводится краткий обзор ситуации на рынке труда понедельно. И интересно то, что сравнение идет 17-й недели, это с 19-го по 25 апреля прошлый год, 2020-й, и 2021 год, и здесь вот явно выявляется динамика повышения вакансий, увеличения количества вакансий...

Оксана Галькевич: Так.

Елена Назарова: ...и сокращение, соответственно, можно увидеть за 2020 год, то есть локдаун, самоизоляция, схлопывается практически бизнес, который работал в сфере обслуживания, большинство предприятий малого бизнеса были закрыты либо заморожены. Формально люди оставались на работе, потому что запрещено было сокращать людей, штаты, но они практически оставались без средств к существованию, за свой счет то есть, ну или минимальные какие-то выплаты, социальные выплаты...

Оксана Галькевич: Ну и вакансий новых...

Петр Кузнецов: Так называемая скрытая безработица.

Елена Назарова: Скрытая безработица, да. И после прошлого года, конечно, в сравнении с ним в этом году у нас количество вакансий увеличилось намного. И вот очень верно коллега заметил, что в основном это идет сфера добычи сырья, вакансии превышают прошлогодние, практически более 6% увеличивается спрос, это туризм, гостиницы и рестораны, это возрождение или внутри российского туризма повышение спроса в этой сфере, так как люди не могут выехать за границу, соответственно, мы реанимируем вот эту отрасль или выстраиваем заново в некоторых регионах у нас в стране, это замечательно, это хорошо, это хорошие вакансии востребованные.

Поэтому здесь мы можем еще с вами увидеть, может быть, какой-то элемент трудовой миграции, то есть из ранее уже сформированных центров туризма в стране могут специалисты выезжать на заработки, это вряд ли сезонные заработки, скорее всего, выстраивание своего бизнеса уже в регионах, которые сейчас становятся, рассматриваются как потенциальные туристические...

Петр Кузнецов: Уважаемые эксперты, давайте вот закрепим момент, чтобы пойти дальше. Все-таки вот эти странности летние, свойственные, я не знаю, только ли нам или нет, неважно, вот эти сезонные, – они как сильно влияют на рынок труда? Как сильно его перестраивают? Это все-таки увеличивает в итоге безработицу, ну потому что шаг рискованный, сезонная работа, а потом не найду, или же все-таки говорит скорее о том, что у нас трудовая мобильность приходит как-то в оборот и увеличивается? Мы давно уже призываем увеличивать трудовую мобильность, ускоряться, не бояться.

Алексей Мазуров: Я хочу сказать, что это такая текущая рабочая ситуация, которая происходит из года в год, она постоянна. Может быть, сейчас пандемия внесла какие-то черты определенные...

Петр Кузнецов: Да, кстати.

Алексей Мазуров: ...может быть, как раз она чуть снизится, сейчас меньше людей уволятся, потому что на даче хорошо...

Петр Кузнецов: Но при этом и нехватка рабочих рук, потому что мигранты-то не все вернулись.

Алексей Мазуров: И нехватка рабочих рук, и, скажем так, нехватка рабочих мест, потому что количество вакансий не всегда показывает количество рабочих мест. Соответственно, здесь ситуация такая обычная, стандартная, рабочая. Да, у нас люди так, на Новый год и на майские много увольняются, на лето много увольняются. Это такая вот...

Петр Кузнецов: Кстати, здесь географию подчеркивает наш телезритель из Калининградской области, он не понимает: «Уволиться, чтобы отдохнуть, – это, видимо, только про Москву».

Алексей Мазуров: Нет.

Петр Кузнецов: Не видят регионы себя в этой подборке. У нас подборка из звонков наших телезрителей.

Оксана Галькевич: Несколько звонков. Первой Наталья пробивается к нам в эфир. Наталья, здравствуйте. Наталья из Курска.

Зритель: Алло, добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Петр Кузнецов: Вы же Наталья?

Зритель: Да-да-да, это я.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Я вам звоню из Курска.

Оксана Галькевич: Ага.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Вот смотрите, вот вы говорите про сезонные увольнения. У нас в Курской области работы не так много, в принципе ее вообще нет, потому что у нас предлагаются в основном рабочие специальности для мужчин, для женщин вакансий я не наблюдаю.

Оксана Галькевич: Так, а что за вакансии для мужчин предлагаются? И чего не хватает вам?

Алексей Мазуров: Сельское хозяйство?

Зритель: Репортаж у вас был, вот буквально недавно, вот сейчас...

Оксана Галькевич: Да-да-да, мы видели.

Зритель: Из Курчатова, да. И там приглашают, значит, все рабочие специальности, только мужчин, в основном мужчины. То есть для женщин, для женщин у нас работы как таковой нет.

Оксана Галькевич: Ага. А вы на какую работу согласились бы, скажем так, устроиться, пойти? Какую работу вы ищете или рассматриваете в качестве варианта для себя?

Зритель: Ну, как вариант, вы знаете, опять же это у нас кроме торговой сети, потом, значит... Как такового у нас больше такого ничего нет.

Петр Кузнецов: Озеленители были в нашем сюжете, видимо, о котором вы говорите, раньше...

Зритель: Ха-ха, не знаю, какие озеленители. Но просто, вы понимаете, я делаю вывод и вот свою статистику веду, что у нас в основном предлагаются работы для мужчин. Это в основном грузчики, в основном это рабочие специальности.

Петр Кузнецов: Ясно.

Оксана Галькевич: Ну понятно, тяжелый физический труд вы имеете в виду. Спасибо, Наталья.

Петр Кузнецов: Давайте еще Краснодар послушаем, Игоря.

Оксана Галькевич: Вот мне кажется, что это прямо место для активной сезонной работы.

Алексей Мазуров: Да.

Оксана Галькевич: Так ли это, Игорь? Я права?

Петр Кузнецов: Для мужчин одни работы предлагаются в Курске, а уж в Краснодаре-то... Игорь, вы ушли работать? На сезонную работу? Давайте еще раз...

Оксана Галькевич: Игорь, вы с нами, нет?

Петр Кузнецов: Игорь, вы с нами?

Оксана Галькевич: Сорвался, к сожалению, звонок.

Петр Кузнецов: Может быть, появится.

Оксана Галькевич: Скажите, Елена Александровна, вы сказали о том, что вакансий в этом году намного больше, чем в прошлом году, – а какого рода это вакансии? Вот нам женщина из Курска, Наталья, сказала о том, что это в основном какие-то тяжелые работы, в основном для мужчин. Что вы увидели в вакансиях, если говорить об их качестве, предложений?

Елена Назарова: Ну, если говорить о вакансиях, это, конечно, прежде всего рабочие специальности, это в сфере добычи, в сфере строительства, ну добыча полезных ископаемых, строительство. Вахтовые работы чаще всего, и здесь спрос будет всегда на квалифицированных и низкоквалифицированных рабочих. Если говорить о занятости женщин, то здесь все немножко сложнее, потому что, если говорить о сфере бьюти, салонов бьюти/боди, так скажем, летние сезоны, спа и всевозможные релаксы, которые сейчас у нас возрождаются, появляются, это все сфера, где необходимо, конечно, сертифицирование и достаточно высокая квалификация. Но, с другой стороны, это не сезонная занятость по большому счету, это определенная сфера, которая сейчас начинает развиваться в зависимости от...

Оксана Галькевич: Там еще, знаете, клиент нужен с деньгами, который придет и себе это спа сделает, я уж не знаю, эпиляцию, депиляцию, что-нибудь еще, он готов за это заплатить.

Елена Назарова: Ну, во всяком случае здесь не такой большой спрос идет. А интересно то, что в сфере образования, науки идет очень серьезное сокращение, это о больном, о насущном о нашем, то есть в этой сфере... Возможно, преподаватели, педагоги школьные сезонную работу находят в пионерских лагерях, которые сейчас в соответствии с последними распоряжениями, возможно, более активно будут работать, набирать детей на летние сезоны из-за того, что вот выплаты идут 50%-е родителям, компенсация. Сейчас в спешном порядке этих лагерей, возможно, будет больше на базе школ, но тем не менее.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, то есть в любом случае, так или иначе мы говорим о том, что вот эта сезонная работа – это нечто временное, да?

Алексей Мазуров: Да.

Оксана Галькевич: А какой процент из этих людей, скажем так, находит новую хорошую работу, которая их держит потом продолжительный период? Не следующие 9 месяцев до лета следующего года, а где они могут расти, развиваться, а не вот это вот туда-сюда, туда-сюда, каждый год по несколько раз менять работу, ну что это такое.

Алексей Мазуров: Ну, тут надо, наверное, тоже опять же делить категории разные персонала. Есть люди, которых абсолютно эта ситуация устраивает, они так живут, им так это вполне комфортно. Есть определенная категория, это на самом деле не очень высокий процент, это порядка 5–10% у нас людей, которые вот так вот переходят и не задумываются, опять же это низкоквалифицированный труд, как правило. Многие находят дальше и закрепляются в тех компаниях, где они работали вахтово, их там замечают и предлагают какой-то постоянный формат работы, но не всегда это возможно технологически. Обычно на вахту у нас тяжелая физическая работа где-то очень далеко, где холодно и нет людей на протяжении 500 километров ближайших, поэтому... И мужчин, кстати, перекос не потому, что там какая-то дискриминация, а потому, что требование рабочего места такое.

Да, есть люди, которые хотят, но тут надо понимать, что у нас люди, которые вот сейчас звонят и говорят, что у них нет работы, они не могут найти, как только устроившись на работу, они говорят: «Ой, дача, «А давай-ка я отпуск возьму, больничный возьму». Мы боролись очень долго, пока не вошло в электронном документообороте, резко упало количество купленных больничных, то есть это же тоже была проблема: на майские праздники у кадровика вот такая стопка больничных абсолютно, потому что люди хотят праздновать и отдыхать. Если месяц назад они говорили о том, что «нет работы, умираем», устроились на работу, «ой, дача, поеду-ка я туда». Здесь вот тоже... Это было, есть и будет.

Петр Кузнецов: Потому что подушечка какая-то появилась уже в виде... ?

Оксана Галькевич: Подождите, а это все одни и те же люди, Алексей Михайлович? Я просто пытаюсь понять.

Алексей Мазуров: Да, это, как правило, один и тот же контингент.

Оксана Галькевич: Это все одни и те же люди? Их вот так вот перещелкивает в определенный момент?

Алексей Мазуров: Да. Есть определенный процент населения, которым в принципе нормально вот так жить, они не хотят развиваться, как вы говорили, и как-то там карьеру свою строить, их вполне устраивает такая система.

Петр Кузнецов: Ну, давайте так, если конкретно: это, как правило, «синие воротнички», которые уходят на сезонные работы, ну то есть профильно где нужно продолжать работать?

Алексей Мазуров: Ну, все-таки нет, скорее всего, это рабочие профессии...

Петр Кузнецов: Или есть перепады, когда раз! – и неожиданно переключаются... ?

Алексей Мазуров: Вот смотрите, пример: в школах зимой котельные работают, вот он в школе работает в котельной зимой. Летом котельная не нужна, она закрывается, он идет куда-то на вахту. То есть да, зарплаты там школьные тоже мизерные, но его вполне это устраивает, за вахту он там что-то, чуть-чуть зарабатывает, его или ее это тоже вполне устраивает.

Оксана Галькевич: Ну, зачастую на вахту отправляются те люди, которые вообще у себя там поблизости никакую работу найти не могут...

Алексей Мазуров: И это тоже есть, да.

Оксана Галькевич: Елена Александровна, вы хотели что-то добавить?

Елена Назарова: Здесь мы видим, да, разные сценарии жизни, которые выстраивают люди, и это обусловлено во многом и той сферой, где они заняты, и условиями семейными, различными другими. Я хочу добавить, что здесь у нас появляется еще одна категория людей, которые привыкли отдыхать летом, – это молодые специалисты, недавно выпустившиеся из вузов...

Оксана Галькевич: А, ну он привык, что у них каникулы летом.

Елена Назарова: ...которые всю жизнь летом отдыхали, в школе летом отдыхали, в институте...

Оксана Галькевич: Сессию сдал и...

Елена Назарова: И тут уже появляется возможность, им в июле выдают дипломы, они эти дипломы держат в руках и по большому счету сразу, пока горячо, устраиваться на работу.

Оксана Галькевич: Так.

Елена Назарова: Они говорят: «Подождите, а может быть, я отдохну летом, а в сентябре, потом...» – и как 1 сентября в школу, точно так же попасть на работу...

Оксана Галькевич: Слушайте, пардон, это что за инфантилизм какой-то такой?

Алексей Мазуров: Это очень часто встречается, я поддерживаю.

Елена Назарова: Я не могу сказать, что это повально, но тем не менее если мы пообщаемся с молодежью, то такой сценарий вполне часто применяется. И вы понимаете, это формирует некий образ жизни о том, что есть период отдыха, и это лето, и лето мое, и я им распоряжаюсь так, как я хочу. А потом они взрослеют, они выходят на рынок труда и дальше уже устраиваются...

Оксана Галькевич: Слушайте, вы представляете, я подумала: как хорошо, что у нас 9 месяцев зима, господи! Было бы наоборот, кто бы у нас работал?

Алексей Мазуров: Можно я еще немножко прокомментирую?

Оксана Галькевич: Да-да.

Алексей Мазуров: Поддержу коллегу в плане того, что есть еще такой сейчас новый пласт новых личностей, которых, допустим, мое поколение даже не видело, – они очень легко относятся к жизни. То есть это понимание того, что у них все есть, они как бы не голодали, у них всегда все было, значит, у них на подсознании сидит, что и всегда будет. И они очень легко относятся к устройству на работу, к увольнению с работы...

Петр Кузнецов: Ну и сбереженьица какие-то есть, безусловно.

Алексей Мазуров: У родителей.

Петр Кузнецов: Или необязательно?

Алексей Мазуров: Да, какой-то вот тоже пласт, категория...

Петр Кузнецов: Уверенность в том, что если что...

Алексей Мазуров: Что все равно, да, они никуда не пропадут.

Елена Назарова: Та категория, которая как раз-таки столичные города.

Алексей Мазуров: Это вот крупные города, это Красноярск, Новосибирск...

Елена Назарова: Это то, что мы с вами видели, да. В регионах не могут понять такие сценарии жизни.

Алексей Мазуров: ...Москва, Питер, Казань, такие, там много таких молодых уже людей из даже среднеобеспеченных семей, ну у них не стоит страха остаться без ничего. И они легкие, они переходят, для них это не проблема.

Оксана Галькевич: Но с точки зрения социологии это ведь тоже какой-то момент, да, состояние общества, и это тоже можно как-то регулировать, простите. Так можно до 50 лет с мамой-папой жить, а потом уже и своя пенсия на подходе.

Елена Назарова: Пока что специалисты, социологи в сфере молодежи акцентировали внимание на этом феномене, сейчас исследуем, смотрим, и дальше уже молодежная политика, которая сейчас у нас обсуждается, которая принимается к действию, она должна учитывать в том числе и эти аспекты, эти нюансы, которые раньше...

Алексей Мазуров: Пресловутые «бирюзовые компании».

Елена Назарова: ...вообще были за скобками рассмотрения. У нас молодежь разная, разные поколения, понимаете, разные условия жизни, разные уровни образования, социокультурные факторы и так далее. Но вот эту вот всю разность надо обязательно учитывать и смотреть.

Алексей Мазуров: У нас есть очень крепкие, квалифицированные, сильные работники, молодые ребята, которые выходят, они прямо как волчата, да. Но есть и такой вот пласт, про который мы говорим, и их меньше.

Петр Кузнецов: Это вот эти, «Вселенная поможет»?

Алексей Мазуров: Да-да-да, креативщики, они хотят творить.

Петр Кузнецов: Просто попроси у Вселенной.

Оксана Галькевич: Ха-ха!

Алексей Мазуров: Да, они хотят творить.

Петр Кузнецов: Мы попросили у Вселенной, Игорь к нам вернулся из Краснодара.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Игорь, слушаем вас.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Как у вас сезонной работой?

Зритель: Ну вот, допустим, в Краснодаре я живу 10 лет, и как сезон начинается курортный, в основном молодежь, ну там знакомые мои, дети и так далее, идут поработать в сфере, допустим, продавцы, кто на стройки. И все, грубо говоря, в этом году лето не задалось, а вот в те годы начиная с апреля все едут на побережье, Сочи, допустим, Анапа и так далее, потому что там действительно можно за курортный сезон заработать в 3 раза больше, чем здесь в Краснодаре.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: И потом как бы остальное время отдыхать.

Петр Кузнецов: Соответственно, за 3 месяца как за год, даже больше.

Зритель: Грубо говоря, курортный сезон, продавец, к примеру, на побережье и продавец в Краснодаре получают разные деньги, рубль разный.

Оксана Галькевич: Ага. Слушайте, Игорь...

Зритель: Еще плюс к этому там...

Оксана Галькевич: А это все оформляется с трудовой книжкой, или это все «серая» зона, там что-то в конвертике?

Петр Кузнецов: Или «серую» увеличиваем зону, да, летом особенно?

Зритель: Да в основном... Ну та же самая стройка... Ну а где у нас нет «серой» зоны в России? Вот вы мне назовите хоть одну область, где нет «серой» зоны», ну кроме военных предприятий и так далее, силовые структуры. Все остальные «серая» зона везде.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Где угодно, кто как может, так и уходит от налогов.

Оксана Галькевич: Ну ясно.

Зритель: Ну, к примеру, я строю дом, ну к примеру, я заказчик, я строю дом. Я, допустим, заказал стоимость работ такую-то, к примеру рубль в час, а люди за этот рубль работать не будут. Но мы договор подписываем на рубль, образно говоря, а плачу я три, вот и все.

Оксана Галькевич: Поняли вас, Игорь. Спасибо, что вернулись к нам.

Петр Кузнецов: Давайте еще к одному примеру, он довольно-таки уникальный, а может быть, и нет, по крайней мере в Ростове-на-Дону мы нашли людей, которые на лето уходят именно из офисов, к вопросу о «синих воротничках»...

Алексей Мазуров: Да, я понял.

Петр Кузнецов: ...чтобы выращивать овощи в своих теплицах.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Нет, вы знаете, я так посмотрела, я за то, чтобы в Ростовской области вот так вот огурцы и помидоры выращивали, а не китайские где-то там непонятно на разных наших полях... Но, с другой стороны, это все равно какая-то кустарщина, ведь можно было бы, если это приносит доход, развивать, это можно было бы делать более длительным занятием по сезону, не только летом...

Алексей Мазуров: Круглогодично.

Оксана Галькевич: Почему это все не выходит, простите, за рамки, не идет в сторону какого-то развития? Это бизнес, по сути это бизнес, это хорошая работа.

Алексей Мазуров: Да, это бизнес. Видать, то ли спрос падает, то или еще что-то не устраивает их, либо устают за 2 или 3 месяца так, что уже не хочется дальше работать.

Елена Назарова: Нет, по большому счету, если организовать на муниципальном уровне предприятие, организации, привлечь инвесторов, это тогда будет уже предприятие, это будет не система самозанятости, люди не будут сами себе хозяевами. Я думаю, что здесь как один из аспектов то, что это мое, я сюда вкладываю свои силы, я получаю результат, и средства, которые я получаю, тоже мои.

Алексей Мазуров: И налоги не платят еще.

Елена Назарова: То есть если объединять в предприятие, то ты будешь сотрудником рядовым, работать за свою зарплату, возможно, этот фактор.

Оксана Галькевич: Можно же ИП свое сделать, там какое-то малое предприятие...

Елена Назарова: С другой стороны, они нашли свою нишу и замечательно, пусть это будет огурец в регионе, главное, чтобы он находил своего потребителя, чтобы это доходило.

Оксана Галькевич: Да, кому они это продают, как это все распространяется, понимаете, в супермаркеты не в супермаркеты, они ведь все-таки с юридическими лицами работают...

Елена Назарова: В том-то и дело.

Оксана Галькевич: ...а это, похоже, на базаре каком-то только можно сбывать. Даже в Сибири, как там было сказано, только на базаре сибирском.

Алексей Мазуров: Скорее всего, так и есть. Они, вы видели, показали кадры, где стоят фуры, это такой стихийный рынок, туда приезжают оптовики, якобы оптовики, те же самые ИП, которые не выращивают, покупают ее по одной цене, потом уже они как юрлицо продают сетям, другому юрлицу...

Оксана Галькевич: А, ага.

Алексей Мазуров: ...уже по другой цене, ну и, соответственно...

Елена Назарова: И мы получаем дорогие огурцы на прилавках.

Алексей Мазуров: Да.

Елена Назарова: Пусть даже выращенные своими руками.

Алексей Мазуров: Они же еще сказали о том, что это совмещение профессий, то есть да, часть увольняется, но в основном это люди, которые вечером на машине, утром собрал урожай, или до офиса он отнес. И потом, уровень зарплаты, то, что вы говорили про «синих воротничков», если у них там средняя зарплата 15–18 тысяч в офисе условном, то там на огурцах, как комбайнеры раньше в советское время, в 10 раз получают больше зарплату в сезон, а потом опять можно посидеть в офисе.

Петр Кузнецов: Вот, ну смотрите, тем не менее про тех, которые 15–18 тысяч, – SMS-портал наш, очень много из регионов сообщений, продолжает недоумевать. Пожалуйста, показательная SMS в этом плане из Липецкой области: «Здравомыслящий человек никогда не уволится в это смутное время даже за гроши. Дальше что?» Но ведь согласитесь, все равно про нашего работника это то, что он прежде всего ценит стабильность предприятия и своевременность выплаты заработной платы, чем ее размер, например.

Алексей Мазуров: Да.

Петр Кузнецов: И поэтому многих, особенно в регионах, устраивает та самая ситуация скрытой безработицы, когда человек получает 10–15 тысяч, ну 15–20 тысяч, но сидит спокойно, вроде работа непыльная, несложная, самое главное, что платят, дальше... Есть ли надежда на то, что вот эта вот сезонность хотя бы разгонит, заставит человека как-то переоценить, понять, что есть возможности, ты можешь больше, нестрашно бросить работу за 15–20 тысяч, всегда найдешь подобную?

Алексей Мазуров: Смотрите, есть, конечно. Во-первых, надо понимать то, что мы говорим про тех, кто увольняется в сезон, потому что на даче посидеть, их мало на самом деле, их 5%, ну максимум 10% от общего населения. Остальные, как вы и сказали, они сидят, и им стабильность очень важна.

Петр Кузнецов: Ну это правда.

Алексей Мазуров: Это правда. Миграция трудовая очень важна, особенно в рамках нашей громадной страны, она просто необходима. Но у нас очень мало людей готовы мигрировать внутри страны, потому что, имея 15–17 тысяч здесь, в моей деревне, городе маленьком...

Петр Кузнецов: Да, хотя бы в региональный центр, да.

Алексей Мазуров: ...в котором я привык, все, меня все знают, у меня здесь уютный дом, или даже 100 в Москве или в Питере, допустим, – не поедут, потому что они говорят, что это, во-первых, работать надо, они же видят, что там работают люди условно по 10–12 часов за эти 100 тысяч, зачем так...

Елена Назарова: Уровень жизни другой.

Алексей Мазуров: Уровень жизни другой.

Петр Кузнецов: Уровень жизни. Потом они начнут считать, сколько стоит аренда квартиры...

Алексей Мазуров: Да. Пусть даже плюс все равно получается, то есть хороший все равно плюс, решатся опять на это те же самые 5–10%. То есть мы говорим про то, что есть те, которым ничего не надо, есть те, которым что-то надо, а основная масса будет сидеть, работать, она у нас мало будет мигрировать.

Оксана Галькевич: Вот мне интересна вот эта категория активных людей, которые все-таки увольняются, – а это такие пенсионные пофигисты, да, я правильно понимаю? Их вопрос пенсионного обеспечения в принципе либо мало волнует, либо они уже давно себе что-то сказали?

Елена Назарова: Скорее всего, так и есть, это те люди, которые пока еще не планируют свою пенсию в обозримом будущем. Это те люди, которые только сейчас начинают трудовую деятельность, либо они в активе, но у них не остается как самоценность работа, привязка к работе как таковая.

Алексей Мазуров: Добавлю немножко. У нас нет доверия к пенсионной системе. За последние 30 лет она менялась, ну сколько, раза три как минимум, а то и пять.

Елена Назарова: Да, это тоже большая проблема.

Алексей Мазуров: Я помню, с 2002-го...

Петр Кузнецов: Тут уже с возрастом это никак не связано.

Алексей Мазуров: Нет, это не связано с возрастом, дети же видят, вырастают, что их родители уже восемь раз поменяли свое представление о том, что у них будет на пенсии.

Оксана Галькевич: Но вопросы-то мы все равно продолжаем задавать, понимаете. Мы как ни обсуждаем пенсию, у нас сразу начинаются звонки, шквал SMS-сообщений, все говорят: «А вот я всю жизнь работал, а мне...» То есть претензия, некое ожидание все равно есть.

Алексей Мазуров: Да.

Елена Назарова: Болезненная тема.

Алексей Мазуров: И поэтому люди не рассчитывают, многие, скажем так, на то, что когда-то потом они будут получать пенсию. Они понимают, что потом опять ничего не будет на пенсии...

Елена Назарова: ...и поэтому они свою стратегию, они свой сценарий жизни выстраивают таким образом, чтобы...

Оксана Галькевич: Лучше я сейчас огурец ухвачу, да?

Елена Назарова: Да, либо рассчитываю на себя, на свои силы...

Алексей Мазуров: Да, «лучше я сейчас немножко заработаю, куплю квартиру, машину, чтобы потом на пенсии...»

Елена Назарова: И кидаю все на заработки, и в этом случае это та категория, которые берутся сначала стартово за работу хоть какую, а потом очень активно ориентируются, выстраивают свою карьеру, зарабатывают, находят эти возможности. И другая категория, которая говорит о том, что «не получилось сейчас, может быть, получится в следующем сезоне, будет более удачный год, сейчас пока здесь пересижу».

Но смотрите, из штата уходить практически никто не хочет, то есть увольнение по сути дела – это всегда риски определенные, это социальная незащищенность категории, поэтому пусть маленькая зарплата, но если она стабильно выплачивается, я лучше найду себе подработки. И тут у нас вот как раз те сайты, о которых мы с вами говорили, HeadHunter, «Зарплата.ру», «Работа.ру» и так далее. Подработок очень много, но это идет уже вторым уровнем, и в этом случае, конечно, качество работы иногда начинает страдать.

Оксана Галькевич: Вот у нас есть информация как раз о том, кто ни при каких условиях не собирается покидать работу. Тут, правда, и зарплаты соответствующие, в среднем это где-то 413 тысяч рублей. Это, видимо, руководители предприятий, топ-менеджмент? Я не знаю, у кого...

Петр Кузнецов: Это что за условия, давай поясним. Зарплата, которая не...

Оксана Галькевич: ...не отпустит в отпуск.

Петр Кузнецов: То есть готовы работать...

Оксана Галькевич: Не то что там, они вообще даже без отпуска готовы трудиться.

Петр Кузнецов: Без отпуска целый год за зарплату в Москве...

Оксана Галькевич: В Москве 405, в Петербурге даже выше, что интересно, 418...

Петр Кузнецов: Петербург больше ценит свой отдых.

Оксана Галькевич: Да, то есть «платите мне больше, и тогда я, собственно, и в отпуск не буду уходить». Это исключительно какие-то руководители, генеральный директор чего-нибудь, топ-менеджмент, или это какое-то среднее звено?

Елена Назарова: Было бы тоже интересно посмотреть на эти вакансии.

Алексей Мазуров: Цифры, естественно, удивляют, мне кажется, они на порядок ниже... Ну, не на порядок, но вполовину точно ниже, и это не всегда зависит от заработной платы. Есть люди, которые планируют свою карьеру, и они на разных этапах с разными зарплатами будут все равно работать без отпуска. Другое дело, что у нас это законодательно вообще-то запрещено, но в целом это такая тоже опять же определенная категория людей, которые что-то себе поставили целью и готовы ради нее работать. А эти цифры абстрактные, ну грубо говоря: «А вот сколько бы тебе?» – «А вот столько-то!»

Петр Кузнецов: У нас остается совсем мало времени. Вот с другой стороны, компания, раз уж мы говорим, вернемся в начало, что вот увольняются, давайте даже замахнемся, массово увольняются ради сезонных работ, – а компании не парит, что сотрудник кладет книжку и уходит?

Алексей Мазуров: Парит, еще как парит.

Петр Кузнецов: Где ценность сотрудника, в каких сферах велика? Где компания готова вкладываться в своего сотрудника? То есть стимулов развития где больше?

Алексей Мазуров: У нас очень много компаний, которые сейчас занимаются именно удержанием сотрудника, скажем так, чтобы он не уходил, развитием его, удержанием. Но это опять же, тут идет уже экономический подход, коммерческий. Если мне вот эти специальности нужны, они мне нужны в какие-то определенные сроки, можешь регулировать разным, тем же графиком отпуском можно регулировать, когда у меня больше сотрудников, когда у меня меньше сотрудников. Я знаю, что некоторые компании по примеру западных, условно «все уходят в августе», в отпуск вы сидите с детьми на дачах, вот всем хорошо...

Оксана Галькевич: В августе можешь жарить шашлыки в Сочи, поезжай.

Алексей Мазуров: Да. Потом есть же определенные категории персонала.

Оксана Галькевич: Очень мало времени. Еще нам люди пишут, что у нас очень много вакансий, но вакансии все в основном нетворческие, они не дают человеку возможности для роста и развития, для какой-то линейной карьеры, развития.

Спасибо, уважаемые гости. Мы успеваем только вас представить: у нас в студии сегодня были Елена Назарова, профессор кафедры социологии МГИМО, доктор социологических наук, и Алексей Мазуров, эксперт в области управления персоналом. Ну а мы идем дальше.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Алексей Мазуров: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Каждый десятый житель России планирует уволиться летом (опрос Работа.ру). Чем будут заниматься? Об особенностях летней трудовой книжки