ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом

Гости
Наталья Чернышева
эксперт в сфере ЖКХ
Дмитрий Попов
эксперт рабочей группы по регуляторной гильотине в сфере безопасности дорожного движения при Правительстве РФ
Алексей Сафонов
метеоролог, обозреватель погоды «Московской газеты»

Петр Кузнецов: В эфире программа «ОТРажение», мы продолжаем. Прямой эфир, Марина Калинина и Петр Кузнецов. Время большой темы. Мы посчитали логичным поговорить в большой теме о больших сугробах. Потепление в ряде областей...

Марина Калинина: И о больших проблемах, которые с ними связаны.

Петр Кузнецов: Абсолютно, что делать... Люди при этом небольшие, не успевают справляться.

В общем, где-то уже наступило потепление, в столице и ряде областей, центральных прежде всего, и все это только ухудшило ситуацию на дорогах. На смену снегопаду пришел ледяной дождь, на трассах, соответственно, скользко, власти, соответственно, призывают горожан отказаться от личного транспорта.

Марина Калинина: Ну, это единственный выход, видимо.

В Москве и ряде регионов уже 1,5 месяца идут сильные снегопады. Коммунальные службы только успевают вывозить старый снег, как города снова засыпает.

Петр Кузнецов: Жители жалуются, таксисты взвинчивают цены, нам звонили всю эту неделю и наши корреспонденты рассказывали, что аж в 4 раза это происходит в зависимости от нагрузки снежной. Кто-то предлагает свои услуги на специальных сайтах, расчистить, подогреть аккумулятор, то есть зарабатывают еще на беде, как это у нас бывает.

Марина Калинина: И вот хуже всего оценивают работу коммунальных служб в Рязани, там довольны уборкой снега только 13% жителей. Плохо обстоят дела в Ярославле и Пензе, а также во Владивостоке, со снежным коллапсом там вообще не справляются.

Петр Кузнецов: А вот лучше всего улицы чистят в Тюмени, довольных там больше 60%, а также в Петербурге, сегодня мы оттуда вели репортаж, и Набережных Челнах.

Марина Калинина: Ну и давайте посмотрим на лидеров этого антирейтинга, как Екатеринбург, Ярославль и Чебоксары не справляются с уборкой снега.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Вот нам пишет телезритель из Рязанской области: «Раньше, когда пешком ходили, на снежную зиму не жаловались, радовались снегу и морозам. Дело, может быть, в автомобилистах прежде всего?» Дмитрий Попов знает ответ, это наш автоэксперт, первый эксперт в этой теме. Здравствуйте, Дмитрий Владимирович.

Дмитрий Попов: Добрый день.

Марина Калинина: Здравствуйте. Ну скажите, вы как горожанин и как автомобилист, вот у вас какие впечатления от того, что сейчас на улицах происходит?

Дмитрий Попов: Ну, в вашем сюжете прозвучало, и вы говорили, что в Петербурге чуть лучшие отзывы о том, как осуществляется уборка, но я думаю, что это все-таки на фоне предыдущих годов, когда с уборкой было совсем плохо и по Петербургу бродил мем «лопаты Беглова», имея в виду, что губернатор будет вручать переходящую лопату главам администрации районов, которые плохо убирают свою территорию.

Да, в этом году техники на дорогах города гораздо больше, чем в предыдущие года, огромное количество самосвалов, которые, к слову сказать, стоят в очередях в пункты плавильные, которые должны, значит, переплавить снег. Огромное количество погрузчиков, тракторов и так далее, и так далее, и так далее. Это одна сторона, и нам кажется, что его убирают, и очень хорошо убирают. Но с другой стороны, снега выпало гораздо больше, чем в прошлые разы, а еще события развиваются настолько стремительно, что уже не надо снег вывозить, а надо откачивать воду у нас в Петербурге.

Марина Калинина: Ага. А скажите, у вас вот с этими ливневками, как они называются, все в порядке? Вода стекает? Или она вот такой жижей и лужами остается там?

Дмитрий Попов: Только сегодня обсуждали с коллегами, что оказалась такая интересная история, что, пока лежал снег и прошла уборочная техника, она снежными отвалами забила выходы ливневой канализации, и теперь, когда начинает подтаивать снег, ну как начинает подтаивать? – по полколеса, сейчас на некоторых участках улично-дорожной сети по полколеса есть лужи. И вода не уходит, потому что ливневая канализация забита, засыпана снежным отвалом, поэтому с уходом воды тоже ситуация такая достаточно сложная.

Петр Кузнецов: Дмитрий, скажите, пожалуйста, ну, основные участники этого коллапса – это автомобилисты, может быть, и основные провокаторы, их много обвиняют, особенно те, кто ходят пешком в эти дни. Можно ли сказать, что что-то и в силах автомобилистов? Ну не зря же городские власти не просто для галочки просят их отказаться на это время от автомобилей: во-первых, спецтехника быстрее проедет, во-вторых, каши будет меньше, и во дворе в том числе. Как должен на самом деле вести себя автомобилист, когда он знает, когда он уже видит, что произошло за ночь, он выходит во двор, он видит, что машину, наверное, не откопать, – нет, он все равно садится, потратит кучу времени, где-то застрянет, спровоцирует пробки, и понеслась.

Дмитрий Попов: Ну вот я не готов сказать, что участие или неучастие автомобилистов в дорожном движении так прямолинейно отображается на том качестве, как убирают автомобили. Я видел в центральной части города, а Петербург, как вы знаете, город все-таки европейского типа, у нас узкие улицы не в пример Москвы, и в центральной части города достаточно большое количество автомобилей тех людей, которые, наверное, отказались от использования личного автомобиля, потому что дорожные условия сложные, они требуют все-таки хорошего навыка управления автомобилем, реально скользко, в некоторых случаях эта скользкость меняется водяным клином и аквапланированием.

Есть люди, которые отказались от использования автомобиля, их автомобили стоят припаркованные на улично-дорожной сети и не позволяют технике осуществить уборку вдоль самого края проезжей части. В Петроградском районе огромное количество автомобилей не смогли выехать, например, из-за того, что техника прошла и создала снежный отвал снаружи автомобиля, а лопатки или сил выкапывать автомобиль, для того чтобы он выехал, уже не нашлось.

Поэтому вот призывать выезжать или не выезжать, мне кажется, эта история не самая простая, понимаете, тут вопрос в координации действий, то есть необходимо подумать над тем, чтобы властям как-то более оперативно информировать водителей, информировать граждан о том, где, когда каким образом будет осуществляться уборка снега. У нас, кстати, в Законодательное собрание депутат Цивилев, по-моему, внес инициативу о том, чтобы реализовать систему информирования через рассылки мобильных устройств, через сотовые, внутри которых осуществляется уборка снега, чтобы водители уезжали из этой территории, выгоняли автомобиль наружу зон, где осуществляется уборка.

Марина Калинина: А еще такая проблема. Вот этот снег, который собрали в огромном количестве, его почему-то сгружают именно на платные парковки, где должны стоять, парковаться автомобили. Вообще насколько это законно?

Дмитрий Попов: Это, вообще говоря, одна из крупнейших проблем и бед. Поскольку я все-таки в большей степени занимаюсь безопасностью дорожного движения, вот это вот все то, что называется пунктами временного складирования, то самое, что сейчас превращается в пункты временного подтопления, – так вот пункты временного складирования в некоторых случаях настолько безбашенно организованы и не только на парковках, хорошо если бы на парковках гипермаркетов, а в некоторых местах складирование осуществляется, вообще говоря, на улично-дорожной сети.

Марина Калинина: На дороге, прямо на дороге.

Дмитрий Попов: Прямо на дороге. При этом существует же требование, в том числе и при проведении работ, препятствие, которое размещено, а снежный отвал, если он больше чем на полметра на полосу выходит, его надо огораживать, нужно устанавливать знаки, информировать, предупреждать водителей. Потому что уже я наблюдал ДТП, как впереди меня двигающийся автомобиль в повороте направо, все сделал по правилам дорожного движения и пошел в кучу снега. Он, как требуют ПДД, по возможности ближе к правому краю, и закончил поворот в сугробе, на треть воткнутый в эту кучу снега. Это отдельная история.

Почему не соблюдаются требования по обеспечению безопасности? – наверное, надо задавать вопрос сотрудникам ГИБДД, это их, так скажем, участок работы. Наверное, им надо выйти на дороги и требовать от дорожников, от коммунальных служб, чтобы они если уж устраивают пункты складирования на улично-дорожной сети, то чтобы они хотя бы их ограждали. Хотя в целом это все, конечно, должно быть заранее продумано.

Марина Калинина: А вообще есть какая-то схема в городах, ну давайте хотя бы крупные возьмем, где должны быть эти пункты складирования? То есть они как-то заранее определены?

Дмитрий Попов: Ну, значит, во-первых, в крупных городах, я не буду отвечать за другие города, то, что я знаю про Петербург, в крупных городах есть, во-первых, сами пункты плавления снега, потому что все-таки складировать снег – это, в общем, такая аварийная мера, которая реализуется, когда нет возможности быстро топить снег. Наверное, должна была бы быть.

Но я думаю, что мы за долгие годы теплых зим, мы же всю дорогу твердили с начала века, что у нас глобальное потепление и у нас такие вот снежные зимы, как сейчас, это уже, в общем, такая достаточно редкость. Я похожую на эту зиму знаю вот позапрошлого года, а вот до этого чуть ли не 2007–2008-е гг. И у нас, наверное, все это находится в заброшенном, запущенном состоянии, никто этим не занимался. И кстати, это одна из причин в том числе и неготовности целого ряда городских служб, потому что трудно запланировать деньги на снег, понимаете: можно запланировать, а его не будет, или наоборот, не запланировать, а он выпал.

Петр Кузнецов: Ага. Дмитрий, напоследок – как нужно водить автомобиль вот в такой каше? Есть ли какие-то особенности? На что обращать внимание? Куда лучше не соваться, чтобы не застрять?

Дмитрий Попов: Ой, не худо бы иметь такой опыт управления автомобилем, как у меня, лет 36.

Петр Кузнецов: Да...

Дмитрий Попов: А вообще сегодня про снежную кашу говорят все. Основные проблемы, связанные со снежной кашей, заключаются в том, что это очень галимый лед под ней и достаточно большое количество воды. Мы попадаем в сочетание факторов, когда автомобиль скользит на гололедистой дороге и даже шипы не спасают эту ситуацию, а еще сверху на это накладывается ситуация, которая называется водяной клин и аквапланирование, когда автомобиль ходом наезжает на какую-то уже сложившуюся лужу и колеса управляющие всплывают, теряется управляемость.

Во-первых, ключевое слово здесь – это скорость, помнить надо о том, что торопиться надо медленно, есть такая присказка. А вообще если говорить о том, как надо планировать деятельность, то не худо бы заранее планировать поездки и временные интервалы на те или иные ходы на автомобиле надо выделять в 1,5–2 раза больше, тогда вы не будете опаздывать к назначенному времени и у вас появится возможность выбирать скорость исходя из комфортного ощущения себя за рулем. Вот такая история. А в остальном чем медленнее вы едете, тем больше шансов, что вы по такой дороге доедете до места назначения.

Петр Кузнецов: Тормозить как нужно, нажимать на педаль, рвано, чаще, если ты понимаешь, что автомобиль несет и расстояние все меньше до ближайшего... ?

Дмитрий Попов: Нет-нет-нет, значит, смотрите, торможение с блокировкой колес – это всегда очень плохая история. Надо стараться тормозить так, чтобы... Ну, вам АБС, конечно, поможет сохранить управляемость, но вообще я говорю о том, что нужно тормозить плавным нажатием, не доводя ситуацию до блокировки колес. Вот все время чуть-чуть продавливайте, смотрите, чтобы автомобиль сохранял управляемость.

Петр Кузнецов: Ага.

Дмитрий Попов: Вот эти вот короткие нажатия – это все история для просушивания тормозных колодок. Можно попытаться, но сейчас настолько сыро, что вы будете каждую секунду, соответственно, сушить тормозные колодки. Просто нужно стараться все-таки... Да, и ни в коем случае не давить на сцепление, то есть максимально сохранять сочлененность трансмиссии с двигателем, для того чтобы управляемость автомобиля сохранялась. Плавные нажатия, не доводя до блокировки колес.

Петр Кузнецов: Супер! Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Дмитрий Попов, автоэксперт.

Валерий из Московской области, наш телезритель ждет. Здравствуйте, Валерий.

Зритель: Здравствуйте.

Я живу в Красноармейске, это Московская область, Пушкинский район, тут меньше 30 километров до МКАД. Вот дорога, которую у нас обслуживает «Пушкинский Автодор», где автобусы рейсовые ходят, нормальная, но во дворах вообще отвратительно чистится. Стоянки не чистятся, заехать во двор, выехать, да и пешком зайти, особенно сейчас, водяные каши прямо такие.

Но был приятно удивлен, вот в воскресенье я вернулся из Рязанской области, это Ухоловский район, на удивление по всему району к деревням дороги на удивление почищенные, посыпанные песком. Просто я зимой давно туда не ездил, был очень приятно удивлен. Но здесь вот до Москвы каких-то 30 километров, ну это вообще отвратительно. Ни пешеходной дорожки...

Петр Кузнецов: Спасибо.

Давайте поговорим о зонах ответственности, сделаем это с нашим следующим экспертом – это Наталья Чернышева, директор «Организации народного контроля», эксперт в сфере ЖКХ. Наталья Юрьевна, здравствуйте.

Наталья Чернышева: Здравствуйте, добрый день.

Петр Кузнецов: Расскажите нам, пожалуйста, как организована работа по очистке улиц и дворов в городах. Вот эти зоны ответственности, это, мне кажется, очень важно. Двор чистят одни, отвечают за это другие, улицы другие, трассы, магистрали – третьи; есть еще четвертые, которые за содержание дорог отвечают. Взаимосвязи как будто бы никакой нет, а то и друг на друга все сваливают. Пожалуйста.

Наталья Чернышева: Да, это действительно так, к сожалению. И я считаю, что необходимо более четко разграничить зоны ответственности. Конечно же, сейчас проблема в том, что снега выпало больше, чем ожидали, но тем не менее необходимо быть к этому готовыми, учиться, например, опыту и других стран также. То есть, конечно же, должны быть, вот, например, как, скажем, в Финляндии, большие машины, которые убирают снег, маленькие машины, которые расчищают, а большие за ними убирают и вывозят за город или на снегоплавильные комбинаты. То есть у нас пытаются это сделать, но, к сожалению, не справляются.

Что касается дворников... У нас тут, кстати, в Москве достаточно уникальная ситуация, потому что обычно в больших городах в других странах нет такого количества дворников. У нас несмотря на то, что в Москве 25 тысяч дворников, они тоже не справляются, и уже приходится на самом деле вводить такие предложения, вот, в частности, мы вводим, чтобы управы обращались к жителям и предлагали им оплату за выход и уборку снега в своих дворах. Я считаю, что это должно быть оплачено и управы должны составлять такие списки людей, которые смогут помогать дворникам, если они не справляются. Вот я считаю, что необходимо искать пути выхода, когда нет возможности с техникой.

Марина Калинина: А сами сотрудники управы не могут взять лопаты и пойти помочь дворникам?

Наталья Чернышева: Могут, и так делали, действительно, в некоторых управах, это действительно так. Но их немного, их не хватит на все дворы. И мы выходили, активисты различных районов помогали. Но я считаю, что это должно быть организованно. Кроме того, сейчас вот многие люди будут согласны это сделать, потому что нужны дополнительные деньги, многие люди потеряли работу, 50% потеряли доходы, и даже дополнительные какие-то небольшие суммы в определенные дни будут им подспорьем. Вот так вот, например, США во время Великой депрессии тоже платили за общественные работы, и людям это помогало кормить свои семьи, ничего плохого в этом нет.

Петр Кузнецов: Давайте к нам вернемся, Наталья. По поводу финансирования вот этих муниципальных предприятий, которые занимаются уборкой снега. Как это происходит? Заложены ли в бюджете отдельной строкой деньги, сумма на уборку и вывоз снега? И самое главное, кто потом, это уже отдельный, второй вопрос, но тем не менее, раз уж мы заговорили об этом процессе, кто все это дело контролирует, кто контролирует выполнение заданий и измеряет объемы выполненных работ.

Наталья Чернышева: Да, конечно, деньги заложены, в бюджете крупных городов есть такие определенные статьи. Конечно же, это должно контролироваться и контрольно-счетными палатами определенных регионов, ну то есть в каждом регионе свое. Но тем не менее я считаю, что контроль проходит недостаточно эффективно, его надо усиливать, и я считаю, что Счетная палата должна заняться этим по всей стране.

Петр Кузнецов: Вот смотрите, прокуратура Екатеринбурга внесла представление, уже не успело приступить к своим обязанностям, уже первое испытание: временно исполняющий обязанности главы города Алексей Орлов, ему уже внесено представление из-за плохой уборки улиц. Просто пытаемся понять, что становится причиной заинтересованности прокуратуры и проверки. Это жалобы жителей или какие-то конкретные технические еще показатели?

Наталья Чернышева: Ну, в первую очередь, я считаю, это жалобы жителей, но и контрольные службы города, мэрии тоже, естественно, следят, и прокуратура сама может выписывать предписания о штрафах. Вот, конечно же, я считаю, что коммунальщики должны этого бояться и штрафы должны быть увеличены за плохую работу, за то, что недостаточно было хорошо организовано. Если какие-то объективные причины, пусть объясняют, но чаще всего это все-таки недостаток планирования.

Марина Калинина: Наталья, но вы сказали ключевую фразу «коммунальщики должны бояться». А боятся ли они? И насколько действенна эта мера, насколько вот эти жалобы жителей доходят до какого-то логического завершения и коммунальщиков действительно наказывают за это?

Наталья Чернышева: В разных регионах по-разному. Действительно, иногда это действенные меры. Я считаю, что жители должны более активно обращаться и в прокуратуру, и в жилищные инспекции, и в мэрии своих городов, потому что если просто возмущаться на улице и между соседями, то, конечно, ничего не получится. Надо писать, надо звонить и добиваться того, чтобы убирали как можно быстрее. Потому что, конечно же, очень обидно, очень опасно, когда люди падают на гололеде.

Вот за границей как раз этого коммунальщики и администрация города боятся больше всего, что жители предъявят иски городу за плохую уборку. У нас такой практики нет, иначе бы у нас просто все суды были бы завалены этими... Возможно, надо подумать и об этом, о том, что все-таки город несет материальную ответственность перед теми, кто сломал руку, ногу и лишился трудоспособности.

Петр Кузнецов: Наталья Юрьевна, я хотел бы еще вернуться к вопросу об объеме выполненных работ. Проходит снег, и сотрудников коммунальных служб (хотел сказать «выгоняют», другого слова не подобрал) просят выйти на улицы. Им дается конкретное задание, чтобы вот два «КамАЗа» было снега после того, как они уберут, или что? Есть ли конкретные рамки, от и до?

Наталья Чернышева: Я считаю, что конкретных рамок нет и всегда все смотрят по текущей ситуации. Ну, практически невозможно все предусмотреть, поэтому, конечно же, это все остается на усмотрение тех, кто непосредственно выполняет работы.

Петр Кузнецов: А-а-а, может быть, с этим проблемы.

Наталья Чернышева: Да. И конечно же, должны быть четкие указания на то, например, дороги категории «А» убираются за 2 часа, и смотреть, соответственно, как это было сделано, вовремя или не вовремя, вот за это штрафовать.

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: Давайте послушаем наших телезрителей, Александр из Иркутской области с нами на связи. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я вот по поводу уборки снега, улиц. Вот у нас в селе Масляногорск Иркутской области, Зиминский район, есть дороги местного значения. Значит, у нас глава отвечает за дороги. Прочищена дорога в одну машину шириной, меньше 3 метров, хотя дорога двустороннего движения. Плюс идут пешеходы по обоим сторонам, школьники, тут школа рядом, залазят на обочины, чтобы пропустить транспорт.

Вчера, значит, я подошел к главе администрации нашей, высказал ему проблему, он сказал мне: «Так а вы что хотите, чтобы я в две машины шириной, что ли, чистил?» Я говорю: «Ну а как вы хотите, двустороннее движение». Он говорит: «Ну это вы... много захотели, это для вас жирно будет сильно».

Петр Кузнецов: «Моя машина проходит, – сказал глава, – самое главное».

Зритель: Одна машина, говорит, проходит, и это хорошо. Ну то есть я говорю: как так, это кто так решил? Он говорит: «Это я так решил». Я говорю: «А в прокуратуре вы тоже так будете объясняться?» Он говорит, промолчал. Вот я вчера написал ему заявление, чтобы он мне письменно такой же ответ дал для работников прокуратуры, зарегистрировал, все, но пока... Даже сегодня, кстати, фура приехала к администрации, дорога к школе, и сделаны, значит, по краям дороги водосливные каналы, и она в этот канал завалилась. А если бы автобус ехал?

Петр Кузнецов: А прокуратура приедет, тоже вот...

Марина Калинина: ...не доедет.

Петр Кузнецов: ...не доедет или провалится, может, он специально... Ладно, вы молодец, Александр. Наталья, есть у вас комментарий именно по этому случаю из Иркутской области? Это тоже к вопросу о нормативах.

Наталья Чернышева: Да, я считаю, Александр молодец, правильно он делает, что обращается за тем, чтобы убирали лучше. Я могу посоветовать писать именно наверх, что называется, в более высокие инстанции, может быть, даже и не только в Иркутскую область, а в Администрацию президента. Просто дело в том, что они, конечно же, спускают опять же вниз по цепочке, но тем не менее берут на контроль и проверяют. Чем больше будет таких жалоб и невыполнений, тем скорее сменят главу на приличного.

Петр Кузнецов: Ставрополье на связи.

Марина Калинина: Давайте узнаем, да, как ситуация в Ставрополье. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, я вот жительница, в... мы живем в поселке. Я хочу сказать, жителям домов можно выходить самим и помогать коммунальщикам. Разве можем мы надеяться на случай, на коммунальные службы? Это неожиданно снежная зима, даже для нас, для Кавказа, у нас тоже снега было полным-полно, но мы сами все чистили, даже тротуары часть прочистили. Нам никто не платит, не доплачивает, с удовольствием, это же снег, самое главное, чтобы снег... Но, если там пена, надо чистить самим, а привыкли, только деньги надо всем платить. Разве так можно? Должны помогать тоже коммунальщикам. Я понимаю, многие там есть нарушения...

Петр Кузнецов: Ну, все это здорово, это, конечно, да, хороший пример, показательный, правда. Но вам не кажется, что коммунальщики, если это массово будет происходить, вообще расслабятся? – «сами почистят, сами».

Зритель: Нет, ну я не хочу сказать массово, но хотя бы... машину. Ты едешь, и едет расчищать.

Петр Кузнецов: Это да, в меру.

Зритель: Убери около своей машины, чтобы было удобно расчистить дорогу или еще как. Ну как это так, все поставят эти машины абы как и попробуй прочистить двор, проехать трактором. Откуда столько набрать дворников?

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Вот смотрите, из Ленинградской области сообщение: «А почему магазины, кафе, офисы и так далее не убирают свои тротуары?» А вообще вот это зона чьей ответственности, города или вот собственника, например, того же магазина и так далее?

Наталья Чернышева: Здесь должны все-таки убирать собственники магазинов, и, если у них не хватает мощностей, пусть опять же платят людям за это, пусть нанимают дополнительных работников.

Марина Калинина: Ага. То есть это они должны делать, да, владельцы?

Наталья Чернышева: Ну да, чтобы подход к магазину был нормальный, да.

Петр Кузнецов: Наталья Юрьевна, и, конечно, еще один важный момент, когда мы говорим об уборке, – это применение реагентов. Если можно, то вот коротко как-то обобщить всю эту историю. В каких случаях их применяют, в каком количестве, какого качества? Потому что, ну да, есть зона, где без них не обойтись, но мы понимаем, что коммунальщикам, конечно, проще вот этот ящик вывалить и ничего не убирать, потому что растает само.

Марина Калинина: И весна скоро опять же.

Петр Кузнецов: А какие последствия? Это уже последствия, не ему наступать в эту химическую лужу.

Наталья Чернышева: Это очень действительно серьезный вопрос, потому что все зависит от того, какая проблема возникает. То есть если это гололед, то одни реагенты, если это снежная каша, то другие, иногда вообще реагенты невозможно применять, это нужно только вывозить, там реагенты не помогут. Если это лед меньше какой-то величины, то одни реагенты.

И опять же, понимаете, здесь как раз очень сложно бывает определить, я это прекрасно понимаю, но необходимо этому учиться. То есть в каких-то моментах нужно использовать, например, шведский опыт, как они используют, песок, смесь с горячей водой, у нас такого не используется, а на самом деле неплохо бы поучиться. Соли высыпается очень много, причем в разных странах тоже это делается, люди жалуются, это действительно очень плохо, тем более когда это не соль, а какой-то химический реагент, разъедающий просто и обувь, и асфальт, и все что угодно, а потом это сбрасывается на почву, это очень плохо влияет на экологию.

Петр Кузнецов: А на это тоже можно пожаловаться?

Наталья Чернышева: А?

Марина Калинина: А на это тоже можно пожаловаться?

Петр Кузнецов: Подошву предъявить свою, не знаю...

Марина Калинина: Испорченные ботинки.

Петр Кузнецов: С автомобилем что-то показать, что вот разъело. Но это, правда, надо ждать...

Наталья Чернышева: Да, это можно действительно предъявить, и я считаю, что вот здесь вот как раз службы должны... Это не только зона ответственности коммунальных служб, а это и зона ответственности специалистов, которые должны именно определять, в каких условиях применяются какие реагенты, потому что коммунальщики часто этого определить не могут, а им нужны четкие предписания. И нужно давно уже было разработать новые методы применения таких веществ, и гранитная крошка где-то хорошо идет, где-то песок хорошо идет, а где-то не обойтись действительно без реагентов. Но тем не менее нужно смотреть, насколько они опасны и сильно влияют. То есть если они, например, за границей запрещены, то и у нас нужно запретить такие.

Марина Калинина: Давайте еще один звонок послушаем, это Вера из Владимирской области с нами на связи. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот многодетная мама пятерых детей. Я хотела бы вот пожаловаться, Владимирская область, Гусь-Хрустальный район… У нас в неделю хоть раз почистят, так это уж слава богу. Детей на санках тяжело везти по снегу в садик. Детки уходят в школу по снегу, приходят со снегом домой обратно. До поликлиники у нас 3 километра через лес идти, и на коляске не проехать, это сущий ад.

Я вот подходила к Топенковой Ирине Михайловне, это наш депутат, обращалась к ней, то, что вот мне тяжело как бы, на коляске я ребенка не могу довезти, она сказала: «Я в администрацию позвоню, узнаю». Пообещали вроде почистить, но так никакого, это уже прошло больше 2 недель. Там такая узенькая тропиночка, и как бы у нас не чистят ничего.

Петр Кузнецов: А все, больше ни к кому не обращались после... ?

Зритель: Нет, больше ни к кому не обращалась. У меня грудной ребенок, я в основном... Я как-то позвонила в администрацию, сказала, чтобы у нас почистили, нам сказали: «Сейчас у нас в поселке почистят, потом к вам приедут», – приехали вечером, почистили. А вот опять снега-то нападало...

Петр Кузнецов: Может, к Сипягину попробовать самому?

Зритель: Ну вот надо, значит, мне одной как-то к нему туда подойти. Но обращалась, чтобы лесную тропинку, дорогу почистили, чтобы ребенка грудного везти в поликлинику, начать прививки.

Марина Калинина: Да, понятен ваш вопрос. Наталья, есть комментарий у вас по этому поводу? Куда еще обращаться можно в таких случаях?

Наталья Чернышева: Да, действительно проблема. Я считаю, что обращаться нужно как можно в более высокие инстанции, потому что они должны будут взять на контроль и, соответственно, уже спускать вниз, контролируя постоянно, что происходит, и в дальнейшем тоже, то есть регулярно будет осуществляться контроль за этим участком. И я считаю, что это должно решаться, конечно же, на федеральном уровне, именно контроль за регионами, то есть как они используют свои мощности.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Благодарим.

Марина Калинина: Наталья Чернышева была с нами на связи.

Петр Кузнецов: Давайте о погоде, что же нам ждать дальше, вообще что происходит с погодой, с Алексеем Сафоновым поговорим, потому что он метеоролог и обозреватель погоды «Московской газеты». Здравствуйте, Алексей.

Алексей Сафонов: Приветствую, студия! Приветствую, телезрители!

Петр Кузнецов: Сочетание сильных морозов и таких осадков этой зимой. Нам, правда, из разных регионов пишут: «Ой, подумаешь, испугались москвичи русской зимы». Но читаешь синоптиков, и они говорят, что грядет вообще новая какая-то климатическая эпоха. Согласны с ними? Если да, то что это за эпоха?

Алексей Сафонов: Ну, на самом деле мы в этой эпохе уже живем и нам счастливится видеть то, как изменяется климат на наших с вами глазах. Вот смотрите, наверняка никто не помнит, но в 2018 году тоже в феврале был очень сильный снегопад, тогда синоптики тоже хватались за головы и думали: «Ох, какой сильный снегопад». Тогда говорили буквально из каждого телевизора, по всем средствам массовой информации прошло, что этот снегопад буря столетия. Смотрите, прошло ровно 3 года, тут же в феврале еще более сильный снегопад по нам ударил. В общем-то, мы с вами... И это только части пазла, весь пазл – это климат, а мы наблюдаем за его вот этими частицами.

Так что да, в принципе я согласен с климатологами, которые говорят о том, что мы вступили в новую эпоху, и это эпоха перемен, ничего такого вот действительно существенного и неизменяемого мы в этот момент не увидим. Мы будем следить, как каждые 5–7 лет происходят те или иные изменения в погоде. Например, как раз в 3–5 лет вот такие сильные снегопады. Например, в Москве и Московской области за последние 10 лет, по данным Гидрометцентра России, увеличилось количество экстремальных погодных заявлений, это шквалы, смерчи в том числе, представляете, это градобитие и так далее, и так далее. То есть в принципе мы в этой эпохе уже вместе с вами, так что спешите видеть.

Марина Калинина: А смотрите, Алексей, а вот такая снежная и морозная зима как-то влияет на то, какая будет весна, когда она наконец наступит?

Алексей Сафонов: Безусловно, конечно же, влияет. Дело в том, что количество снега и приход действительно реальных положительных температур – это вещи зависимые. Для того чтобы у нас действительно хорошо потеплело, нужно, чтобы весь этот снег растаял, потому что энергия, которая идет от тепла и в атмосфере, если это солнце светит, она сначала должна уйти как раз на растопку вот этого снега. Как только снег уйдет, почва начнет прогреваться более интенсивно, и тогда у нас будет действительно хороший, реальный плюс, 15–17, но это будет еще не скоро.

Если прошлые вот эти периоды потепления, о которых говорят, что весна пришла, они были скоротечными и весна вообще проходила очень рано, то в этом году весна придет гораздо позже. Скорее всего, положительные температуры около 10, 12, 15 градусов днем мы увидим только после 15 апреля.

Марина Калинина: Ничего себе!

Петр Кузнецов: Ого!

Марина Калинина: Так долго ждать?

Петр Кузнецов: Алексей...

Алексей Сафонов: Да. В целом хочу добавить, что март, который наступает вот буквально на следующей неделе, – это месяц зимний, я не устаю это повторять. Так что знайте, это месяц зимний, это колебания температур, атмосферного давления, это период, когда погода неустойчивая. И вот научный директор Гидрометцентра России Роман Вильфанд уже об этом тоже говорил, он говорит, что да, будет и потепление до +7–10, но будут и похолодания, когда ночами температура воздуха может вновь опуститься до -17. Так что март такой, одевай, как говорится, семь порток.

Петр Кузнецов: Спасибо. Алексей Сафонов.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: «Радуйтесь снегу и не нойте», – сообщение из Ставропольского края.

Марина Калинина: И пока весны не ждите.

Петр Кузнецов: «Кому не нравится, пусть едут жить в Африку», – SMS из Краснодарского. Большинство наших устраивает, и прогноз нашего эксперта, я думаю, в таком случае порадовал. Спасибо.

Марина Калинина: Ну а мы вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Коммунальные службы снова не готовы к зимней стихии. В чём причины? О больших сугробах - в большой теме