Тема часа: Престиж рабочих профессий

Тема часа: Престиж рабочих профессий | Программы | ОТР

Как ситуация с коронавирусом изменила расстановку сил на рынке труда

2020-07-16T14:21:00+03:00
Тема часа: Престиж рабочих профессий
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Наталья Данина
директор департамента аналитических бизнес-решений HeadHunter
Искандар Слаев
тренер национальной сборной WorldSkills Russia и победитель мирового чемпионата WorldSkills Kazan 2019 по компетенции «Поварское дело»
Екатерина Сорокина
директор по персоналу корпорации «Технониколь»

Ольга Арсланова: Добрый день! Это Общественное телевидение России, программа «ОТРажение» продолжается, и сейчас у нас большая тема, о которой будем говорить до конца часа. Сейчас время ЕГЭ и все разговоры о поступлении в вузы, но рабочие специальности в России становятся немного популярнее, и давайте поговорим о них.

Петр Кузнецов: Да. Мы, кстати, накануне выяснили, что из-за пандемии коронавируса число поступающих в вузы снизилось, а вот доля поступающих в колледж или техникум, наоборот, возросла. Это выяснили специалисты Высшей школы экономики, опросив самих выпускников.

Ольга Арсланова: Но все-таки давайте посмотрим на официальные цифры, насколько действительно популярны эти профессии. В вузы планируют все-таки поступать 83% выпускников в этом году, в колледжи и техникумы лишь 8%, 1% опрошенных после школы сразу пойдут работать. При этом до пандемии желающих пойти в вуз было больше на 4%, а после эпидемии выросло число тех, кто выбрал колледж, на 2%. Возможно, просто совпадение, будем выяснять, что же произошло.

Вообще, поднять в глазах молодого поколения престиж рабочих профессий – это одна из целей властей, и в последние годы есть некоторые программы, в рамках которых для школьников проводятся экскурсии на заводы, например, на предприятия, компенсируются затраты на обучение специалистов. Также заводы предлагают жилье и так далее, то есть пытаются всячески привлечь выпускников на эту сторону.

Что еще нужно сделать, чтобы искоренить дефицит рабочих специалистов, дефицит, который по-прежнему сохраняется? И что могут найти на рынке труда те, кто решил не поступать в вуз, те, кто решил выбрать рабочую специальность? На что эти люди могут рассчитывать, на какую зарплату для начала? Давайте обо всем этом поговорим.

Петр Кузнецов: Мы, конечно, понимаем, что в таком хрупком все еще возрасте не всегда от тебя конкретно многое зависит в плане выбора специальности, влияют на выбор и родители. Так вот, наши корреспонденты спросили как раз у родителей, на получении какого образования, высшего или среднего, они настаивают. Вот что получилось.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Это родители, родители, которые в большинстве случаев все-таки влияют на выбор своего ребенка, от них многое зависит.

Мы начинаем эту тему с нашими экспертами. По традиции подключайтесь и родители, выпускники, если вы нас смотрите, тоже рассказывайте, что вы выбрали, как изменились, может быть, за это время ваши приоритеты. Наталья Данина сначала с нами на связи, директор Департамента аналитических бизнес-решений сервиса HeadHunter. Здравствуйте, Наталья.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Наталья Данина: Здравствуйте, Петр и Ольга.

Петр Кузнецов: Какие вы со своей стороны, со своей платформы, отмечаете ли вообще смещение, не знаю, от высшего к среднему? Больше стали обращать внимание на рабочие профессии действительно и специальности?

Наталья Данина: Смотрите, я бы здесь разделила, прямо сильно разделила историю про рабочие специальности и про образование. Потому что вы видите, что повально родители, которые говорят про высшее образование, они же сами говорят: «Ну, работать потом будет уж кем будет». То есть в принципе родители сами понимают, что высшее образование вообще ни в какой мере не гарант того, что ребенок будет работать, во-первых, по этой полученной специальности, во-вторых, что тот уровень, скажем так, работы, на которой он будет работать, будет соответствовать тому образованию, которое он получил. То есть люди это сами понимают.

И к сожалению, за прошедшие лет 20, наверное, это сформировавшаяся такая, увы, неправильная тенденция, что вот пускай будет высшее образование, дальше мы уже разберемся. Это категорически неправильно вот во всех смыслах на самом деле. Поэтому, естественно, мы пока не видим в трендах снижение доли людей, получивших высшее образование, то есть такого нет.

Но если говорить, посмотреть на этот горизонт 20 лет, то видно, что, смотрите, доля тех людей, которые... Спрос в абсолюте на людей, которые имеют среднее специальное, например, образование и образование техникума, короче говоря, рабочую специальность, оно в абсолюте несильно поменялось. Просто за прошедшие 20 лет дико выросла доля, вернее 20 лет назад дико выросло количество требующихся программистов, юристов, экономистов, общегуманитарных специалистов, всех на свете. А сейчас этот спрос немножко сжимается, потому что не зря мы говорим про переизбыток этих беловоротничковых специальностей.

То есть повторюсь, сейчас мы наблюдаем не какой-то там ренессанс рабочей профессии, а сейчас мы скоро наблюдаем нормализацию ситуации на рынке труда (в хорошем смысле этого слова), и рабочие специальности объективно уже последние несколько лет, и мы об этом уже с вами, помню, неоднократно говорили, что рабочие специальности в почете. И опять же мы понимаем, что уровень способностей у детей, в принципе у людей, он разный, и вот эта кривая нормального распределения вот такая вот имеет место быть, и основная масса людей обладают объективно средними способностями, то есть далеко не все получившие высшее образование будут топ-менеджерами корпораций и получить огромные, гигантские деньги. Обратное, кстати, тоже верно: не всякий человек, получивший среднее специальное образование, будет как-то там довольно среднее существование иметь.

Это я к чему говорю? В принципе на беловоротничковой специальности и на рабочей специальности сейчас люди имеют заработок примерно сопоставимый. То есть офисный клерк, банковский клерк, например, его заработная плата абсолютно сопоставима с заработной платой на рабочей специальности, вот я о чем говорю. Но при этом, при этом мы помним тему автоматизации, диджитализации, что обычные массовые специальности просто сейчас массовым образом заменяются и автоматизируются, тогда как рабочие руки, как справедливо совершенно отмечали некоторые родители, до сих пор пока однозначно нужны.

Петр Кузнецов: Ага. Подвопрос у меня, небольшой вопрос все-таки, пока не забыл. Вы просто вспоминали 20 лет назад, можно сказать, что список рабочих специальностей со временем расширяется, дополняется, появляются новые. Мы привыкли, что рабочие профессии и специальности как слышим, у нас исключительно завод, предприятие, станок.

Наталья Данина: Вы знаете, я бы сформулировала так. Безусловно, тенденции глобальные с вот этой вот автоматизацией, информатизацией и диджитализацией накладывают отпечаток и на рынок рабочих специальностей, но базовый набор ролей синеворотничковых, должностей рабочих особо не поменялся на самом деле пока. Но повторю, что, безусловно, например, мастер производственной линии или оператор производственной линии, конечно, то, что было 20 лет назад и то, что сейчас, это не так. Даже картинки у вас показывают, что, конечно, процессы становятся все более технологичными, безусловно. Но в целом сам набор, нужно работать на линии, окей, линия сейчас поменялась, она стала более автоматизированной, но тому, как работать на ней, или научат в образовательном учреждении, или уж совершенно гарантированно предприятие, на которое молодой человек или девушка захочет трудоустроиться, безусловно, доучат его необходимым навыкам работы с конкретным оборудованием.

Я бы хотела знаете, что еще, важный момент добавить? Текущая ситуация с пандемией внесла дополнительный вклад в спрос на рабочие специальности. Мы в течение весны фиксировали совершенно дикий спрос, выражающийся в виде дикого роста количества вакансий, это 100%-й на самом деле рост, это огромный прирост, выражающийся в таких темпах. Он связан с тем, что часть людей была вынуждена вернуться к своим местам, откуда они приехали, то есть внутрироссийская миграция была скорректирована этой вот ситуацией с пандемией, с одной стороны, и, с другой стороны, мигранты из других стран также были вынуждены вернуться в свои страны.

И собственно говоря, перспективы... Мы опять же понимаем, что режим сейчас вот этот карантинный в разных странах и в разных регионах России, кстати говоря, до сих пор разный, что, естественно, не влияет, как бы так сформулирую, позитивно. То есть люди вернулись к своим местам локации, и в тех местах, откуда они уехали, образовался массовый спрос на рабочие специальности. Поэтому... мы сейчас видим очередной виток еще.

И я очень надеюсь, что то, что многие родители, которые до сих пор еще не решились, куда отдать ребенка, особенно те, у которых нет для этого, у их детей, явных предпосылок для получения высшего образования, это некая такая, ну извините, «хотелка» родителей, я бы все-таки рекомендовала сильно подумать. Потому что мудр тот родитель, который сказал, что спрос на рабочие руки будет объективно всегда, а доучиться высшему образованию, если будет необходимость, всегда можно.

Ольга Арсланова: Да, после того как профессию востребованную рабочую уже получил, да.

Наталья Данина: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: Смотрите, по поводу все-таки зарплат давайте поговорим поконкретнее. Есть все равно некий стереотип, что много не заработаешь, либо что может, например, автослесарь или, не знаю, сантехник заработать много, если он действительно высококлассный специалист, а вот так в среднем по больнице зарплаты невелики. Вот можете какую-то раскладку по основным популярным рабочим специальностям назвать с заработком, с уровнем?

Наталья Данина: Вы знаете, я бы здесь тоже ответила так, что много и мало для разных людей – это разные физически цифры. Вот давайте, допустим, для вас, например, много и мало – это сколько? Ну или в представлении, например, о том, сколько мало и сколько много для рабочего...

Ольга Арсланова: Нет, ну мы берем среднюю зарплату по региону, по Москве и отталкиваемся от нее. То есть как минимум не ниже, а лучше выше.

Наталья Данина: Ну вот смотрите, если мы берем московские цифры, например, то средний диапазон, средний разбег зарплат синеворотничковых ролей от 50 до 80 тысяч рублей. Это, на мой взгляд, довольно много, ну немало по крайней мере, и это уже совершенно точно выше, чем средняя заработная плата по России. Безусловно, мы здесь говорим именно про достаточно квалифицированный труд, потому что профессий рабочих очень много, и там, где не требуется квалификация хоть какая бы то ни было, таких профессий тоже много – это и дорожные рабочие, это и грузчики, например, есть, – то, конечно, там заработная плата будет невысока.

Вот эти 50–80 тысяч рублей, которые я озвучила, – это, конечно, заработная плата квалифицированного рабочего на том рабочем месте, где нужно не только иметь руки, но все-таки прилагать к ним и голову. Потому что, конечно, если ты не делаешь ничего особенного, перекладываешь с места на место товары и так далее, конечно, там много не заработаешь. Но опять же если сравнивать вот эти 50–80 тысяч рублей московских для квалифицированного рабочего, а мы все-таки имеем в виду квалифицированного скорее рабочего, если мы говорим про какое бы то ни было образование, то опять же эти деньги абсолютно сопоставимы с уровнем, например, банковского клерка, который, в общем, с точки зрения производства чего бы то ни было является небольшим винтиком гигантского механизма. Поэтому, повторюсь, это объективно сопоставимые деньги.

Конечно же, гигантских денег, возможно, не заработаешь, но опять же смотря для кого что является гигантскими деньгами. Кроме того, насколько я понимаю, в случае, если ты, например, слесарь-сантехник и работаешь на предприятии, если у тебя есть руки, голова и желание заработать, сейчас масса сервисов для подработки, например, где ты можешь оставить свое резюме, оставить профайл о себе, и в принципе обычные частные лица будут обращаться к тебе, и ты будешь оказывать им дополнительные услуги. То есть в моей практике точно были кейсы, когда я сама как потребитель вызывала некоего слесаря, который говорил: «Я зарабатываю в Москве 150, в хороший месяц могу 200 заработать на таких заказах». А вот это уже объективно достаточно хорошие такие деньги. Так что вот.

Ольга Арсланова: Более чем.

Петр Кузнецов: Но тут еще другое, тут отсутствие карьерных перспектив, потому что, если ты уже будешь потом претендовать на какое-то управляющее место, тут уже без высшего образования не обойтись в этой цепочке.

Наталья Данина: Тоже не факт. Карьерные перспективы тоже объективно нужны не всем, это тоже, кстати говоря, один из таких стереотипов, которые за прошедшие вот эти несколько десятилетий уже вбиты в голову, что успешным является тот, кто строит себя по карьерной лестнице вертикально. Потому что карьерный трек, если называть это сейчас более таким современным словом, карьерный трек, карьерный путь необязательно вертикален. Если ты повышаешь свою квалификацию, оставаясь на том же самом горизонтальном уровне, то ты изучаешь новые, я не знаю, инструменты, новые продукты, новые возможности, новое какое-то оборудование, даже у того же слесаря-сантехника новые подходы к работе, то ты тоже растешь в этом смысле.

Ольга Арсланова: Плюс ты можешь менять место работы, повышать свою квалификацию, соответственно, зарплата твоя тоже будет расти.

Наталья Данина: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: Но объективно, как бы мы ни хотели, как бы ни грустно было это признавать, но расти вертикально способности тоже есть далеко не у всех, это единицы, кто способны расти вертикально.

Наталья Данина: Это правда, это правда.

Ольга Арсланова: Ну а что здесь, в чем здесь проблема? Это проблема просто признать это самому выпускнику или его родителям, которые объективно смотрят на картину? Или им кажется, что, конечно же, их ребенок должен дорасти до начальника рано или поздно? Или по накатанной так пошло и ничего не поделаешь?

Наталья Данина: Проблемы, я думаю, у всех в этом смысле свои. Но вот этот вот кризис, в котором мы все оказались, всей планетой, не побоюсь этого слова, сейчас дает возможность взглянуть на старые вещи по-новому. Как раз, мне кажется, сейчас самое время на это взглянуть с такой вот точки зрения. Потому что опять же если мы... Вот мы еще одну вещь, тему не обсуждали, например, работа на удаленке. Вот вы видите мой задний фон, это не картинка, это объективная реальность.

Ольга Арсланова: Это сруб, да.

Наталья Данина: Да, это сруб, мы уехали из Москвы, потому что маленький ребенок, я думаю, что вы, возможно, даже его слышите на фоне, так получилось. Я к тому, что работа на самоизоляции и на удаленке тоже объективно подходит не всем, нужно обладать определенным складом и характера, и всего на свете, чтобы так работать. И при этом работа для рабочего всегда останется работой в коллективе людей. Я уверена, что будут развиваться средства индивидуальной защиты, например, потому что пандемия, с которой мы столкнулись, возможно... Во-первых, она не закончилась, возможно, она не первая теперь в нашей жизни будет, потому что неизвестно, что будет еще.

То есть я к тому, что меняющиеся обстоятельства вокруг вынуждают нас посмотреть на каждого, на себя и на подходе, где то, с чем я собираюсь работать, то, с чем и в чем я собираюсь работать, вообще мне на будущее. Потому что опять же часть беловоротничковых клерковых профессий в тех же банках, например, вот коль уж мы их приводим в пример, были отправлены в объективный вынужденный простой, что естественным образом сказывается на заработной плате. И это объективная реальность, с которой ты... Кстати говоря, даже если ты начальник, ты с этим ну ничего вообще не можешь сделать, не говоря уже... об обычном рядовом человеке. А если ты, извините, опять же тот же самый сантехник, то те процессы, которые он обслуживает, извините, были, есть и будут всегда. И мы здесь понимаем, что возможность заработать вот там гораздо более реальная.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Наталья Данина, HeadHunter.

Давайте поприветствуем Вадима, наш телезритель сейчас на связи, Ростовская область.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Вадим.

Зритель: Можно, да, говорить?

Ольга Арсланова: Да. Ваша история?

Петр Кузнецов: Да, можно.

Зритель: Мне очень приятно, что мне опять удалось прорваться, и очень серьезный вопрос. Я просто хочу сказать, что я сам пошел работать на завод, он тогда был…, 14 лет, и этим горжусь. У меня на свидетельстве о рождении стоит штамп… Я выполнял работу, вертолетики Ми-6 тогда мы делали, сейчас это уже не секрет, и я выполнял работу, без которой вертолетик не полетел, это аэро... тогда был, автоматический радиокомпас, и станция «Протон». Дело в том, что я вот вспоминаю эти минуты, когда я получил первую зарплату 70 рублей, да я миллионером себя считал, молодой мальчик.

И что я советую ребятам молодым? Во-первых, все начинается в школе. В школе 32-й у нас был урок труда, значит, были по металлу мастерские, деревянные, мы зарабатывали деньги, делали ящики, все начинается со школы. Были у нас, значит, кружки, хоровой, оркестр баянистов, аккордеонистов. И самое главное, что было желание. А когда я шел на работу, я видел, как летит вертолетик, и я радовался, там же мой труд!

И поэтому я говорю: молодые люди, прекращайте, идите на работу и одновременно учитесь, и будете копеечку иметь в кармане и получать профессию. Не чурайтесь рабочих профессий, потому что без этого невозможно. Многие, я знаю, гвоздя забить не могут, не знают, как дверь открутить без ключа, а я это делаю очень просто в свои 72 года...

Петр Кузнецов: Опять меня показывают в этот момент. Да, Вадим, спасибо вам за хорошую такую, добрую мотивационную пропаганду.

Нину еще успеем послушать, Омская область. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу продолжить именно тему Вадима. Дочь моя когда закончила школу, она сказала так: «Мама, мне очень нравится шить. Но чтобы поступить в техникум, я должна пойти год поработать». Год работали, она сама пошла. Потом поступила в колледж, потом закончила на дизайнера в городе Омске, потом стала участвовать в конкурсах, все сама, сама, сама. Сейчас она живет в Москве.

Я за то, чтобы, родители, не надо садить детей на свою шею, пусть они сами, чтобы мы, родители, гордились нашими детьми, что пусть они понюхают свою жизнь, чтобы мы сказали: «Молодец, ты достигла чего хотела». Вот что я хотела сказать.

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Екатерина Сорокина сейчас с нами на связи, это директор по персоналу корпорации «Технониколь». Екатерина, здравствуйте.

Екатерина Сорокина: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: Вот знаете, сейчас очень много говорится в последнее время о том, что диплом совершенно не важен, в него даже не смотрят. Можно ли сказать, что уже за счет этого рабочие специальности, профессии как-то возвращаются на рынок, снова становятся популярнее?

Екатерина Сорокина: Да, вопрос понятен. Вы знаете, я, наверное, во-первых, не соглашусь с тем, что диплом не важен, потому что ценность базового высшего образования никто не отменял. И если даже мы говорим о том, что какие-то образовательные программы сейчас стали где-то не актуальными, какие-то знания устаревают, более современные тенденции, за ними не успевают наши высшие учебные заведения менять программы, все равно та основа, которую дает высшее образование, ценна. То есть это способность анализировать информацию, способность посмотреть под другим углом и так далее, и так далее, и так далее.

Но если мы говорим именно о рабочих специальностях, то тут тоже важное значение имеет образование на самом деле. Потому что большинство современных предприятий, к которым относится и наша компания в том числе, обладают довольно-таки сложными технологиями, и то оборудование, которое используется в нашем производственном процессе, требует определенной квалификации даже от самого рядового рабочего. И тут мы говорим не только о конкретных знаниях, а именно о способности понимать, грубо говоря, как устроен механизм, как говорил Вадим из Ростовской области, в какую сторону крутится гайка.

Я такие привожу совершенно элементарные примеры, но они... Знаете, иногда, когда мы проводим отбор сотрудников, кандидатов на рабочие специальности, мы проверяем вот такие элементарные знания, и не всегда взрослые мужчины могут правильно применять инструменты, которые, казалось бы, совершенно просты в использовании.

Петр Кузнецов: Ага. Вы их сразу отсеиваете, или у вас есть какая-то система переобучения собственная?

Екатерина Сорокина: У нас есть... Во-первых, у нас есть своя система профотбора, то есть если мы говорим об отборе кандидатов именно на рабочие специальности. Мы несколько лет назад, для того чтобы повысить, скажем так, качество тех кандидатов, которых мы принимаем на работу, мы разработали специальную систему профотбора, в которую как раз включены проверочные задания, вопросы на понимание базовых законов механики, на внимательность, на способность концентрации, потому что это тоже очень важно в ходе производственного процесса.

Таким образом мы как бы ушли от проблемы высокой текучести и от приема, скажем так, неподходящих кандидатов, потому что каждый производственный процесс уникален: где-то требуется способность к монотонному труду, где-то требуется быстрота реакции, где-то какие-то другие качества. И мы сформировали такую систему, с помощью которой мы проверяем наличие тех или иных качеств у кандидатов на разные рабочие специальности.

Петр Кузнецов: Ага. Я бы хотел, знаете, Екатерина, уточнить. Вот тоже много говорят, что у нас давно уже отдалены друг от друга система образования и, собственно, сама система поиска работы. Вы как-то работаете уже с теми, кто еще учится? Я не знаю, как это сейчас назвать, раньше это системой распределения выпускников называлось, от которой отказались, недавно министерство сказало, что мы не будем к такой системе возвращаться, но надо что-то думать, чтобы опять плотнее колледжи и техникумы все-таки взаимодействовали уже с будущим работодателем.

Екатерина Сорокина: Да, вы совершенно правы. К большому сожалению, то, о чем я говорила немного ранее, современные программы образовательные и тот уровень развития производственных систем, который мы имеем на многих предприятиях, они, конечно, уже разошлись очень далеко. Поэтому от выпускников колледжей и техникумов, даже вузов мы можем требовать только базовых навыков и понимания каких-то самых элементарных знаний, понимания каких-то элементарных законов.

Да, у нас есть опыт работы с учебными заведениями, это происходит у нас в тех регионах, где наблюдается дефицит на рынке труда, дефицит определенных профессий. Мы входим в таком случае в контакт с учебными заведениями, выбираем, скажем так, наиболее перспективных студентов, учащихся, которые показывают хорошие результаты, и дальше уже приглашаем их на стажировки, даем им определенные проекты, задания, то есть они могут одновременно учиться и приходить на работу к нам.

И далее после окончания учебного заведения, конечно, никаких обязательств у нас нет. Если этот студент, ученик не захочет в итоге к нам приходить, мы его насильно не будем заставлять работать у нас, но, как правило, те, кто попадают вот в такой проект, потом остаются у нас работать.

Ольга Арсланова: Ага. Как вам кажется, может быть, недостаточно пока заметный рост популярности рабочих профессий связан как раз с недостатком информации, вот этой коммуникации между работодателями, которые ищут этих людей, будущими выпускниками, которые уверены, что им просто некуда пойти? Вот нам пишут: «Рабочие профессии могли бы быть популярны, просто нет рабочих мест, нет заводов, нет фабрик». Куда идти-то людям? А оказывается, есть куда.

Екатерина Сорокина: Оказывается, есть куда на самом деле. И очень часто, когда мы принимаем участие в каких-то конференциях, форумах, посвященных вопросам развития производства, посвященных вопросам управления производственным персоналом, именно специализированные такие проходят мероприятия довольно-таки часто, когда сидишь в зале либо выступаешь и слушаешь выступления коллег с разных производств с разных уголков России, на самом деле очень сильно удивляешься, потому что уровень производств в России высокий.

Конечно, наверное, много существует предприятий, которые застряли где-то там 20 лет назад, на том уровне развития, но параллельно с этим огромное количество компаний вкладывают большие деньги, большие усилия в повышение своей эффективности, в улучшение процессов, в создание интересных, хороших рабочих мест с хорошими условиями труда. Так что, наверное, вы правы, информирования об этом не так много, и, честно говоря... выпускникам вуза, или техникума, или колледжа, я не знаю, где вот можно почерпнуть эту информацию.

Петр Кузнецов: Ну да, но это уже в силах конкретного...

Екатерина Сорокина: Конечно же, в каждом регионе, наверное, надо... Да, названия каких-то компаний на слуху, но вот в общем, да, какое-то, не знаю, повышение популярности, что ли, рабочих профессий, такого нет, я с таким не сталкивалась.

Петр Кузнецов: Спасибо за ваш комментарий.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Екатерина Сорокина, директор по персоналу корпорации «Технониколь», была с нами на связи.

Ольга Арсланова: Да. Пообщаемся с нашими зрителями.

Петр Кузнецов: Да, на связи наши зрители, они всегда с нами на связи.

Ольга Арсланова: У нас Валерий на связи, Иркутская область.

Петр Кузнецов: В данном случае это Валерий, да.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я хотел поделиться насчет по вашей теме. Вот я сам горняк по профессии, живу в Сибири в Иркутской области, работаю в Бурятии. Вот моя профессиональная деятельность началась с того, что я закончил техническое училище с отличием, поработал проходчиком, стал комбайнером в горнодобывающей промышленности. Потом понял, что это мое, и поступил в Ленинградский горный институт. Закончил его тоже хорошо, диплом защитил с отличием.

Я что хочу молодежи сказать? Ребята, прежде чем высшее образование хотите получить, вы поймите, ваша ли это профессия, стоит ли вам свою жизнь и свои силы отдавать на то, что вам не по душе?

Петр Кузнецов: А как это понять, Валерий?

Зритель: Надо понять, это надо прочувствовать, правильно же?

Петр Кузнецов: Это же самое сложное. Обычно понимаешь уже к последнему курсу.

Зритель: Когда ты вот профессию выбираешь, ты же выбираешь свой жизненный путь. От твоей профессии, от твоего заработка зависит твое благополучие, благополучие семьи, твоих близких. Раз ты выберешь профессию, которая тебе не по душе...

Ольга Арсланова: Слушайте, а вот нам тут пишут некоторые зрители, я не знаю, может быть, вы согласитесь или поспорите, что молодежь просто не хочет трудиться руками, тяжело работать.

Зритель: Ну не скажите.

Ольга Арсланова: Вот такой сейчас образ жизни пропагандируется и везде показывается в соцсетях, когда ты практически ничего не делаешь сложного и получаешь большие деньги. А это тяжелый труд, это умения, за которые ты получаешь не такие уж большие деньги.

Зритель: Нет, ну, ребята, вы вот для меня уважаемая программа, я вас все время смотрю, да, поэтому мы, сибиряки-то, гордые и независимые, но мы в первую очередь...

Ольга Арсланова: Валерий? Вот мы не узнали...

Петр Кузнецов: О нет, самое главное...

Зритель:

Ольга Арсланова: Да-да-да, Валерий вернулся.

Зритель: Да. Я просто вам что хочу сказать? Молодежь должна... Все-таки трудовая наша профессия нужная нашей стране.

Ольга Арсланова: Ага. Да, спасибо вам большое.

Давайте, вот наши корреспонденты провели свой опрос, посмотрим его или нет, давайте узнаем... Да, свой опрос на улицах российских городов, давайте послушаем. Выясняли, каких специалистов рабочих профессий не хватает в конкретном регионе.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Мы вернулись в студию, у нас еще один эксперт, не так много времени, поэтому сразу представляем: Искандар Слаев, тренер национальной сборной WorldSkills Russia, победитель мирового чемпионата WorlsSkills Kazan в прошлом году по компетенции «Поварское дело».

Ольга Арсланова: Ух ты! Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, вы же учились не на повара. Что в вашей жизни произошло, почему вы так сменили вектор профессиональный?

Искандар Слаев: Нет, на самом деле у меня ситуация очень интересная, я о ней рассказываю всегда и везде, она всем очень сильно нравится. Получилось так, что с 8 класса я мечтал стать программистом и сдавал все экзамены, непосредственно чтобы поступить на программирование. Мне нравилось работать с компьютерами, с программным обеспечением. После чего, получается, я поехал подавать документы на программиста, а такой запасной аэродром было поварское дело, так как у меня дядя в Москве работает шеф-поваром, меня очень привлекли его рассказы непосредственно о том, как все происходит на кухне.

И получается, изначально цель была программирование, я поехал с другом поступать. И мы с ним заговорились по дороге, и я проехал остановку, где нужно было выходить, и приехал, получается, к кулинарному техникуму. И получилось так, что я решил просто не возвращаться и подать документы сначала на повара-кондитера. И в приемной комиссии я, видимо, сразу понравился, даже не знаю чем, и, получается, меня сразу приняли на повара без всяких экзаменов и без всякой волокиты.

И получается, уже после I курса, когда я начал впитывать все эти азы кулинарии, мне это очень сильно понравилось, и я стал развивать себя непосредственно в этом направлении, стал участвовать в чемпионатах. Чемпионаты мне очень сильно помогли в своем личном развитии, так как, грубо говоря, один чемпионат можно свести, грубо говоря, где-то за полгода обучения в учебном заведении, это как очень краткий и расширенный курс ты изучаешь, ты посвящаешь время непосредственно на то, что тебе необходимо.

И после чего, получается, с 15 лет до 17 лет я стал работать поваром в заведении, после чего с 18 лет, получается, я уже вошел в движение WorldSkills, проходил региональные чемпионаты и прошел непосредственно в сборную России по поварскому делу. И получается, 2018 год, чемпионат Европы, наша компетенция, то есть наша специальность «Поварское дело», в Европе заняла 4-е место, а уже в 2019 году на чемпионате мира мы постарались, разобрали свои ошибки, которые допустили на европейском чемпионате, и уже заняли первое место на мировом чемпионате.

Петр Кузнецов: Круто!

Искандар Слаев: И сейчас, получается, непосредственно я... Главная цель как бы всего движения WorldSkills и моя лично, почему я остался в ней, – я хочу передавать и транслировать знания, которые получил и которые получаю сейчас, уже дальше, то есть ребятам, которые только учатся. Поэтому я устроился работать в колледж московский «МОК ЗАПАД» и преподаю там, то есть веду практические занятия со студентами. Иногда провожу мастер-классы либо, когда выезжаю на региональные чемпионаты в командировки, чтобы проводить те же самые чемпионаты в регионах, провожу, к примеру, мастер-классы уже там, чтобы расширить кругозор знаний у студентов данного города, учебного заведения.

Петр Кузнецов: В общем, вы поняли, что не зря вот так вот вас, может быть, случайным образом привело, что это ваше призвание уже?

Искандар Слаев: Да, здесь, скорее всего, какое-то стечение обстоятельств...

Петр Кузнецов: Призвание уже было, да.

Искандар Слаев: Здесь, скорее всего, какое-то стечение обстоятельств, которое привело меня к этому, и теперь я просто продолжаю и ухожу полностью, с головой в кулинарию. То есть можно сказать, что я живу прямо на кухне либо в ресторане, либо на тренировочной площадке. Так как мы сейчас готовимся к чемпионату Европы еще с известным московским шеф-поваром Виктором Белеем, и в октябре у нас будет чемпионат Европы, это уже как бы высшая лига.

Петр Кузнецов: Искандар, очень коротко, прошу прощения, 30 секунду у нас остается, если можно коротко. Перед тем как выбор был, программист и идти в поварское дело, вы пытались все равно ответить себе на вопрос, где вы будете получать больше? Или даже не задавались таким вопросом?

Искандар Слаев: Знаете, на самом деле хочу сказать, что было маленькое желание рассчитать это все, но потом, со временем я уже понял, что не стоит ставить изначально цель непосредственно заработок денег.

Петр Кузнецов: Вот.

Искандар Слаев: Потому что в любой специальности можно достичь... Потолка нет.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Это нам говорит победитель мирового чемпионата WorldSkills Kazan 2019.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное, Искандар Слаев.

Спасибо, что провели еще один час вместе с нами. Оставайтесь с нами, впереди еще один час и новые темы, программа «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как ситуация с коронавирусом изменила расстановку сил на рынке труда