ТЕМА ДНЯ: Сколько будем платить за ЖКУ?

ТЕМА ДНЯ: Сколько будем платить за ЖКУ? | Программы | ОТР

Тарифы в новом году могут серьезно вырасти, предупреждают эксперты

2020-12-09T13:57:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Сколько будем платить за ЖКУ?
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Николай Алексеенко
глава Рейтингового агентства строительного комплекса, эксперт тематической площадки ОНФ «Жильё и городская среда»
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы
Дмитрий Гордеев
заместитель генерального директора Ассоциации «ЖКХ и городская среда»

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. В студии Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Ну что, новый год, друзья, всем нам принесет немало «подарков» в сфере ЖКХ. Во-первых, всех нас «обрадуют» повышением тарифов. Во-вторых, с 1 января прекращается мораторий на штрафы и отключение от услуг за неуплату. Многие семьи окажутся, прямо скажем, в непростой ситуации. Ну и в-третьих, отдельный сюрприз для жителей многоквартирных домов: с нового года хранить личные вещи на чердаках и цокольных этажах нельзя. Ну вот кто что там хранит? – банки, всякие соления, дачные атрибуты, лыжи, велосипед, коляски...

Тамара Шорникова: Ну такая дополнительная площадь, конечно.

Иван Князев: Ну да.

Тамара Шорникова: Но давайте обо всем по порядку. Тарифы по стране вырастут от 3 до 6,5% в зависимости от региона. Самое высокое повышение квартплаты ожидает Чечню и Новгородскую область, больше 6%, на третьем месте Крым и Севастополь; более 5% к тарифу добавят в Кабардино-Балкарии, Дагестане, Омской и Томской областях. Проще всего будет жителям Мурманской области, ну как проще, там рост тарифов просто поменьше, на 3,2%.

Иван Князев: Ну да, на 3,2%, но хотя бы хоть как-то им в этом плане повезло. Ну и, конечно же, отдельной строкой электроэнергия: с июля 2021 года нам обещают рост ее стоимости на 5%, а на газ опять же с июля на 3%.

Тамара Шорникова: Как мы со всем этим будем жить? Вырастут ли неплатежи в связи с ростом тарифов? Скажется ли повышение цен на качестве услуг ЖКХ и на нашем благосостоянии в конечном итоге? Будем обсуждать все это с экспертами. Вы расскажите нам, сколько сейчас у вас ЖКУ денег съедает, оплата коммунальных услуг. Довольны ли обслуживанием?

Иван Князев: Ну да, раз платим-то, должны быть услуги хорошие.

Константин Крохин у нас сейчас на связи, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Здравствуйте, Константин Викторович.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Иван Князев: Константин Викторович, смотрите, тут Минстрой рапортует, что в принципе у нас неплатежи хоть и выросли, но ненамного, возможно, даже будут снижаться в ближайшее время. Как вы считаете?

Тамара Шорникова: То есть все лучше и лучше с дисциплиной.

Иван Князев: Да, дисциплина растет. Но в связи с тем, что тарифы теперь вырастут...

Константин Крохин: Я могу сказать вам за Московский регион, мы тоже были немного удивлены, то есть мы ожидали худшего. Но если брать итоги трех кварталов текущего года по сравнению с 2019 годом, то у нас рост задолженности не превысил где-то 5–8%, при том что еще отменена пеня. То есть мы полагали, что отмена пеней хуже с точки зрения дисциплины, то есть менее дисциплинированно люди будут платить. Но тем не менее граждане оказались более дисциплинированными и серьезных провалов в неплатежах у нас не произошло. Но при этом общую картину, конечно, портят бюджетные учреждения, потому что финансирование, я так понимаю, бюджетных учреждений разное по стране в разных регионах, и задолженность таких организаций, которые нельзя отключать от жилищно-коммунальных услуг, прежде всего от электроэнергии, задолженность этих организаций продолжает расти.

Тамара Шорникова: Тем не менее, смотрите, нам уже приходят SMS, Ростовская область: «ЖКХ задушило, платим 10 тысяч рублей. Убрать нужно различные пени у должников, зарплаты мизер, нечем платить, задушили людей». Вот тоже независимые эксперты говорят о том, что буквально треть семей с января 2021 года, если мораторий отменят, треть семей могут оказаться вот в таком сложном положении как раз из-за того, что нечем будем оплачивать долги, соответственно, могут отключить какие-то услуги, свет, газ, воду зимой...

Иван Князев: Свет отрубят просто.

Тамара Шорникова: Как вы считаете, какой риск здесь? Может быть, стоит продлить мораторий?

Константин Крохин: Здесь необходимо различать мораторий на отключение жилищно-коммунальных услуг и мораторий на начисление пеней. В отношении того, что нельзя отключать в этот сложный период, я его поддерживаю, потому что очень многие граждане действительно стараются платить, но в связи с падением доходов у нас обнаруживается просрочка. Если этот мораторий отменить на отключение, то, например, электричество могут отключить через 2 месяца, и в принципе водоотведение, то есть канализацию, могут отключить для многоквартирных домов также после 2-месячной задолженности. Это внесет определенные неудобства и будет, конечно, граждан раздражать, и это необъективно и несправедливо.

Но в отношении пеней я вам хочу сказать, что вот ее положительное влияние на ситуацию достаточно спорно. Вот уже практически, почти год, 10 месяцев длится вот эта вот мера, и на сегодняшний день сказать, что многие воспользовались именно этим и перестали платить вовремя по причине отсутствия пеней, мы так не можем. Большинство граждан все равно, имея денежные средства, особенно пенсионеры, малообеспеченные граждане, они очень ответственные, и они независимо от того, есть пеня или нет пеней, все равно платят вовремя, как только появляются деньги. Поэтому вопрос о продлении вот этой меры как освобождение от начисления пеней достаточно спорный, может быть, и не нужно этого делать.

Потому что я вам по Москве могу сказать такую вещь. У нас вот есть доминирующая форма управления, это ГБУ «Жилищник», это государственная управляющая компания городская, так вот они из-за того, что не могут вовремя собирать денежные средства, они стали отключать пенсионеров, многодетных, одинокие семьи, отключать их от электричества, чтобы люди платили больше за ЖКУ, хотя по закону и отключать нельзя, и, с другой стороны, если у тебя задолженность, условно говоря, по воде, то тебя не должны отключать от электричества.

Но электричество – это очень действенная мера, и в то же время она наносит большой ущерб гражданам, в частности если это пенсионеры, пожилые люди, у них лекарства испортились, вот в августе, в сентябре, когда массовые отключения в Москве происходили, у людей испортились продукты, испортились лекарства. То есть я к тому, что надо понимать, что у нас ведь в жилищно-коммунальном хозяйстве работают всякие люди, в частности, управляющие компании такие могут злоупотреблять, именно ссылаясь на то, что люди плохо платят и вот нет пеней. Поэтому здесь надо очень осторожно с этой мерой.

Иван Князев: Давайте послушаем телезрителей. Андрей из Свердловской области у нас на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я вот плачу за каждый месяц 5 500 рублей за коммунальные услуги, плюс еще 500 рублей за электроэнергию, это очень дорого за двухкомнатную квартиру.

Иван Князев: Шесть тысяч получается.

Зритель: Да, 6 тысяч.

Иван Князев: Это много от вашего дохода ежемесячного?

Зритель: Ну, я получаю зарплату 20 тысяч, то, конечно, много.

Иван Князев: Треть зарплаты, больше.

Тамара Шорникова: Ага. Да, спасибо вам.

Давайте еще послушаем следом, что в Тверской области. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Это самое, вот у меня зарплата упала на 2 тысячи, сейчас я получаю 8 тысяч, при этом плата все время 5,5 тысяч у меня за квартиру. Там я с ребенком не проживаю из-за того, что... теплосеть, особенно 27 тысяч долга. Зарплата тогда была 5 тысяч, 5 тысяч «коммуналка» была, и письма мне шлют. А теперь, сейчас получается, опять подъем цен будет за ЖКХ, а зарплата-то у меня, получается, остается на нас с ребенком 3,5 тысячи, все.

Иван Князев: Ну да.

Зритель: Получается, мне надо будет с ребенком уже на 2 тысячи жить. Никакой помощи вообще нет... долгов, социальный найм у меня статус жилья, никакой помощи мне не положено, мне так сказали.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам за ваш звонок.

Ну вот из Московской области нам пишут, что все индексации пенсионные, вот эти 6,3%...

Тамара Шорникова: ...съедаются.

Иван Князев: ...эти тарифы просто съедят запросто.

Тамара Шорникова: Нижегородская область 7,5 тысяч, двухкомнатная платит 10 500, очень много таких, Архангельская 8, Москва 9 100, Реутов, Подмосковье...

Иван Князев: У большинства семей это половина зарплаты.

Константин Викторович, вот опять же по поводу пеней – но ведь это до поры до времени люди терпеть будут. Да, мы говорим, что исправно платят, но это опять же до поры до времени. А почему бы не отключать в первую очередь организациям, которые больше должны за ЖКХ, чем обычные люди?

Константин Крохин: Я с вами совершенно согласен. Но к сожалению, у организаций... Ведь это же какие организации? Это Департамент здравоохранения, Министерство обороны, у них очень мощные влиятельные лоббисты. А у населения у нас на сегодняшний день лоббиста такого нет, кто бы их защитил. Сфера ЖКХ отдана на откуп местному самоуправлению и региональным властям, они преследуют какие-то свои местные цели. Очень часто руководители управляющих компаний и сами управляющие компании являются компаниями, которые связаны с региональными чиновниками.

Иван Князев: Ага.

Константин Крохин: То есть когда они повышают тарифы на коммунальные услуги, по большому счету они повышают свое благосостояние, и защитить их на местном уровне, кроме как федеральная прокуратура или иные, значит, скажем, структуры, не могут. На месте непосредственно федеральная власть отсутствует как таковая, вы же не будете обращаться к представителю президента в округе федеральном по поводу жилищно-коммунальных услуг. Это все отдано на откуп управляющим компаниям, ресурсникам, которые подчиняются мэру города или региональным администрациям. Получается так, что они беззащитны. Поэтому вы правильно совершенно сказали, что необходимо упор сделать на работу с должниками-организациями прежде всего, то есть выяснять, почему они не платят, почему бюджет их не финансирует. Ведь бюджет – это тоже государство, государство должно выполнять свои обязательства перед бюджетными организациями, нельзя это все перекладывать на граждан.

Но я сейчас после звонков зрителей обратил внимание на очень важную деталь. Все они имеют доход, вернее так, расходы они имеют больше 30%, расходы на ЖКУ больше 30% от своих доходов. Согласно федеральному законодательству, если у вас расходы на ЖКУ больше, чем 20%, а в некоторых регионах 15% и 10%, вам должны выдавать субсидию. Из этого опроса я понял, что эти субсидии просто не выдаются либо люди о них не знают, а местные администрации, чтобы свои бюджеты сохранить, может быть, об этом не говорят, скрывают. То есть в данном случае есть очевидное нарушение федерального законодательства. Я полагаю, что органам прокуратуры нужно проверить, а почему вот эти граждане, имея зарплату 8, 10, 12 тысяч, отдают половину и не получают никакой помощи от региональных властей, ведь это четко прописано в федеральном законе.

Тамара Шорникова: Да. Константин Викторович, судя по одному звонку, там была фраза такая, сказали «не положено», значит, обращение уже даже было. Можно вот сейчас еще раз подробно алгоритм, куда обратиться за такой субсидией, и если говорят, что вам, не знаю, не положено, куда дальше, что делать дальше?

Константин Крохин: Значит, в данном случае первичное обращение происходит в управляющую организацию. Если управляющая организация каким-то образом не активна, обманывает, игнорирует, необходимо обратиться в центр жилищных субсидий. В каждом регионе, в каждом городе существует специализированная организация, которая собирает документы, проверяет их через систему электронного документооборота и после этого начисляет управляющим организациям, проще говоря, перечисляет деньги для вот этих вот получателей субсидий. Это могут быть инвалиды, пенсионеры, многодетные и так далее, то есть этот список достаточно широкий тех, кто имеет право.

И в данном случае, если центр жилищных субсидий или иная организация, выполняющая эти функции в конкретной местности, не выполняет свои обязанности, нужно обращаться напрямую в прокуратуру, потому что это положение федерального законодательства, это очень важная мера поддержки населения при оплате жилищно-коммунальных услуг.

Иван Князев: Константин Викторович, я прошу прощения, коль мы заговорили про то, как у нас платят субсидии, есть SMS из Тульской области: «Моя пенсия 7 600, платили субсидии 2 тысячи, а теперь уменьшили на тысячу рублей без объяснений». Вот человек спрашивает, как такое может быть.

Константин Крохин: Ну вот я опять же скажу, что у меня складывается впечатление, что на самом деле органы исполнительной власти на местах недорабатывают, они экономят. То есть есть негласная установка экономить бюджет и по возможности лишать людей этой поддержки. Если человек не настойчив, если он добропорядочный, но не такой смелый, активный, он промолчит, понимаете? И таких, наверное, много людей, которые от этого страдают. Я полагаю, что здесь необходимо инициировать самим органам прокуратуры проверки прямо по этой тематике, потому что я удивился, из трех регионов сейчас звонили граждане, и везде эти семьи, которые жалуются на недостаток средств, они подпадают под определение получателя субсидии, но им их не дают. Это неправильно, это безобразие.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще один телефонный звонок. Николай, Пенза, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот сейчас смотрю, снова будет подорожание ЖКХ. Вот я посчитал: если, допустим, я сейчас плачу около 6 тысяч, трехкомнатная квартира, если опять подымут цены, тут 6%, там 3%, где-то получается около 12–15%, то есть это где-то 700–900 рублей опять минус с нашей пенсии. Мы с женой пенсионеры, где-то у нас 24 тысячи пенсии, плюс лекарства мы там покупаем, это где-то 3 тысячи с лишним. И как вот, на что жить?

Я вот помню, раньше, при СССР, я просто приведу пример, у меня батюшка с матушкой, у них где-то пенсия была 200 рублей на двоих, отец 130 и мать 80. У них дом был 80 «квадратов», они платили 10 рублей – вы представляете, во сколько раз больше была пенсия, соотношение? А сейчас у меня пенсия 12 тысяч, а мы платим 6 тысяч за ЖКХ, и еще 700–800 рублей.

Извините меня, я могу, допустим, штаны проносить, к примеру, 5 лет, а каково молодым, у которых дети маленькие? Им как быть? Зарплаты нет... Вот у меня сын работает, 30 тысяч зарплата. Он бы рад, он сварщик, хороший сварщик, брал бы больше, но нет больше работы у нас.

Иван Князев: Ну да, а ЖКХ платить надо. Поняли мы вас, Николай, спасибо вам.

Константин Викторович, смотрите, тут интересный же момент у нас есть, что у нас рост тарифов должен каким-то образом укладываться в инфляцию. Я, правда, не очень понимаю здесь взаимосвязь: если инфляция большая, то наоборот, мне кажется, повышать-то их не надо, цены растут на все как на дрожжах.

Константин Крохин: Я бы добавил, что повышение тарифов ЖКУ в том числе так же подталкивает инфляцию. Но вы понимаете, есть серьезная проблема в экономике в части жилищно-коммунального хозяйства, и это монополизм. Мы на примерах, точечных примерах в тех домах, где жилищное самоуправление, ТСЖ и ЖСК, где нет задачи зарабатывать прибыль, как вот у управляющих компаний, мы выявили, что примерно вполовину меньше люди платят.

То есть если экстраполировать этот результат на все многоквартирные дома в стране, выяснится, что где-то в квартплате 40% мы переплачиваем монополистам за лишнее тепло, то, что мы открываем форточки, отапливаем улицу, так называемый перетоп, за начисление услуг, которых нет, за мытье, которое отсутствует, дезинфекцию, которая отсутствует. У нас вот этот вот кризис, пандемия выявила очень серьезные проблемы и узкие места в жилищно-коммунальном хозяйстве.

И я вот по Москве вам хочу сказать, я вот езжу по городу по делам в разных районах, ну вот именно зимой, в декабре – ноябре, начали вдруг ломать асфальт, класть плитку, бордюры. И в Москве в текущем году порядка 50–60 миллиардов у нас идет на благоустройство, бо́льшая часть из которых – это бордюры, а на следующий год заложено больше 100 миллиардов на благоустройство. И вот возникает вопрос: когда у нас есть года с бюджетами от 3 миллиардов до 50, это самые крупные города типа Новосибирска, Уфа 42 миллиарда, а Вологда всего 3 миллиарда, – вот когда у нас такие бюджеты в регионах, в городах наших российских, почему Москва тратит по 100 миллиардов на перекладку асфальта? То есть тут много вопросов, связанных с доходами...

Тамара Шорникова: Да. Константин Викторович, подождите, Москва-то понятно, мы тут проблемы знаем, хочется все-таки про Россию. Вот короткое дополнение по поводу инфляции. Уже всем оскомину набила эта официальная инфляция в 4%, до 4% даже, что в этом году, что на 2021-й ЦБ тоже прогнозирует на уровне 3,5–4% инфляцию. При этом повышение тарифов на ЖКХ должно находиться в рамках, не превышать. Откуда тогда...

Иван Князев: ...6%?

Тамара Шорникова: ...те же 6,5%?

Константин Крохин: Это интересы и аппетиты ресурсных монополий. Дело в том, что у нас, если брать тепло, ключевой игрок на этом рынке – это «Газпром». Например, крупнейшая в стране тепловая компания «МОЭК» единственная на Московский регион, ею владеет «Газпром», а «Газпром», посмотрите, у него за три квартала под триллион убытков. То есть он на внешних рынках потерял доходы, изменился курс доллара, он очень много потерял во всяких международных арбитражах. То есть неэффективность руководителей энергетических компаний приводит к тому, что они свои убытки компенсируют за счет населения России. Это безобразие.

Это касается не только «Газпрома», это касается «Роснефти», это касается более мелких компаний, «РусГидро», которая в Сибири производит электроэнергию и откуда потом производятся жилищно-коммунальные услуги. То есть это очень важный вопрос сегодня, когда отрасль жилищно-коммунального хозяйства оценивается от 2,5 до 4 триллионов рублей, примерно 500 миллиардов, от 500 до 800 миллиардов – это аппетиты ресурсных монополий, которые, я полагаю, должны были бы уменьшить свой аппетит и каким-то образом прекратить этот рост тарифа.

Я вообще считаю, что на сегодняшний день рост тарифа необоснованный, что 4%, что 6%. Если бы эффективно администрировали текущие задачи и вопросы в сфере управления, в сфере ресурсосбережения, я вас уверяю, повышать тариф не надо было бы. Но кто нас слышит? Там, на той стороне Министерство строительства и ЖКХ, Министерство энергетики, очень мощные лоббист, а с этой стороны кто защищает население? Никто не защищает, нет органа, который бы отстаивал и говорил: «Давайте с нами посоветуйтесь, с ассоциациями потребителей, с представителями населения, управляющих организаций». Вот вы нас спросите, нужно повышать тариф или нет, я вам скажу – надо понижать тариф, потому что резервы есть.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Послушаем еще один телефонный звонок. Лариса из Саратовской области, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Хотела бы высказаться по этой проблеме. Значит, во-первых, я полностью согласна с вашим консультантом, экспертом. Значит, повышение тарифов не обосновано. Сколько я ни задавала вопрос, из чего складывается тариф, чтобы предоставили экономическое обоснование, ни разу ответ на этот вопрос я не получила, думаю, никто не получит ответ, из чего складывается тариф и в связи с чем необходимо периодически его повышать. Это первое.

Второе. Сколько бы зарплаты и пенсии ни повышались, это абсолютно бесполезное дело, потому что это все будет съедаться вот этим необоснованным повышением тарифов.

Потом, между ресурсоснабжающей организацией и потребителем создана масса посредников. Вот у нас, например, ПАО «Саратовэнерго», они говорят: «Мы как бы везем электроэнергию до столба, а от столба вам в дом электроэнергию везет ООО «Элтрейт». Зачем вот эта куча посредников-дармоедов? Там в верхней строчке написано, за копейки покупают электроэнергию, в разы идет перепродажа.

Долги создаются искусственным образом. У меня была такая ситуация, что я за газ за определенный период заплатила 50 тысяч рублей, у меня отопление дома идет газом, газом отапливается мое жилище, 50 тысяч рублей, мне по другому адресу ООО «Газпром межрегионгаз Саратов» выставляет счет, к которому я не имею никакого отношения, не зарегистрирована, не являюсь собственником, и взыскивает с меня еще 40 тысяч рублей за этот период. Вот эти еще судебные приказы необоснованные, что... Судьи вообще не разбираются, пришло заявление, вынесли судебный приказ...

Иван Князев: ...плати.

Зритель: ...все. И думаете, я что-то где-то доказала? С меня, с пенсионера, за один и тот же период, я проплатила сама, принесла квитанцию, вот 50 тысяч оплаты, – нет, все равно с меня 40 тысяч взыскали. То же самое с электроэнергией, масса судебных приказов. Значит, спасибо, вовремя хоть пришел, я хоть их отменила. Но по тому адресу, к которому я не имею никакого отношения, значит, так же, то же самое, причем оплата у меня была ежемесячно, я ее производила. И попробовать что-либо доказать – это не-воз-мож-но.

Иван Князев: Да, Лариса...

Тамара Шорникова: Странные дела, конечно.

Иван Князев: Да, Лариса, спасибо вам большое. Ну, это на самом деле, потому что если, ну, может быть, в защиту судов скажу: если там с каждым делом разбираться, это просто какое-то колоссальное количество дел будет, там уже просто есть долг – вынесли определение.

Тамара Шорникова: Ну вот государственной должна быть структура ЖКХ, считают многие телезрители у нас, вот как пример сообщение из Ленинградской области, мол, тогда больше будет порядка.

Иван Князев: Ну вот еще для картины несколько SMS. Из Ставропольского края: «Пенсия 12, «коммуналка» 6». Оттуда же SMS: «Вы не представляете, какие адовы муки проходят селяне, чтобы собрать справки на субсидии». Из Волгоградской области: «Пенсионер, 14 тысяч пенсия, на ЖКХ 4, на лекарства 8 тысяч», – вот так вот.

Тамара Шорникова: Да. Что с этим делать? Попробуем разобраться с экспертом. Дмитрий Гордеев, заместитель генерального директора ассоциации «ЖКХ и городская среда». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Павлович.

Дмитрий Гордеев: Здравствуйте.

Иван Князев: А вот эта история, что наши телезрители сплошь и рядом говорят, что действительно куча посредников между ресурсоснабжающей организацией и конечным получателем, которые все за что-то просят...

Тамара Шорникова: Как сократить путь денег?

Дмитрий Гордеев: Ну, это разные вещи, путь денег и посредники. На самом деле в каждом регионе органами государственной власти субъекта федерации утверждаются гарантирующие поставщики, те, которые именно отвечают за электрическую энергию, по теплу то же самое, гарантирующие поставщики. Они имеют право покупать у разных источников энергии их энергию и продавать по некоему среднему тарифу. Потому что может кому-то технически повезти, географически вернее повезти, кто-то подключен, например, к котельной, которая вырабатывает электрическую энергию или тепловую энергию за небольшие деньги, а через дорогу будет другая.

Поэтому... Я просто объясняю, я не оправдываю этот подход, я объясняю. Для того чтобы население не говорило, что вот в соседнем доме дешевле, для этого делают среднее. Естественно, когда в одном флаконе взбалтывают несколько разных тарифов, получается, что кто-то платит меньше по среднему, а кто-то по этому среднему вынужден платить больше.

Я не думаю, что это правильный подход. Я думаю, что надо бороться за снижение себестоимости электрической энергии, тепловой энергии, воды и газа у каждой ресурсоснабжающей организации. Но это, между прочим, вот это снижение себестоимости, тоже требует денег. Нельзя просто так, казалось бы, убрать футбольную команду и, значит, все будет хорошо.

Иван Князев: Ну конечно, это же нужно вкладываться, это нужно инвестировать, это нужно снижать теплопотери...

Дмитрий Гордеев: Конечно.

Иван Князев: ...и все остальное, конечно, это денег требует.

Дмитрий Гордеев: Конечно, конечно. И вообще тарифы, я вам хочу сказать, устанавливаются для ресурсоснабжающих организаций для каждой в отдельности, а потом есть вот эта система гарантирующих поставщиков. Так вот когда устанавливается тариф для отдельной ресурсоснабжающей организации, она, естественно, пытается этот тариф сделать больше, потому что он регулируемый, доказывает, раздувает его как-то. Но есть специально обученные люди в государственных органах субъекта федерации, которые все это проверяют, перепроверяют. И безусловно, вот потребители правы абсолютно, если они, конечно, разбираются в экономике, в технических вопросах, в технологиях производства ресурсов, имеют право знать, как складывается тариф, почему он такой, почему не другой. Они имеют право на это, потому что, в конце концов, они платят.

Тамара Шорникова: Да. Но часто тоже слышишь разговоры о том, что даже если пытаешься выяснить, начинают же раскладывать, что вот здесь действительно инфраструктура, здесь инвестирование, здесь то, здесь се, здесь экономика, не знаю, просела, доллар вырос и так далее, и так далее. То есть объяснений масса, какой-то четкой картинки из этого в голове не складывается при этом.

Дмитрий Гордеев: Ну, на самом деле есть специальное постановление правительства, которое предписывает всем ресурсоснабжающим организациям, для которых устанавливают органы государственной власти регионов тарифы, полностью раскрывать информацию. Другой вопрос, что предоставление этой информации такое, что разобраться в этих таблицах, иногда при отсутствии объяснений, достаточно бывает неспециалисту сложно. Поэтому очень часто…

Я вот слышал то же самое и вот сейчас, за последние 15 минут, пока я слушаю, – «давайте устанавливать ниже». Это все равно, что сказать, а давайте чтобы хлеб был дешевле, чтобы мясо было дешевле, колбаса. С точки зрения популизма это как бы понятно, но смотрите, что происходит. Есть объективная какая-то стоимость у разных ресурсоснабжающих организаций, просто так сказать в популистских целях «давайте сделаем ниже» – это перевод на русский язык «давайте сделаем хуже».

Иван Князев: Ну хорошо, это мы поняли. А себестоимость действительно такая высокая у наших ресурсников?

Дмитрий Гордеев: Стоимость разная, ее, может быть, кто-то знает, кто-то не знает. На самом деле я про другое хочу сказать: нельзя ставить вопрос в социалистической плоскости подходов СССР, давайте для всех установим заниженные тарифы. Тариф должен быть для одной организации высоким, потому что там очень большие потребности, для другой организации, в которой сделали уже большие инвестиции, они все уже, значит, оплачены, так сказать, там тариф может быть меньше, тарифы могут быть разные.

Тамара Шорникова: Дмитрий Павлович, простите, пожалуйста, может быть, очень обывательский пример совсем из другой сферы, о еде, но мне кажется, что он здесь уместен. Вот было подорожание гречки, например, тоже говорили о том, что урожай не урожай, действительно, какие-то там важные аргументы приводились и так далее. Через какое-то время, значит, ФАС заинтересовалась, оп, выходит новость, что прослеживается сговор и так далее. То есть на общем ажиотаже все-таки люди решили подзарабатывать. Вот и здесь, может быть, мы неправы, но такое возможно? Возможно, что действительно под все эти разговоры, что «ой, у нас доллар», «ой, у нас инфраструктура», «ой, у нас то-се»... ?

Иван Князев: Это не обоснование для повышения тарифов?

Тамара Шорникова: Может быть, все-таки есть резерв для хотя бы стабильной фиксации тарифов, если уж не снижения?

Дмитрий Гордеев: Я бы не хотел, чтобы потребители, граждане, которые нас смотрят сейчас, обманывались и считали, что во всех 100% случаев достаточно тряхнуть ресурсоснабжающие организации, подзажать им что-то где-то и тариф будет хороший, вот это самообман. Я же говорю про другое. Есть методики установления тарифов, есть специально обученные органы, их надо перепроверять, чтобы там не было коррупции, чтобы там не было сговора, чтобы дружественные организации не делали повыше тариф, какой-то далекой организации делали меньше тариф. Я говорю про другое, что тариф должен быть объективным. Но нельзя стремиться всем 100% устанавливать низкий тариф, это социалистический подход.

Иван Князев: Ну понятно.

Дмитрий Гордеев: У нас сейчас субсидии в Российской Федерации, вот мы говорили про субсидии перед этим, – а вы знаете, что субсидии получают всего лишь 6% домохозяйств в Российской Федерации? Шесть процентов. Значит, 94% не получают.

Иван Князев: Вопрос, почему.

Дмитрий Гордеев: Это потому, что не очень хорошо отработаны условия предоставления субсидий. Но эти 94% по сегодняшним нормам, плохим или хорошим, или не имеют права на субсидии, или не идут за ними. Надо устанавливать правильный тариф, пусть он для какой-то конкретной организации будет высокий и в совокупности платеж будет высокий, но помощь надо оказывать только тем, кто не может по этим тарифам платить, понимаете? Вот формула очень простая...

Иван Князев: Я боюсь, мы очень удивимся, когда узнаем, сколько людей на самом деле не могут платить за услуги ЖКХ и скольким людям нужны будут субсидии.

Дмитрий Павлович, давайте чуть-чуть прервемся, буквально...

Дмитрий Гордеев: Вы не дали мне договорить.

Иван Князев: Ну...

Дмитрий Гордеев: Я хотел сказать, что тариф должен быть правильный, правильный, и это надо проверять, а субсидии надо оказывать только адресно. Нельзя в популистских целях говорить, что давайте всем установим заниженные тарифы, это социализм, это самообман.

Иван Князев: Понятно, спасибо вам большое.

Дмитрий Гордеев: Пожалуйста.

Тамара Шорникова: Да. Дмитрий Гордеев, заместитель генерального директора ассоциации «ЖКХ и городская среда».

Слушаем Светлану из Хабаровска, телефонный звонок у нас в эфире. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте.

Я вот насчет хотела бы нашего ЖКХ из города Хабаровска. Представляете, сколько развели посредников! Мы обслуживаем кучу работников ЖКХ, плюс банки, РКТ, служба «380-380», плюс ЖЭУ, которые, это самое, да? И мне кажется, что толку не будет. С этим ЖКХ нужно, чтобы государство цены регулировало, а не управляющие компании и не мэр города, который что хочет, то и творит.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Светлана, поняли мы вас.

Из Краснодарского края тоже соглашаются: «Нужен жесткий государственный контроль в различных вот этих вот схемах, включая посреднические».

Тамара Шорникова: Да. «Нужно ли отключать должников ЖКХ от коммунальных услуг? Как бороться с долгами?» – спросили наши корреспонденты у жителей Владивостока, Череповца и Перми. Давайте посмотрим видеоматериал, а после вернемся к обсуждению.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот во всех ли случаях справедливо? Уважаемые друзья, вы тоже нам звоните, рассказывайте, как вы считаете, нужно отключать должников от услуг ЖКХ. И еще один момент, о чем хотим поговорить, – это качество. Ладно, хорошо, тарифы поднимают, а какие услуги нам за это оказывают?

Тамара Шорникова: Да, звоните, пишите, рассказывайте.

Подключим к разговору Николая Алексеенко, это глава Рейтингового агентства строительного комплекса, эксперт тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда», как раз поговорим о качестве услуг. Николай Николаевич, здравствуйте.

Николай Алексеенко: Добрый день.

Тамара Шорникова: Мы действительно уже несмотря на то, что у нас в каждом практически сообщении пишется о том, что тарифы просто катастрофические, при этом у нас по большей части действительно народ исполнительный, платит. А вот что касается качества услуг, жалоб на перетопы, на отсутствие воды и так далее огромное количество, на аварии постоянные, постоянные отключения...

Иван Князев: Каждый первый звонок.

Тамара Шорникова: Да. Вот как его контролировать, в том числе и ваши структуры, общественники помогают ли бороться? Мы сейчас просто поняли, что в судах тоже правду не докажешь.

Николай Алексеенко: Конечно, помогают. И очень много обращений было связано с качеством жилищно-коммунальных услуг, в том числе и на Прямую линию президента, сейчас опять будет это анализировать. Но в целом вопрос, который вы чуть выше обсуждали, он абсолютно связан в том числе и с качеством. Не в защиту ресурсоснабжающих организаций, но, по данным Минстроя, долг населения по оплате за ЖКХ составил на октябрь 731 миллиард рублей, цифра колоссальная, согласитесь. И если есть какой-то дефицит в ресурсоснабжающих компаниях...

Иван Князев: Николай Николаевич, подождите-подождите секундочку сразу, посмотрите на вторую цифру, у других организаций какой долг? Там долг населения покажется очень-очень маленьким.

Николай Алексеенко: Ну, здесь надо, повторюсь, в комплексе. Важно, какие меры при этом принимает государство. То, что те же антиковидные меры, до 1 января у нас приостановили взыскание штрафов, неустоек, я думаю, сейчас прорабатывается вопрос, возможно, продлят и на следующий год, я бы не торопился с этим. И еще важная цифра: за этот год долг не вырос, не вырос, в целом по стране долг не вырос, даже снизился, по-моему, на 29 миллиардов рублей несмотря на сложный год.

Поэтому возвращаясь опять же к проблеме качества, это очень индивидуальный вопрос. Понятно, Москва и сравнивать какой-нибудь город в Заполярье, где монополист, поэтому стоимость самих ресурсов. Износ опять же инфраструктуры... Надо понимать, что качество напрямую зависит от инвестиций, которые вкладываются в инфраструктуру, а у нас аварийного и ветхого жилья примерно фонд 100 миллионов квадратных метров.

Иван Князев: Да. Николай Николаевич, я прошу прощения, простите меня, пожалуйста, что перебиваю, к вопросу качества с инвестициями – это дело все понятно. Когда различные перетопы-недотопы и начинают в бухгалтерии управляющих компаний, ресурсоснабжающих организаций все это дело приписывать, дописывать не дописывать, с точки зрения общественников как на это можно повлиять? Вот нам люди пишут, что нужен государственный контроль.

Николай Алексеенко: Это вопрос грамотности самих жителей, граждан. Вопрос к самоорганизованности и активности. Как пример, в нашем доме мы управляющую компанию буквально в этом году поменяли, организовали ТСН, и выяснилось то, о чем вы говорите, что они платили нам по тарифу в среднем, а сами платили на входе на тепловом пункте по городскому тарифу, в результате разница была в 2,5 раза. Если бы мы это знали раньше, понятно, что стоимость в наших квитанциях за оплату ЖКХ была бы значительно ниже. Поэтому вот эти манипуляции и прочее, как им поставить барьер?

Конечно, это вопрос и к органам, которые занимаются лицензированием управляющих компаний. Конечно, это вопрос и к правовой грамотности, к организованности, к разъяснительной работе, которую, спасибо и вам, вы ведете с самими гражданами.

Поэтому здесь невозможно решить каким-то одним способом, разные способы управления домов, прямое управление, через управляющие компании. Если заметили, сейчас большая тенденция, управляющие не хотят брать на себя груз недоплат каких-то, отвечать на что-то и предлагают активно, переводят на прямые договора самих жителей, собственников или юридических лиц с ресурсоснабжающими организациями. То есть они как бы здесь самоустраняются в данном случае...

Иван Князев: Ну вот обидно, что, понимаете, в конечном итоге все все равно ляжет на обычного человека, который должен сам следить, а не обманули ли его. Когда платить, вот вопрос, к нему придут и спросят, и скажут: «Если что, будем отключать», а вот там: «Ну разбирайтесь сами, ну здесь смотрите». А вот, кстати, как вы считаете, должны отключать должников все-таки?

Николай Алексеенко: Ну, я считаю, что каждый случай должен быть индивидуален. Одно дело, если кто-то там имеет возможность, но не платит и ведет какой-то асоциальный образ жизни и так далее. Другое дело, когда у человека стоит выбор, ему купить покушать или заплатить за квартиру, это вынужденная мера. Здесь нужны те же меры, о которых вы говорили, субсидии; возможно, нужно создание фондов...

Я не думаю, что все меры, которые может предпринять государство, уже исчерпаны. Даже навскидку можно подумать, может быть, нужно какой-то фонд плохих долгов организовать по аналогии с фондом, когда банки у нас санируют. Может быть, необходимо помогать людям, в дальнейшем переводить их жилье, если они не могут справляться с ситуацией, в жилье социального найма... Я не знаю, я верю, что не все еще способы исчерпаны, это совсем крайний случай отключение, человек должен...

Тамара Шорникова: Понятно, крайняя мера, да, нужно искать другие. Николай Алексеенко, глава Рейтингового агентства строительного комплекса, эксперт тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда».

«Надоели должники по 5 лет не платить, обязательно все отключайте», – вот пишет нам телезритель из Удмуртии. И при этом из Тамбовской области пишут: «Неимущим нужно по-социалистически как раз, это имущим по-капиталистически», – вот так.

Иван Князев: Да. Вечером эту тему продолжат наши коллеги, присоединяйтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Валерий
Почему мы платим за горячее водоснабжение во время отопительного периода? Эта услуга, в данный период, является побочной для ЖКХ. Они получают за нее сверхприбыль, которая просто кладется в их бездонный карман.
Борис
Мне не понятен аргумент оппонента Крохина, что при уравниловке (какой нет), будет как при социализме. Если у нас рынок (капитализмом, в классическом виде это нельзя назвать), то где обещанная г-ном Чубайсом конкуренция, и возможна-ли она в нынешней ситуации. Очнь сомневаюсь. Все, что происходит с ценами на все виды товаров и услуг в нашей стране, является меж- или внутри-корпоративным сговором, в США были приняты (давно) антитрестовские законы. У нас антимонопольная служба РФ настолько в тени, что общество ее не чувствует, как защиту от зарвавшихся рантье. А именно этот класс вполне сформировался у нас при отсутствии рынка. Просто капиталистический феодализм.
Андрей
Есть мнение, что если не субсидировать Белоруссию и Сирию, то можно и тарифы понизить или налоги отменить.
Тарифы в новом году могут серьезно вырасти, предупреждают эксперты