ТЕМА ЧАСА: Пенсионная реформа провалилась?

ТЕМА ЧАСА: Пенсионная реформа провалилась? | Программы | ОТР

Надо ли вернуться к выплатам пенсий из бюджета?

2020-11-20T13:00:00+03:00
ТЕМА ЧАСА: Пенсионная реформа провалилась?
Достижения и проблемы российского машиностроения
Россияне всё реже делают домашние заготовки
Что консервируете? Сюжет о зимних запасах сибирских хозяек
ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью
В Госдуме предложили маркировать продукты с высоким содержанием соли
Выпил – отдавай машину
Пенсии вырастут. Индексация почти вдвое превысит инфляцию
Как восстанавливается Приморье после «ледяного апокалипсиса»
Рост цен на продукты. Приморье без света и тепла. Тотальная слежка. Пенсионерам простят долги? Плата за тепло
Почему в магазинах растут цены?
Гости
Татьяна Омельчук
старший научный сотрудник НИФИ Министерства финансов РФ
Владислав Жуковский
экономист, член президиума Столыпинского клуба
Валерий Рязанский
первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель Союза пенсионеров России

Денис Чижов: Продолжается программа «ОТРажение», Марина Калинина и Денис Чижов...

Марина Калинина: ...и Денис Чижов.

Денис Чижов: ...в студии, да. И вот какую тему хотели вам предложить для обсуждения.

Марина Калинина: Тема очень важная. Власти России должны признать провал пенсионной реформы – это не наш призыв, об этом заявил председатель «Справедливой России» Сергей Миронов. Он также предложил вернуться к выплатам пенсий из бюджета.

Так вот, по словам Миронова, действующая пенсионная система не обеспечит достойных пенсий, она банкрот, и даже повышение пенсионного возраста ситуацию не спасает. Лидер «Справедливой России» также отметил, что средняя страховая пенсия в нашей стране едва превышает прожиточный минимум, на который и так «невозможно прожить». Вот так вот.

В этом году, кстати, совсем скоро, 22 декабря, Пенсионный фонд будет отмечать 30-летний юбилей, именно 30 лет назад он был создан. Так к чему же мы за эти 30 лет пришли со всеми этими реформами, нововведениями и так далее?

Денис Чижов: В начале мы хотели бы запустить опрос. Вы согласны с предложением Сергея Миронова вернуть систему выплат, пенсий из бюджета? «За» или «против» напишите, позвоните, и в конце дискуссии мы обязательно подведем итог.

Марина Калинина: Ну а к нам присоединяется наш первый эксперт по этой теме Татьяна Омельчук, старший научный сотрудник НИФИ Министерства финансов России. Татьяна Геннадьевна, здравствуйте.

Татьяна Омельчук: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну так к чему же мы пришли за 30 лет? Все, банкрот?

Татьяна Омельчук: По-моему, абсолютно не банкрот.

Марина Калинина: Так.

Татьяна Омельчук: Пенсионная система сейчас одна из самых устойчивых систем. В пенсионную систему трансферт из федерального бюджета стабилен, составляет порядка 2% ВВП ежегодно. Пенсии выплачиваются в полном объеме, вовремя. Пенсия не может быть ниже прожиточного минимума пенсионера, будет расти прожиточный минимум. Предполагается в дальнейшем, что будет более высокими темпами расти прожиточный минимум пенсионера, соответственно, будут доплаты до прожиточного минимума расти. Пенсии индексируются уже несколько лет выше инфляции, на 2–3% выше инфляции ежегодно, и так будет до 2024 года, это уже заложено и в бюджет, и в законопроекты. На самом деле система стабильна, численность пенсионеров сейчас стабильная. Все нормально в пенсионной системе.

Марина Калинина: То есть волноваться не о чем, вы считаете?

Татьяна Омельчук: Абсолютно не о чем, потому что стабильный трансферт, при необходимости его в принципе можно и увеличить, но на сегодняшний день он абсолютно стабилен, нет задержек с выплатой пенсий, нет каких-то ожиданий, что не хватит средств в бюджете, нет ожиданий будущих каких-то кризисных проблем в пенсионной системе. Абсолютно стабильная ситуация. Она такой, может быть, и не была 5–10 лет назад, а сейчас стабильна.

Денис Чижов: А как же быть с тем, что все-таки очень много жалоб и люди вообще говорят... Вот вы такую позитивную картину обрисовали, но все пишут, все говорят о том, что невозможно прожить на пенсию. Как бы быть с размером пенсии, даже если она выплачивается вовремя? Разве тут все нормально тоже?

Татьяна Омельчук: Размер пенсии – это производное от размера заработных плат. Если у нас в стране низкие заработные платы, если в стране зарплата средняя 30 тысяч рублей, медианная, которую в основном получают люди, она практически 30 тысяч, и, если у вас пенсия 17 400 будет в следующем году у неработающих пенсионеров, соответственно, у этих категорий, которые в основном зарплату 30 тысяч получают, у них коэффициент замещения, то есть соотношение их пенсий к зарплате, будет порядка 50%, ну больше 35% коэффициент замещения с точки зрения пенсионной системы.

И если зарплаты у человека низкие, то, соответственно, и пенсия будет низкая. Она не может стать высокой, если низкие заработные платы. Поэтому проблема, здесь нужно менять оплату труда, а не проблема самой пенсионной системы, которая как раз именно зависит от взносов, от заработных плат в пенсионную систему. Какие взносы, такие и выплаты, соответственно.

Марина Калинина: Ну смотрите, в 2018 году, когда повысился пенсионный возраст, рассчитывал... В общем, в Пенсионном фонде всегда была дыра, Пенсионный фонд дотировался и дотируется, продолжает дотироваться из бюджета. Вот в 2018 году повысили пенсионный возраст, значит, предполагалось, что это как-то добавит денег в Пенсионный фонд и закроется эта дыра. Что вот за 2 года изменилось?

Татьяна Омельчук: Одномоментно ну как бы... Первый год если смотреть повышение пенсионного возраста, он с учетом льготной истории повысился на полгода, первый год пенсионный возраст, второй год на полтора года повысился пенсионный возраст...

Марина Калинина: Так.

Татьяна Омельчук: Поэтому как бы повышение пенсионного возраста идет в течение 5 лет, поэтому как бы окончательные результаты...

Марина Калинина: Ну хорошо, какие-то первые результаты можно сказать, насколько значительно прибавилось в Пенсионном фонде денег?

Татьяна Омельчук: Есть данные, что повышение пенсионного возраста позволило индексировать пенсию выше инфляции. То есть у нас если инфляция была 3–4%, а пенсии индексировались на 6,6–7%, то есть это выше инфляции, порядка 3% превосходит инфляцию. До этого, до повышения пенсионного возраста, пенсии индексировались только по инфляции, в течение нескольких лет, и мы бы и дальше могли индексировать пенсии только по инфляции.

Сейчас пенсии индексируются выше инфляции на несколько процентов ежегодно, плюс, значит, трансферт из федерального бюджета, то есть трансферты, которые федеральный бюджет дает в пенсионную систему на выплаты пенсий, они абсолютно стабильны, они не растут. То есть как бы стабильность финансовая в пенсионной системе и стабильность по индексации пенсий.

А то, что размеры пенсий низкие, не устраивают, это понятно. Это уже вторая проблема, это проблема заработных плат, но как бы система, сбалансированность пенсионной системы сейчас высокая, устойчивость высокая, и долгосрочная устойчивость пенсионной системы тоже высокая.

Марина Калинина: Смотрите, еще одно обещание, которое было дано во время запуска этой реформы последней 2018 года, что пенсии будут повышаться на тысячу рублей каждый год до 2024 года. Добились ли этого? Действительно они повышаются на тысячу рублей?

Татьяна Омельчук: Да, средняя пенсия...

Марина Калинина: Именно на тысячу?

Татьяна Омельчук: Средняя пенсия, да, 17 400 у неработающих, было там порядка 16 300 в этом году, в следующем году 17 400. То есть средняя пенсия, да, у неработающих пенсионеров растет ежегодно на тысячу рублей примерно, да, так и есть, то есть это все выполняется. Это все в законопроекте написано, поэтому это не может не выполняться.

Марина Калинина: Ну, понимаете, мы живем в такой стране, что, к сожалению, то, что написано, не всегда выполняется.

Давайте обратимся к нашим зрителям, что они думают по поводу пенсионной реформы и пенсий. Татьяна из Московской области у нас на связи. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Давно волновал меня этот вопрос, наконец я могу задать.

Марина Калинина: Давайте.

Зритель: В 1999 году я вышла на пенсию. Все, что сейчас говорят, ведет к краху. Я знала предварительно, сколько у меня должна быть пенсия, в пределах 100 рублей по тем деньгам. В 1998 году объявили, что рубль увеличился в тысячу раз. Но получилось, что у нас было 100 рублей, на 10, это самое, раз, до 1 000 довели, снова 1 000, а все платежные... То есть платежеспособность рубля упала, зато на свет, за газ, за все, все увеличилось в тысячу раз, даже это подтверждают, это самое... А нам тогда ввели, это самое, бонусы-конусы-хонусы, извините за выражение.

И после этого я уже свалилась, я 20 лет выкарабкиваюсь из, это самое, настолько на меня повлияло. Но по этому же, это самое, сейчас депутаты, это самое, и президент, сама слышала, как он, это самое, говорил себе и Медведеву, по 15 миллионов, а у депутатов 491 тысяча. Как могло получиться, что у нас наш труд обесценился, а все остальное, все цены поднялись на все?

Надо вернуть к 1998–1999-м гг., мы работали не за бонусы, нарушение трудового законодательства, кодекса нарушение было. У нас была тарифная ставка, согласно, это самое, которой мы работали почасовой, это самое, с учетом квалификации, с учетом разрядов, самая лучшая сетка. Мы работали, нас как только ни обзывают, это самое, и тунеядцы, и все. Мы работали с радостью, мы видели будущее, теперь мы не видим. И такое впечатление складывается по отношению к нам, пенсионерам, которые попали в этот период, нас как свидетелей хотят уморить и...

Марина Калинина: Да, спасибо за ваш звонок. Татьяна, прокомментируете?

Татьяна Омельчук: Ну, на мой взгляд, там законодательство в пенсионной системе до 2002 года было несправедливо, там было ограничение по учету заработной платы как бы, соответственно, у всех коэффициент 1,2, ваша как бы зарплата к той зарплате для начисления пенсий, в которой и зарплата для начисления пенсий была занижена.

То есть там была история о том, что занижены пенсионные права, да, был в тот момент кризис в пенсионной системе, не хватало средств, и для того чтобы каким-то образом сбалансировать пенсионную систему, вот было принято решение о введении вот этого ограничения 1,2. Поэтому там до 2002 года все законодательство, особенно до 1998-го, там была уравнительная пенсионная система, где неважно, сколько человек почти получал, у всех примерно одинаковые выплаты получались, вот, и поэтому она была несправедливая, да.

Но ее уже никто, права до 2002-го, не пересматривает, то есть она там уравнительная, практически несильно зависит от заработка. А после 2002 года у нас пенсионная система не является уравнительной, и, собственно, размер пенсии значительно зависит от размера взноса, уплаченного в пенсионную систему, то есть сколько взносов, столько и выплат по факту. Хотя вот есть фиксированная выплата, базовая часть которая раньше называлась, она как бы у всех одинаковая, это как бы перераспределение от более высокооплачиваемых групп к более низкооплачиваемым. Но сама страховая часть зависит...

Марина Калинина: Татьяна, вы знаете, вот я слушаю сейчас вас и понимаю, что я теряю мысль. Почему у нас все так запутано в этой пенсионной системе? Это как какой-то огромный кирпич, который вот..., кирпич каких-то цифр, каких-то баллов, каких-то индексов, каких-то начислений-вычислений, которым... Я не знаю, в этом, по-моему, никто не может разобраться.

Татьяна Омельчук: Ну, просто, к сожалению, законодательство менялось реально значительно несколько раз. В 2002 году менялось значительно законодательство, до 2002-го еще менялось один раз, потом оно, соответственно, уже менялось в 2015 году с переходом на баллы, значительная история, как бы вот. Но в принципе несколько раз, да, вот нынешние пенсионеры, которым назначают пенсию, там 2–3 законодательства пенсионных абсолютно разных, по которым рассчитываются пенсионные права. Но как бы в целом, если человек захочет разобраться, то можно, на сайте Пенсионного фонда все это есть, там все подробно расписано. И сейчас в принципе доступен интернет, в котором все много-много раз показано на примерах, как рассчитывается пенсия.

А у каждого человека есть пенсионный кабинет, который он может открыть, на сайте Госуслуг есть, можно сходить в Пенсионный фонд и там тоже выписку получить, и уже у человека у каждого есть сумма его пенсионных коэффициентов. Соответственно, человек может умножить на стоимость пенсионного коэффициента, там на 93, дальше был 98, это стоимость одного пенсионного коэффициента, и посчитать, какая у него будет вот эта страховая часть, плюс добавить фиксированную выплату порядка 6 тысяч, и получить свой размер пенсии. По-моему, она, в общем, на мой взгляд, сегодня уже прозрачна и каждый человек может узнать, какая у него на сегодняшний день заработанная пенсия, и прикинуть, какая у него будет пенсия через 5, через 10 лет, если он будет позже выходить на пенсию. Все есть, все довольно-таки прозрачно.

Марина Калинина: Давайте послушаем, Людмила из Санкт-Петербурга у нас на связи. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня только одна претензия к нашему государству: сколько можно обманывать работающих пенсионеров? Мы работаем, мы платим все налоги, но почему-то нам никогда не делают вот перерасчет, как всем остальным пенсионерам. Вот это я хотела бы спросить у нашего государства, потому что мы так же идем в аптеку, платим за дорогие лекарства, мы идем, сейчас зайдите в магазин, сегодня подорожало все, и молочные продукты, и овощи, просто кошмар какой-то, понимаете? Вот объясните, почему работающему пенсионеру, который платит налоги, не дают никаких перерасчетов?

Денис Чижов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо за ваш вопрос. Татьяна?

Татьяна Омельчук: Ну, с точки зрения как бы моей, это абсолютно несправедливо и нужно всем индексировать пенсии. Но с точки зрения бюджетной истории...

В 2015 году решили стимулировать отложенное назначение пенсии, то есть как бы для работающих пенсионеров ввели пенсионные коэффициенты дополнительные, увеличение пенсии за каждый год, если человек отложит назначение пенсий. И предполагалось, что люди воспользуются этими коэффициентами повышенными, и там если человек, грубо говоря, на 10 лет отложит назначение пенсии, то пенсия у него могла увеличиваться практически в 2 раза, в 1,5–2 раза. Соответственно, на 5 лет тоже значительное увеличение, порядка 30% увеличение размера пенсии могло бы быть. И эта вот история с тех пор идет о том, что человек может откладывать назначение пенсии.

Но наше вот население не пошло на эту меру, с одной стороны, а в тот момент решили не индексировать пенсии работающим пенсионерам, для того чтобы они откладывали назначение пенсии, вот. Возможно, по мере повышения пенсионного возраста, так как вот это стимулирование не прошло, и будет принято решение об индексации пенсий работающим пенсионерам. Но на сегодняшний день просто это не заложено было в бюджете, в бюджете заложена повышенная индексация пенсий всем неработающим пенсионерам. И для того чтобы вернуть эту индексацию пенсий работающим пенсионерам, нужно опять заложить средства в бюджет не на один год, а на три года и на все последующие.

Я думаю, что рано или поздно это решение будет принято, просто в этот год его уже не могли бы успеть принять, принять бюджет с индексацией пенсий работающим пенсионерам. Я думаю, что, когда все остальные тоже факторы пересчитаются через год, возможно, следующий бюджет, тогда и будет, возможно, вернется индексация в том или ином виде, индексация пенсий работающим пенсионерам. На сегодняшний день предполагается, что у работающих пенсионеров индексируется заработная плата.

Марина Калинина: Но смотрите, вот отменили индексацию пенсий, я вот просто посмотрела статистику, за год с рынка труда ушла почти треть работающих пенсионеров, они либо в тень ушли, либо перестали работать. А это, в общем, замкнутый круг, это ущерб экономике, потому что они платили налоги, когда работали официально. Как так?

Татьяна Омельчук: Да, это была потеря для системы с точки зрения взносов, да. Но одновременно был плюс в том, что экономия, что не индексировалась пенсия работающим пенсионерам. Ну вот в тот момент... Это же история не последних 2–3 лет, это с 2015 года было принято решение о том, что вот пенсии работающих пенсионеров не будут индексироваться.

Марина Калинина: А я и сказала, с 2015-го, да.

Татьяна Омельчук: Потому что в тот момент не приняли вариант, сценарий повышения пенсионного возраста и решили стимулировать более позднее назначение пенсии. И вот как бы вот эта история осталась оттуда, еще из той парадигмы, когда мы не повышаем пенсионный возраст, а стимулируем более позднее назначение пенсии, и вот неиндексация пенсий, то, что там только 3 балла начисляются работающим, не больше 3 баллов начисляется работающим пенсионерам, – это все из той системы.

Я думаю, что решение 100% будет принято после 2024 года, когда вот произойдет полное повышение пенсионного возраста. А на сегодняшний день будет оно там через год или через два принято, это будет в зависимости от того, как договорятся по бюджету, по бюджетной составляющей.

Марина Калинина: Спасибо. Татьяна Омельчук, старший научный сотрудник НИФИ Министерства финансов России.

А мы переходим к следующему эксперту, это Валерий Рязанский, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель Союза пенсионеров. Валерий Владимирович, добрый день.

Валерий Рязанский: Да, добрый день.

Марина Калинина: Я не знаю, слышали ли вы нашу беседу с Татьяной, но...

Валерий Рязанский: Слышал.

Марина Калинина: Слышали, да? Ну и что, что вы думаете по этому поводу?

Валерий Рязанский: Ну, во-первых, она очень позитивно ответила на все поставленные вами вопросы.

Марина Калинина: Так.

Валерий Рязанский: Она это делает как специалист, это вполне понятно. Что касается эмоциональной стороны дела, то эмоциональная сторона дела – это, в общем, настроение наших пенсионеров, и понятно, почему раздаются такого рода вопросы. И энергетика этих вопросов совершенно четко определяет, что, в общем-то, особо, будем говорить так, довольных своей пенсией людей мало, и по понятным причинам. Так что, наверное, тот вопрос, который мне предполагали задать предварительно, вообще зачем такая пенсионная система и давайте мы ее сейчас сломаем и предложим что-то новое...

Марина Калинина: Ну да, да.

Валерий Рязанский: ...в виде конфеты. Вот я хочу остудить пыл любителей все это дело ломать. Система сложилась, и на сегодняшний день каждый месяц все 43 миллиона пенсионеров пенсию получают, это огромная, это большая, это системная, большая социально-экономическая конструкция. Вот так просто сказать, что мы завтра эту конструкцию отложим в сторону и предложим какую-то чудо, новую конструкцию, все это фантазии.

Дело в том, что причины, по которым, будем говорить, есть разные пенсионные истории, это причина в разной истории, во-первых, нашего государства, и поколение нынешних пенсионеров, и уходящих, и живущих, в общем, в вопросах пенсионного законодательства разделилось на две вот такие полосы, я даже могу сказать, наверное, на три такие временны́е полосы: до начала 1990-х гг., потом 1990-е гг... и после 2000 года.

Конечно, то поколение работников, наших граждан, которые будут уходить значительно позднее на пенсию, я имею в виду тех, кто начал свою трудовую биографию в начале 2000-х гг., вот у тех будет с пенсией более-менее ясно, это будет действительно простая формула, баллы, умноженные на стоимость балла. В общем-то, здесь все понятно: больше пенсионных баллов заработал, стоимость пенсионного балла утверждается бюджетом страны, все, умножаешь, это твоя пенсия, можно ее просчитать, если будешь продолжать так же платить взносы, так что...

А вот той категории пенсионеров, которых затронула история их работы в советское время, 1990-е гг. переломные, начало 2000-х гг., поиски оптимальных вариантов зачета стажа пенсионного, заработанного в советское время, его индексация, его валоризация, это все как ни назови, как ученые ни назовут все эти периоды научными словами, – все это, в общем-то, попытка каким-то образом осовременить ту предыдущую историю, для того чтобы каким-то образом не потерять, как это было сделано с вкладами, не потерять всю ту историю, которая была пенсионная наша... Ну вот это такое объяснение, почему все так сложно.

Марина Калинина: Давайте послушаем мнение Екатерины из Екатеринбурга, она нам дозвонилась. Екатерина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот, значит, я начну с того, что вот я послушала Татьяну Омельчук. Она очень красиво говорит, что каждый год неработающим пенсионерам прибавляют по тысяче.

Марина Калинина: Ну, так должно было бы быть, как говорилось в 2018 году. А что на самом деле?

Зритель: Да. Дело в том, что я проработала в школе, учитель начальных классов, целых 25 лет. Ушла на пенсию в 2005 году, и пенсия у меня составила 6 400. А сейчас, в данное время, 2020 год, у меня пенсия 9 700. Где же она у меня на каждый год прибавлялась по одной тысяче? То есть за 15 лет мне прибавили пенсию 3 300 рублей. Это вот как? Как на эту пенсию выживать пенсионерам? И не я только такая. Я живу в Оренбурге, у нас свои цены, расценки везде, но за 15 лет прибавили пенсию 3 300 рублей. Я считаю, это ненормально.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Вернулся к нам Валерий Рязанский. Вы слышали, да, звонок нашей телезрительницы? Как можете прокомментировать?

Валерий Рязанский: Да, я не только слышал, я и получаю письма до сих пор после наших встреч в эфире, приходится проверять пенсионные истории людей, отвечать им. Еще раз говорю, чудес в пенсионной системе не может быть, потому что пенсионная система – это часть нашей экономики: какова экономика в стране, будет такая же, в общем, и ситуация с пенсионными нашими вопросами.

Марина Калинина: То есть, судя по вашим словам, чудес в экономике нам тоже ждать не приходится?

Валерий Рязанский: Я еще раз говорю, что ожидания пенсионеров здесь не надо подогревать, надо говорить о реальных вещах. Тем пенсионерам, у кого пенсия ниже прожиточного минимума, им, безусловно, нужно оказывать дополнительную социальную поддержку в виде дополнительных выплат, помощи и компенсации расходов по коммунальным платежам, снижению налоговых платежей, связанных с жильем, с землей и так далее, и так далее, поэтому...

Вот там, по-моему, был звонок из Оренбуржья, у меня было письмо, я созванивался с одной семьей пенсионеров. Оказалось, что... Мне жаловались на высокий налог на землю; я поинтересовался, какой налог, – 780 рублей в год. Я говорю: «А много у вас земли?» – «Десять гектаров». То есть, понимаете, мы даже иногда не сопоставляем некоторые вещи между собой с точки зрения, будем говорить, параметров современной жизни, 10 гектаров земли и налог на землю 780 рублей в год.

Поэтому я бы вот все в один котел не смешивал и говорил бы о чем? О том, что страховая пенсионная система, ее назначение, выплата пенсий тем людям, которые отработали и вносили взносы в пенсионную систему. Работающим пенсионерам, да, соглашусь, что несправедливо, что мы до сих пор не индексируем пенсию, но мы ее пересчитываем с учетом двух заработанных баллов каждое 1 августа года, каждое 1 августа года. И как только пенсионер прекращает работать, ему пенсия за весь этот период обязательно проиндексируется на все индексы этих коэффициентов. Так что в этой части ну я не могу назвать это несправедливым.

Марина Калинина: Давайте узнаем мнение Ларисы из Ульяновска. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: У меня такой вопрос. Говорят вот как раз про коэффициенты, заработала 1,2 коэффициента. У меня заработано 2,4 коэффициента, а мне оплачивают, всего 1,2 коэффициент взяли на мою пенсию, а где еще 1,2 коэффициента? Куда они делись, вот мне интересно?

Потом вот по поводу ветеранских. Ветеранские у нас в Ульяновске почему-то нам не плотят, а я проработала 40 с лишним лет на железной дороге, на одном месте. Почему это вот так? Ветеранские Морозов нам отменил по той причине, что у меня большая пенсия, а пенсия у меня 18 тысяч.

Марина Калинина: Ага. Спасибо за ваш звонок. Валерий?

Валерий Рязанский: Я не могу оценивать ее, большая или маленькая ваша пенсия в 18 тысяч, могу только сказать, что средняя пенсия в этом году будет порядка 16 тысяч рублей по стране, поэтому у вас пенсия выше, чем в среднем по стране. Назвать ее большой тоже не могу, знаю, что такое труд железнодорожников.

Что касается коэффициента 1,2, он существовал еще и в советское время, и ограничения по стажевым показателям было и в советское время, и пенсия была тоже ограничена коэффициентом, выплатой пенсии 120 рублей, и не все стажевые периоды тоже засчитывались. Ограничения в страховых системах всегда есть, иначе пенсии будут в основном тогда распределяться в пользу высокооплачиваемых категорий.

Страховые системы все выстроены именно так: взносы перемещаются, и прежде всего в них выделяется константа, которая платится всем одинаково, мы ее сейчас называем базовой частью пенсии, она для всех одинакова, порядка 6 тысяч рублей, а все остальные страховые пенсии в большей степени коррелируются в пользу как раз низкооплачиваемых категорий. А для того чтобы высокооплачиваемые категории не страдали, не обижались, что у них не идет полного зачета взносов в их пенсионную историю, для этого должны работать, конечно же, накопительные пенсии, для того чтобы вот тот сверхзачетный потенциал откладывался бы в части именно накопительных компонентов и позволял людям накапливать на старость, и эти деньги могли бы быть наследуемы в случае, если что-то происходит с человеком в этой жизни.

Так что, будем говорить, это специфика любой страховой системы. Возьмите страховую систему в автотранспортных понятиях, вы тоже убедитесь, что не все попадают в аварию, а платят все, и это естественное свойство страховой системы. Что касается...

Марина Калинина: Спасибо, спасибо большое. Валерий Рязанский, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель Союза пенсионеров России.

Еще у нас один эксперт по этой теме, с ним теперь поговорим. Это Владислав Жуковский, экономист, член президиума Столыпинского клуба. Владислав Сергеевич, здравствуйте.

Владислав Жуковский: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну, как вы считаете, банкрот пенсионная система или не банкрот?

Владислав Жуковский: Пенсионная система, с моей точки зрения, банкрот, значит, это очевидно по размеру пенсий, которые получают россияне, вот официальная пенсия 16 тысяч рублей, но при этом самая распространенная, модальная составляет 11–12 тысяч рублей, в регионах ниже 10 тысяч рублей. Я вот буквально сегодня утром посмотрел свежие цифры из зарубежья, например, такая страна, как Финляндия, вот у них в этом месяце, в октябре месяце средняя пенсия составила уже 1 715 евро, это больше 155 тысяч рублей. Это страна, где нет ни нефти, ни газа, ни...

Марина Калинина: Ну да, в общем, не самая богатая страна в мире.

Владислав Жуковский: Да, но при этом высокотехнологичная, которая вкладывает в 4 раза больше денег в развитие технологий, в НИОКРы, в разработку технологий, чем мы, 4% ВВП против наших 1%, и у них пенсия составляет 1 700 евро, 155 тысяч рублей. У нас, получается, средняя пенсия, если верить господину Рязанскому, сенатору, который голосовал за пенсионную реформу антисоциальную, составляет 185 евро, ну практически в 8 раз меньше, а самая распространенная пенсия в России – это 110–115 евро.

Но конечно, когда мы слышим депутатов, чиновников, которые голосуют за монетизацию льгот, за заморозку бесконечную пенсионных накоплений, с 2014 года нам замораживают ежегодно наши 6% от фонда оплаты труда, которые раньше шли на наши накопительные счета, это была действительно наша подушка на будущее, что вот мы платим «вбелую» с зарплаты, 6% от них шли на наши индивидуальные накопительные счета. С 2014 года они заморожены сначала на 1 год, потом на 2, потом на 3, уже на 10 лет, и уже официально сказали: простите, мы вам их не вернем, эти деньги пойдут, соответственно, на выплаты пенсий текущим пенсионерам.

То же самое вот пенсионная реформа, 5 лет... Что такое на 5 лет подняли пенсионный возраст, чтобы просто было понятно? Это в течение 5 лет нам не будут платить пенсию, это практически потеря нами около 600 тысяч рублей, это мы будем 5 лет платить НДФЛ и страховые взносы, это почти 2 миллиона рублей, итого 2,5 миллиона рублей просто так у среднестатистического россиянина забрали на этом горизонте.

Причем вот когда выступают чиновники от партии власти, которые голосовали за эту реформу, они почему-то не говорят, что у нас вообще-то, значит, срок жизни после выхода на пенсию, период дожития у мужчины всего лишь 7,5 лет, а, например, в Иркутской области, в Тыве и в Бурятии 2–3,5 года. То есть мужчина, который доживет до пенсионного возраста в 65 лет, он проживет после него 2 года, 3 года, ну в Москве 14 лет, в Ингушетии 15 лет, но в среднем 7 лет, женщины около 20. Другими словами, подвинули как бы настолько высоко планку выхода на пенсию, что 40% мужиков вообще до пенсии не доживут, те, кто доживут, половина умрут через 2–3 года, и лишь маленькая часть будет получать пенсию, дожив до 70 лет. У женщин ситуация чуть получше как бы, но тоже несильно отличается.

Поэтому пенсионная, конечно, реформа, пенсионная система здесь у нас, очевидно, накрывается медным тазом, и одна из ключевых проблем – это, конечно, отрицательная, регрессивная шкала страховых взносов. Просто я очень хочу, чтобы наши телезрители, ваши телезрители это хорошо понимали: у нас регрессивная шкала страховых взносов. Другими словами, если ваши доходы превышают 110 тысяч рублей в месяц, 115 тысяч рублей в месяц, то вот на эту заработную плату страховые взносы составляют 30%, это Пенсионный фонд 22%, 5,1% медицинское страхование, 2,9% социальное страхование, итого 30%. Если ваша зарплата больше, чем 120 тысяч рублей, например 0,5 миллиона, 5 миллионов, либо, как в крупнейших госкорпорациях, госбанках 500 миллионов, 1 миллиард рублей в год, 2 миллиарда рублей в год (мы знаем эти фамилии), то вот с этой заработной платы ставка падает до 15%.

Марина Калинина: О, как интересно.

Владислав Жуковский: А на пенсионное обеспечение вместо 22%, на пенсионное обеспечение, страховые взносы падают до 10%. То есть чем вы богаче, причем если вы богаты безумно, вы получаете огромные заработные платы, будучи министрами, премьер-министрами, служащими госбанков, госкорпораций, то вы платите в 2 раза меньше в Пенсионный фонд, чем платят обычные россияне.

Поэтому, конечно, дыра в Пенсионном фонде есть, но она связана с тем, что у нас очень плохо перераспределяется национальное богатство. У нас де-факто плоская шкала НДФЛ, на самом деле мы понимаем, что огромные прибыли выплачиваются через дивидендные схемы, через офшоры, то есть фонд оплаты труда не регулируется на уровне самой богатой категории граждан. С другой стороны, еще и страховые взносы для простых смертных 30%, для богатых 15%. И много раз и мы предлагали, и «Деловая Россия», и Столыпинский клуб, и Московский экономический форум, что давайте хотя бы сделаем плоскую шкалу, чтобы все платили одинаково, введите плоскую...

Марина Калинина: Владислав, вас можно слушать бесконечно, но у нас просто время заканчивается.

Владислав Жуковский: Да.

Марина Калинина: Я бы хотела вам очень важный вопрос задать, у нас буквально 2,5 минутки: у нас-то с вами будет пенсия?

Владислав Жуковский: Слушайте, честно – даже не надейтесь, даже не рассчитывайте. Те тугрики, которые платят нам, называя это пенсией, это реально официальная издевка, это неуважение к людям, к гражданам...

Марина Калинина: Нет, я имею в виду людей, которым сейчас 30–40 лет, которые работают и еще будут работать.

Владислав Жуковский: Ну, я думаю, вы прекрасно понимаете, что даже если у вас будет пенсия в виде 20 тысяч рублей к тому моменту с учетом индексации, с учетом инфляции, то, конечно, на эти деньги будет невозможно прожить, потому что к тому времени у вас и курс рубля будет не 75 рублей за доллар, а 100–125, и цены будут другие.

Поэтому, конечно, совет тем, у кого есть хоть какие-то возможности делать сбережения, – откладывайте где-то 10–20%. Не все могут, не у всех есть доходы, многие живут реально на низкие заработные платы, но тем не менее ваша будущая пенсия – это ваши дети, это ваши внуки, это ваши близкие, которые смогут о вас позаботиться, да, и ваши какие-то валютные накопления.

Потому что, к сожалению, мы видим уже четвертую пенсионную реформу за 20 лет, и от каждой из этих пенсионных реформ, к сожалению, жить становилось только хуже именно старшему поколению, а фискальная нагрузка на рядового россиянина росла. Я вообще не понимаю этот разговор, почему не говорим, что НДФЛ... Мы платим триллионы рублей в виде налога на доходы физлиц – почему эти деньги идут в бюджет, а не в Пенсионный фонд? Почему эти-то деньги не идут на повышение, значит, благосостояния общества?

Марина Калинина: Ну да.

Владислав Жуковский: Почему мы ежегодно продаем нефти и газа, сырья на 350–400 миллиардов долларов, но почему-то это сырье, которое по Конституции общенародное, доходы от них не распределяются как-то равномерно между всеми гражданами либо хотя бы в пользу наименее социально обеспеченных. Поэтому, конечно, здесь необходимо менять всю эту систему.

И конечно, выборы впереди, начинается политическая агитация, популизм хороший, нехороший, какой угодно, даже здоровый популизм будет. Но в любом случае мы же видим, что 90% россиян выступали против пенсионной реформы, и, как бы нас не призывали относиться с пониманием и не раскачивать лодку, мы прекрасно понимаем, что люди, большинство воспринимают эту пенсионную реформу, пенсионную систему как по большому счету жульничество и аферу, как пенсионное воровство, скажем так. Поэтому, конечно, ее придется менять, и просто чем дольше оттягивают, тем хуже, более низкая база.

Марина Калинина: Спасибо. Владислав Жуковский, экономист, член президиума Столыпинского клуба.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Яков
Конечно, провалилась. Социал-дарвинисты из ВШМЛ и НИФИ рассчитывали на большую - ударение на первый слог - экономию.
Надо ли вернуться к выплатам пенсий из бюджета?